Антиномия

Антино́мия — 1) про­ти­во­ре­чие в законе; 2) про­ти­во­ре­чие, усмат­ри­ва­е­мое между двумя вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щими утвер­жде­ни­ями, поло­же­ни­ями, каждое из кото­рых, рас­смат­ри­ва­е­мое по отдель­но­сти, пред­став­ля­ется логи­че­ски обос­но­ван­ным или истин­ным; 3) про­ти­во­ре­чие между двумя дей­стви­ями или ситу­а­ци­ями, каждое (каждая) из кото­рых соот­вет­ствует тре­бо­ва­ниям закона.

***

Есть ли противоречия в Божьем законе?

В отли­чие от зако­нов, состав­лен­ных чело­ве­ком, закон Божий, как и любое другое Боже­ствен­ное про­из­ве­де­ние, отли­ча­ется целост­но­стью, совер­шен­ством.

В отно­ше­нии чело­века совер­шен­ство Божьего закона ска­зы­ва­ется в том, что неукос­ни­тель­ное соблю­де­ние его тре­бо­ва­ний гаран­ти­рует испол­ни­телю мак­си­маль­ную нрав­ствен­ную пользу.

С фор­маль­ной сто­роны совер­шен­ство Божьего закона выра­жа­ется в согла­со­ван­но­сти всех его поло­же­ний между собой, в отсут­ствии внут­рен­них про­ти­во­ре­чий.

Между тем, по сви­де­тель­ствам отри­ца­тель­ной кри­тики Божий закон всё же содер­жит вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щие тре­бо­ва­ния и, сле­до­ва­тельно, несо­вер­ше­нен.

Одним из цен­траль­ных про­ти­во­ре­чий Синай­ского зако­но­да­тель­ства назы­вают несо­от­вет­ствие между запре­том на убий­ство чело­века вообще (запо­ведь: «не убий» (Исх.20:13)) и тре­бо­ва­нием смерти для злост­ных нару­ши­те­лей закона.

По мнению ряда кри­ти­ков, это «про­ти­во­ре­чие» ста­но­вится ещё более оче­вид­ным, если учи­ты­вать, что во вре­мена Вет­хого Завета Синай­ский закон допус­кал не только отдель­ные казни, но и мас­со­вые уни­что­же­ния людей (Нав.6:16).

В дей­стви­тель­но­сти же Синай­ский закон чужд внут­рен­них раз­но­гла­сий.

Так, запо­ве­дью «не убий» Бог под­черк­нул цен­ность чело­ве­че­ской жизни, предо­сте­рёг чело­века от само­воль­ного поку­ше­ния на убий­ство. Ведь жизнь — Боже­ствен­ный дар. Стало быть, само­воль­ное убий­ство есть пре­ступ­ле­ние не только против ближ­него, но и против Творца и Пода­теля жизни, Бога.

Вместе с тем в исклю­чи­тель­ных слу­чаях Бог доз­во­лял убий­ство как уза­ко­нен­ную казнь, в соот­вет­ствии с ранее озву­чен­ным Им предо­сте­ре­же­нием: «согре­шишь — смер­тью умрешь».

В отли­чие от без­за­кон­ных убийств, уза­ко­нен­ная смерт­ная казнь спо­соб­ство­вала огра­ни­че­нию зла, тор­же­ству спра­вед­ли­во­сти и добра.

(В каче­стве совре­мен­ного при­мера доз­во­ли­тель­ных убийств можно вспом­нить уни­что­же­ние фаши­стов во время сра­же­ний Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны. Вся­кому здра­во­мыс­ля­щему чело­веку понятно, что физи­че­ское истреб­ле­ние фашист­ву­ю­щих убийц и насиль­ни­ков не только не про­ти­во­ре­чило запо­веди «не убий», но и спо­соб­ство­вало её испол­не­нию).

Была ли антиномия в словах и поступках Христа?

По боль­шей части мнение о нали­чии про­ти­во­ре­чий между сло­вами и поступ­ками Иисуса Христа осно­вано на Его отно­ше­нии к тре­бо­ва­ниям закона Моисея, кото­рые Он, якобы, регу­лярно нару­шал, и это при том, что Сам Он сви­де­тель­ство­вал, что пришёл не нару­шить закон, но испол­нить (Мф.5:17).

Наи­бо­лее часто исполь­зо­вав­шимся обви­не­нием (в адрес Мессии) со сто­роны иудеев было обви­не­ние в нару­ше­нии запо­веди о суб­бот­нем покое. В дей­стви­тель­но­сти же Хри­стос нико­гда не всту­пал в про­ти­во­ре­чие ни с Божьим зако­ном, ни со Своими сви­де­тель­ствами (по чело­ве­че­скому есте­ству).

Фор­мально пре­тен­зии иудеев к Иску­пи­телю обу­слов­ли­ва­лись тре­бо­ва­нием спра­вед­ли­во­сти. В дей­стви­тель­но­сти же они стро­и­лись на грубой, свое­об­раз­ной интер­пре­та­ции буквы закона.

Запо­ве­дью о суб­бот­нем покое под­ра­зу­ме­ва­лось, чтобы этот день сед­мицы был посвя­щён Богу. Отсюда и запрет на работы. Гос­подь же, совер­шая в суб­боты добро, исце­ляя боль­ных, дей­ство­вал не в про­ти­во­ре­чии, а в согла­сии с запо­ве­дью о любви к Богу и ближ­нему, в соот­вет­ствии с целями и пред­на­зна­че­нием суб­бот­него покоя. Сле­до­ва­тельно, Он не нару­шил закон.

Встречается ли антиномия среди христианских догматов?

До́гматы суть бого­от­кро­вен­ные веро­учи­тель­ные истины. Их сово­куп­ность обра­зует ядро еди­ного, цель­ного, истин­ного веро­уче­ния Церкви. Поскольку истина не может всту­пать в про­ти­во­ре­чие сама с собой (в про­тив­ном случае она не была бы исти­ной), постольку нельзя утвер­ждать, что в содер­жа­нии того или иного хри­сти­ан­ского дог­мата либо между двумя раз­лич­ными дог­ма­тами воз­можно хоть какое-то дей­стви­тель­ное про­ти­во­ре­чие.

Что же каса­ется дог­ма­ти­че­ских «про­ти­во­ре­чий», на какие нередко ука­зы­вают пред­ста­ви­тели иных веро­ва­ний (вклю­чая ате­и­сти­че­ское), это не соот­вет­ствует правде и часто бывает свя­зано либо с незна­нием содер­жа­ния дог­ма­тов, либо с их ложной интер­пре­та­цией.

Так, каза­лось бы, еди­нич­ность и вместе тро­ич­ность Бога Отца и Сына и Свя­того Духа с точки зрения ариф­ме­тики — абсурд. Однако, ника­кого абсурда здесь нет. Дело в том, что еди­нич­ность и тро­ич­ность в Боге рас­смат­ри­ва­ется и испо­ве­ду­ется не в одном и том же отно­ше­нии: Бог един по есте­ству, а тро­и­чен в Лицах.

Не менее острое «про­ти­во­ре­чие» хотят видеть в дог­мате о нали­чие во Христе двух воль: Боже­ствен­ной и чело­ве­че­ской. При этом упре­кают нас: если при­знать, что воли две, то необ­хо­димо при­нять на веру и то, что Хри­стос был под­вер­жен неиз­беж­ным внут­рен­ним про­ти­во­ре­чиям, своего рода раз­дво­е­нию лич­но­сти, чего никак нельзя помыс­лить о Лич­но­сти Все­о­со­вер­шен­ного Бога. На самом же деле вопрос раз­ре­ша­ется по-дру­гому: хотя воли во Христе и раз­личны (в соот­вет­ствии с раз­ли­чием соеди­нен­ных в Его Ипо­стаси естеств), тем не менее не про­ти­во­ре­чивы: чело­ве­че­ская пол­но­стью и сво­бодно под­чи­нена Боже­ствен­ной.

Итак, «обна­ру­жи­ва­е­мые» в дог­ма­тах «анти­но­мии» носят вооб­ра­жа­е­мый, а не реаль­ный харак­тер.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки