Апокалипсис — Добыкин Д.Г.

Апокалипсис — Добыкин Д.Г.

(31 голос4.6 из 5)

Беседа пре­по­да­ва­теля Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной Ака­де­мии, кан­ди­дата бого­сло­вия, сек­ре­таря кафедры биб­ле­и­стики СПб­ДАиС Дмит­рия Геор­ги­е­вича Добыкина.

Ска­чать плей­лист в фор­мате M3U
Ска­чать всю книгу в фор­мате M4B 
Как слу­шать книги офлайн?

Расшифровка беседы

Я вас всех при­вет­ствую. Если кто меня видит пер­вый раз, раз­ре­шите пред­ста­виться. Зовут меня Добы­кин Дмит­рий Геор­ги­е­вич, я пре­по­да­ва­тель биб­ле­и­стики, то есть науки, кото­рая изу­чает Биб­лию, в нашей Духов­ной Ака­де­мии. Сюда я ехал с такой мыс­лью, что я вам буду рас­ска­зы­вать про Апо­ка­лип­сис. Тут мне уже ска­зали: нет, про конец света, или про Страш­ный суд. Но так как я могу, конечно, рас­ска­зать и про конец света, и про Страш­ный суд, но я про него рас­ска­зы­вать не буду. Я буду рас­ска­зы­вать про Апо­ка­лип­сис, именно про Книгу Апокалипсис.

Книга Апо­ка­лип­сис, послед­няя книга Свя­щен­ного Писа­ния, послед­няя книга Нового Завета – книга, кото­рую люди, конечно же, читают, и не могут ее не читать, потому что она ужасно инте­рес­ная. Читать про то, как выли­ва­ются там чаши, как тру­бят трубы, как появ­ля­ются всад­ники, и так далее, ужасно инте­ресно. И самое глав­ное, она рас­ска­зы­вает о том, что будет в конце. Но когда люди ее начи­нают читать, есте­ственно, встает вопрос: а о чём эта книга? И очень часто про­ис­хо­дит сле­ду­ю­щее. Чело­век про­чи­тает какой-нибудь кусо­чек, потом что-то доду­мает, и у него полу­ча­ется сле­ду­ю­щее: да это же вот про наше время напи­сано, вот это сей­час испол­ня­ется! Ну и начи­на­ются вся­кие инте­рес­ные штуки, поиски: а кто такой анти­христ, а что такое печать анти­хри­ста, а что это звезда по имени «полынь» (укра­ин­ский Чер­но­быль), и так далее, и начи­на­ется… Тысяча лет, кото­рая там напи­сана – когда это?.. И много-много чего. Да плюс еще так полу­чи­лось, объ­яс­ня­ется легко. Кстати, эта книга не чита­ется во время бого­слу­же­ния. У като­ли­ков, кстати, она чита­ется, у нас не чита­ется. При­чина не потому, что она такая таин­ствен­ная и запу­тан­ная. В Биб­лии хва­тает, даже в Новом Завете, тек­стов, кото­рые явля­ются слож­ными и запу­тан­ными, однако они чита­ются. Чего стоит, напри­мер, такой текст из посла­ния апо­стола Павла: «Кого Бог пре­дуз­нал, того и пред­опре­де­лил» (Рим.8:29). Ну-ка, ска­жите-ка про­по­ведь на этот текст! Нелегко будет. При­чина не поэтому. Эта книга очень долго на Востоке вхо­дила в канон. И рас­по­ло­же­ние чте­ний в Церкви сло­жи­лось еще до того, как эта книга вошла в канон, поэтому ее и не читают. Ее не читают, есте­ственно, ее не про­по­ве­дуют, потому что чаще всего все наши про­по­веди свя­заны с теми биб­лей­скими чте­ни­ями, кото­рые зву­чат в храме. Ее не читают. Ком­мен­та­риев, кото­рые бы писали свя­тые отцы, мини­мум. Самый боль­шой ком­мен­та­рий свя­то­оте­че­ский Андрея Кеса­рий­ского – это такая вот тонень­кая кни­жечка. Да и самих ком­мен­та­риев тоже было напи­сано на рус­ском языке не очень много. Поэтому эта книга дей­стви­тельно так увле­ка­тельна, она при­вле­кает сво­ими тай­нами, но в то же время, дей­стви­тельно, если непра­вильно ее тол­ко­вать, можно много чего навыдумывать.

Давайте нач­нём гово­рить вообще об этой книге, а потом мы с вами раз­бе­рем такие, можно ска­зать, две главы, кото­рые вызы­вают наи­боль­шее коли­че­ство вся­ких там раз­мыш­ле­ний, тол­ко­ва­ний и спекуляций.

Давайте сна­чала нач­нём с назва­ния книги. Слово «апо­ка­лип­сис» у мно­гих людей сразу такой ассо­ци­а­тив­ный ряд выстра­и­вает: апо­ка­лип­сис, конец света, и поэтому, зна­ете, зву­чит такая фраза: «ядер­ный апо­ка­лип­сис». Но на самом деле слово «апо­ка­лип­сис» ника­кое не таин­ствен­ное, не страш­ное. «Апо­ка­лип­сис», если пере­ве­сти на рус­ский язык, озна­чает «откро­ве­ние». То, что было раньше закрыто, теперь открыто. В Биб­лии это слово – вер­нее, про­из­вод­ная этого слова, встре­ча­ется неод­но­кратно. Напри­мер, в гре­че­ском пере­воде Вет­хого Завета, кото­рый назы­ва­ется Сеп­ту­а­гинта, рас­ска­зы­ва­ется сле­ду­ю­щая исто­рия. Была жен­щина Руфь, ну и там с ней исто­рия про­изо­шла: одна­жды она открыла, ноги Воозу. Вооз укрылся оде­я­лом, и она это оде­яло с него стя­нула. Вот слово «открыла» – это «аpocalypto», всего-навсего открыла. Поэтому само слово «апо­ка­лип­сис» не должно вас пугать, это всего лишь на всего откро­ве­ние. Но так как биб­ле­и­сты любят при­ду­мы­вать вся­кие тер­мины, то они при­ду­мали такой тер­мин, как апо­ка­лип­тика. Апо­ка­лип­тика – это назва­ние биб­лей­ского жанра, и вот что такое апо­ка­лип­тика, как его пони­мают биб­ле­и­сты. Когда чело­век откры­вает «Откро­ве­ние» Иоанна Бого­слова, или откры­вает мно­гие биб­лей­ские книги, он пони­мает, что эти книги напи­саны по-раз­ному. Но все-таки согла­си­тесь: Еван­ге­лие – это одно, а посла­ния апо­стола Павла – это дру­гое. Или, напри­мер, Книга Левит, где рас­ска­зы­ва­ется, какие жертвы надо при­но­сить. Всё-таки это раз­ные стили, раз­ные жанры. И вот когда чело­век откры­вает, любой чело­век это пони­мает, что Биб­лия напи­сано по-раз­ному. Псал­тирь, понятно, это опре­де­лён­ная лите­ра­тура. И вот чело­век откры­вает «Откро­ве­ние» Иоанна Бого­слова, начи­нает читать, и тут же он пыта­ется понять: а что это за лите­ра­тура? Что это? Это исто­рия? Не похоже. Это посла­ние? Конечно, нет. А что это? И очень часто гово­рят? это книга про­ро­че­ская. Отча­сти такой ответ пра­виль­ный, но это осо­бая про­ро­че­ская лите­ра­тура, и назы­ва­ется апо­ка­лип­тика, то есть это осо­бая про­ро­че­ская лите­ра­тура. Вот есть про­стая про­ро­че­ская лите­ра­тура, и есть апо­ка­лип­тика, и между ними есть раз­ница. Вот об этой раз­нице, об этих осо­бен­но­стях, стоит поговорить.

Во-пер­вых, что глав­ное в апо­ка­лип­тике, что ее отли­чает: это сим­во­лика. При­чем сим­во­лика сле­ду­ю­щая. Даже если кажется, что напи­сано что-то не тре­бу­ю­щее рас­шиф­ровки, это всё равно сим­вол. Иоанн видит откры­тую дверь, и там за откры­той две­рью он видит на троне сто­я­щего ягненка. Трон – понятно, что это такое. Ягне­нок – понятно это что, ягненка все видели, все пред­став­ляют. Так что, видит Иоанн: трон и на нём сто­я­щего ягнёнка? Нет. Он видит дей­стви­тельно пре­стол Божий, но ягне­нок – дальше рас­шиф­ро­вы­ва­ется – это Иисус Хри­стос, потому что Он Агнец Божий, взяв­ший на себя грехи мира. Ягне­нок – да, но сим­вол. Дальше ещё инте­рес­нее. Есть дру­гие места. Напри­мер, сни­ма­ются печати, и появ­ля­ются всад­ники. Всад­ника тоже все видели: чело­век на коне. Тоже сим­во­лика. Конь обо­зна­чает что-то одно, всад­ник обо­зна­чает ещё что-то, и поэтому, читая что-то в Апо­ка­лип­сисе, мы должны пони­мать: в апо­ка­лип­тике всё явля­ется сим­во­лами. Всё явля­ется сим­во­лами, кото­рые тре­буют рас­шиф­ровки, и очень важно не попасть в эту ловушку. Нам кажется, что это не сим­вол, на самом деле это сим­вол. Кстати, какие книги напи­саны в жанре апо­ка­лип­тики? «Откро­ве­ние» Иоанна Бого­слова? Да. Но не только. Есть такая книга – Книга про­рока Дани­ила, Вет­хий Завет. Это вет­хо­за­вет­ный Апо­ка­лип­сис. Кстати, на этой книге мно­гие люди лома­лись, на Книге про­рока Дани­ила. Чем? Кстати, кто стал­ки­вался со сви­де­те­лями Иеговы? Стал­ки­ва­лись, все. Кто стал­ки­вался с адвен­ти­стами седь­мого дня? Стал­ки­ва­лись. А откуда эти два дви­же­ния появи­лись? Из непра­виль­ного тол­ко­ва­ния Книги про­рока Дани­ила. Почему? В Книге про­рока Дани­ила много цифр. А очень здо­рово взять какую-то цифру, пере­ве­сти ее в года, при­ло­жить к какой-то дате, и полу­чить какой-то год. Полу­чили. Адвен­ти­сты взяли, посчи­тали, у них полу­чился 1844 год. Что это за год – год, когда насту­пит конец. Конец не насту­пил? – Насту­пил. Хри­стос при­шёл из одного места, пере­шёл в дру­гое, пожа­луй­ста. Сви­де­тели Иеговы, та же самая Книга про­рока Дани­ила. Счи­таем-счи­таем-счи­таем… – 1914 год. 1914 год, что должно про­изойти – прийти Хри­стос. Заметьте: никто не знает дня и часа при­хода, а год можно высчи­тать. В 1914 году Хри­стос при­шёл? При­шел, неви­димо. Как дока­зать? Никак, но в Книге про­рока Дани­ила цифра есть? Есть, вот мы ее и высчи­тали. Так вот, Книга про­рока Дани­ила – это такой же Апо­ка­лип­сис. Для при­мера я вам про­сто при­веду один текст, он доста­точно изве­стен, и я бы хотел пока­зать, что вот здесь нужно тол­ко­вать именно как сим­вол, Хотя кажется, что это не сим­во­лика. Итак, это 7 глава, стихи 9,13 и 14.

Видел я, нако­нец, что постав­лены были пре­столы, и вос­сел Вет­хий днями; оде­я­ние на Нем было бело, как снег, и волосы главы Его – как чистая во́лна; пре­стол Его – как пламя огня, колеса Его – пыла­ю­щий огонь.

Итак, кар­тинка. Кар­тинка, потому что апо­ка­лип­тика все­гда на кар­тин­ках. Итак, стоит пре­стол, на этом пре­столе сидит ста­рик, вет­хий днями: белая борода, белые волосы, белая сия­ю­щая одежда. Кар­тинка понят­ная – понят­ная; чело­ве­че­ская-чело­ве­че­ская, все видели ста­ри­ков с белыми боро­дами и белыми волосами.

Далее, 13 стих.

Видел я в ноч­ных виде­ниях, вот, с обла­ками небес­ными шел как бы Сын чело­ве­че­ский, дошел до Вет­хого днями и под­ве­ден был к Нему.

Сын чело­ве­че­ский тоже можно пред­ста­вить – чело­век, идет по обла­кам, всё пре­красно. Что это такое, кого видит Даниил? Если бы Книгу Дани­ила счи­тать про­ро­че­ством, а не апо­ка­лип­ти­кой, то тогда ответ был бы такой. Вет­хий днями – это Бог Отец, Сын Чело­ве­че­ский – это вто­рое лицо Пре­свя­той Тро­ицы. Но это апо­ка­лип­тика, это сим­вол. Кто это, кто Вет­хий днями – это Бог Сын. А кто Сын Чело­ве­че­ский – это тоже Бог Сын. Как так? А очень про­сто. Бог вечен, то есть Он был все­гда. Как это нари­со­вать? Бога надо изоб­ра­зить в виде ста­рика – древ­ний. Вот поэтому и Вет­хий днями. Как пока­зать чело­ве­че­ство Иисуса Хри­ста – как чело­века Его изоб­ра­зить, вот он Сын Чело­ве­че­ский – боже­ство и чело­ве­че­ство Иисуса Хри­ста. Вот так кар­тин­ками, сим­во­лами это пока­зать. Поэтому когда мы читаем Откро­ве­ние или вообще апо­ка­лип­тику, мы должны пони­мать, что это все сим­волы. На самом деле это очень важно. Почему? Потому что мы с вами будем гово­рить о крас­ном дра­коне, и будем гово­рить о печати, кото­рую ста­вит зверь.

Сле­ду­ю­щий момент в апо­ка­лип­тике. Апо­ка­лип­тика все­гда бое­вая. Все­гда в апо­ка­лип­тике опи­сы­ва­ется какая-то война, какие-то бед­ствия, какие-то несча­стья. Она не может быть дру­гой. В той же Книге про­рока Дани­ила изоб­ра­жа­ется море, и из этого моря выле­зают вся­кие чудо­вища. Море – это сим­вол, чудо­вище – это сим­волы. Что делают эти чудо­вища? Воюют, захва­ты­вают, уни­что­жают. То есть это все­гда война.

Сле­ду­ю­щий момент. Апо­ка­лип­тика ори­ен­ти­ро­вана на конец. Вот если мы читаем про­ро­че­ские книги – напри­мер, Книгу про­рока Исайи. Исайя рас­ска­зы­вает, что вот будет момент, когда Сын Божий при­дет на землю-«се Дева во чреве при­и­мет, родит Сына и наре­кут Имя Ему Эмма­нуил». А что будет после? А после пой­дет дальше исто­рия. То есть это не конец. При­ше­ствие Сына, вопло­ще­ние – это не конец, исто­рия про­дол­жится. Апо­ка­лип­тика дру­гая. Она все­гда гово­рит, что вот после того, что там опи­сано, будет конец, ника­кого про­дол­же­ния не бывает, это конец. То есть вся апо­ка­лип­тика ори­ен­ти­ро­вана под окон­ча­ние света. Итак, сим­во­лика, война, конец.

И теперь самое глав­ное, навер­ное, на что нужно обра­щать, когда чита­ете Откро­ве­ние. Если читать про­ро­че­скую лите­ра­туру, то про­ро­че­ская лите­ра­тура изла­гает про­ро­че­ства, ска­жем так, после­до­ва­тельно. То есть вот одно собы­тие, за ним будет дру­гое собы­тие, тре­тье собы­тие, чет­вер­тое, и так далее. И по боль­шому счёту про­ро­че­ская лите­ра­тура всё-таки ори­ен­ти­ро­вана на буду­щее в при­вязке к насто­я­щему. В апо­ка­лип­тике не так. В апо­ка­лип­тике, да – гово­рится о конце, но при этом гово­рится о том, что было, что есть сей­час и что будет потом, при­чём это может быть всё впе­ре­мешку. И это сим­во­ли­че­ски сло­жено, и в виде войны. То есть в апо­ка­лип­тике вполне нор­мально про­чи­тать опи­са­ние какого-то собы­тия, кото­рое по отно­ше­нию – когда гово­рится про авто­ров апо­ка­лип­тики, назы­вают их визи­о­неры, то есть тот, кто видит, – то есть в апо­ка­лип­тике визи­о­нер может опи­сы­вать собы­тия, кото­рые были для него в про­шлом или в насто­я­щем, не обя­за­тельно всё в буду­щем. То есть когда вы чита­ете апо­ка­лип­тику, не надо думать, что это всё только о буду­щем. Есть моменты в этой книге, кото­рые могут гово­рить вообще о про­шлом, либо о насто­я­щем для писа­теля, а уже потом о буду­щем. То есть и в Книге про­рока Дани­ила и Апо­ка­лип­сисе Иоанна может быть опи­сано всё, что угодно, в том числе и то, что было. Для при­мера я вам обе­щал пого­во­рить, мы сами будем гово­рить о 12–13 главе, это кон­цен­трат всего.

Итак, 12 глава, с 1 по 6 стих. Я зачи­таю, и попро­буем это рас­тол­ко­вать. Это при­мер того, что в апо­ка­лип­тике гово­рится о про­шлом, насто­я­щем и будущем.

И яви­лось на небе вели­кое зна­ме­ние: жена, обле­чен­ная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из две­на­дцати звезд. Она имела во чреве, и кри­чала от болей и мук рож­де­ния. И дру­гое зна­ме­ние яви­лось на небе: вот, боль­шой крас­ный дра­кон с семью голо­вами и деся­тью рогами, и на голо­вах его семь диа­дим. Хвост его увлек с неба тре­тью часть звезд и поверг их на землю. Дра­кон сей стал перед женою, кото­рой над­ле­жало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее мла­денца. И родила она мла­денца муже­ского пола, кото­рому над­ле­жит пасти все народы жез­лом желез­ным; и вос­хи­щено было дитя ее к Богу и пре­столу Его. А жена убе­жала в пустыню, где при­го­тов­лено было для нее место от Бога, чтобы питали ее там тысячу две­сти шесть­де­сят дней.

Жена, обле­чен­ная в солнце. Можете пред­ста­вить жен­щину, над голо­вой у нее там звёзды, под ногами луна, ее одежды сияют как солнце. Она бере­менна, и она рожает. Дра­кон, кото­рый пыта­ется ее про­гло­тить, об этом дра­коне мы с вами пого­во­рим – про­гло­тить мла­денца, мла­де­нец рож­да­ется, мла­де­нец воз­но­сится на небеса, жен­щина бежит в пустыню, и там она скры­ва­ется. О чем это по отно­ше­нию к Иоанну? Когда это было, есть или будет? Это было к Иоанну. Что такое жена обле­чен­ная в солнце – это народ Божий. Что такое мла­де­нец, кото­рого родила, и кото­рый обя­зан был пасти народы жез­лом желез­ным? Это цитата из вто­рого псалма, кото­рый явля­ется мес­си­ан­ским и гово­рит о Хри­сте. То есть народ Божий родил Хри­ста. То есть это не Дева Мария, это как бы вот из народа Божьего вышел Хри­стос. Воз­несся на небеса. Когда – после Сво­его вос­кре­се­ния было Воз­не­се­ние. Жена бежит в пустыню. Вот для нас пустыня – это что-то такое страш­ное. В Биб­лии пустыня – это место мак­си­маль­ного при­бли­же­ния к Богу. Изра­иль был в пустыни, бро­дили там по пустыни, и Бог выво­дил его, Он его ман­ной кор­мил, у него там мозо­лей на ногах не было, животы не болел, он был там. То есть пустыня – это место, где Бог. Цер­ковь бежит в пустыню, то есть она пре­бы­вает с Богом. А это когда? А это сей­час. Сколько она там про­бу­дет? Она про­бу­дет 1260 дней, это три с поло­ви­ной года. Что это за три с поло­ви­ной года? Это может быть крат­кость вре­мени, про­сто крат­кость вре­мени, а может быть три с поло­ви­ной года, когда будут послед­ние вре­мена, эти три с поло­ви­ной года. То есть Иоанн как бы опи­сы­вает то, что было, то, что есть, и воз­можно, что будет – в одном отрывке. То есть вот этот крас­ный дра­кон и рож­де­ние мла­денца – оно уже было для него. Поэтому когда мы читаем апо­ка­лип­тику, то нужно пони­мать, что в апо­ка­лип­тике необя­за­тельно гово­рится только о буду­щем, это может гово­риться и о про­шлом, и о настоящем.

Еще один при­знак апо­ка­лип­тики, о кото­ром я бы хотел ска­зать именно в конце, хотя он свя­зан с преды­ду­щими. Сим­во­лика. Но какие сим­волы исполь­зует биб­лей­ский автор? Те сим­волы, кото­рые понятны его пер­вым чита­те­лям. А откуда он эти сим­волы может брать – только из окру­жа­ю­щей среды. Вот при­мер. В Откро­ве­нии Бог через Иоанна дик­тует посла­ния в раз­ные города. И вот в один город он посы­лает письмо, в кото­ром напи­сано: ты не холо­ден и не горяч, ты теп­лохлад­ный, о, если бы ты был бы горя­чим или холод­ным, но ты теп­лый, и поэтому Я исторгну тебя из уст Моих, изблюю, Меня вытош­нит тобою. Что это за сим­волы? Часто тол­куют сле­ду­ю­щее: вот если бы ты был бы горя­чим-горя­чим в вере, Я бы тебя награ­дил; был бы ты холод­ный в вере – Я бы тебя нака­зал. А то ты ни то и ни дру­гое. То есть горя­чий в вере – это хорошо, а холод­ный в вере – это плохо. Нет, непра­вильно. Это место такое, доста­точно извест­ное. В общем, там был город, возле этого города были горя­чие и холод­ные источ­ники. Текли они и соби­ра­лись в одном месте. Так вот что име­ется в виду в этом посла­нии. Быть горя­чим в вере – это хорошо. Но только это не свя­зано как бы с уров­нем веры. Горя­чая вода это хорошо, потому что в ней можно купаться и лечиться. Холод­ная вода тоже хоро­шая. Почему? Потому что ее пить вкусно в жару. Поэтому здесь не идет речь о чело­веке, у кото­рого силь­ная вера или сла­бая вера. Здесь про­сто гово­рится о каче­стве веры. Была бы у тебя такая хоро­шая вера, или такая хоро­шая вера, но у тебя веры нет. Даже не в рав­но­душ­но­сти дело. Вот у тебя вообще веры нет. Ты настолько мне про­тив­ный, что ты как тош­нит, как раньше тёп­лую воду пить, от кото­рой тош­нота бывает – вот такая же у тебя вера. Здесь вот эта теп­лохлад­ность – это при­знак даже отсут­ствия веры. Не про­сто там чуть-чуть веры, или как-то так. Она отсут­ствует про­сто. А откуда это взято – это взято из этих сим­во­лов. Поэтому очень важно понять сле­ду­ю­щее. То есть мы пони­маем, что это сим­волы, даже когда мы видим, что кажется, что это не сим­волы. Но какая сле­ду­ю­щая про­блема: сим­волы-то взяты из реа­лий того пер­вого века, когда Иоанн писал. То есть те образы, кото­рые под­хо­дя­щие. Но какая у нас начи­на­ется про­блема? Мы-то читаем сим­волы, но мы их-то счи­ты­ваем в своей куль­туре. Нам вот этот сим­вол кажется одним, а на самом деле-то он дру­гой имеет в себе зна­че­ние. Я не помню, в вашей ауди­то­рии или не в вашей ауди­то­рии я при­во­дил такую рас­шиф­ровку сим­во­лики. При­веду несколько при­ме­ров. Осел – это хоро­ший сим­вол или пло­хой, в нашей куль­туре? Тру­до­лю­би­вый ослик. Но я думаю, что если вы кого-нибудь назо­вете ослом, вы все-таки име­ете в виду несколько дру­гое. Так вот в Биб­лии осел, живот­ное имеет только поло­жи­тель­ные кон­но­та­ции. При­чём смотря какой осел. Есть дикий осел, что это – это необъ­ез­жен­ное живот­ное, упор­ное, упря­мое – в поло­жи­тель­ном зна­че­нии. Если этот осёл ляжет, то его ника­кими силами не под­ни­мешь, его невоз­можно одо­маш­нить. Кто срав­ни­ва­ется с таким вот ослом – Измаил, пре­док ара­бов. Дикий осел, онагр, то есть он бегает, там пры­гает, с ним бес­по­лезно вое­вать, не полу­чится. Есть дру­гой осёл, домаш­ний, вот это раз тру­до­лю­би­вый ослик ‚но тру­до­лю­би­вый ослик не то, что дере­вян­ный, а вот такой вот доб­рый, тихий, спокойный.

Дру­гой пример–овца. То же самое, отри­ца­тель­ная кон­но­та­ция. В Биб­лии овца, наобо­рот, поло­жи­тель­ная. Почему? Овечка это живот­ное, кото­рое тре­бует заботы, тре­бует защиты, без пас­туха она про­па­дёт. Мы овцы пажити Его, овцы стада Божьего, Бог наш пас­тух, Он о нас забо­тится. Или дру­гой. Здесь, кстати, ещё такое ино­гда запу­тан­нее. Лиса, лисица, лис, без раз­ницы. Если мы гово­рим там о чело­веке «лиса», то это как бы при­знак хит­рого, изво­рот­ли­вого такого чело­века. В Биб­лии два­жды упо­треб­ля­ется лиса как сим­вол, при­чём раз­ное пони­ма­ние, хотя близ­кое, но раз­ное все-таки. Хри­стос гово­рит одна­жды – ему ска­зали: ты зна­ешь, там Ирод запре­щает Тебе про­по­ве­до­вать. А Он им гово­рит: «Ска­жите этой лисице, что Я про­по­ве­до­вал вчера, сего­дня, и зав­тра буду про­по­ве­до­вать». Ирод хит­рый? Нет, Ирод не хит­рый. Кстати, дей­стви­тельно, он не вели­кого ума чело­век, потому что он умуд­рился поссо­риться со своим тестем, когда свою жену одну выгнал и начал жить с женой сво­его брата. Плохо все это закон­чи­лось. Лиса, хит­рый… – Да какой он хит­рый, он не хит­рый. Лиса в Биб­лии – это живот­ное кото­рое незна­чи­мое. То есть мы бы сей­час ска­зали: шакал. Вроде и тяв­кает что-то – ну кто ска­жет, что это серьез­ное живот­ное. Я пони­маю, что шакал тоже может загрызть, ну ладно. Лиса это как у нас шакал. Еще у нас там более глу­бо­кое погру­же­ние в сим­во­лику: лиса как сим­вол спле­тен. Малень­кое живот­ное, а может много испор­тить. Лисы под­ка­пы­вали вино­град­ники, чтобы вино­град падал, а они эти вино­град­ники поедали, то есть вроде малень­кое, вроде какая-то незна­чи­мое, однако может много вся­ких гадо­стей сде­лать. Как сплетни – вроде сплетни, ну что, раз­го­воры, какие про­блемы могут быть (это, кстати, в Песне Пес­ней). Поэтому очень важно рас­шиф­ро­вать не про­сто вот эти сим­волы, кото­рые не про­сто сим­волы, но рас­шиф­ро­вать и в свете того вре­мени. Это воз­можно? Воз­можно. И Апо­ка­лип­сис при вни­ма­тель­ном чте­нии рас­шиф­ровке под­да­ётся доста­точно легко. Потому что сим­во­лика, кото­рая встре­ча­ется в Апо­ка­лип­сисе, она не выби­ва­ю­ща­яся из осталь­ной Биб­лии. То есь если вы читали Биб­лию и читали вот эти образы, то есть образ, когда там гово­рится «ягне­нок»: кто у нас ягне­нок, кто у нас сим­во­ли­че­ски назы­ва­ется ягнен­ком – кто? Иисус Хри­стос, вот Агнец Божий, беру­щий на себя грехи мира, то есть несложно. Или там «и сокру­шится колес­ница». Колес­ница – это бое­вое ору­дие, соот­вет­ственно конь – это бое­вое живот­ное. Это рас­шиф­ро­вы­ва­ется, про­блем таких особо нет. Поэтому само себе Откро­ве­ние как сим­во­лика, она рас­шиф­ро­вы­ва­ется доста­точно легко, и поэтому не стоит прямо так в ужасе отно­ситься к этой книге. Рас­шиф­ро­вы­ва­ется легко. Про­блемы начи­на­ются не там, не с того момента, когда что-то рас­шиф­ро­вы­ва­ется. Про­блемы начи­на­ются с того, куда эти сим­волы отне­сти: в про­шлое, насто­я­щее и в буду­щее. Потому что вот здесь мы начи­наем-то и путаться. Нам кажется: ага, вот это буду­щее! А ока­зы­ва­ется, это про­шлое, или это насто­я­щее по отно­ше­нию к Иоанну. Поэтому вот здесь и есть слож­ность Апо­ка­лип­сиса – опре­де­лить, что есть что. Поэтому если вы читали Биб­лию и так немно­жечко ее пони­ма­ете, то можно спо­койно откры­вать Апо­ка­лип­сис, его читать, и там будет все понятно.

Я бы хотел вами почи­тать сего­дня (у меня как раз есть час ещё, я думаю, за час мы рас­шиф­руем) 2 главы – 12 и 13. Почему именно эти главы? Потому что там есть цифры, там есть живот­ные, там есть звери, там есть лже­про­роки, ну и там самое вели­ко­леп­ное: те самые три шестерки. Но я не сде­лаю этот послед­ний шаг. Я рас­шиф­рую сим­волы, что они обо­зна­чают, откуда появи­лись, я тоже рас­шиф­рую, укажу на те моменты, кото­рые были, но я не буду зани­маться тем, что ука­зы­вать, а как это будет. Печать анти­хри­ста все­гда искали, напри­мер, неко­то­рые толки ста­ро­об­ряд­цев не при­ни­мали пас­порта, кото­рые были ещё при цар­ской вла­сти. Тогда не было фото­гра­фий, там была про­сто бумага, в кото­рой напи­сано, что предъ­яви­тель сего доку­мента явля ется такой-то, такой-то чело­век, вот это тоже счи­тали печа­тью анти­хри­ста. Почему? Потому что слово импе­ра­тор, если там выки­нуть несколько букв, чита­ется как ипе­ра­тор, и высчи­ты­ва­ется 666. Поэтому я не буду вам рас­ска­зы­вать о том, что пас­порт, кото­рый выда­вался импе­ра­то­ром все­рос­сий­ским, явля­ется печа­тью анти­хри­ста. Не знаю я, явля­ется ли тот пас­порт печа­тью анти­хри­ста. Поэтому я попы­та­юсь рас­шиф­ро­вать то, что есть.

Итак, мы уже начали с вами читать 12 главу. Итак, виде­ние на небе. Виде­ние на небе жены. Жен­щина доста­точно часто в Биб­лии сим­во­ли­зи­рует народ: «Радуйся дщерь Сион­ская, ибо Царь твой, Царь крот­кий, гря­дет на ослице, на сыне подъ­ярем­ной» Вот дщерь Сион­ская кто это? Народ иеру­са­лим­ский, жители Иеру­са­лима. Поэтому жен­щина как народ Божий – здесь понятно. Солнце, луна, две­на­дцать звёзд – это как бы под­чер­ки­вает небес­ную при­роду. Небес­ную – зна­чит Боже­ствен­ную при­роду. Поэтому народ Божий. Две­на­дцать – число сим­во­ли­че­ское, обо­зна­чает пол­ноту. В преды­ду­щих гла­вах рас­ска­зы­ва­ется о два­дцати четы­рех стар­цах, кото­рые сидят на тро­нах вокруг пре­стола Божи­его, и время от вре­мени они там падают на колени, сни­мают свои венцы, про­тя­ги­вают к Богу и гово­рят: «Ты достоин хвалы», и дальше они поют Богу. Кто эти две­на­дцать и две­на­дцать, потому что они там по две­на­дцать они сидят. Это вет­хо­за­вет­ная Цер­ковь и ново­за­вет­ная. Это не люди кон­крет­ные, две­на­дцать чело­век, или две­на­дцать апо­сто­лов, или две­на­дцать пат­ри­ар­хов. Две­на­дцать колен Изра­и­ле­вых, кото­рых на самом деле три­на­дцать было – это пол­нота Изра­иля, то есть пол­нота вет­хо­за­вет­ной Церкви. Соот­вет­ственно две­на­дцать стар­цев – это пол­нота ново­за­вет­ной Церкви, потому что они осно­ваны на две­на­дцати апо­сто­лах, хотя апо­сто­лов там было больше – в какое число нужно отне­сти, напри­мер, апо­стола Павла? Поэтому там не две­на­дцать апо­сто­лов, там вся пол­нота Церкви. Бог дал пол­ноте Церкви венцы. Венцы – это награда, поэтому сни­ма­ются и про­тя­ги­ва­ются: Ты нам дал, не мы сами это зара­бо­тали – Ты нам дал, вот они Тебе при­над­ле­жат, вся Цер­ковь – и вет­хо­за­вет­ная и ново­за­вет­ная. Две­на­дцать – это число полноты.

Она рож­дает Сына. Этот Сын – Хри­стос. Здесь, я уже повто­рюсь, не марио­ло­ги­че­ское тол­ко­ва­ние, здесь не Дева Мария. Здесь именно как бы народ Божий рож­дает Мла­денца. Ничего не гово­рится о Его зем­ной жизни, ничего не гово­рится о Его рас­пя­тии и вос­кре­се­нии. Он сразу воз­но­сится на небеса. Почему? А потому что вот как бы важно пока­зать войну: войну жены и дра­кона. И дра­кон стоит, чтобы погло­тить. Дра­кон крас­ный. Вот тут начи­на­ется: крас­ный дра­кон, СССР, там ком­му­низм, марк­сизм, и так далее… Это ерунда, конечно. Крас­ный дра­кон – это сим­вол воин­ствен­но­сти. Война, кровь, поэтому крас­ный дра­кон упо­мя­нут Конь рыжий – конь крас­ный, кото­рый выхо­дит, и он заби­рает мир с Земли. То есть он это война.

Семь голов, десять рогов – а это откуда. Кстати, дальше идёт рога, хво­сты. Семь голов, десять рогов. Зна­чит, текст с одной сто­роны, про­чи­ты­ва­ется доста­точно легко. С дру­гой сто­роны, встает вопрос: а о ком идет речь. Вот 7 голов, 10 рогов. Это явная отсылка на Книгу про­рока Дани­ила. Там рас­ска­зы­ва­ется тоже о таком же дра­коне, он тоже появ­ля­ется с рогами, там рога раз­ного раз­мера. Там рас­шиф­ро­вы­ва­ется очень понятно. Там вот это вот послед­ний рог, кото­рый там будет гово­рить бого­хульно – это Антиох Епи­фан. Соот­вет­ственно эти десять рогов это какие-то цари, кото­рые сме­няли друг друга. Для Иоанна это уже все закон­чи­лось. То есть Антиох Епи­фан умер в 150‑х годах до Рож­де­ства Хри­стова, ну и соот­вет­ственно, та вся самая сирий­ская дер­жава тоже закон­чи­лась. То есть что делает Иоанн: он берёт сим­вол, кото­рый уже изве­стен, и пере­но­сит на какую-то реаль­ность, какая есть сей­час. Какая реаль­ность – и эта реаль­ность про­чи­ты­ва­ется очень легко. Семь – это число пол­ноты. Десять – это какое-то огра­ни­чен­ное число. Как про­чи­тать? И очень легко про­чи­ты­ва­ется – семь хол­мов, на кото­рых построен Рим. Десять голов – это десять импе­ра­то­ров. Вот ко вре­мени Иоанна как раз десять импе­ра­то­ров было. До этого там у них были цари, но импе­ра­то­ром пер­вый был Юлий Цезарь, кото­рый себя объ­явил импе­ра­то­ром; послед­ний деся­тый импе­ра­тор – это Доми­циан, кото­рый как раз и сослал Иоанна на Пат­мос. Семь хол­мов, десять импе­ра­то­ров. Это про­чи­ты­ва­ется доста­точно легко.

Кстати, а на сколь­ких хол­мах постро­ена Москва? На семи. А вы, кстати, не зада­ва­лись вопро­сом, а почему на семи? Неужели там семь хол­мов? Цифра сакраль­ная, а сакраль­ная откуда? Как раз из Рима. Рим на семи хол­мах. Мы – ещё один Рим. Не надо думать, что кстати, только Москва постро­ена на семи хол­мах. Куча горо­дов постро­ена на семи хол­мах. Потому что дол­жен быть Рим, повто­рить Рим. Если город объ­яв­ляет, что он построен на семи хол­мах, он пре­тен­дует на пре­ем­ствен­ность от Рима. Почему Рим? Потому что Pax Romana. Десять рогов – десять импе­ра­то­ров, а как может Рим погло­щать. Нет. Здесь как бы вто­рой слой сим­во­лики. Вот этот дра­кон, он потом рас­шиф­ро­вы­ва­ется. Это дья­вол и сатана. То есть для Иоанна Рим­ская импе­рия явля­ется вопло­ще­нием сатаны. То есть как бы зем­ное про­яв­ле­ние сатаны, кото­рое дей­ствует – это Рим­ская Импе­рия. Поэтому здесь такая речь. Потому что там дальше будет рас­шиф­ро­вы­ваться, что это именно сатана.

Итак, сатана хочет через Рим­скую импе­рию уни­что­жить мла­денца, то есть убить Хри­ста, и уни­что­жить, когда у него не полу­чится, уни­что­жить народ Божий. Но она рож­дает, мла­де­нец воз­но­сится на небеса. На небе­сах дра­кон уже не может его схва­тить, но он может вое­вать с женою. Жена убе­гает в пустыню. Когда она убе­гает в пустыню? Да как только она появ­ля­ется. Потому что дра­кон хочет ее погло­тить все­гда. Она убе­гает в пустыню. Пустыня – это место, где есть Бог, где она пре­бы­вает с Богом. То есть Цер­ковь, как только убе­жала в пустыню, она пре­бы­вает с Богом. Если это пере­не­сти на наше время, то это сей­час. Мы в пустыне, мы в том состо­я­нии, в состо­я­нии обще­ния с Богом, мак­си­маль­ного обще­ния с Богом.

Но вопрос: вот эти 1260 дней – эта цифра, она встре­ча­ется в Биб­лии как 42 месяца, либо 3,5 года или там «время, вре­мена, и пол вре­мени», есть еще такая цифра. Что это? Вот сами вот эти цифры в раз­ных ее вари­ан­тах взяты из Книги про­рока Дани­ила. И там они пони­ма­ются как время гоне­ний Антиоха Епи­фана, кото­рые дей­стви­тельно про­дол­жа­лись 3,5 года. Они нача­лись в 167 году, в 164 закон­чи­лись. Гоне­ния на самом деле нача­лись раньше и закон­чи­лись позже, вот эти 3,5 года храм был осквер­нен. Антиох Епи­фан при­ка­зал поста­вить ста­тую Зевса Олим­пий­ского на жерт­вен­нике, при­не­сти сви­нью, и в это время 3,5 года храм был осквер­нен. Потом евреи отбили этот храм, очи­стили, выки­нули эту ста­тую, и храм начал дей­ство­вать. Гоне­ния там про­дол­жа­лись, потому что война шла еще десять лет. То есть 3,5 года взята эта цифра. И вот тут мы, как гово­рится, и упи­ра­емся. То есть цифра взята вот оттуда. Как что? Как сим­вол гоне­ний на народ Божий. То есть Цер­ковь в пустыне, но гоне­ния продолжаются.

С 7 по 9 стих.

И про­изо­шла на небе война: Михаил и Ангелы его вое­вали про­тив дра­кона, и дра­кон и ангелы его вое­вали про­тив них, но не усто­яли, и не нашлось уже для них места на небе. И низ­вер­жен был вели­кий дра­кон, древ­ний змий, назы­ва­е­мый диа­во­лом и сата­ною, обо­льща­ю­щий всю все­лен­ную, низ­вер­жен на землю, и ангелы его низ­вер­жены с ним.

Это когда? То есть полу­ча­ется, собы­тия идут, и мы пони­маем, что этот дра­кон явля­ется дья­во­лом и сата­ной. Кстати, дья­вол и сатана – это одно и то же. Потому что дья­вол – это пере­вод слова сатан. Сатан вот у нас здесь назван, что он обо­льщает все­лен­ную. Обо­льщает – зна­чит обма­ны­вает. Но в под­лин­ном гре­че­ском тек­сте там стоит немножко дру­гое слово: обви­няет. Если вы читали Книгу Иова, то там есть такая исто­рия. Бог в окру­же­нии анге­лов, и при­хо­дит сатана. И Бог у сатаны спра­ши­вает: ты видел Моего пра­вед­ного раба Иова? Что делает сатана. Он начи­нает гово­рить: конечно, он пра­вед­ный, он не может быть непра­вед­ным, потому что Ты его там всем награ­дил, окру­жил, вот если бы у него ничего не было – посмот­рели бы мы, какой он был бы веру­ю­щий. Сатана не обо­льщает Иова, он Иова обви­няет. То есть обви­ня­ю­щий всю все­лен­ную. Обви­ня­ю­щий не только там рас­те­ния, дере­вья – конечно же, обви­ня­ю­щий веру­ю­щих. Когда это про­изо­шло, когда вот эта вот война, эти ангелы и дра­кон? Совсем хорошо бы ска­зать, что это было еще до тво­ре­ния мира, потому что мы дей­стви­тельно гово­рим о войне, о вос­ста­нии сатаны, кото­рое про­изо­шло еще до тво­ре­ния мира. Но здесь не об этом. Не о той войне. Здесь речь идёт о собы­тиях, кото­рые про­изо­шли уже после Воз­не­се­ния Сына. То есть, что Иоанн изоб­ра­зил вот в этом тек­сте – то, что сатана теперь не может обви­нять хри­стиан, обви­нять веру­ю­щих. То есть он поте­рял свою власть, кото­рая у него была. И мы дей­стви­тельно это знаем, что до смерти и вос­кре­се­ния Хри­ста у Сатаны была власть, кото­рой он был огра­ни­чен после вос­кре­се­ния Хри­стова. Помните, что про­ис­хо­дило на горе иску­ше­ния? Хри­стос стоит, при­хо­дит к Нему сатана и пред­ла­гает то-то, то-то, и одно из иску­ше­ний: вот все цар­ства мира они мне при­над­ле­жат, покло­нись мне, и я Тебе их пере­дам. Вот эту власть сатана поте­рял. Дальше в Откро­ве­нии, когда воз­вра­ща­ются к этому собы­тию, кото­рое про­изо­шло после смерти и вос­кре­се­ния Хри­ста, упо­треб­ля­ется такой образ «и был сатана ско­ван на тысячу лет». Тысяча лет для евреев, вообще для людей того вре­мени это мак­си­маль­ная цифра, кото­рую они могли пред­ста­вить. Нет, это конеч­ность. Но вот смот­рите, давайте такое. Пре­по­да­ва­тели мате­ма­тики среди вас есть, или мате­ма­ти­кой инте­ре­су­ю­щи­еся? Учи­лись. Ска­жите: а какая цифра после трил­ли­она идет? Но по боль­шому счёту, больше трил­ли­она мы себе цифры даже не пред­став­ляем, потому что – ну а что это? А по боль­шому счету сколько? Ну мы знаем сколько нулей в числе мил­лион ‑шесть нулей, мил­ли­ард по-моему девять, две­на­дцать – а дальше? Наш мозг не опе­ри­рует такими циф­рами – так они нам и не нужны, теряют смысл. Вот для людей того вре­мени тысяча лет – это был вот такой вот пото­лок, пото­лок созна­ния. Есте­ственно, цифры были при­ду­маны, всё нор­мально, но так как не исполь­зо­ва­лось, поэтому тысяча это вот огром­ное число. Поэтому так и гово­рится, что «ско­ван на тысячу лет», это озна­чает, что он ско­ван на какой-то боль­шой, огром­ный про­ме­жу­ток вре­мени. Сколько на самом деле этих лет – может быть, две тысячи, пять тысяч, десять тысяч. Но вот мак­си­маль­ное число, кото­рое можно пред­ста­вить. Поэтому сатана теряет свою власть, он ско­ван, потому что ско­ван, здесь дру­гой образ исполь­зу­ется. Потому что мысль та воз­вра­ща­ется: он сбро­шен на землю, теперь он не обви­няет веру­ю­щих. В Книге Иова он на небе­сах, он обви­няет. Здесь он уже не может, он поте­рял такую власть. Почему? Потому что хри­сти­ане очи­щены кро­вью Хри­сто­вой. Кстати, но вот это вот паде­ние дья­вола на землю тоже не поло­жи­тель­ное, потому что теперь он на земле, теперь он дей­ствует на земле, и об этом будет ска­зано в сле­ду­ю­щей главе.

И услы­шал я гром­кий голос, гово­ря­щий на небе: ныне настало спа­се­ние и сила и цар­ство Бога нашего и власть Хри­ста Его, потому что низ­вер­жен кле­вет­ник бра­тий наших, кле­ве­тав­ший на них пред Богом нашим день и ночь.

Вот этот кле­ве­тав­ший – это обви­ня­ю­щий. Можно гово­рить правду и только правду. Но так ее ска­зать, что очень инте­ресно. Вот смот­рите: снова к исто­рии Иова. Сатана что-нибудь солгал, когда зада­вал, или утвер­ждал перед Богом: «Он пра­вед­ный, потому что Ты его охра­ня­ешь». Это правда? Иов пра­вед­ный? Пра­вед­ный. Бог его охра­няет? Охра­няет. Награж­дает? Награж­дает. Все правда. Но это же было обвинение.

Они побе­дили его кро­вию Агнца и сло­вом сви­де­тель­ства сво­его, и не воз­лю­били души своей даже до смерти. Итак весе­ли­тесь, небеса и оби­та­ю­щие на них! Горе живу­щим на земле и на море! потому что к вам сошел диа­вол в силь­ной яро­сти, зная, что немного ему оста­ется времени.

   Они побе­дили его кро­вью Агнца. Кровь Агнца – это кровь Иисуса Хри­ста. Силой сви­де­тель­ства – силой своей веры. Потому что если ты хри­сти­а­нин, то ты не можешь не сви­де­тель­ство­вать о своей вере. И не воз­лю­били души своей даже до смерти. Когда мы слы­шим слово душа, душа – нема­те­ри­аль­ная сущ­ность, кото­рая живет в нас и про­дол­жит жить после нашей смерти. В Биб­лии слово «душа» чаще всего под­ра­зу­ме­ва­ется, име­ется в виду жизнь, то есть они не воз­лю­били своей жизни даже до смерти. Все мы любим жизнь. Но хри­сти­ане готовы рас­статься со своей жиз­нью ради сви­де­тель­ства об Агнце. Весе­ли­тесь, хри­сти­ане, но горе тем, кото­рые живут на земле, потому что дья­вол теперь на земле. Он в яро­сти, потому что ему немного оста­лось. Сколько немного? Иоанн в своем Посла­нии гово­рит такую фразу: «Бра­тья, послед­ние вре­мена». Письмо он это напи­сал в пер­вом веке. Послед­ние вре­мена настали. Исто­рия идёт к концу. Для нас сколько мы живем: семь­де­сят лет, восемь­де­сят лет, сто лет кто-то про­жи­вет, то есть вот наш век. Однако послед­ние вре­мена про­дол­жа­ются уже две тысячи лет, и может быть, еще будут про­дол­жаться сколько-то лет, но всё равно послед­ние вре­мена. Почему? Потому что дело пошло к концу, поэтому послед­ние вре­мена. Для нас, людей, кото­рые живут там семь­де­сят, восемь­де­сят, сто лет, тысяча лет – это много. А для сатаны тысяча лет – это сколько? Для него это вообще ничего – две, три тысячи, даже пять тысяч лет – это для него нисколько, хотя он во вре­мени. Вре­мени-то ему все равно оста­лось чуть-чуть, дело идет к концу. Для нас тяжело, для него – совсем швах. Поэтому он и в яро­сти: ему оста­лось мало вре­мени вре­дить людям, кле­ве­тать, обви­нять людей.

Когда же дра­кон уви­дел, что низ­вер­жен на землю, начал пре­сле­до­вать жену, кото­рая родила мла­денца муже­ского пола.

Пре­сле­до­вать жену – пре­сле­до­вать Цер­ковь. Сатана все­гда воюет с Цер­ко­вью. Нет такого вре­мени, не бывает такого вре­мени, когда бы Цер­ковь не была гонима. Может быть, в каком-то месте Цер­ковь будет не гонима, но по всей земле где-то она будет гонима, а мы едины, и где-то гонимы. Когда я учился в ака­де­мии, так полу­чи­лось, я много наби­рал и читал доре­во­лю­ци­он­ных жур­на­лов. Там была при­чина, потому что я кан­ди­дат­скую работу писал, и я много жур­на­лов читал. И в одном жур­нале, кото­рый вышел где-то в 1880 какой-то там год – XIX век, Рос­сий­ская импе­рия, пра­во­слав­ный царь – всё, как поло­жено, – читаю исто­рию. Один моло­дой чело­век, я из тек­ста понял – типа, зна­ете, меща­нин такой, бед­ный, кре­стья­нин, но обра­зо­ван­ный, – он посту­пает в услу­же­ние к одному бога­тому чело­веку. Ему там дают место, и он начи­нает книги поку­пать духов­ного содер­жа­ния, читать, иконы… И к этому барину при­хо­дили его дру­зья, и они к нему там захо­дили: «хож­де­ние в народ», интел­ли­ген­ция захо­дила в народ. И вот они видят эти книги, он пыта­ется им объ­яс­нить, что это? – Это же про Бога, это про свя­тых, про Божью Матерь, про Цер­ковь, про спа­се­ние! Они про­сто сме­ются. Это люди закон­чили выс­шие гим­на­зии, в кото­рых обя­за­тельно пре­по­да­вался Закон Божий. Это люди, кото­рые до 1905 года обя­заны были ходить на испо­ведь и при­ча­стие. Вот она, Рос­сий­ская импе­рия. То есть чело­век веру­ю­щий – над ним про­сто поте­ша­ются. А насмешки – это разве не гоне­ние? То есть Цер­ковь будет все­гда гонима.

И даны были жене два крыла боль­шого орла, чтобы она летела в пустыню в свое место от лица змия и там пита­лась в про­дол­же­ние вре­мени, вре­мен и полвремени.

Вот это время – год, вре­мена – два года, и ещё пол вре­мени, три с поло­ви­ной года.

И пустил змий из пасти своей вслед жены воду как реку, дабы увлечь ее рекою. Но земля помогла жене, и раз­верзла земля уста свои, и погло­тила реку, кото­рую пустил дра­кон из пасти своей.

Чего не будет в Новом Иеру­са­лиме? Моря. Плохо. Я, конечно, к морю рав­но­ду­шен, но на кар­тин­ках море кра­си­вое. Или там сто­ять на берегу, смот­реть на море – кра­сиво. Почему в Новом Иеру­са­лиме моря не будет, чем море так про­ви­ни­лось? В нашей куль­туре море либо ней­траль­ный, либо хоро­ший какой-то сим­вол. Если мы пред­став­ляем отдых: отпуск, море, пляж – как обычно. Такое свя­зан­ное с отды­хом, с покоем, потому что отпуск есть отпуск. В Биб­лии море это все­гда отри­ца­тель­ный сим­вол. Почему? Потому что море, если чело­век попа­дает в море, он тонет. В море шторм, в море вся­кие там чудо­вища, живот­ные, и так далее. Почему такой сим­вол сло­жился? Потому что евреи жили не на море, поэтому море для них что-то страш­ное. Ну, пред­ставьте: чело­век всю жизнь про­жил, мак­си­мум, что он видел из воды – это какой-то ручей. Он попа­дает в ту же лужу какую-то, и он тонет, поэтому это страшно. Поэтому когда в Биб­лии ска­зано, что моря уже не будет, это озна­чает, что не будет какого-то страш­ного, злого и опас­ного, всё будет хорошо. Море будет, пляжи будут. Хотя, зна­ете как? Кстати, я сам из малень­кого городка. В моем городе жило пят­на­дцать тысяч и живет там пят­на­дцать тысяч. Навер­ное, в Ком­му­наре два­дцать пять тысяч. Ну, вот как бы тут все-таки город. При­мер Петер­бурга. Я заме­тил: в Петер­бурге есть две «фишки», о кото­рых меч­тают все петер­буржцы. Вы почти петер­буржцы – ну как «почти» – я имею в виду рядом живете. Можете, кстати, поспра­ши­вать у своих зна­ко­мых людей в Петер­бурге: две фишки у петер­бурж­цев. Собака и дача. Я это заме­тил. Я жил в малень­ком городе, плюс я учился на агро­нома, и поэтому вид гря­док, лопаты, гра­бель и всего подоб­ного у меня вызы­вает про­сто ужас. Когда у людей спра­ши­вают: а как вы пред­став­ля­ете рай – то, что будет, после этого все обычно пред­став­ляют сад, ого­род, домики, какие-то там, я в ужасе от этого. И тут я читаю в Биб­лии, что мы будем жить в городе, при­чем можно понять, в мега­по­лисе – хочу на небеса! Конечно же, все это тоже сим­во­лика. Почему? Потому что город – это что-то защи­щен­ное, спо­кой­ное и комфортное.

Дра­кон воюет с Цер­ко­вью, дра­кон воюет с женою. Сатана воюет с Цер­ко­вью, он пыта­ется ее уни­что­жить, но Бог ее защи­щает. Какие бы ни были гоне­ния, всё равно Цер­ковь выжи­вет, Бог защи­щает, Бог забо­тится. Почему? Потому что мы нахо­димся в пустыне, то есть в обще­нии с Богом.

13 глава, вот самая такая самая-самая…

И стал я на песке мор­ском, и уви­дел выхо­дя­щего из моря зверя с семью голо­вами и деся­тью рогами: на рогах его было десять диа­дим, а на голо­вах его имена богохульные.

Зверь, кото­рого я видел, был подо­бен барсу; ноги у него – как у мед­ведя, а пасть у него – как пасть у льва; и дал ему дра­кон силу свою и пре­стол свой и вели­кую власть.

Смот­рите, как полу­ча­ется. Море, то есть место опас­но­сти, место зла как сим­во­лика. И вот из этого вот чего-то опас­ного выле­зает вот это суще­ство, кото­рое прак­ти­че­ски один-в-один сов­па­дает с тем крас­ным дра­ко­ном. То есть там сатана и здесь сатана. Види­мое выра­же­ние сатаны для Иоанна – это Рим­ская импе­рия, Рим на семи хол­мах с деся­тью импе­ра­то­рами. Что здесь появ­ля­ется: диа­демы и имена бого­хуль­ные. Вот венцы, диа­демы, они есть, они упо­ми­на­ется в Биб­лии. На ком эти венцы: на Агнце и на два­дцати четы­рех стар­цах. Но старцы-то полу­чили эти венцы от Бога. То есть смот­рите, как полу­ча­ется здесь: вот этот зверь, кото­рый имеет власть сатаны, можно даже ска­зать, явля­ется выра­же­нием сатаны, он имеет то, что есть у Агнца и у веру­ю­щих. Но только это фаль­ши­вое. И вот тут-то как раз этот зверь и высту­пает как бы заме­ной Хри­ста. Тут ещё будут инте­рес­ные вещи, потому что там, напри­мер, одна голова была заклана, а в преды­ду­щих гла­вах было ска­зано, что Агнец как бы заклан­ный стоит. И там заклан, и здесь заклан. Вот эти диа­демы. Дальше. Кто подо­бен зверю сему – там ещё будет, кто подо­бен. Но это же почти то же самое: кто подо­бен Богу нашему. Вот этот зверь с семью голо­вами, деся­тью диа­де­мами – он высту­пает и как выра­же­ние сатаны, и как Рим­ская импе­рия, и как анти­христ. То есть как бы соеди­ня­ются вот эти сим­во­лики в одно это существо.

Имена бого­хуль­ные. Рим­ские импе­ра­торы не сразу, но посте­пенно начали себя пози­ци­о­ни­ро­вать как бог. Сна­чала это было больше как укра­ше­ние, а потом это дей­стви­тельно как бог. И импе­ра­торы о себе писали «боже­ствен­ный, спа­си­тель», и так далее. Этих титу­лов было дей­стви­тельно много, и они для веру­ю­щего чело­века явля­ются бого­хуль­ством. Потому что все эти слова можно отне­сти только к Богу, их нельзя отне­сти к чело­веку. Поэтому имена бого­хуль­ные. Как этот зверь опи­сы­ва­ется? Он опи­сы­ва­ется так же, как опи­сы­ва­ются звери в Книге про­рока Дани­ила. У про­рока Дани­ила очень похо­жее: море, из этого моря один за дру­гим появ­ля­ются звери. Эти звери они рас­шиф­ро­вы­ва­ются, это вави­ло­няне, это персы, это греки, это сирий­ская импе­рия. Вот они раз­ные, но вот этот зверь, кото­рый появился – это соеди­не­ние всех этих четы­рех зве­рей вме­сте. То есть все те импе­рии вое­вали с наро­дом Божиим, а вот этот зверь – это зверь, в кото­ром соеди­ня­ются все эти звери, и поэтому он воюет. Власть этого зверя от сатаны. Задача – вое­вать со свя­тыми. Но самое глав­ное: быть заме­ной Хри­ста, Кото­рый Агнец.

И видел я, что одна из голов его как бы смер­тельно была ранена, но эта смер­тель­ная рана исце­лена. И диви­лась вся земля, следя за зве­рем, и покло­ни­лись дра­кону, кото­рый дал власть зверю, и покло­ни­лись зверю, говоря: кто подо­бен зверю сему? и кто может сра­зиться с ним?

Что за одна из голов, кото­рая была смер­тельно ранена, но эта смер­тель­ная рана исце­ли­лась. То есть она заклана и исце­ли­лась. Один из импе­ра­то­ров, кото­рый начал – вер­нее, не то что начал, дру­гие тоже гнали хри­стиан, – но тот, кото­рый отли­чился в гоне­ниях, был импе­ра­тор Нерон. Об импе­ра­торе Нероне не очень известно, как он погиб. Там есть раз­ные мне­ния, но чаще всего гово­рили так, что он себя зако­лол, смер­тель­ную рану себе нанес. Однако суще­ство­вала дру­гая легенда о том, что этот импе­ра­тор ничего он себя не зако­лол, он убе­жал в Пар­фян­ское цар­ство, сей­час он собе­рет вой­ско и с этим свой­ством при­дёт и вер­нет себе трон. Для нас Нерон был гони­те­лем хри­стиан. Но для рим­ской черни он был хоро­шим импе­ра­то­ром, он кор­мил народ и устра­и­вал зре­лища. Поэтому его ждали. После его смерти появи­лась куча вся­ких само­зван­цев, кото­рые себя объ­яв­ляли импе­ра­то­ром Неро­ном. То есть здесь апо­стол берёт образ зна­ко­мый, вот эту исто­рию, и гово­рит: как Нерон был, так и будет этот зверь, потому что мы пони­маем: хоть там десять голов или там семь голов, но всё равно это одно суще­ство. Как Нерон, так и этот зверь. То есть сим­вол-то берётся понят­ный и он рас­шиф­ро­вы­ва­ется. Этот зверь про­слав­ля­ется как бог. Кто подо­бен – вот эта фраза встре­ча­ется в Свя­щен­ном Писа­нии Вет­хого Завета, где гово­рится «кто подо­бен Богу нашему».

И даны были ему уста, гово­ря­щие гордо и бого­хульно, и дана ему власть дей­ство­вать сорок два месяца. И отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его, и жилище Его, и живу­щих на небе.

Кто дал ему вот эти уста, кто дал ему власть. Ответ: кажется, что дра­кон. Но ведь дра­кон – то не дей­ствует без вла­сти Бога. То есть Бог поз­во­лил этому дра­кону быть. Почему это важно? Рим­ская импе­рия как бы пред­став­ляла себя: мы сами по себе, мы силу имеем сами в себе. Но на самом деле вот эту силу, вот это раз­ре­ше­ние Рим­ской импе­рии дал Бог. Что делает дра­кон – он хулит Бога.

И дано было ему вести войну со свя­тыми и побе­дить их; и дана была ему власть над вся­ким коле­ном и наро­дом, и язы­ком и пле­ме­нем. И покло­нятся ему все живу­щие на земле, кото­рых имена не напи­саны в книге жизни у Агнца, заклан­ного от созда­ния мира.

Давайте здесь раз­бе­рёмся. Вот вести войну со свя­тыми и побе­дить их – только что мы читали, что дра­кон не мог побе­дить жену. А тут полу­ча­ется, побе­дил. Будет ли Цер­ковь уни­что­жена? Нет, она не будет уни­что­жена. Но это не озна­чает, что каж­дый хри­сти­а­нин, каж­дый член Церкви оста­нется непо­беж­ден­ным. То есть если мы стали веру­ю­щими, это не озна­чает, что мы до конца дожи­вем. Неко­то­рых веру­ю­щих сатана всё-таки побе­дит. Мы не знаем, а сколько это «малое стадо»? То есть воюет с женою, но ее не может побе­дить. А вот неко­то­рых свя­тых он побе­дит. Дана ему эта власть, и он побе­дит. Здесь исполь­зу­ется сим­во­лика, кото­рая была для Иоанна в насто­я­щем. То есть Рим­ская импе­рия, десять голов, послед­няя деся­тая голова – это Доми­циан. То есть это как раз его годы, он его в ссылку отправил.

И ему дана власть над вся­ким коле­ном, наро­дом, язы­ком и пле­ме­нем. А это очень инте­ресно. Вообще-то эта фраза, кото­рая встре­ча­ется в Вет­хом Завете, она отно­сится к Мес­сии, ко Хри­сту. То есть вот Ему дана власть. А тут полу­ча­ется, что эта власть дана этому дра­кону. И здесь мы снова встре­ча­емся с тем самым, что этот дра­кон, это чудо­вище заме­няет Хри­ста, то есть оно явля­ется анти­хри­стом. То есть это и импе­рия, и это и антихрист.

И покло­нятся ему все живу­щие на земле, кото­рых имена не напи­саны в книге жизни у Агнца, заклан­ного от созда­ния мира. Место доста­точно слож­ное, пред­ла­гаю дру­гой пере­вод, я изложу дру­гой пере­вод, но попро­бую рас­шиф­ро­вать даже вот именно такое про­чте­ние. Кото­рых имена не запи­саны от созда­ния мира в книге жизни у Агнца заклан­ного – вот такое пред­ла­гаю про­чте­ние. Образ Книги, в Книге запи­саны вот эти имена – имена веру­ю­щих. Те, кто не запи­сан, они погиб­нут. Но можно рас­тол­ко­вать именно так, как напи­сано. Замы­сел того, что Агнец Божий, Сын Божий будет рас­пят, был ещё до созда­ния мира. Видели икону Андрея Руб­лева «Тро­ицу»? Все видели. Что здесь изоб­ра­жено? Вообще-то здесь изоб­ра­жён Пред­веч­ный Совет Пре­свя­той Тро­ицы, то, что было до созда­ния мира. И вот на этом Пред­веч­ном Совете было решено, что будет так-то, так-то, и так-то, и Сын Божий умрет за нас. Вот поэтому Агнец Божий, заклан­ный до созда­ния мира.

9 стих.

Кто имеет ухо, да слы­шит. Кто ведет в плен, тот сам пой­дет в плен; кто мечом уби­вает, тому самому над­ле­жит быть убиту мечом. Здесь тер­пе­ние и вера святых

Здесь пере­сказ слова про­рока Иере­мии, кото­рый гово­рит о том, что кому быть уве­ден­ным в плен, будет уве­ден в плен, кому погиб­нуть от меча, тот погиб­нет от меча. Здесь именно это име­ется в виду, что как бы апо­стол обра­ща­ется и гово­рит: веру­ю­щие, успо­кой­тесь, всё в руках Божиих, не думайте, что Бог забыл вас и как бы дал злу абсо­лют­ную власть. Нет, этого нет. Бог всё дер­жит в Своей руке, но Он поз­во­лил этому быть. Поэтому тер­пите, вы все равно в руке Божией. Сле­ду­ю­щий отрывок:

И уви­дел я дру­гого зверя, выхо­дя­щего из земли; он имел два рога, подоб­ные агн­чим, и гово­рил как дракон. 

Появ­ля­ется сле­ду­ю­щее суще­ство, кото­рое как бы тоже похоже на Агнца. Он имеет рога как бы агн­чие, то есть он имеет рога, как у Агнца Божьего. Но мы пони­маем, что это не Агнец Божий, это такое же дья­воль­ское суще­ство, как и дракон.

Он дей­ствует перед ним со всею вла­стью пер­вого зверя и застав­ляет всю землю и живу­щих на ней покло­няться пер­вому зверю, у кото­рого смер­тель­ная рана исце­лела; и тво­рит вели­кие зна­ме­ния, так что и огонь низ­во­дит с неба на землю перед людьми.

Здесь сле­ду­ю­щее. Понятно, что рим­ская власть, рим­ский импе­ра­тор не мог ска­зать: делайте и покло­няй­тесь мне. Была целая машина, идео­ло­ги­че­ская машина, кото­рая вот эту идею о том, что импе­ра­тор явля­ется богом, про­тал­ки­вала. Осо­бенно сильно она дей­ство­вала на Востоке, в Малой Азии – там, где как раз и про­по­ве­до­вал Иоанн, когда он писал свои Посла­ния. Ста­ви­лись ста­туи импе­ра­тора, перед ними при­но­си­лись жертвы. Самое инте­рес­ное, что в ран­них тво­ре­ниях свя­тых отцов есть упо­ми­на­ния о том, что ста­туи гово­рили, про­ро­че­ство­вали, какие-то чудеса перед ними совер­ша­лись. Поэтому вот кто это? Это вот именно те жрецы, те про­по­вед­ники этого рим­ского культа импе­ра­тора, и они даже тво­рят чудеса, потому что дей­стви­тельно в опи­са­нии есть, что они там тво­рили чудеса.

И чуде­сами, кото­рые дано было ему тво­рить перед зве­рем, он обо­льщает живу­щих на земле, говоря живу­щим на земле, чтобы они сде­лали образ зверя, кото­рый имеет рану от меча и жив.

Вот покло­не­ние импе­ра­тору как покло­не­ние Рим­ской импе­рии начи­на­лось, зна­ете с чего? Богиня была, кото­рая обо­зна­чала Рим, и сна­чала стро­или как: в храме сто­яла ста­туя вот этой богини Рима, и ста­туя импе­ра­тора. Соот­вет­ственно, покло­ня­ясь в этом храме, покло­ня­лись Рим­ской империи.

И дано ему было вло­жить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и гово­рил и дей­ство­вал так, чтобы уби­ваем был вся­кий, кто не будет покло­няться образу зверя. И он сде­лает то, что всем, малым и вели­ким, бога­тым и нищим, сво­бод­ным и рабам, поло­жено будет начер­та­ние на пра­вую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни поку­пать, ни про­да­вать, кроме того, кто имеет это начер­та­ние, или имя зверя, или число имени его.

Давайте здесь раз­би­раться. Ино­гда рабов, ино­гда осо­бых почи­та­те­лей какого-то бога, они делали себе тату­и­ровки. Клей­мили – тату­и­ровки, клеймо. Они клей­мили себя и как бы пока­зы­вали при­над­леж­ность к этому культу. Очень часто это было свя­зано с про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­стью. Цеха, то есть проф­со­юзы, у них был как бы свой храм. И вот если ты вхо­дишь в этот «проф­союз», то ты свя­зан с этим хра­мом. А если ты свя­зан с этим хра­мом, то ты дела­ешь тату­и­ровку этого храма. Хри­сти­ане не могли сде­лать себе эти тату­и­ровки, потому что они не могли при­над­ле­жать к какому-то храму. И поэтому была боль­шая про­блема хри­сти­а­нину вообще как-то зара­бо­тать деньги. Плюс к этому сле­ду­ю­щее. Очень часто, чтобы поучаст­во­вать в ком­мер­че­ской дея­тель­но­сти, нужно было при­не­сти жертву. Это не обя­за­тельно там какого-то там тельца или овна. Была такая жаровня, на ней лежали угли, на этот уголь бро­сали кусо­чек ладана – всё. Вре­мен­ную печать ста­вили либо на лоб – чаще всего ста­вили на лоб клеймо рабам; либо на руку. Потому что здесь уже клеймо себе, тату­и­ровку делали те, кто почи­тал этот храм, не рабы этого храма, про­сто почи­та­тели. Это была вре­мен­ная тату­и­ровка, вре­мен­ная печать на лоб, либо на руку, чтобы зани­маться ком­мер­че­ской дея­тель­но­стью, то есть тор­го­вать на рынке. Понятно, что на лоб люди ста­вили те, кото­рые про­да­вали, это не обя­за­тель­ная была при­вязка такая, чтобы не каж­дый раз пока­зы­вать, а на руку те, кто поку­пал. Здесь ещё одна сим­во­лика. А вы зна­ете, кстати, что имеем тату­и­ровку, эту печать, все мы имеем печать? То есть мы все как бы заклей­мены Хри­стом. То есть рабы носили тату­и­ровки, печати, клеймо. Мы тоже имеем такое клеймо, мы при­над­ле­жим Хри­сту. Все. Нельзя эту тату­и­ровку, это клеймо смыть, мы при­над­ле­жим Хри­сту, всё. То есть нам нельзя ста­вить дру­гое клеймо, невоз­можно это. Поэтому здесь Иоанн опи­сы­вает то, что было в его время и пока­зы­вает, что вот нельзя хри­сти­а­нину, кото­рый уже заклей­мен, он уже имеет эту печать Хри­ста, полу­чить дру­гую печать, он не дол­жен это сде­лать. Иначе он не будет уже при­над­ле­жать Хри­сту. Но отсут­ствие печати при­во­дит к тому, что чело­век теряет воз­мож­ность зара­ба­ты­вать, есть, пить, поку­пать, продавать.

Сле­ду­ю­щий момент. Вот тут как раз и начи­на­ются самые пляски. Число зверя, и это число названо.

Здесь муд­рость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число чело­ве­че­ское; число его шесть­сот шесть­де­сят шесть.

Шесть­сот шесть­де­сят шесть, есте­ственно, кар­тинка: три шестерки. Если мы жили бы, напри­мер, тысячу лет назад в Рос­сии, то ника­ких шесте­рок у нас бы не появи­лось. У нас появи­лось бы «Х», «Кс», и «С». Если бы мы жили в Гре­ции – при­бли­зи­тельно то же самое. Если бы мы жили бы в Изра­иле – там дру­гие буковки. Ника­ких трех шесте­рок. Давайте раз­би­раться, о чём здесь идёт речь. В древ­но­сти ника­ких отдель­ных зна­ков для цифр не было, исполь­зо­вали буквы. Кто из вас умеет читать по-цер­ков­но­сла­вян­ски цер­ковно-сла­вян­скими бук­вами? Так мало? Не уме­ете читать? Учиться, обя­за­тельно учиться! Вот есть ста­рый-ста­рый-ста­рый при­кол, его пой­мут, кто читает по-цер­ков­но­сла­вян­ски цер­ков­но­сла­вян­скими бук­вами «Гос­поди поми­луй (м)!» Потому что буква «м» озна­чает 40. Соот­вет­ственно там г=3, а=1. Отсюда очень быстро прийти к такому выводу: раз каж­дая буква обо­зна­чает какую-то цифру, какое-то число – а что, если взять какое-то слово и поста­вить цифры, сло­жить там, при­ба­вить, умно­жить, пере­ста­вить, полу­чить какое-то число, это же можно? Можно, назы­ва­ется это гемат­рия, когда буквы заме­ня­ются чис­лами, и соот­вет­ственно что-то там высчи­ты­ва­ется. Это и поро­дило каб­балу – мани­пу­ля­ция с пер­вой гла­вой Книги Бытия, в основ­ном. Назы­ва­ется это гемат­рия, когда берется какое-то имя, счи­та­ется и полу­ча­ется какое-то там число. Есте­ственно, если у нас есть число, давайте попро­буем вос­ста­но­вить, какое-то же это число. И высчи­ты­ва­ний было очень много. Те люди, кото­рые имели цифры как буквы, они видели имя, какое-то имя, и пыта­лись его извлечь. У нас дру­гая ситу­а­ция. У нас есть отдель­ные цифры, и поэтому мы видим какое-то число. То есть раньше люди видели имя, а у нас видят цифру, И вот поэтому появ­ля­ется страх перед тремя шестер­ками. Это невоз­можно, потому что тогда не было каких-то отдель­ных шесте­рок, потому что там дру­гая система под­счета была. Поэтому имя. Какое имя? Ста­ро­об­рядцы, начи­ная с XVIII века, счи­тали, что это слово импе­ра­тор. Правда, там не полу­ча­лось, поэтому они одну буковку выки­ды­вали и полу­ча­лось ипе­ра­тор, вот там 666 полу­ча­лось. Мар­тин Лютер посчи­тал, полу­чил: Папа Рим­ский. То же самое, кстати, счи­тают адвен­ти­сты седь­мого дня – что это Папа Рим­ский, там они высчи­ты­вают, там очень инте­рес­ные мани­пу­ля­ции, в общем, 666, Папа Рим­ский. При­чём Папа Рим­ский вообще Папа Рим­ский – не какой-то кон­кретно, а вообще Папа Рим­ский. Были и дру­гие под­счеты, но ведь дело вот в чем. Это имя свя­зано вот с этим дра­ко­ном, с этим зве­рем, с этим живот­ным. То есть надо искать где-то в этом звере. И, по мне­нию тол­ко­ва­те­лей, рас­шиф­ро­вы­ва­ется: кесарь (или цезарь) Нерон, вот он там сов­па­дает, всё сов­па­дает. При­чем сов­па­дает, даже так инте­ресно, что есть руко­писи, в кото­рых цифра стоит 616. Не 666, а 616, и это тоже хорошо полу­ча­ется, потому что по-гре­че­ски Нерон, а по-латин­ски Неро. И вот как раз «ню» – «н», как раз дает 50. 666,616. Но дело-то не в том, что это вот кон­крет­ный Нерон. Нерон – это тот, кто пер­вый начал гоне­ния, вот это вот живот­ное. А это живот­ное взято с Антиоха Епи­фана, как бы спи­сано. Антиох Епи­фан – гони­тель. То есть там Антиох Епи­фан гони­тель, здесь Нерон гони­тель, сатана гони­тель. То есть имя этого зверя – это знак гони­те­лей Церкви. А кто гони­тель Церкви? Свя­щен­ное Писа­ние назы­вает его анти­хри­стом. Что хочет пока­зать Иоанн – он хочет пока­зать, что вот это имя – это имя анти­хри­ста. Когда чело­век при­ни­мает эту печать, он при­ни­мает власть анти­хри­ста. Вот в чем осо­бен­ность. То есть не важно, какое там имя будет напи­сано, какое зашиф­ро­вано, самое глав­ное, что это при­ня­тие вла­сти анти­хри­ста, вот о чём здесь име­ется в виду.

Вот как бы две главы. Повто­ряю, в самом начале я ска­зал: я рас­шиф­рую сим­во­лику, но не буду гово­рить, как это отно­сится к совре­мен­но­сти или к буду­щему, я этим не буду зани­маться. Не знаю, повто­рюсь, являлся ли пас­порт Рос­сий­ской импе­рии печа­тью анти­хри­ста, не знаю. То, что я читаю и вижу: печать зверя – это при­зна­ние вла­сти анти­хри­ста. Спа­сибо. Пожа­луй­ста, ваши вопросы.

Когда дра­кон был низ­вер­жен на землю, он в силь­ной яро­сти на ней пре­бы­вает – с одной сто­роны, это послед­ние вре­мена; с дру­гой сто­роны, он огра­ни­чен своей силой, да? Как сей­час он действует? 

Воюет с веру­ю­щими, воюет со свя­тыми. Мы все пре­красно чув­ствуем вли­я­ние этого зверя на себе. Не забы­вайте: здесь речь не только о внут­рен­них гоне­ниях, но и реаль­ных физи­че­ских, за кото­рыми стоит сатана.

Тра­ди­ци­онно автор­ство Апо­ка­лип­сиса при­пи­сы­ва­ется апо­столу Иоанну, одному из еван­ге­ли­стов. Если мы читаем Еван­ге­лие от Иоанна и читаем Апо­ка­лип­сис, то, про­стите, абсо­лютно видно, что напи­сано раз­ными людьми. Кто писал Апо­ка­лип­сис – это был чело­век, кото­рый если и имел пред­став­ле­ние о хри­сти­ан­стве, то весьма смут­ное, потому что это ско­рее напи­сано иудеем, или по край­ней мере, иудо­хри­ста­ни­ном мак­си­мум, а никак не тем, кто видел Хри­ста, слу­шал Его про­по­веди, для кото­рого все уже ясно, для него не надо ничего зашиф­ро­вы­вать, Хри­стос все ска­зал, Он не оста­вил ничего тай­ного. А все что зашиф­ро­вано, это ско­рее исхо­дит из дохри­сти­ан­ского, нечто таин­ствен­ного, мало понят­ного, только для посвя­щен­ных. Хри­стос гово­рил для всех. А кто писал Апо­ка­лип­сис, он писал для избран­ных, кото­рые пони­мают, зашиф­ро­вы­вают, тай­ные знаки. Это, про­стите, явно не хри­сти­ан­ством отдает.

Вы только что обви­нили Хри­ста в нехри­сти­ан­стве. Хри­стос гово­рил притчами.

Он гово­рил всем понят­ными притчами.

Всем понят­ными прит­чами, это всё понятно. Зна­чит, смот­рите: если мы берём Еван­ге­лие от Иоанна и  Откро­ве­ние – Вы ещё забыли упо­мя­нуть такую вещь, как Посла­ния. Это три раз­ных жанра: Посла­ния, Еван­ге­лие и Откро­ве­ние. Гово­рил ли Хри­стос прит­чами, то есть сим­во­ли­кой? Да, Он гово­рил. Хри­стос ска­зал и всем всё понятно, Хри­стос ска­зал и никому не понятно, пока не при­шёл Дух Свя­той. Дух Свя­той при­шел, и тогда все стало понятно, что ска­зал Хри­стос. Иоанн пишет книгу, кото­рая сим­во­лична. Кто имеет муд­рость, он про­чтет эту книгу. Кем дается мудрость?

То есть для книж­ни­ков напи­сана эта Книга?

Как и притчи. Пони­мали ли притчи читатели?

Конечно.

Да ничего подоб­ного! Апо­столы не пони­мали. Они Его спра­ши­вают: зачем Ты гово­ришь прит­чами? И Он им рас­шиф­ро­вы­вал эти притчи. В конце самом апо­столы ска­зали: нако­нец-то Ты нам пере­стал гово­рить не прямо, вот сей­час Ты прямо гово­ришь, – и то непра­вильно поняли. Там всё это плохо закон­чи­лось. Поэтому то, что Хри­стос гово­рит сим­во­ли­че­ски, это вполне зна­комо. Гово­рить об иудео­хри­сти­ан­стве автора – ну можно гово­рить об иудео­хри­сти­ан­стве любого автора. Если вы вни­ма­тельно почи­та­ете все вот эти семь посла­ний семи Церк­вам, то там вообще спо­рят с иудео­хри­сти­ан­ством: вот они назы­вают себя иудеи, на самом деле там сина­гога сатаны. То есть это вот зву­чит доста­точно четко. Поэтому все есть. воз­можно кто-то ска­жет: ну подо­ждите, вот Хри­стос как бы ну совсем доб­рый, там любовь и всё такое про­чее, а тут такие бед­ствия, гонения.

Отдает Вет­хим Заветом..

Вот! Есть текст в Еван­ге­лиях (не у Иоанна), где Хри­стос гово­рит о конце вре­мен. Это беседа на Еле­он­ской горе. И Он опи­сы­вает те бед­ствия, кото­рые бывают, при­чем как бы коли­че­ство бед­ствий нарас­тает. То есть полу­ча­ется, что Хри­стос гово­рит как вет­хо­за­вет­ный. Про­блемы, конечно, есть. Когда мы пыта­емся всё это вме­сте соеди­нить, все эсха­то­ло­ги­че­ские тек­сты, это дей­стви­тельно про­блема. Потому что, с одной сто­роны, в Биб­лии напи­сано, что конец света насту­пит – как гово­рится, мы сего­дня легли, утром просну­лись – конец света. С дру­гой сто­роны, здесь опи­сы­ва­ется много чего про­ис­хо­дя­щего, кото­рое это будут сим­во­ли­зи­ро­вать. Это труд­ность, это бес­спорно труд­ность. Но апо­ка­лип­тика в Новом Завете, в Еван­ге­лиях – и не только в Откро­ве­нии, а и в Еван­ге­лиях и в Посла­ниях она есть. Смот­рите, апо­стол Павел про­по­ве­до­вал о вто­ром при­ше­ствии – его непра­вильно поняли. Вот, пожа­луй­ста. Я счи­таю, что вполне в том же духе, в кото­ром напи­сан Новый Завет, напи­сано Откровение.

Те, кото­рые не будут иметь начер­та­ние анти­хри­ста, не смо­гут участ­во­вать в ком­мер­че­ской дея­тель­но­сти – эти слова надо пони­мать тоже символически?

Если у них не будет этой печати зверя, то они уже не будут граж­да­нами этой импе­рии. Я имею в виду, что печать анти­хри­ста – это не обя­за­тельно вот какой-то кон­крет­ный зна­чок. Ну, об этом уже ска­зано, что не воз­лю­били души своей даже до смерти. Чело­век, кото­рый граж­да­нин, он полу­чает много чего. То есть здесь зем­ное цар­ство и Небес­ное Цар­ство в сравнении.

А как евреи отно­сятся к 13 главе? 

Как и ко всему Новому Завету: Иисус это Тот, кто вёл в Соблазн Изра­иль, мало ли что там напи­сано. Так же, как к Корану мы отно­симся, как мы к Талмуду.

Видела, как рим­ский папа стоял у Стены Плача, обни­мался с евре­ями – какие ком­мен­та­рии, что это заиг­ры­ва­ние с евреями?

А когда наши пре­зи­денты записки в Стену Плача тол­кают?..

С дру­гой сто­роны, Папа Рим­ский хоро­ший. На самом деле исто­рия евреев и като­ли­ков она под­лин­нее и поза­пу­тан­нее, чем кажется. Напри­мер, была такая исто­рия, одна­жды Папа Рим­ский путе­ше­ство­вал и вхо­дил в один город. Его вышла при­вет­ство­вать еврей­ская община, и она вынесла с собой свитки Торы. Что сде­лал Папа? Он вырвал эти свитки, бро­сил их на землю и начал их топ­тать. То есть евреи сде­лали шаг к нему навстречу, с ува­же­нием, это исто­рия доста­точно запу­тан­ная. Что такое «звезда Давида», эти два тре­уголь­ника? Один из кня­зей, каких-то там пра­ви­те­лей, от сво­его герба пода­рил евреям вот этот зна­чок. За что? За то, что евреи ему там ну типа помо­гали. А евреи очень этим гор­ди­лись, они его на фла­гах начали его вешать, что мы не какие-нибудь. Поэтому эта исто­рия длин­ная, запу­тан­ная, такая инте­рес­ная. Поэтому, что Папа Рим­ский с ними встре­тился и подо­шел, это было в ключе их вза­и­мо­от­но­ше­ний. В Рос­сии у нас вообще-то вот этого опыта вза­и­мо­от­но­ше­ний особо нет, и поэтому для нас это немножко выгля­дит странно. Для них это выгля­дит как бы нор­мально, это дипло­ма­тия. А смот­рите, какая ерунда. Вот, напри­мер, я читал ста­тью одного епи­скопа пра­во­слав­ного, кото­рый пишет, что мы и мусуль­мане покло­ня­емся одному и тому же Богу. Ну что это такое, это чушь пол­ная! Какой Бог у мусуль­ман, и какой Бог у хри­стиан? Это два раз­ных Бога. Хри­сти­а­нам с иуде­ями нельзя, а с мусуль­ма­нами можно?.. Ну что, закон­чим. Если у кого-то будут вопросы – пожа­луй­ста, под­хо­дите, спрашивайте.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки