Псалтирь — Добыкин Д.Г.

Псалтирь — Добыкин Д.Г.

(75 голосов4.3 из 5)

Никакая другая книга не славит Бога так, как Псалтирь, — сказал святитель Василий Великий, — чтение ее должно стать ежедневным обязательным занятием православного человека, потому что Псалтирью Бога славят вместе с ангелами.
Каждое слово Книги утешения несет глубинное духовное содержание. Самостоятельно объяснять себе те или иные места пророческой книги опасно. Это может привести к искажению Святого Письма и неправильному его пониманию.
Поэтому тем, кто желает постичь аллегории псалмов, будут полезны толкования Псалтири, беседы или толкования на псалмы.

«Псалтирь»

 

Расшифровка беседы

Псалтирь. Псалмы 1–2

С сегодняшнего дня мы начинаем изучать Псалтирь. Давайте сначала с названием разберемся. Слово «Псалтирь» пришло к нам из греческого языка, происходит от слова «псалмос» и означает какую-то песнь, которую исполняли под аккомпанемент инструмента, который так и назывался псалтирион. Псалтирион напоминает небольшую арфу, внизу сделан такой резонатор, чтобы звук распространялся. Вот соответственно псалмы это песни под этот псалтирион. У евреев эта книга называется «сефер тегилим», Книга хвалы. Хвалы кого — Бога.

Авторство книги. Обычно говорим «Псалтирь царя и пророка псалмопевца Давида». Это отчасти только правильно. Действительно, большая часть псалмов — почти половину, написал царь Давид — по подсчетам, от 70 до 80 приписывается царю Давиду. Но другие псалмы написаны другими людьми. Есть один псалом, который написан Моисеем; есть два псалма, которые написаны царем Соломоном; есть псалмы, которые написаны людьми из окружения царя Давида. А есть которые написаны уже после царя Давида. Вот, например, все вы знаете псалом 136 «На реках Вавилонских». Кстати, у нас он поётся только перед Постом и в Посту, в протестантских церквях этот псалом, переделанный чуть-чуть, поётся достаточно часто на богослужениях. Там опускаются слова «блажен тот, кто разбиет младенца о камень». Царь Давид жил в Х веке, вавилонский плен был в VI веке. То есть вы сами понимаете, какой большой промежуток времени. Но можно быть уверенным, что где-то к III веку все псалмы уже были написаны, и более того, они собраны в один сборник. Вы все понимаете, что Псалтирь это сборник, это не последовательность, это все-таки сборник вот этих песнопений. К III веку этот сборник был уже окончательно собран. В III веке начался перевод Священного Писания с еврейского языка на греческий, и этот перевод называется Септуагинта. Септима — это 70. Почему Септуагинта, почему 70 — потому что этот перевод начали 70 переводчиков. По устоявшейся традиции, чтобы каждый раз не писать слово «Септуагинта», пишут LXX — это по-латински цифра 70. Если кто читает дореволюционные книги, там очень часто Библию цитируют как, например: Бытие, глава пишется латинскими цифрами, стих — арабскими. Септуагинта — это перевод 70 толковников. Толковник — это не только переводчик, это тот человек, который объясняет то, что там написано. Конечно, Септуагинта — это действительно перевод, но перевод, который не буквально вот слово в слово, а с объяснениями этих слов, и расшифровка этих слов. Поэтому если мы берём перевод, который сделан только с еврейского текста, это один; а тот, который сделан с греческого текста, немножко отличается. Это не значит, что один прав, другой не прав. Они оба правы. Они оба правильные переводы, но между ними есть разница, потому что один сделан с еврейского, другой с греческого. И вот мы живём на самом деле с двумя Псалтырями. Один Псалтырь в нашей русской Библии сделан с еврейского текста, а другой Псалтырь сделан с греческого текста, он находится у нас в молитвословах, за богослужением, то есть это славянский текст. Если внимательно сравнивать, то в некоторых местах, действительно есть какие-то расхождения. Эти расхождения возникли, потому что сделаны с разного текста. Поэтому мы не всегда можем так: открыть славянский текст, читаем-читаем, что-то не понимаем — открываем русский, мы видим, что там немножко разница есть. Яркий такой пример. В славянском тексте «прежде денницы рождение Твое», а в русском тексте «подобно росе рождение Твое». Разные вещи все-таки. Такое есть. Но не надо пугаться таких радикальных различий, потому что в нашем русском переводе всегда есть примечание, которое показывает разницу между еврейским и греческим текстом. И на самом деле, таких расхождений минимальное количество.

Где используется перевод с еврейского?

В домашнем чтении. Когда Синодальный перевод выходил, было такое сразу указано, что он используется для домашнего чтения, для преподавания, для цитирования в литературе, но в богослужении остается славянский текст. Ну такой гипотетический представим вопрос, что если мы вдруг будем переводить богослужение на русский язык (я не сторонник и не противник, я просто говорю: если такое будет) — то всё-таки нам придётся переводить Псалтирь не с еврейского текста — с греческого текста, потому что греческий текст — это язык богослужения, и именно греческим текстом пользовались апостолы, пользовались святые отцы.

Теперь о том, как делятся псалмы. Вы все знаете, что псалмы делятся на кафизмы. Слово «кафизма» — это менее знакомое слово, а более знакомое вам всем слово, которое происходит от одного корня, является антонимом: акафист. Акафист это неседален. Кафизма, соответственно, седален, время, когда можно сидеть. Кафизм 20, и каждая кафизма по объему приблизительно одинаковая. Но некоторые кафизмы из нескольких псалмов состоят, некоторые состоят из одного псалма — например, 17 кафизма, 118 псалом, это один псалом. Но кроме этого, есть и другие способы разделения Псалтири. Например, существует разделение Псалтири на 5 частей. Но все эти вещи нужны только были нужны только при богослужении, или нужны при богослужении, или были нужны при богослужении. Здесь нас, наверное, больше будет интересовать, как псалмы делятся по содержанию. Существует несколько систем классификации псалмов. Я, наверное, попробую назвать максимальное количество разделений, как делятся псалмы. При этом нельзя сказать, что вот этот псалом только к этой категории принадлежит, а другой только к этой. Очень часто псалмы попадают под обе категории. Давайте разбираться.

Первый вид псалма — это псалом просительный, иногда его еще считают покаянный, иногда через чёрточку пишут простительно-покаянный псалом. Это те псалмы, в которых мы либо каемся в грехах, либо просим что-то у Бога. чаще всего это всё вместе: мы каемся в грехах, и просим, чтобы Господь дал нам прощение и Свою милость.

Второй вид псалмов — это благодарственные псалмы. В этих псалмах благодарят Бога за что–то. При этом, знаете, как может быть: в начале псалма идти просьба, а в конце благодарение.

Следующий вид псалмов — это хвалительные псалмы. Здесь нет ни просьбы, и нет ни благодарения. Бога хвалят за то, что Он есть, или за то, что Он делал — но не по отношению ко мне, а по отношению ко всему миру. Самый известный: «хвалите Господа с небес, хвалите Его в вышних».

Следующий вид псалмов — это учительные псалмы. Этот вид псалма, или части псалма мы можем очень легко услышать: в них используется слово «блажен». То есть в этих псалмах есть какое-то учение — как жить, как поступать, как что-то выбирать. Это учительные псалмы.

Следующий вид псалмов — это царственные (мессианские). Почему так? Потому что в этих псалмах говорится о царе. И мы можем если вот так смотреть, то эти псалмы, по большому счёту, относятся к действительно земному какому-то царю. Но этот земной царь описывается как идеальный царь, как самый лучший царь. А такой идеальный Царь, такой лучший Царь — только Мессия. Поэтому они мессианские.

И наконец, последний вид псалма — вот с этими псалмами самая большая трудность. Это псалмы проклятия. Есть такие псалмы. Вот как раз 136 псалом — это псалом проклятия. Такие псалмы ещё есть: 68, например, 108 псалом, это все псалмы проклятия. Это не прямо весь псалом — псалом проклятий, там могут быть просто цитаты и там звучат эти проклятия. Давайте просто сейчас запомним, что такие псалмы есть, и пока не будем разбирать их. На самом деле там это не совсем проклятия, просто их так называют. Это скорее псалмы, когда мы просим у Бога такой, знаете, «активной защиты», когда мы понимаем, что вот тот, о ком мы молимся, это действительно, чтобы Господь этого человека уничтожил, такая защита. Ну вот такая классификация псалмов есть.

Давайте начнём. Как мы будем двигаться: берем псалом, прочитываем его, разбираем его, если нужно будет — понимаем, к какой категории он относится, и идем дальше.

Первый псалом. Я буду пользоваться Синодальным переводом, и обращаться к современному переводу Ветхого Завета. Я бы не сказал, что они так сильно различаются, но все-таки любой перевод — это интерпретация. В пору своей юности я очень любил книжку, которая называется «Алиса в стране чудес». Я однажды увидел издание, где были собраны там пять или шесть переводов этой книги. Я их начал листать, и увидел, что между ними есть разница. Да, вообще говорят, что эта книга очень сложная для перевода. Я нашел еще переводы «Винни Пуха» — тоже несколько, но это художественная литература людей, которые жили там сто лет назад, сто пятьдесят лет назад, и словарь английского языка — там они есть. Если человеку непонятно какое-то слово, мы листаем этот словарь и смотрим. Здесь библейский текст. Текст, который был написан три тысячи лет назад. Естественно, огромное количество вопросов. Поэтому в переводах существует разница.

Первый псалом, псалом Давида. Вот это «псалом Давида» — что это такое. Это так называемые надписания. Они очень ценные, потому что мы через эти надписания узнаем, кто написал, по какому поводу написал, и для чего написали. Итак, псалом Давида

Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых и не стоит на пути грешных и не сидит в собрании развратителей.

Начинается с «блажен». Понятно, что это псалмы мудрости, или учительные псалмы. Есть большая проблема, когда переводят слово «блажен». Во-первых, это слово церковнославянское, оно взято из церковнославянского языка, и является переводом слова макаризм. И вот в чём проблема понимания этого слова. Самые легко перевести: «счастлив». Но счастлив, знаете, какой счастлив: я поел — я счастлив-понимаете, да?; выпил — тоже счастлив, в окно посмотрел — счастлив. А через пять минут я опять несчастлив. Вот «блажен» вот этот вот макаризм, это не тот, кто сиюминутно счастлив — это тот, кого мы называем счастливым человеком. Тот человек, который рад. Понятно, что в состоянии постоянной радости мы не сможем находиться, постоянного счастья не бывает. В конце концов, мы тоже вот так вот двигаемся, и настроение у нас там то лучше, то хуже, но вот вообще жизнь этого человека — он счастлив в жизни. При этом счастье — это такая категория, которая может измеряться нематериально. Вот смотрите: какой-нибудь пустынник сидит в пустыне, у него ничего нет, глиняный кувшин для воды и чашка, чтобы есть — он счастлив. А человек, который как Скрудж Макдак, в золоте купается — он несчастлив. То есть счастье — это внутреннее состояние, а не внешнее. И вот этот счастливый муж — он счастлив, и он не ходит на совет нечестивых, не стоит на пути грешников, и не сидит в собрании развратителей. Смотрите: не ходит, не стоит, и не сидит. То есть вообще не имеет никаких отношений с этими категориями людей. Знаете, нечестивые и грешники по большому счёту синонимы, и развратители тоже. Но синоним слова «развратитель» там немножечко поинтереснее. Кто эти развратители? В еврейском тексте там на самом деле слово стоит, которое перевести можно как «хулители» или «ругатели». Это люди, которые насмехаются, или издеваются, хулят Закон Божий. То есть люди, которые смеются над заповедями Господними. «Среди хулителей не сидит». Вот с этими хулителями вы наверняка сталкивались, вы наверняка знаете, что есть люди, которые атеисты, а есть же люди, которые говорят, что вообще вера христианская, вообще заповеди Господни — это чушь. Есть такое. И вот с этими людьми у этого человека ничего общего. Вот это «ходить», «сидеть», «стоять» — это не просто пересекаться с этими людьми, это быть единомышленными с ними. Поэтому нет никакого соединения. Кстати, апостол Павел об этом говорил: Что общего между Христом и велиаром? Ничего. Понятно, что мы по жизни ходим, пересекаемся с этими людьми, даже иногда живем вместе, но это не значит, что мы должны соединяться с их мыслями.

но в законе Господа воля его, и о законе Его размышляет он день и ночь!

«В законе Господнем воля его». Смотрите, в еврейском тексте там так написано, что описывается движение человека к закону Господню, то есть он все свои мысли, все свои желания и самого всего себя устремляет к исполнению закона Господня. Вот фраза «размышляет день и ночь» — это чисто еврейское, это калька с еврейского языка. Если бы его переводить на русский язык, это значит всегда. Что значит «размышления»? — Ну мы бы сказали размышление, это когда человек думает о чём-то, но как бы в еврейском языке размышление означает не сколько думание, а означает, что человек всё время живёт в законе Божием. Такой пример. Мы решаем что-то сделать. У нас есть решения, которые мы делаем, размышляя, а есть решения, которые мы делаем спонтанно. Смотрите: мы подходим к дороге, и мы останавливаемся на автомате, мы даже не задумываемся, какой свет горит, мы не размышляем: ага, надо стоять! — потому что об этом говорят правила, мы это делаем на автомате. Воля в законе Господнем и размышления о нем день и ночь — это когда человек поступает по закону Господню, не размышляя, не думая, это происходит спонтанно, он не делает плохого, потому что у него нет этого, у него даже мыслей таких не появляется. Такой человек, который уходит от греха и живет в добре,

будет как дерево, посаженное при потоках вод, которое приносит плод свой во время свое, и лист которого не вянет; и во всем, что он ни делает, успеет.

Давайте разбираться. Для нас образ дерева не очень работает, потому что мы живём, где деревья растут. Для людей, которые живут в засушливом климате — это очень сильный образ. Сказано, что при потоке вод. Вода, текущая вода — это живая вода, и в пустыне это очень действенный образ, очень красивый образ, и вот дерево, которое растет на берегу ручья — оно, естественно, красивое, она плодовитое, оно шикарное дерево. И с таким деревом сравнивается праведник: могучий, сильный, плодоносный. Что за плоды, которые он приносит? Это его дела. Невянущий лист — это постоянство. И вот эта последняя фраза о том, что во всём, что он ни делает, успеет — если так перевести, то у него все дела идут на лад. Можем сказать: он успешный человек во всем. Заметьте — во всем, действительно. Для человека, который жил в Ветхом Завете, не было таких разделений на сферу сакральную и сферу обыденную, светскую — всё вместе. Когда мы читаем про Авраама: Авраам — праведник, Бог его благословляет, в том числе и богатством, успехом — для человека Ветхого Завета это нормально было. Я праведный — и я успешный. Я успешный во всём — и в моей духовной жизни, и в моей материальной жизни.

Следующее. Четвертый стих. Не так — нечестивые, [не так]: но они — как прах, возметаемый ветром [с лица земли]

Здесь не совсем удачный перевод. На самом деле там говорится не о пыли, а о мякине. Когда молотят зерно, остается зерно, и остаётся эта мякина. Давайте вспомним теперь Новый Завет. Помните, что Иоанн Креститель говорит о грядущем Мессии? Он говорит о том, что у Него в руках лопата, которой Он подбрасывает эту смесь. Дует ветер, зёрна падают, а мякина уносится. Отсюда этот образ взят? Грешники будут сметены с лица Божиего. Чтобы было понятно: для ветхозаветного человека было очень важно оставить после себя имя. Это не обязательно какое-то грандиозное имя, что он там построил что-то — оставить доброе имя. Нет, это не гордыня, это нормально. Чтобы о человеке помнили, что он был благочестивый человек и это нормально. В Книге Иова Иов понимает, что он умирает, но он говорит о том, что я хочу умереть, и чтобы обо мне не говорили, что вот умер грешник. Я хочу оправдания, что я не грешник. При этом знаете, как. Надо же понимать: слово «грешник» в онтологическом плане, то есть действительно каждый из нас — это грешник. Но вот где наши грехи, какие они. То есть человек умирает и все говорят: умер хороший человек, и плачут об этом человеке. Я однажды был на на похоронах одного человека, мне прямо жалко его стало. Его хоронят, и тут собрались родственники, там даже ни жены, ни детей — я даже не знаю, были ли они. И они такие: «Ну что, Васька? — Все, закапывайте!» Вот какое он имя о себе оставил. А я-то жил в маленьком городе, я, условно можно сказать, знал этого человека. Понятно, почему сказали «закапывайте быстрее», потому что он душу вымотал всем, вот о каком имени. Вот эти нечестивые — они не просто даже имени не оставят, как пыль, или та же самая мякина, просто ветром унесется и ничего не останется от них от них, даже памяти никакой не останется.

Потому не устоят нечестивые на суде, и грешники — в собрании праведных.

Это продолжение мысли вот этой: «не устоят, не останутся, они будут изгнаны». В Новом Завете вот этот образ действительно используется несколько раз. И наверное самый яркий образ — это о тех, кто был призван на пир. Помните, там они уже все лежат, и хозяин заходит и говорит: а ты почему не в брачной одежде? выведите его вон! То есть человек может оказаться на этом брачном пиру, но он будет выкинут. Это, конечно, очень страшный образ, и не хотелось бы оказаться на месте этого человека, потому что брачный пир, этот пир — это Церковь, это пир Церкви. И вот человек может быть в Церкви, быть с нами, но не быть наш.

Ибо знает Господь путь праведных, а путь нечестивых погибнет.

Давайте про пути. Вы же понимаете: есть язык буквальный, и есть язык образный. И вот если брать образный язык по отношению к пути, к дороге, то в Библии слово «путь» используется в двух значениях чаще всего. Первое значение: это жизнь человека и дела его. Ну, всё понятно: «закончился путь моей жизни», знакомое выражение. Но есть ещё одно значение, оно звучит в Книге Второзаконие, и там Бог обращается к еврейскому народу, и к каждому человеку, и говорит: «Я предлагаю тебе два пути — путь жизни и смерти, избери путь жизни и иди по нему, и будешь жить. Если ты изберёшь смерть, ты умрёшь». Об этом говорит потом и Христос, когда Он говорит, что есть путь в погибель, и путь во спасение. Вот здесь есть определённая сложность. О чём здесь говорится — вот именно об этом, либо о путях жизни каждого человека. Любое толкование будет правильное. Можно попробовать даже и соединить это. Человек, который выбрал жизнь, его Господь хранит. По другому переводу как звучит: «за путём праведным смотрит Господь». Бог охраняет человека, который идет по этому пути. Чем заканчивается путь грешников? Гибелью. И имеет смысл вообще поговорить, я об этом тоже достаточно часто говорю, и думаю, вы не будете против, если я повторюсь. Все мы знаем, что мы бессмертны. Даже если наше тело умрет, наша душа останется жить. Но если читать Ветхий Завет, то мы постоянно сталкиваемся вот с какой вещью: грешники погибнут, а праведники будут жить. И может возникнуть такое чувство: стоп-стоп-стоп! Души праведников останутся жить, а души грешников — что? Исчезнут? Нет, они тоже продолжать существование. Но для человека Ветхого Завета, да и Нового Завета настоящая жизнь, и вообще жизнь — она только в Боге. Вот живой человек — это тот, живёт в Боге. А тот, кто вне Бога, он мертв, или так мы ещё используем слово «существует», но он не жив. Поэтому действительно пребывание в аду — это гибель, потому что человек вне Бога. И это именно такое о том, что Христос говорит: там плач, скрежет зубов, страдания, но это не жизнь, это такое существование, поэтому это гибель, действительно гибель. Вот первый псалом, вот смысл этого псалма.

Переходим к второму псалму. Он тоже назван псалмом Давида, такое надписание есть только в нашей Библии. Откуда такое надписание появилось — потому что он цитируется в Книге Деяний, и этот псалом относится, по-моему, к четвертой категории псалмов: царские или мессианские. Я его прочитаю весь, а потом давайте разбираться.

Зачем мятутся народы, и племена замышляют тщетное? Восстают цари земли, и князья совещаются вместе против Господа и против Помазанника Его. «Расторгнем узы их, и свергнем с себя оковы их». Живущий на небесах посмеется, Господь поругается им. Тогда скажет им во гневе Своем и яростью Своею приведет их в смятение: «Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею»; возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя; проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе; Ты поразишь их жезлом железным; сокрушишь их, как сосуд горшечника». Итак вразумитесь, цари; научитесь, судьи земли! Служите Господу со страхом и радуйтесь [пред Ним] с трепетом. Почтите Сына, чтобы Он не прогневался, и чтобы вам не погибнуть в пути вашем, ибо гнев Его возгорится вскоре. Блаженны все, уповающие на Него.

А окончание-учительный псалом. Давайте разбираться, о чем здесь говорится. Здесь, как вы понимаете, речь идет от имени царя, который обращается к своим врагам — тем, кто восстает против него и против Господа. Была ли похожая ситуация у царя Давида? Да, была. На Израиль напала коалиция царей — царей сирийских, и, по-моему, аммонитян. Но если внимательно читать этот текст, то становится ясным, что вообще всё, что там сказано, не подходит полностью к царю Давиду. Почему не подходит? Здесь говорится о том, что Бог сделает царя владыкою над всеми народами. Как вы знаете, Бог не сделал ни одного из еврейских царей владыкой над всеми народами. Такой царь будет только Мессией. Поэтому этот псалом в большем относится ко Христу. И вот как мессианский псалом, его цитирует апостол в Книге Деяний. Говоря о восстании еврейских правителей против Христа, он как раз цитирует начало этого псалма. Смотрите, какая взаимосвязь? Люди восстают против помазанника, но на самом деле они восстают против Бога. Христос говорил о Себе, что кто почитает Меня, почитает Отца. Соответственно хула на Христа — это хула на Бога. Заметьте, как интересно звучит эта фраза «Расторгнем узы их, и свергнем с себя оковы их». Люди часто становятся атеистами, или остаются атеистами не потому, что наука доказала что Бога нет, а потому что скинув с себя веру, человек получает возможность жить, как он хочет. Конечно, заповеди Господни — это хомут, это иго, это узы, и Христос об этом говорит: «возьмите хомут Мой» (как в нашей Библии звучит? Иго) Иго — это хомут. Действительно, заповеди — это та вещь, которая ограничивает нас, которая не даёт развернуться. И вот когда звучит такое: «А давайте скинем хомут, давайте уберем иго, и нам будет хорошо!» — Но чем всё это заканчивается: Живущий на небесах посмеется, Господь поругается им.

Смеется, поругается — это на самом деле там два отрывочка повторяют друг друга. Посмеется, потешится над ними Господь. Может быть, сейчас образ не очень красивый будет: как бы Господь говорит этим людям: «Ну, ну, давайте!» — такой смысл этой фразы. То есть хочешь рассмешить Бога — расскажи Ему о своих планах. Особенно над такими планами, которые против Него. Он действительно посмеется, Он потешится над этим.

Тогда скажет им во гневе Своем и яростью Своею приведет их в смятение:

Очень частый образ, который и в Ветхом, и в Новом Завете — это ярость Господня. Это человеческая вещь, но почему-то библейские писатели используют это, чтобы показать, что Господь — знаете, как человек в ярости врывается в дом и всех строит. Здесь всё то же самое — конечно же, это только земное описание того, что произойдет в жизни человека. Бог как яростный человек, ворвется в жизнь этого человека или народа, и поэтому взгреет их всех. Вот поэтому и слово сказано, что Господь в ярости это сделает. И вот что он говорит:

«Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею»;

Сион — это мы говорим гора. Точнее — это холм, можно сказать, в Иерусалиме, на котором был построен Храм, и слово «Сион» часто используется не как конкретное место, а как обозначение либо всего Иерусалима, либо всего Израиля. «Над Сионом». Но в Новом Завете Израиль, и вообще Сион — это Церковь. И поэтому мы понимаем, о каком Царе, которого Бог Отец помазал быть главою — это, конечно же, о Христе.

возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя;

Это пророчество относится к моменту воскресения Христа.

проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе;

Я читаю — иногда там книжки пишут некоторые деятели, — Христос это тоже еврей, Он для евреев пришёл, там вообще христианство — это еврейская диверсия против русского народа. Понимаете, берем правду и начинаем ее извращать. То, что Христос пришел первоначально к еврейскому народу — правда; то, что Его предки были евреи — правда; то, что Христос говорил, что «Я пришел прежде всего к погибшим овцам дома

Израилева» — правда; то, что о Христе сказано, что «пришел к своим» — правда. Но это только половина правды, или правда извращённая. Потому что Христос, например, сказал: «Идите научите все народы». И в том же прологе Евангелия от Иоанна звучит такая фраза: «Пришел к своим, и свои Его не приняли..А тем, которые приняли, …. дал власть быть чадами Божиими». (Ин.1:11-12). Вот здесь то же самое, что Отец говорит Сыну, что ты получишь власть над всею землею, и здесь говорится о Христе воплощенном, распятом и воскресшем. В посланиях сказано, что «… пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних» (Флп.2:10)

Ты поразишь их жезлом железным; сокрушишь их, как сосуд горшечника».

Интересный образ. Почему он так используется? У египтян был такой обычай. Фараон, когда захватывал город, ему выносили священные сосуды из этого города. Они были из глины, он брал железную палку, и этой вот железной палкой разбивал сосуды, показывая свою власть. То есть здесь образ того, что Христос подчинит всех, что сопротивляться Христу бесполезно. И вот это возношение людей, которые противятся Христу, которые возносят себя, оно будет сокрушено просто, как глиняные кувшины.

Любая власть — она от Бога?

К сожалению, неверный перевод этой фразы много чего испортил: «попущено Богом», либо ещё более правильный такой перевод: «любая власть она под Богом». Да, апостол Павел говорит о том, что мы должны молиться за власть, чтобы нам жить мирно, но это не значит, что любая власть она не божественна она просто под Богом. Например, Бог призывал пророков, которые шли и помазывали нового царя и говорили, что этот царь неправ. Ну, например, история с Саулом и Давидом. Бог принял Давида и отверг Саула.

Итак вразумитесь, цари; научитесь, судьи земли! Служите Господу со страхом и радуйтесь [пред Ним] с трепетом.

Чему учит этот псалом? Подчиниться Господу, но подчиниться Господу не только царям и судьям, но и всем нам.

Служите Господу со страхом и радуйтесь [пред Ним] с трепетом.

Давайте поговорим об этом страхе. В Книге Притчей есть такая фраза: «начало премудрости — страх Господень». О каком страхе здесь говорится. Обычно размышляют и говорят о таком страхе, как благоговение. Но слово, которая стоит там, действительно «страх». То есть человек должен бояться Бога: как начальника бояться, строгого родителя бояться, как учителя — должен бояться Бога, реально бояться. Но в той же Книге Притчей есть не менее интересная фраза, что получив премудрость, человек боится Бога. То есть и начало премудрости — страх Бога, и результат премудрости — тоже страх Бога. О каких же страхах здесь говорится? Действительно, человек живущий духовной жизнью, должен бояться Бога, но в тоже время это не тот ужас, который парализует и лишает человека воли, потому что вместе с этим страхом идёт радость, это уверенность в том, что Бог защищает нас, то, что Он хранит нас. Страх сына, конечно, не страх раба. Радость, что наш Бог силен нас защитить, и страх нарушить Его волю. Чем заканчивается псалом.

Почтите Сына, чтобы Он не прогневался, и чтобы вам не погибнуть в пути вашем, ибо гнев Его возгорится вскоре. Блаженны все, уповающие на Него.

Давайте разбираться с русским текстом, но думаю, понятен будет и славянский текст. Сейчас я буду говорить очень неприятные вещи, но оно так есть. Чтобы спастись, нужно быть не просто хорошим, или просто верующим человеком. Нужно быть определенным верующим. Нужно верить в Сына, нужно верить в Христа. Поэтому человек, который не исповедует Христа как Бога, Господа, Спасителя, каким бы он хорошим ни был, каким был верующим бы ни был — просто в Бога, увы, не получит спасения. Условие спасения — это вот почитание Сына. Тот, кто не почитает Сына, не почитает Отца. Чтобы ни говорили, мы почитаем Отца, но если нет почтения Сыну, то спасения нет. «Скоро» — насколько скоро? Понятно, что могут пройти столетия, тысячелетия до второго Пришествия Христа. Но для Бога это действительно «вскоре». А пришествие Бога может произойти в жизни каждого человека, может произойти через минуту. Псалом  заканчивается этой фразой, что «блаженны все, уповающие на Него». Уповающие на Бога и на Его Сына. Кто такие блаженны, мы с вами только что поговорили. Второй псалом закончили. Пожалуйста, посмотрите есть ли у кого вопросы.

***

Наказание — это наставление.

***

Сион — это символическое такое название Церкви, и символическое название Иерусалима. Иерусалим тоже называли Сионом.

Псалмы 3–4

«Псалом Давида, когда он бежал от Авессалома, сына своего». Вот первый стих. Это такая вещь, которая называется в псалмах «надписание», это информация об этом псалме. Итак, псалом Давида. Эти слова могут означать как псалом, написанный для Давида, так и псалом, написанный Давидом. Если мы читаем дальше, становится ясно, что этот псалом действительно был написан Давидом.

«Псалом Давида (итак, это действительно псалом, написанный Давидом, потому что очень личное переживание), когда он бежал от Авессалома, сына своего». Что там произошло с Авессаломом? Вообще, грех такая штука, что он очень долгоиграющий. Давид однажды согрешил, и вот это пятно легло на всю его жизнь. И как вот этот грех, который сделал Давид, когда убил Урию и обманом захватил его жену — вот он как бы отыгрался. У Давида был большой гарем, были дети от разных жен, и один из его сыновей воспылал страстью к своей сестре. Кончилось тем, что он ее изнасиловал, и как сказано, «он ее возненавидел». Родной брат этой изнасилованной девушки, которого как раз и звали Авессалом, он рассвирепел, он ждал, что отец что-то сделает с этим. Но ничего не произошло, отец как бы это спустил на тормозах. Давид действительно ничего не сделал, и он решил взять правосудие в свои руки — он просто убил своего брата. Давида это, конечно же, возмутило, и Авессалом, боясь гнева своего отца, убегает. Через некоторое время Авессалом возвращается, и вроде как бы идет всё мирно, но Авессалом почувствовал какой-то вкус, и он решает захватить власть. Авессалом решает захватить власть, он собирает сторонников, устраивает бунт, и Давиду приходится убегать от своего сына. При этом так получается, что Давид бежит, за ним гонится не только Авессалом со сторонниками, но его гонят его же его же бывшие подданные. То есть опасность везде.

Что в Давиде было такого, что против него возник такой активный бунт?

Всегда найдутся недовольные. В любом государстве есть недовольные. И когда любой правитель, который наводит порядок в стране, он действительно вызывает огромное количество недовольств. А Давид наводил порядок в стране, и это опыт был первоначальный, потому что до этого вот такого порядка, такого устройства не было. Царь Саул, скорее, был таким царем по призыву: когда наступала опасность, вокруг него народ собирался, когда опасность миновала — все расходились. То есть он там нашёл придворных, каких-то воинов, но каждый жил, как хотел. А вот при Давиде начался наводиться порядок, законы, налоги. Естественно, это вызывало недовольство. Итак, Давид бежит. О чём он молится, о чём он говорит:

Господи! как умножились враги мои! Многие восстают на меня; многие говорят душе моей: «нет ему спасения в Боге».

Врагов множество. Восстают многие — те, кто раньше был с ним. И что говорят те, кто против него восстал: они говорят о том, что вот то, что произошло; то, что Давид гоним; то, что он потерял свой трон, свидетельствует о том, что Бог его оставил. Если бы Бог был бы с ним, за него, то Давид был царем и ничего бы не произошло. Бог его оставил. А если его оставил Бог, у нас есть право не признавать его власть. Понятно, логично, последовательно, логика понятна. Но давайте на секунду остановимся. А вам эти слова случайно не знакомы? «Нет Ему спасения в Боге» — именно эти слова, похожие слова говорили люди, которые смотрели на Христа. А ведь логика этих людей тоже понятна, они же ведь как думают: вот появился проповедник, который утверждает, что Он Мессия, что Он равен Богу, что нужно Его слушаться, а не священников с учителями народными. И вот Он висит на кресте. Но Бог же смотрит за Ним, Бог же справедлив — вот Он богохульствовал, вот Он теперь и на кресте. Всё правильно, всё нормально.

Разве Иисус Христос богохульствовал?

Так Его несколько раз хотели камнями побить.

Дело в том, что Он же не выступал против Господа

Нет. Но люди-то думали, что Он выступает против Господа; то, что Он говорил, исполнилось, то, что сейчас написано: Его хватают и тащат на гору, чтобы сбросить с этой горы. «Я и Отец одно» — хвать за камни. «Если не будете есть плоть Мою и пить Мою кровь, не будете иметь жизни вечной» — вообще-то люди в то время верили, что надо исполнять заповеди Торы, а Он говорит: нет, есть и пить Мою плоть и Мою кровь. Народ отошёл, и многие даже ученики отошли. Вот это и имеется в виду. Народ думал, что Иисус богохульствует, и что когда Иисус оказался на кресте — это наказание за то, что Он богохульствовал. Народ думал. Не Христос богохульствовал. Дальше 4 стих, вот эти слова к нам.

Но Ты, Господи, щит предо мною, слава моя, и Ты возносишь голову мою.

Щит — это защита. Бог несколько раз называется щитом. Первый раз это в Книге Бытия, когда Он является Аврааму и говорит: Я твой щит, не бойся. Итак, щит означает защита. Естественно, Господь защищает своих чад, защищает их даже в страшной опасности. То же в Посланиях есть, что нас «ничто не отлучит от любви Божией». Похожая мысль есть в 22 псалме, где говорится, где Давид тоже говорит: если я пойду страною тени смертной, то ты меня там защитишь. Тень смертных — это вообще всё, конец, смертельная опасность. Здесь Бог тоже обещает защищать.

«Слава моя». Давид говорит то, что у него не его личная слава, но вот через него Бог прославляется. Помните, что Христос сказал: «Люди, видя ваши добрые дела, будут прославлять Отца вашего Небесного». Каждый из нас делает какие-то дела. Дела благочестия, будем говорить об этом. Мы это делаем, и мы можем испытывать удовлетворение, испытывать «гордость» — (сейчас я объясню, что я вкладываю в понятие «гордость») за эти дела. Но вот для верующего человека есть понимание: это он достиг своими силами или с помощью Божией. Вот его слава — это слава Господа. И поэтому Давид и говорит: «Ты возносишь главу мою». Когда человеку плохо, когда он тоскует, он голову опускает. А когда человек радостный, наоборот — у него шея выпрямляется, грудь расправляется, он улыбается, возносится голова. Вот здесь то же самое говорится о том, что Ты, Господи, делаешь мою шею прямой, Ты мне даёшь радость и возносишь меня. Здесь не гордыня, здесь именно радость, радость о Господе.

Пятый стих. Гласом моим взываю к Господу, и Он слышит меня со святой горы Своей

Вот в этих словах уверенность. Уверенность в том, что Бог слышит. При этом такая беспрекословная уверенность: я уверен, что Бог меня слышит, и я знаю, что Он отвечает. «Святой горы Твоей» — это храм. Почему Бог меня слышит? Потому что я творю Его волю. Потому что в Ветхом Завете есть слова: «Господь молитвы грешников не слышит, но лицо Его повёрнуто к праведникам»— знакомый образ, да? «Слушать» и «слышать» слова однокоренные, но немножко мы вкладываем разные вещи. Да, действительно Господь слышит эти молитвы, молитвы грешников, но он их не исполняет. Здесь уверенность: Бог меня слышит, и Он мне отвечает на мою молитву. Святая гора — это гора Сион, на которой находится Храм. Стоп. А почему именно такое обращение — вот так, почему с горы Святой, почему не с небес, либо вообще вот этого слова нет? В Ветхом Завете есть очень чёткая мысль: Бог обитает в храме, как в Своём доме. Но Ветхий Завет не говорит, что Бога можно вместить в какое-то помещение. Храм — это место, где Бог максимально проявляется, максимально открывается. И это место — на Земле. Соответственно, Бог рядом. Когда Давид говорит о том, что Бог меня слышит из Храма, он хочет сказать, что Бог рядом. Иногда люди думают, что Бог где-то там, вот так далеко, где-то там… — Нет, Он рядом, и об этом Давид говорит.

Ложусь я, сплю и встаю, ибо Господь защищает меня

Очень хороший образ. Скажите, пожалуйста, у кого-нибудь бывают приступы бессонницы от волнения? Я тоже знаю это: когда волнуешься, ворочаешься и не спишь. А здесь говорится о том, что я ложусь, сплю и встаю, я не волнуюсь. Бог меня защищает. Вот абсолютное спокойствие. Вера даёт спокойствие.

Не убоюсь тем народа, которые со всех сторон ополчились на меня.

Здесь стоит слово «тем», это если переводить, то не будем вдаваться, сколько это там: тысяч и десятков тысяч, полчища. Смысл такой, что вот вокруг меня полчища народа, ну и что — я не боюсь их. «Тем»— это как бы тысяч. Не тысяча, а тысяч, огромное количество людей. В Библии цифры очень часто носят символическое значение, особенно если это цифры условные. Понятно, что если идет пересчет, сколько собрали денег — там точная цифра. А если так вот отвлечённые цифры, «тысяча народа» — это уже символическое значение, библейский автор что-то хочет сказать нам. Тысяча — это очень много, но ограничено. В Апокалипсисе сказано, что сатана скован на тысячу лет. Это произошло во времена распятия Христа, смерти Христа, он был скован. Тысяча лет — это после распятия Христа уже прошла, уже вторая тысяча лет заканчивается. Здесь цифра неточная. Самое интересное, что, например, в России, когда подходило время к тысячелетию Христа — никаких реакций. В Византии тоже не особо так переживали, да и в Европе тоже. Ну, тысяча лет, ну и ладно. Были, конечно, такие помыслы, но вот не особо переживали.

Там тысяча лет подразумевает события, которые не предшествуют, а уже после всех событий, которые описаны в Откровении?

Нет, там всё-таки надо разбираться там всё-таки понятно, что говорится про смерть Христа

Про какой-то новый цикл.

В этом новом цикле мы живем сейчас. То есть тысяча лет в Апокалипсисе — это число символическое, большое число. Ну у людей того времени тысяча — это действительно было много, очень много, и они не пользовались миллионами, миллиардами, и так далее. Как бы, знаете число бесконечности — это «тысяча тысяч», «тьма тем».

А что значит, что сатана связан, то есть он никак не влиял на человека?

Сам сатана — нет, а вот слуги его — да. По представлениям Священного Писания земля была до Христа отдана во власть сатаны, потом Христос пришёл, связал сатану и бросил его в геенну. Сейчас на земле он не присутствует как личность, но присутствуют его слуги, которые связаны с ним. Поэтому когда мы говорим то, что сатана искушает: вот раньше к Христу он подходил, и как личность искушал, сейчас он так не действует.

Следующий 8 стих. Восстань, Господи! спаси меня, Боже мой!

«Восстань, Господи, воскресни». Здесь не говорится, что Бог умер, здесь говорится такой образ, что Бог уснул, и какое-то произошло забывание Давида. «Восстань, проснись» — конечно, это образ, Бог не может спать. С другой стороны, в Новом Завете есть один момент, когда ученики переплывают на лодке вместе с Христом, и Христос заснул. Начинается шторм, и они там погибают, они там Его будят. Этот образ, кстати, использовал Григорий Богослов в одной из своих проповедей, он рассказывает о каких-то бедствиях, которые напали: «Христос уснул». Это мы думаем, что Он уснул. Он допустил вот это бедствие, но вот, Боже, услышь меня, восстань, проснись. Слово «воскресни» — на самом деле это всё-таки синонимы. То есть «воскресни» как «пробудись от глубокого сна» — как антропоморфизм, то есть с помощью таких человеческих вещей передать. Сон похож на смерть — и вот «воскресни, проснись, восстань».

спаси меня, Боже мой! ибо Ты поражаешь в ланиту всех врагов моих; сокрушаешь зубы нечестивых.

Можно понять, что это пощечины— нет. Это то, что называется «дать по морде», это реально как бы в еврейском тексте там именно это значение, то есть не просто там ударить по щеке, но именно по лицу. И поэтому понятно, почему там Бог сокрушает зубы нечестивых. Заметьте, здесь Давид поступает как верующий человек. Он говорит не дай мне силы победить врагов— Ты их Сам победи, этих врагов. Давид знает, что это будет, и девятый стих подтверждает это:

От Господа спасение. Над народом Твоим благословение Твое.

Над каким народом? Потому что тут же полчища народов, и здесь народ. Это, конечно, верующие в Господа. Мой народ — Божий. В сегодняшнем апостольском чтении об этом звучало достаточно чётко — о том, что верующие во Христа — это народ Божий. И вот «над народом Твоим благословение Твое». Когда читаешь это, когда Господь там бьёт по лицу, крушит зубы — не слишком ли это жестоко поступает Господь? Но мы понимаем, что Господь действительно иногда может вот так нас защитить. Он может какого-то человека сделать добрым, и человек перестанет вредить нам; Он может сделать так, что этот человек куда-то уйдет. Иногда бывают такие вещи, когда Господь действительно этого человека лишает жизни. Господь может и так защитить.

Если вы читали Жития святых, тоже такие случаи описаны в этих Житиях святых. Мне очень нравится мученик Никон, который был слугой моего небесного покровителя Дмитрия Солунского. Приехал царь и начал мучить христиан. Как он их мучил? Был сделан такой помост, под помостом сделаны были колья, и на этом помосте стоял какой-то там воин, и на этот помост загоняли христиан и заставляли этих христиан бороться с этим воином. Воин был очень сильный, в конце концов, либо побарывал, либо просто хватал христиан и просто подбрасывал с этого помоста, чтобы они падали на колья, и он просто ходил, хулил Господа. Мученик Никон пришёл к своему господину — не только к господину, но он и духовным наставником был, — к Дмитрию Солунскому, и говорит? «Благослови меня победить его»— «Иди и победи, Бог тебя благословит». Никон пошел, зашёл на этот пост, помолился Господу, взял этого воина-легионера и сбросил с помоста. При этом император оказался человеком, не держащим слова. Он пообещал, что если кто из христиан победит этого воина, то я его отпущу, и ничего делать не буду. Нет, не сдержал своё слово, мученика Никона действительно замучили. Но заметьте, как произошло. Именно тот самый случай, когда Господь сокрушил зубы грешников. То есть вот так Господь решил показать Свою власть, и это тоже возможно. Мы не знаем, как Господь спасёт нас от наших врагов. Вот здесь такая молитва. Давид ведь был пророком, и он знал, что будет в будущем. Так и произошло. Авессалом погиб, все, кто был на стороне Авессалома, были рассеяны, сокрушены, молитва была услышана.

Почему Давид бездействовал в ситуации с сестрой Авессалома?

Вот реально не понятно. Вообще Священное Писание не объясняет, почему так произошло. Вообще за тот грех, который совершил этот брат, он был обязан на ней жениться. Почему Давид этого не сделал, непонятно. Ни само Священное Писание не говорит, ни толкователи не объясняют, почему так произошло. Вот произошло так, вот такой грех.

Когда Христос проповедовал — это же Господь проповедовал, как же Он мог говорить против того, что Он дал евреям в свое время?

Об этом сказано в Священном Писании. Священное Писание достаточно четко говорит о том, что там происходило: что вы отвергли Закон Божий и заменили его преданием человеческим. Христос не боролся с законом, Он боролся с преданиями человеческими. Самый яркий пример — это когда Христос как будто бы опровергает закон, когда Он говорит, например: «сказано люби ближнего своего, ненавидь врага своего», — и там многие люди, которые не знают Ветхий Завет, говорят: вот, опровергает Ветхий Завет. Ничего подобного. В Ветхом Завете нет таких слов. Есть слова «люби ближнего своего как самого себя»  А про врагов там ничего нет. Более того, в Ветхом Завете сказано, что нужно любить и врагов. То есть что делал Христос — Он пришел, Он говорит: вы забыли закон, вы его отвергли, а Я пришел закон восстановить, объяснить закон, исполнить закон, но не опровергнуть. Он говорит: Я не пришел отвергнуть Закон, но исполнить его всего, и всё должно исполниться до йоты. Йота— это вот такая маленькая буковка в еврейском алфавите. Всё должно быть исполнено.

Вопрос-то заключался в том, что Господь пришел на землю, говорит, уточняет, чтобы люди больше развили, и они Его не понимают.

Это обыденное представление и неправильное. Люди Господа понимали, они хорошо Его понимали, поэтому они Его распяли. Понимание было, для людей доходило моментально быстрее, чем до нас, когда мы читаем Новый Завет. Но одно дело слышать, слушать, понимать, а другое дело — принимать. Вот ко Христу люди приходили Его послушать. Слушают, слушают, понимают, да-да-да, — а потом Христос говорит то, что ими не приемлется, и они это отвергают. У людей есть представления — представления о Боге, представления о Мессии, вот что-то там вбито в голову. Это есть не только у тех евреев, но и у нас такое. И приходит Христос, и Он говорит: это неправильно. Или мы там приходим в Церковь, и нам в Церкви что-то говорят. Говорят, что вот так надо сделать так, так — но мы-то знаем, как правильно!.. Я прав. И вот люди то же самое. Христос пришел, и Он же принес какую правду— не Свою, а Божественную. И Божественная правда, и человеческая — кто прав? Вот люди сказали: нет мы правы, а вот Ты не прав, и поэтому давайте уберём источник неприятностей.

А как любовь к врагам сочетается с «око за око, зуб за зуб»?

Прекрасно. Это прекрасная, это очень хорошая заповедь, которая, дай Бог — чтобы у нас, например, было в нашем законодательстве это право. Это право, это обычное право. Во-первых, там нет такой заповеди. Я человеку выбил глаз — выбьют и у меня. Выбью зуб — выбьют у меня. Согласитесь, потерять глаз или голову — есть разница. Вот в этом и есть. То есть когда Господь говорит, вот это Он имеет в виду — что в законодательстве должна  быть справедливость.

Почему этот псалом выбран первым в Шестопсалмии?

Потому что эти слова приложимы ко Христу, то есть ко всему, что говорит Христос, они приложимы. Наверно, если чтобы совсем уже было понятно, потому что я чувствую: там вот где-то напряжение с этими «зубами грешников». Мы имеем ветхозаветный закон. Ветхозаветный закон состоит из трех частей, из трех пластов. Есть этические нормы — то, что нужно делать, и что не нужно делать. Следующее. Есть то, что мы называем обрядовый закон — какие жертвы приносить, какие жесты не приносить, что делать, что кушать, что не кушать. И есть третья часть — это правовая часть. Но и во второй, и в третьей части мы можем сказать, что вот это не просто эти заповеди висят на чём-то — они стоят на мощной этической основе. Вот, например, приносить жертвы. Мы сейчас жертвы не приносим, но почему нужно было приносить жертву? Потому что я должен был быть благодарен: Бог мне дал, я должен Ему сказать «спасибо». Бог не требует, чтобы я Ему всё, что Он мне дал, отдал — часть. Спасибо. Это этическая норма. Мы тоже сейчас ходим в Церковь, оставляем там деньги, понимаем что, это жертва Богу. Не обязательно деньгами. Мы там что-то сделали для Церкви, вообще сделали какое-то доброе дело, которое к нам не вернется материально. Это доброе дело, это этическая норма. Дальше. Теперь правовые нормы. Там написано о преступлениях, за которые нужно было побивать камнями, то есть смертная казнь. Сейчас мы не побиваем камнями. Но вот за что убивали камнями — это грех или не грех? Это грех, и грех остается грехом. И господь — да, не человеческими руками, — Он наказывает этот грех, но грех будет наказан. Как наказан: когда человек умрёт, ну это уж точно будет наказан, но иногда ещё при жизни. Вот это «сокрушение зубов грешников» произойдет после суда, то есть грешники будут наказаны.

Человек живёт в грехе и не кается, и вот молитву грешника, молитву без покаяния в своих грехах Господь не слышит. То есть когда, например, грешник, человек говорит: «Господи услышь меня, пускай вот этому человеку, который в церковь ходит — пускай ему плохо будет, пускай у него все вымрут и сдохнут» — вот такую молитву Он не слышит. Молитву кающегося он слышит? Слышит. Молитву кающегося грешника он слышит, молитву грешника, который живет во грехе, Он не слышит. Более того, апостол Павел  в Послании к Евреям в 6-й главе говорит о том, что если человек живёт в грехе, то его нельзя даже в Церковь принимать. Более того — вот он  приходит  к покаянию, он кается-кается и говорит: «А вот это, что я делаю — это не грех», — хотя Библия говорит о том, что это грех — вот его покаяние нельзя принимать. Вот как. То есть человека кающегося, кающегося грешника, любого — кстати, Давид говорит о своих грехах — в тот момент, когда человек приносит покаяние, когда он кается в своих грехах, Господь слышит. Когда человек не кается в своих грехах, когда он живет во грехе, вот молитву этого человека Господь не слышит. Вот молитва грешника и молитва кающегося.

Человек кается и живет в том же самом грехе, он желает, но не может избавиться

А почему? На самом деле об этой проблеме писал апостол Иаков, когда говорил о том, что если кому-то не хватает мудрости, моли Бога чтобы дал. Почему человек не просит к Господа избавления от этого греха? И об этом писал бл. Августин. Он писал: «Когда мы были молодыми, мы грешили». (Понятно, какой грех в молодости есть). И он говорит: «Господи, избавь меня от блудной страсти, но не сейчас».

Псалом 4. Мы начнём, наверно, он небольшой.

Начальнику хора. На струнных орудиях. Псалом Давида.

У нас это «на струнных» называется «на струнных инструментах», или «под музыку струнных». В храме совершали богослужения и пели псалмы под музыкальные инструменты. Но это были не главные инструменты. Главное вот именно пение было, а музыкальные инструменты играли в основном ритмично, они задавали ритм пению.

2 стих. Когда я взываю, услышь меня, Боже правды моей!

«Правда, истина»— у пророка Исайи сказано о том, что Бог когда придет на землю, будет людей судить по правде. Правда — это такая категория, которая не равна справедливости. Там стоит слово «эмет», которое означает правду, истину. Бог истинен. Бог будет смотреть на сердце человека, а не на внешние дела, как говорится, не по взгляду глаз и не по слуху ушей. То есть не то, что там человек изображает из себя, а вот какой он, какая его суть. Потому что мы знаем такую вещь, как лицемерие. При этом лицемерие бывает ох, какое шикарное! Об этом лицемерии очень здорово сказано у аввы Дорофея: «Человек может лгать словами, может лгать мыслями, (то есть ему кажется что-то, а на самом деле этого нет), и, наконец, есть величайшая форма лжи: ложь жизни». То есть человек внешне является вроде бы праведным, но внутри вот так вот, вот те самые гробницы, которые покрашены, побелены, а внутри полны мерзости. Самое страшное, что иногда человеку кажется, что он на самом деле есть хороший, на самом деле он плохой. Надеюсь, вы понимаете, что имеется в виду под словом «плохой». То есть он говорит о любви, но любви в нем нет; он говорит о милосердии, но милосердия в нём нет. При этом иногда человек так в это верит, что ему так кажется: «вот я такой хороший» –это и есть ложь жизни, это уже тончайшее лицемерие. Но его поступки, которые кажутся добрыми, хорошими, но за ними не стоит вера или доброта. Это может быть всё, что угодно: чтобы угодить другим людям, чтобы угодить самому себе.

А что такому человеку делать, если ему Бог не дал ни любви, ни искреннего милосердия?

Тот же апостол Иаков говорил: «Если у тебя не хватает — проси, и Бог даст». Знаете, это насчёт дел, когда одна рука делает то, что не знает вторая. То есть когда человек делает, и это делание не для чего-то, а потому что у него это потребность души. Вот это и будет Бог судить Бог, будет судить нашу суть. И об этом взывает Давид. Каждый из нас знает, что такое грех, иногда очень большой грех. Но вот грех как устремление нашей воли, то есть мы хотим грешить, я хочу это делать, — либо слабость нашей воли, когда мы не хотим делать, но делаем. И об этом писал апостол Павел, он говорил: «Что я за несчастный человек: доброго хочу делать, и не делаю; злого, которого я делать не хочу, я делаю». Вот не хочу. Вот это «хочу» и «не хочу» Бог будет судить, это и есть суд по правде.

В тесноте Ты давал мне простор.

Самая страшная теснота — это, естественно, конечно, когда обстоятельства сжимают, но вот в этот момент Бог вмешивается и дает свободу.

И последние слова, которые мы сегодня с вами разберем:

Помилуй меня и услышь молитву мою.

Помилуй меня, прости мои грехи, которые я совершил, услышь меня, суди меня по правде. Вот эту молитву— молитву такую от грешника Бог слышит.

Почему сначала «помилуй меня», а потом «услышь меня?»

Здесь имеется в виду «помилуй меня», а потом «услышь то, что я прошу». На этом пока давайте остановимся.

Псалмы 4–5

Сегодня мы с вами продолжим изучать Псалтирь, и ко мне тут поступило конструктивное предложение: меня попросили рассказать о еврейской поэзии. Зачем, по большому счёту, нужна поэзия. Здесь, конечно, мы можем сказать о том, что поэзия — это красиво, поэзия передаёт наши внутренние переживания так, как не может передать проза. (Поспорим…) Но есть ещё одна вещь, которая главная в поэзии: она запоминается. Когда-то в отрочестве я выучил стихотворение, я его часто читаю, вспоминаю, — все обычно смеются с него: Бежит матрос, бежит солдат, стреляют на ходу. Рабочий тащит пулемет. Сейчас он вступит в бой. Висит плакат: «Долой господ! Помещиков долой!» …И впереди — большевики, гвардейцы Ильича.

Кто знает это стихотворение? — Знали, все учили. Я, конечно, не гений, я, конечно, не вспомню сейчас все это стихотворение, но мой отец его знает наизусть, и он мне его читал полностью, мне очень нравилось. Почему? Представьте: этот же рассказ о походе в этот музей записать прозой. Поверьте, его не запомнишь, а поэзию запомнишь. Поэзия, в том числе библейская, нужна для того, чтобы ее запоминали. Что делает поэзию поэзией? Это такая вещь, как ритм. А вот как этот ритм передать? Мы привыкли передавать этот ритм с помощью рифмы: ночь-кровь, любовь-морковь, и так далее. Еврейская поэзия особенная, она не имеет рифмы, но ритм там есть. А с помощью чего передаётся этот ритм — с помощью такого способа, который называется параллелизм.

Сейчас будет достаточно сложно, надо разбираться. Любой текст поэтический состоит из строф. Строфа может состоять из двустишия, трехстишия, четырехстишия — может больше, может меньше. Есть строфа, и она разбивается на строки или двустишия, трехстишия, четырехстишия — на строки. И вот эти строки в строфе связаны. Строфа — это законченная мысль. Соответственно, в каждой строфе какой-то кусочек этой мысли. И вот параллелизм — это связь этих строчек в строфе. Каким образом они связываются? По большому счёту, есть три способа связи этих строчек. Я сразу говорю сейчас немножко так сложновато, но надо это просто выслушать и постепенно понять. Постепенно поймете.

У нас есть строфа, есть мысль, которая состоит из двух, например, строчек. Если в первой строчке одна идея, а во второй строчке эта идея повторяется, но другими словами, этот вид называется синонимический параллелизм. Сейчас пример, и вам сразу все понятно станет. Открываем псалом 50:

Поми́луй мя́, Бо́же, по вели́цей ми́лости Твое́й, и по мно́жеству щедро́т твои́х очи́сти беззако́ние мое́. Эта фраза и есть строфа, которая состоит из двух строк. А теперь давайте смотреть только внимательно. «Помилуй меня Боже, по велицей Твоей милости, — и дальше мысль она как бы повторяется, — и по множеству щедрот твоих очисти беззакония мои». Помилуй-очисти. По Твоей милости — по множеству щедрот. Мысль очистить и помиловать в данном случае, и в библейском тексте чаще всего идёт одновременно, потому что невозможно получить очищение без прощения грехов, и если ты не избавился от грехов, естественно, не наступит очищение. Мысль повторяется для того, чтобы она запомнилась. Изгладь — сотри. Это называется синонимичный параллелизм, когда мысль повторяется. Всё просто. Это первый способ.

Второй способ встречается чаще всего в Книге Притчей, когда мысль первой или идея первой строчки противоречит идее во второй строчке. Связь обычно «но», «а» — противопоставление. Давайте просто несколько примеров Я приведу, вы сразу увидите. Сын мудрый радует отца, а сын глупый — огорчение для его матери. (Притч.10:1): Умный-глупый.

Отборное серебро — язык праведного, сердце же нечестивых — ничтожество. (Притч.10:20) — Противопоставление.

Благоразумный видит беду, и укрывается; а неопытные идут вперед, и наказываются. (Притч.22:3).

Это второй вид параллелизма.

Третий вид параллелизма, когда мысль или идея в первой строке продолжается во второй строке. Но при этом это не вот так вот: ABCD, а АВАВ, немножечко мысль повторяется, но она всё-таки развивается. Например:

Кто громко хвалит друга своего с раннего утра, того сочтут за злословящего. (Притч.27:14).

Или такая идея:

Непрестанная капель в дождливый день и сварливая жена — равны: это первая идея. (Притч.27:15)

кто хочет скрыть ее, тот хочет скрыть ветер и масть в правой руке своей, дающую знать о себе. Притч.27:16)

Сварливая жена, и когда по голове постоянно капли бьют — это одно и то же. И еще: сварливую жену невозможно спрятать, она все равно проявится, это все равно, что в руке держать ароматы. Ну ты прячешь, ты сжимаешь — все равно же пахнет… Или там:

Железо железо острит, и человек изощряет взгляд друга своего. (Притч.27:17)

Всё просто. Вот это еврейская поэзия.

Кроме вот этих способов параллелизма, есть ещё более изощренные. Например, 17 кафизма, он же 118 псалом. Слышали что-нибудь об этом? Это самая большая глава в Библии. Так вот, там каждая строфа (а они большие) начинается с новой еврейской буквы. Вот, например, первая строфа начинается с алеф; вторая строфа начинается с бет; третья строфа начинается с гимель, по алфавиту построены. Таких псалмов несколько.

Ещё. Созвучие слов. Когда в переводе, они конечно теряются, а вот в еврейском тексте звучат одинаково.

Для чего верификация текстов делалась? Ну, зачем это в принципе делаешь только для того, чтобы подтвердить структуру и текст, и контекст, или всё-таки был какой-то другой резон?

Знаете, есть такая вещь: красиво. Это красиво, это просто красиво, это мастерство свое показать, красиво. Это не для того, чтобы выучить азбуку, все азбуку знали, евреи начинали учиться с 4-5 лет, естественно, всё это прекрасно знали. Просто когда человек берет алфавит и пишет стихи. Как запоминание, естественно и просто, это красиво: показать мастерство, как можно мастерски так взять алфавит и написать целый псалом, это было сложно.

Другое. Созвучие слов. Например, есть такая фраза у пророка, по-моему, Иеремии. Бог обращается к пророку и говорит: «Что ты видишь?» — «Я вижу миндальный жезл». Жезл, сделанный из дерева миндаля. Это значит, что я бодрствую. Вот в русском языке перевод непонятен, а в еврейском там стоять два слова: «жезл» и «бодрствовать», они похожи по звучанию, и вот это тоже слышится. Или, например, у пророка Амоса — а вот тут наши переводчики смогли передать. «Что ты видишь?» — «Я вижу корзину, наполненную спелыми плодами». Это означает, что Израиль поспел к суду. Там действительно «спелый» и «поспеть» в еврейском языке звучат похоже.

Ещё какие способы есть. Есть похожий способ — он похож на рифму, когда по количеству слогов попадают одинаковые слова с одинаковым количеством слогов. Есть такие, но это редко чаще всего это параллелизм. И этот параллелизм можно передать. Это немножко о библейской поэзии.

Созвучие слов, имеющих разное значение, но тем не менее они сохраняют свою суть и логику, и то, и другое — в этом смысле?

Да, конечно.

То есть это форма кодирования, как теперь принято называть?

Я, к сожалению, не разбираюсь в формах кодирования, но это да, созвучие звучит. А ещё более интересно то, что, например, еврейский текст был первоначально консонантный, там были только согласные буквы, без гласных. И когда человек читает, и он видит там «шкд», и второй раз «шкд», и как это понимать, то, естественно, люди быстро понимали, что там имеется в виду жезл, а здесь бодрствование, но всё равно такое ощущение глубины.

Мы остановились с вами на 4 псалме, я вкратце повторю первый стих

Начальнику хора. На струнных орудиях. Псалом Давида. Это указание на авторство и как он исполнялся.

Когда я взываю, услышь меня, Боже правды моей!

Вот здесь очень важное слово «правда». Давид хочет, чтобы Бог его судил по правде: какой он есть, какой он человек. Чтобы Бог разобрался в том, почему он так поступал, чтобы Бог отделил грех от личности Давида.

Очень красивое поэтическое сравнение: В тесноте Ты давал мне простор. Помилуй меня и услышь молитву мою.

Я уже говорил — концепция очень такая важная для Ветхого Завета, да и, пожалуй, для Нового Завета: Бог не слышит молитвы, или точнее — не слушает молитвы грешников. Что за грешников — мы тут обсуждали этот вопрос. Каждый из нас понимает, что он грешник, чего тут спорить, в этом нет ничего такого сверхъестественного. Но грех как добровольное, как волевое решение, когда я знаю, что есть неправда, и я выбираю эту неправду, и отвергаю Божьи заповеди. То есть я это делаю волевым решением. Я хочу это делать, и я это делаю. И я знаю, что это грех. При этом — да, я даже могу там утверждать: да ну, всё глупости, это не грех. Но это грех. Скажем так: мы живём в такой стране, в которой любой человек знает, как Церковь, как вера, как Библия определяет то или иное — вот это хорошо, или это плохо. Это бесспорно, тут даже никто не будет рассуждать. Согласитесь, что все знают, что Церковь говорит, что гомосексуализм — это грех. Люди отвергают это и говорят, что это не грех. Но они знают, что это грех, и когда они совершают этот грех — это волевое решение. Вот это грешники. И люди, которые не хотят изменяться — вот таких людей, вот в таком состоянии, их молитвы Бог не принимает.

Есть люди которые грешат, они знают, что такое хорошо, они знают, что этого делать нельзя, но почему-то у них происходит в их жизни грех, но этот выбор ко греху — это не волевой выбор. То есть этот грех это не я. Апостол Павел об этом четко сказал. Кто такой апостол знаем, к нему обращаемся, ему молимся. Он говорит: «Что такое? Что хорошего делать хочу — и не делаю; и того, что плохого и которого не хочу делать, я делаю. Господи, как мне жить?» Вот это состояние, вот этот человек — это бесспорно грешник, но его воля не направлена ко греху, и вот молитвы таких грешников Господь слышит. Если я согрешил, и я каюсь в этом грехе, то Господь меня слышит, если я не коснею в этом грехе. Потому что может и такая вещь произойти: Человек «по слабости совершил грех». Дальше что? А дальше два выбора. Либо он сокрушается: Господи, что же я натворил, прости меня, я не хочу быть с этим грехом! Либо второй вариант: было так было, поживем дальше. Живем дальше, и получается, что грех начинает быть волевым, — нет, это мой выбор, выбор не кается. Это тоже грешник, и он тоже относится к той категории людей, которых Господь не слышит. И поэтому Давид и говорит: Господи, услышь меня в правде, суди меня в правде, вот мой грех и я, раздели это, сделай это отдельно! Господь милует человека, Господь прощает ему грехи, и вот тогда человек чист, а чистый это тот, кто может приблизиться к Богу. Это было на прошлой лекции.

4 псалом.

Сыны мужей! доколе слава моя будет в поругании? доколе будете любить суету и искать лжи?

Сыны мужей — это каких мужей? В еврейском тексте там стоит, понятно, таких мужей — это не просто сыновья, это сыновья благородных мужей, которые когда-то служили Давиду. И становится понятным, когда к чему был написан этот псалом. Помните, я вам рассказывал на уроке о том, что у Давида был сын Авессалом, который восстал против своего отца. Не надо думать, что он просто восстал один и убежал. Нет, ничего подобного. Его поддержали многие. А почему поддержали? Авессалом очень умную политику проводил. Понятно, что она бы никогда до конца дней продолжалась, но вначале он делал так. Он льстил людям, обещал золотые горы — естественно, люди на это повелись. Это политика. Сначала золотые горы, потом… Давид никогда не обещал золотых гор, он просто делал то дело. История не терпит сослагательного наклонения, но что бы было, если бы Авессалом все-таки власть захватил и утвердил себя во власти, Ещё неизвестно, кого бы вспоминали как доброго. Пример это понятный, удачный пример.

«Сыны мужей (сыны богатых мужей), доколе слава моя будет в поругании?» «Слава» — моя честь, моё положение. «Доколе будете любить суету и искать лжи?» Суета — там стоит такое слово. Когда мы говорим о суете, мы чаще всего имеем в виду какую-то деятельность. А там стоит слово «хабал». Если это слово прочитать по-гречески, это пар — это не совсем суета, это тщета, пустое. То есть даже не деятельность, а вот сколько вы еще этот пустотой будете заниматься. Но естественно, вы любите ложь, потому что Авессалом вам лжет, и люди хотят эту ложь слушать. Апостол Павел в Посланиях говорит, что в последние времена люди будут искать людей, которые будут ласкать им уши — они будут лгать. При этом бывают же очень интересные вещи. Ведь эти «сыны мужей» — это же не люди какие-то сакральные, это люди, которые видели Давида на расстоянии вытянутой руки. То есть они знали, какой Давид, поэтому они дважды виноваты, потому что они присоединились ко лжи, зная, что это ложь

4 стих. Знайте, что Господь отделил для Себя святаго Своего; Господь слышит, когда я призываю Его.

Очень уверенные слова. Кто-то может, даже скажет: дерзкие слова, но это слова очень верующего человека. Знайте, что Господь отделил, меня Господь меня избрал, Господь меня поставил быть царём, и Господь на самом деле меня не отверг, как когда-то отверг Саула. Я действительно выделен, Господь слышит, когда я призываю Его. Это тоже уверенность, это понимание того, что Господь прощает Давиду его грехи, потому что Давид кается, и вот его молитву как раз Он слышит. Но если внимательно вчитаться в этот стих, становится понятным, что он отчасти пророческий, потому что он тоже указывает на Мессию. Слова, которые произносит Давид, могут быть вложены в уста Христа: Господь отделил для себя Святого Своего.

5 стих. Гневаясь, не согрешайте: размыслите в сердцах ваших на ложах ваших, и утишитесь;

Достаточно сложное место, предполагает разные толкования. Можно перевести так: в гневе своем не согрешайте. То есть вы разгневались на меня — да, я, может быть, обидел вас, но это не повод для ненависти. Если я, Давид, вас обидел, то не надо грешить. С другой стороны, можно и перевести, действительно, буквально: гневаясь, не согрешайте. Почему? Потому что гнев может быть, конечно (сейчас избитая фраза), праведный. Да даже Христос гневался, когда, например, выгонял торгующих из храма.

Христос имел на это право, а мы-то как? Гнев — это осуждение?

Подождите, давайте разбираться, это хорошая вещь. Гнев — это действительно проявление эмоций. Но ко Христу однажды подошёл апостол Пётр и сказал: «Не ходи туда, берегись, уйди». Христос ему сказал: «Отойди от Меня, сатана». Это очень эмоциональная фраза. Мы же понимаем, что перед Христом стоял Петр, а не сатана, и Петр не был бесноватым, или ещё что-то. Это соблазн. Но бывают такие случаи: наши близкие или кто-то подходит и нас соблазняет, и вот в этот момент мы можем с гневом сказать: «Отойди от меня». Мы можем сказать греху с эмоцией «отойди от меня». Когда мы становимся верующими, мы не становимся рафинированными, Господь не уничтожает нашу личность, наш темперамент. И когда мы используем свои эмоции, которые у нас есть, которые в нас вложены, мы ведь можем эти эмоции использовать для блага. Гнев — это не обязательно осуждение, когда мы останавливаем человека. Как вы тогда исполните слова Спасителя, Который говорил: «Если твой брат согрешил, обличи его сначала наедине, потом при трех свидетелях, потом при Церкви»? Здесь нужно слышать полностью фразу: «гневаясь, не согрешайте». Удержаться, чтобы не было осуждения. Эмоция. Да, гнев — это сильная эмоция, но сдержаться во время этой эмоции, чтобы не согрешить, трудно. Но поверьте: можно, знаете, «залюбить» человека. Нет, не в гневе, просто залюбить. Да, зацеловать. Уж кто скажет, что любовь — это плохое чувство? Эмоции, которые нам даны, мы их можем использовать, но вот эти эмоции мы должны контролировать.

Следующее. Размыслите в сердцах ваших на ложах ваших, и утишитесь;

Сама вот эта фраза «гневайтесь, не согрешайте» — это обращение к этим «сынам мужей», которые гоняют Давида. Размыслите, подумайте. Заметьте, на «ложах ваших» — на ложах спят. Лягте, спокойно обдумайте, подумайте перед сном. Недаром говорят, что если есть некоторые проблемы, надо просто лечь и поспать, не делать выводы вот прямо сейчас. Помните, я вам рассказывал: у евреев во времена Христа было правило, что когда осуждали человека на смерть, приговор не выносили в этот же день, приговор выносили на следующий день, чтобы все разошлись, легли спать, утром встали, размыслили. Вот здесь то же самое: остановитесь, подумайте, выспитесь, успокоитесь, и после этого приносите жертвы правды и уповайте на Господа. «Жертва правды» — это когда человек от лжи переходит к правде, к истине. Вот в этот момент, когда человек отказывается от греха, вот в этот момент он и может уповать на Господа. Мы говорим о том, что Бог любит всех людей, как Свое творение, но есть люди, которые есть чада Божии, а есть люди, которые чада гнева. Чада гнева — да, действительно. Чтобы мы там ни говорили, надо понимать, что если человек живет во грехе, если он чадо гнева, если он не исправится, то он идёт в ад и погибель. И это не какая-то гордость, потому что в аду могут оказаться и верующие люди. Но вот здесь и сейчас: если человек вне Бога, он чадо гнева. Но для нас, верующих людей, для нас есть надежда, для нас есть упование, что Господь будет давать нам силы для покаяния, Господь будет нас хранить, и когда мы пред Ним предстанем, Он дарует нам Царство Небесное, у нас есть это упование. У неверующего человека этого упования, нет потому что он не Божий.

7 стих. Многие говорят: «кто покажет нам благо?» Яви нам свет лица Твоего, Господи!

Это очень хорошая мысль. Наверное, каждый из нас сталкивался с ситуацией, когда люди за обстоятельствами не видят Бога. Знакомая ситуация? Ну кто нам явит блага — это я сам заработал, у меня самого получилось, вот я такой умный и у меня всё это есть. И Давид говорит: Господи, яви Свою благость так, чтобы люди не говорили, что это мое, что это я сделал.

«Свет лица твоего» — это упование на Иисуса?

Можно толковать и буквально «свет лица», то есть прояви Себя в нашей жизни. Можно истолковать немессиански, можно и мессиански. Чтобы Бог проявил Себя в нашей жизни. Хотя, знаете, есть такое предание очень любопытное, что на самом деле первые люди, которые пришли к гробнице Христа, были не жёны мироносицы, а первосвященники — те кто отправил Христа на распятие, к кому прибежали воины, — пошли и увидели. Ну всё, явлено. Эти люди, которые распяли Христа, они на самом деле прекрасно поняли Кого распяли.

История, которую рассказывает Кураев, я ее просто цитирую. Он сталкивается с каким-то начальником, разговоривает, начальник сразу в лоб:  «Я неверующий». — «Прекрасно, все хорошо, работаем. Вы не против?» — «Не против». Заходит в его кабинет, смотрит: в кабинете нарисованы «голгофки». «А это что?» Тот говорит: «Ну, Вы знаете, как-то вот у меня была такая история, я недавно начальник, я не мог в своем кабинете находиться, мне плохо все время было, я там чуть не умирал. Выйду, пройдусь — всё хорошо, а здесь плохо. Мне посоветовали пригласить священника, который бы освятил. Пришел священник освятил, по двенадцать часов могу сейчас работать. Но я неверующий».

Это называется вообще-то хула на Духа Святого. На Сына Человеческого — люди могли, действительно, не узнать в этом проповеднике действительно Царя миров, Спасителя, Сына Божиего, Бога Творца — могли не понять. Но когда Христос воскрес, когда это стало всем понятно, вот тут-то по-настоящему эти люди становятся богоубийцами. Так и у нас. Поверьте: разверзнутся небеса, Бог явится — думаете, что-то изменится у этих людей? Если человек не хочет верить, никакие силы его, по большому счёту, не заставят верить. Почему? Благодать Божия, которая от Бога идёт, которая призывает людей к Нему, изливается на всех одинаково. Но одни люди говорят «да», и идут к Богу; другие люди говорят «нет» и к Богу не идут, вот и все.

Ты исполнил сердце мое веселием с того времени, как у них хлеб и вино [и елей] умножились.

Это очень интересная фраза, к чему она. Когда Давид убежал от Авессалома, он находился в пустыне Манахаим, в этой пустыне у него не было еды, и люди, которые там сидели, уже умирали. И вдруг так получилось (кто скажет — чудесным образом или простым образом?): несколько подданных Давида пригнали стадо овец, принесли еду, и народ был спасен от голодной смерти. Вот Бог, Который действует в обстоятельствах. (Изюм и финики считались как бы фастфудом)

9 стих. Спокойно ложусь я и сплю, ибо Ты, Господи, един даешь мне жить в безопасности.

Очень хорошее: спокойно ложусь и спокойно встаю. Когда человек волнуется, он не спит. А здесь Давид говорит, что я спокойно ложусь и я спокойно сплю. Почему? Потому что я знаю, что Ты меня защищаешь. Это полная уверенность в Боге, Бог — моя крепость, моя защита, моё утверждение, мой щит.

Это все равно когда прыгаешь маленьким, а отец тебя защищает: понимаешь, что отец поймает, но все равно страшно…

Вы думаете, что и Давид это не испытывал? И он об этом говорит неоднократно, что что-то у него внутри крутит. И в то же время он же говорит, что Господи, ну что происходит, я вроде бы полностью был с Тобою, а меня мой сын гоняет, что такое, зачем Господь посылает это?

Амвросий Оптинский своей духовной дочери пишет: «Ты пишешь, что у тебя в семье нелады. Бог царя Давида любил, он Ему нравился — и у него были нелады в семье, чем ты лучше царя Давида?»

Да, Господь посылает нам испытания. Прежде всего как бы первый пункт: почему. Потому что на это есть Его воля, у Него какой-то замысел есть по отношению к нам. Кого любит, того наказует. Всегда мы ищем вот этот ответ на вопрос: почему наказует. Ответов много, и ответы могут быть все правильные. Потому что Его воля на это.

Давайте начнем 5 псалом.

Начальнику хора. На духовых орудиях. Псалом Давида.

Исполнение этого псалма сопровождалось игрою на трубах. «Псалом Давида» указывает, что автор этого псалма был Давид.

Услышь, Господи, слова мои, уразумей помышления мои.

Кстати, вот здесь как раз синонимичный параллелизм. «Услышь, Господи, слова мои, уразумей помышления мои». Знаете, бывает, когда начинаешь молиться своими словами, естественно, и это Феофан Затворник говорил, что Господь посылает нам возможность помолиться. И возникает трудность: как то, что у тебя внутри, выразить это словами. И вот здесь и «слова мои» услышать и «мои помышления».

Внемли гласу вопля моего, Царь мой и Бог мой! ибо я к Тебе молюсь.

Здесь продолжение тех же псалмов которые мы уже изучили, начиная со второго. У царя Давида беда, и вот он вопит к богу.

Господи! рано услышь голос мой, — рано предстану пред Тобою, и буду ожидать,

Давид говорит, что его молитва, его жизнь на сегодня начинается с самого утра. Жизнь как жизнь в Боге, я рано к тебе обращаюсь. С 5 по 7 стих:

ибо Ты Бог, не любящий беззакония; у Тебя не водворится злой;нечестивые не пребудут пред очами Твоими: Ты ненавидишь всех, делающих беззаконие; кровожадного и коварного гнушается Господь.

Как соединить вот это, вот эти слова с утверждением о том, что Бог любит людей? Надо помнить, что Бог есть не только Любовь, но и Справедливость. И это, кажется, такие вещи просто несовместимые, но в боге они совмещаются, и Бог действительно любит людей, и Свою любовь Он нам показывает тем, что Он умер за нас; Он показывает Свою любовь, тем что Он даёт человеку возможность спастись. Всё, что мог Бог сделать со Своей стороны, Он сделал, теперь человеку нужно делать этот выбор: выбор между Богом и выбор без Бога. Каждому это сделать. Да, люди которые отвергают Бога, находятся под Божиим гневом; да, они испытают всё, что они выбрали. Когда мы говорим об аде, мы обычно говорим там об огне, о мучениях. А кто мучает человека в аду? Обычно так атеисты говорят: бесы мучают, они там дрова подкидывают. Конечно же, это всё глупости, потому что бесы сами мучаются в аду, и поэтому ад на самом деле, конечно, это не для человека. Чем мучаются люди в аду — они мучаются своим выбором, потому что в аду люди получают то, что они выбрали здесь, на земле. Их никто вот так прямо не берет и мучает, там нет такого.

Что за скрежет зубов и что за плач? Люди плачут от того, что они не то выбрали, а скрежещут, когда они уже не могут изменить это всё. Вот это вот мучает. И вот этот огонь который там — огонь их грехов мучает. Ад — это выбор человека. Правильно поймите мою мысль: Бог не отправляет людей в ад, они сами туда идут. Когда Бог говорит «туда» или «туда», просто подтверждает выбор человека. Никого насильственно Бог в ад не отправит, как не отправит нас насильственно в рай. Многие рассуждают: вот когда человек умрёт,  он может, поймет, что он был неправ, он может исправиться. Ничего подобного. Это то же самое, как я говорил: раскроются небеса, Бог слетит — вот момент смерти и в момент этого частного суда — это максимальная свобода человека будет проявлена. Когда человек выбрал уже ад, он его и получает. Не работает так, что вот «мы не знали, мы не могли бы» —  Да ничего подобного. Все знали, и все могли. Все знали, и все могли выбрать. (Во всём виноваты евреи, их Бог нас такими сделал…)

Псалмы 5-7

Если у вас возникают вопросы по тексту псалма, или вы не понимаете, что я говорю (а такое тоже возможно), вы меня останавливайте и просите, чтобы я еще раз попробовал объяснить. И еще: если вы не согласны со мной, тоже, пожалуйста, не молчите, говорите. Но я очень бы хотел, чтобы перед тем, как человек сказал — в Новом Завете есть хорошие слова: «пусть человек будет скор на слышание и медленным на ответ» — я не отрицаю, что я могу быть неправым, но иногда, когда меня обвиняют в неправоте, это выглядит более чем странно. Недавно меня обвинили в том, что я не верю в Троицу. Было дело. Как было построено предложение. Я говорю, звучит фраза вот такая: «Православное богословие учит о Троице. Но в Священном Писании учение о Троице изложено несистематически. И я говорю сразу, не вдаваясь в подробности: обе эти фразы верны». Подходит человек и говорит: «А Вы что — не верите в Троицу?» Почему такой вывод странный — а потому что я сказал, что православное богословие учит о Троице. Если вы решили задать вопрос, то надо сформулировать его.

На прошлом уроке мы с вами начали 5 псалом, и дошли до 7 стиха, остановились на стихе 8. 5 псалом, 8 стих, давайте его прочитаем и пойдём дальше.

А я, по множеству милости Твоей, войду в дом Твой, поклонюсь святому храму Твоему в страхе Твоем. Господи! путеводи меня в правде Твоей, ради врагов моих; уровняй предо мною путь Твой.

«Я войду в дом Твой, поклонюсь святому храму Твоему». Фраза кажется нам понятной, естественно, потому что мы православные. Но кроме православия есть другие христиане, для которых эта фраза звучит очень странно, и нужно ее объяснить, чтобы потом, когда вы столкнулись с адекватными баптистами, например, или вообще какими-нибудь протестантами, вы могли объяснить, почему мы почитаем храм и почему мы кланяемся храму.

Итак, в Священном Писании неоднократно храм назван домом Божиим. Но с другой стороны, почему-то сказано о том, что «Бог в нерукотворенных храмах живет». Есть такая фраза, это говорит апостол Павел в проповеди в ареопаге. Вот две фразы, кажется, противоречащие друг другу: «Храм — дом Божий» и «Бог в храмах не живет». Давайте ее разбирать. О чем говорит апостол Павел. Вот представьте, вы услышите такую фразу из уст человека: «Я не верю в Бога». Вот, например, сейчас кто-то записывает, потом вырезал, и там такая фраза: «Я не верю в Бога». А теперь, если ее услышать до конца: «Я не верю в бога, который не смотрит на сердца человека и всех судит одинаково». Или «я не верю в бога Кришну» Понятно, да? То есть когда мы читаем апостола Павла, — действительно, у апостола Павла есть такая фраза: «Бог не живет в нерукотворенных храмах». Но эта фраза звучит в определенном контексте, и надо понимать, кому он эту фразу говорит. Эта фраза была произнесена язычникам, а язычники говорили, что Бог вот весь полностью, Бог весь в своей полноте обитает в храме, языческом храме. Храм — это действительно место, где живёт Бог, он там ест, спит, встает у него там кровать есть, это его реальный дом. Естественно, Бог не живет в таких храмах, это глупость. Но с другой стороны, что такое храм. Храм — это то место, где Бог максимально Себя открывает, максимально Себя проявляет. Если сравнить с человеком — где человек максимально себя открывает? Естественно, в своем доме, поэтому мы и говорим, что храм — это дом Божий, это место, где Бог Себя максимально открывает, но это не значит, что он там живет — живет, как человек. Если храм — это место, где Бог Себя максимально открывает; это место Бог выделяет из всего мира. А то, что Бог выделяет, называется святым. Почему мы говорим о том, что земля святая — что там грешники не живут, и было когда-то время, когда в Израиле были все святые. Почему Иерусалим святой — что там не жили всякие безобразники. Потому что и Святая Земля, и Иерусалим — это то, что Бог выделил для Себя.

Храм — это место, которое Бог выделил для Себя, поэтому он свят, поэтому мы кланяемся этому месту. Мы кланяемся не стенам и крыше, потому что такие же кирпичи могут пойти на строительство ночного клуба, или черепицей можно покрыть какой-нибудь барак. Мы кланяемся тому месту, где Бог максимально Себя показывает. Что говорит царь Давид:

А я, по множеству милости Твоей, войду в дом Твой, поклонюсь святому храму Твоему в страхе Твоем.

Для Давида сходить в храм — это не просто сходить в какое-то помещение, это приблизиться максимально к Богу. Можно зайти в церковь, но к Богу не приблизиться, это есть такое. Всякие люди заходят в церковь. Зашло пять человек: один человек пришёл в дом Божий; другой пришел в музей; третий пришёл полюбопытствовать; четвертый пришёл в какой-нибудь театр; пятый пришёл в место, в котором его тошнит. Все это есть. И чтобы приблизиться к Богу, в храме нужна благодать Божия, нужен настрой, который даёт Сам Господь. Когда мы приближаемся к Богу, важно иметь такое условие, как страх Божий. Вообще, конечно, вот это слово «страх» — это правильно переведенное еврейское слово, но это слово действительно иногда очень трудно понять. Еврейский язык по словарному запасу даже беднее русского, и многие слова нужно понимать не сколько буквально, и даже не в контексте этой речи, а в контексте учения. Есть понятие «страх Божий». Перевести слово: «Бог», «страх» — это действительно страх, это ужас, точнее. Там слово, когда человек очень сильно испугался — это слово используется. Но сам по себе «страх Божий», когда оно вместе стоит, оно не означает какой-то дикий животный ужас, когда мы пугаемся и убегаем, даже не соображая. Нет. Здесь целое учение. Да, действительно, в первую очередь человек должен бояться Бога, как мы боимся: боимся какого-то великого человека; боимся родителей; когда мы знаем, что нашкодили, и они нас наказывают, ругают. Да, действительно, мы должны бояться Бога, это первое. Но второе, следующее. Мы должны понимать: вот это расстояние между нами и между Богом. И наконец, следующее: состояние трепета, которое перед величайшим. Мы прекрасно знаем, что Бога надо любить. Но если нет вот этого страха, нет благоговения перед Богом, у нас не будет любви, не получится, не заработает у нас эта любовь. Нужен именно этот страх, это благоговение. Тогда действительно происходит встреча с Богом. Это все не выдумка. Пророк Исайя рассказывает о себе в 6 главе Книги Исайи: «Я был в храме, и я увидел Господа Саваофа». Он увидел Его и произносит фразу: «Горе мне, горе! Я человек с нечистыми устами, и живу среди людей с нечистыми устами, я видел Господа Саваофа». Он понимал, кто он, и как велик Бог. Но видя его благоговение, что ответил Господь: «Кого Мне послать, кто пойдёт от вас?» Исайя, боясь Бога, сказал: «Вот я, пошли меня». И Бог увидел здесь не только страх, который звучал: «горе мне, горе», но и любовь к Богу, потому что Исайя хочет выполнять волю Божию, у него есть желание исполнить замысел Божий.

9 стих. Господи! путеводи меня в правде Твоей, ради врагов моих; уровняй предо мною путь Твой.

Вот эта дорога, путь — что это такое. В Ветхом Завете, — да и в Новом Завете тоже, — но в Ветхом Завете, наверное, чаще звучит это, начиная с Книги Второзаконие, есть слова о двух дорогах. Два пути: путь жизни и путь смерти. И если человек идет по пути жизни — а это путь исполнения заповедей Господних, — то человек живет, он выживает; а если он идёт по пути смерти, он погибает. Две дороги. Христос говорит о путях, которые ведут в ад, и дороге, которая ведет в рай. Здесь просьба, чтобы путь был перед врагами, чтобы враги действительно увидели, что Давид исполняет волю Божию. Человек, который исполняет волю Божию — это человек по сердцу Господу. И сказано о том, чтобы Господь уровнял его путь, сделал его ровным, защитил его на этом пути, чтобы Давид, идя по этому пути, не испытывал каких-то препон. «Люди, видя ваши добрые дела, будут прославлять Отца вашего Небесного».

Враги Давида — это враги и Бога?

Да, но ведь можно перейти из состояния врага в чадо Божие. Сделать его путь ровным, защитить его на этом пути.

10 стих. Ибо нет в устах их истины: сердце их — пагуба, гортань их — открытый гроб, языком своим льстят.

«Гортань их открытый гроб». Там можно понять следующее. Там не просто открытый гроб, то есть то, что говорят эти люди, эти слова ведут к смерти. «Языком своим льстят» — это обман. О какой лести здесь сказано. Если мы обратимся к истории, когда был написан этот псалом — это время, когда Давида гонял его сын Авессалом, это есть. Но апостол Павел говорил вот еще о чем: что наступят времена, когда люди будут находить себе учителей, которые будут льстить их слуху, буквально там слово стоит «щекотать им уши», или точнее, не просто щекотать, а поглаживать, делать приятное. Смысл там такой, что наступят времена, когда появятся учителя, которые будут людям говорить приятное. Понятно, есть учителя, которые постоянно ругают; есть учителя, которые наоборот, поддерживают. И то, и другое правильно. Но есть учителя, которые когда человек погибает, когда он действительно идет в грех — эти учителя ему говорят: да все нормально, все так и надо, все здорово, все правильно, ты все делаешь верно! Учителя, которые ведут в погибель. Но понимаете, когда ты живешь неправильно и находится человек, который так и говорит: ты живешь неправильно, то, что ты делаешь, это плохо. И либо ты с ним соглашаешься и говоришь: да, вообще-то я делаю неправильно, и надо изменяться — тут же начинает живот, болеть голова, и все прочее. А есть люди, которые угодны, такие угодные люди льстят нам: мы такие хорошие, мы такие правильные, все мы здорово делаем. Вроде бы они говорят хорошие вещи, приятные вещи, но на самом деле эти приятные вещи загоняют человека в ад. Иногда человеку надо сказать, что он какашка, извините за выражение, и иногда это очень хорошо помогает: человек приходит в чувство и говорит: да, я не хочу таким быть, я хочу другим, и он становится другим, и человека вы поднимете. Человек, который льстит — действительно его язык льстит, а его глотка, его рот — это открытая могила. И слушая этих льстецов, мы падаем. В сердце этих людей пагуба. Для нас, когда мы говорим «центр человека», мы чаще всего говорим мозг, здесь у нас все это работает. Для древнего человека это сердце. Более того, сердце — это нутро его. Вот такие люди, которые лгут, которые ведут в погибель, они настолько злы, что их нутро такое.

11 стих. Осуди их, Боже, да падут они от замыслов своих; по множеству нечестия их, отвергни их, ибо они возмутились против Тебя.

«Осуди их, вынеси свой суд». В отличие от любого человеческого суда Суд Божий обращается, как говорится, к самому сердцу человека, к самому его внутреннему. Когда мы молимся, мы имеем право у Бога просить, чтобы Бог судил нас не сколько даже по нашим делам и словам, а по нашей вере: к чему мы стремились, к чему мы рвались. Это и даст нам надежду, что суд Божий будет милостивый. Молитва царя Давида звучит достаточно жестко: да падут они от мысли, да вынеси им суд, отвергни их. Если говорить о человеке, то знаете, иногда бывают такие моменты, когда ты чувствуешь момент Богооставленности, отвержения. И в этот момент действительно можно измениться, когда понимаешь, насколько жизнь без Бога плоха. Бывает, Бог такое посылает, и необязательно вот когда мы сейчас живём жизнью, а иногда бывает моменты, когда ещё человек не пришел к вере и вот он испытывает это состояние Богооставленности, выходит из него.

Кстати, состояние Богооставленности это есть состояние ада. Когда человек думает об аде, он чаще всего такие картины самые примитивные: это какие-то чаны, в которых души варятся. Кто-то по-другому — в виде огня, в котором там люди горят. Кто читал Данте Алигьери, представление имеет какое-то, какие там муки. На самом деле нет. Самая страшная мука не в огне, а в том, что человек испытывает состояние Богооставленности — вот самая страшная мука. Ад — это место, где Бог от человека отступает, потому что кто оказывается в аду — те люди, которые сказали: я хочу быть без Бога.

Христос был в аду, получается?

Христос был в шеоле.

Если сделать человеку замечание, что ты неправильно живешь — это осуждение?

Что за этим стоит, какую цель вы преследуете. Если вы действительно хотите, и ваше осуждение звучит как желание исправить этого человека, и исправить не для себя, а для Бога — то конечно, нет. Бог действует через людей. Может, Бог возьмет и вложит вам в голову такие слова, которые задействуют. Любое дело, которое мы начинаем делать, в том числе и к человеку обращенное, начинается с молитвы. Как сказать, «все сделает Бог» — тогда встречный вопрос со стороны Бога: а зачем ты тогда Мне нужен? Согласитесь, тогда зачем Господь набирал апостолов? Ведь мог глас с небес быть, но были апостолы, и они пошли и проповедовали. Сказано, у апостола Павла есть харизма, дар учителя, проповедника. Понятно, что желая исправить человека, мы прежде всего просим у Бога, чтобы Господь вразумил нас, как надо поступать. И для одного человека это действительно будет просто: мы молимся за него, и человек сам придет в чувство. Для других Господь скажет: нет говори, говори ему, или делай, и он тогда исправится. Нужна благодать от Бога, и если ее у нас ее не хватает, надо ее просить.

12 стих. И возрадуются все уповающие на Тебя, вечно будут ликовать, и Ты будешь покровительствовать им; и будут хвалиться Тобою любящие имя Твое.

«Возрадуются все любящие Тебя». Вот сейчас мы находимся в состоянии, когда не всегда мы можем радоваться. Но наступит время, когда Господь действительно утрет каждую слезинку с наших глаз, и тогда мы будем вечно ликовать. Ликовать от радости, что Господь нас принял. Вечное покровительство, вечное ликование. Слово «хвалиться тобою» созвучно словам апостола Павла. Он говорит следующее: когда вы делаете добрые дела, и вас благодарят, вы не особо хвастайтесь, вы говорите «вообще-то это сделано благодатью Божией, которая действует во мне», это раз. И второе: ну, и по большому счету, мы должны это делать. Это действительно так. Господь призвал нас исполнять Его волю. И не очень здорово было бы, если бы Господь бы взял бы и так :делай! ты должен это делать! И всё. И мы бы там бы пытались что-то сделать. Нет, Господь еще нам дает и благодать Свою, чтобы мы могли это сделать. И тогда наши силы удесятеряются. Вот наверное, читали Жития святых женщин, как об этом в Житиях подчеркивается: они, такие слабые, совершали такие подвиги. И авторы Жития в восхищении пишут это. Почему. Потому что им помогала благодать Божия. Более того, это женщины. Если возьмем мужчин, те мучения, которые испытывали святые мученики, с трудом представляешь, а они терпели, они держались, потому что благодать Божия помогала им.

13 стих. Ибо Ты благословляешь праведника, Господи; благоволением, как щитом, венчаешь его.

Это понятно. «Ты благословляешь праведника». Действительно, Господь благословляет праведников, Ты защищаешь его. Но вот как действует благодать Божия, вообще об этом стоит задумываться.

И здесь я бы хотел говорить о том, как действует благодать Божия в нашей жизни. У Бога есть желание, чтобы все люди, которые живут на земле, спаслись, вошли в Царство Небесное. И Бог дает каждому человеку на земле благодать, которая призывает его к Нему. Знаете, как дальше происходит. У меня есть телефон. Я подхожу к человеку и говорю: «Возьми этот телефон». Что вы можете сделать? Две вещи: взять или не взять. Так и благодать Божия. Она приходит к человеку и говорит: «Возьми». И человек может сказать: «Да, я возьму». Либо сказать: «Нет, я не возьму» Как она может прийти — да как угодно. Человек шел-шел, вот она церковь: а дай, зайду! Зашел, и остался у Бога. В разговоре, книжка какая-нибудь ему попадется. Да и просто: он сидел-сидел, и что-то у него внутри как-то заиграло, и он понял, что его Бог зовет. А ведь может пройти, прочитать книжку и отбросить. До безобразия спорить, при этом спорить в понятии «рогами упираться»: я прав. Ты счастлив? — Нет, но я прав, пускай я буду несчастлив, но я буду прав.

Однажды (слава Богу, сейчас этот человек в церковь уже начал ходить, уже что-то задумывается о Боге, не знаю, правда, чем это кончится, дай Бог, чтобы это кончилось хорошим) мы спорили, это была девушка, она отрицала вообще христианство, доказывала, что более правильное — это такое, знаете «а ля буддизм». Мы спорили-спорили. Я доказал. Фраза, которую она произнесла, была чудесная: «Я права, а ты не прав, потому что ты не прав!» И там бесполезно было что-то говорить, человек уперся рогами. На самом деле на этого человека действовала благодать Божия. На каждого из людей, который живет на земле, она действует. Любой человек, когда придет на суд, может Богу этот вопрос задать: «А почему Ты сделал так, что я не спасся?» А Господь скажет: «А вот смотри: вот они, все эти случаи, в которых благодать Божия действует». И от человека, действительно, зависит — либо «да», либо «нет». И здесь, кстати, с чем я вообще никогда не согласен: фраза о том, что все зависит от воспитания — ничего подобного. История о том, как дети благочестивых родителей становились безбожниками, и наоборот. Почему? Потому что благодать Божия действует и на этих детей. Перед каждым человеком стоит вот этот вариант: либо принять её, либо отвергнуть. На самом деле она действует в любом возрасте: и в маленьком, и в пожилом, и более того, она может даже и на смертном одре прийти. Нет мгновения у человека, который сейчас не у Бога, когда бы на него не действовала бы эта благодать. И вот человек все-таки говорит: я согласен, я принимаю эту благодать Божию. И благодать Божия касается этого человека и начинает действовать. У него появляется вера, у него появляется стремление к добрым делам. Когда человек живёт в соответствии со своей верой, то есть исполняет волю Божию, тогда благодать Божия еще сильнее начинает в нем действовать, ещё больше делает. Это процесс бесконечный: чем больше он делает, тем больше Бог ему дарит благодати, которая позволяет ему делать ещё больше. Поэтому Господь действительно благословляет праведника, ему даёт Свою благодать.

Псалом 6. Стих 1. Это надписание, в котором говорится о том, как исполнять этот псалом. «На восьмиструнном» — это музыкальный инструмент, и сказано что «псалом Давида».

Стих 2-4. Господи! не в ярости Твоей обличай меня и не во гневе Твоем наказывай меня. Помилуй меня, Господи, ибо я немощен; исцели меня, Господи, ибо кости мои потрясены; и душа моя сильно потрясена; Ты же, Господи, доколе?

Этот псалом является продолжением и 5, и 4 и 2, и 3 псалма. То есть здесь Давид в том состоянии, в тех гонениях, когда на него восстал и сын, и его ближние. И молитва Давида — это молитва человека, который находится в состоянии, что ему кажется, что Бог на него гневается. Поэтому Давид и говорит: Боже, останови Свой гнев! Более того, Это молитва с таким дерзновением: Господи, доколе Ты будешь меня так наказывать? Когда читаешь эти строки, нужно очень важную вещь помнить. Это слова не богоборца, не богохульника. Это слова очень верующего человека. Это слова человека, для которого Бог это близкая реальность — Тот, Кто рядом стоит. И поэтому этот человек имеет право вот так обратиться к Богу как к другу — можно даже такое сказать. Это запредельная честность, запредельная открытость Это не рисовка. Потому что очень часто люди начинают: «Господи, ну почему Ты меня наказываешь…» — при этом для них Бог — это такая абстракция. А для Давида это реальность. Он говорит о том, что он немощен, нет идеальных людей. Когда человечество пало, мы все заболели грехом, и нам нужно исцеление от этого греха. Поэтому он и просит: исцели меня от греха. «Мои кости трясутся, моя душа трясётся» — состояние, когда уже нападает тряска, когда от страха, от волнений в этот момент, когда внутреннее видно на телесном.

Стих 5-6. Обратись, Господи, избавь душу мою, спаси меня ради милости Твоей, ибо в смерти нет памятования о Тебе: во гробе кто будет славить Тебя?

«Обратись, Господи». Картина, которая как бы стоит перед глазами Давида: Бог от него уходит, он видит Его уходящую спину и кричит: «Господи, остановись, обернись ко мне! Когда Ты уходишь, я умираю. Но если я умру, зачем я Тебе нужен? Я сойду в ад, сойду в могилу, я сойду в шеол, там нет славы Тебе, там нет молитвы, там я буду далеко от Тебя. Оставь мне жизнь, чтобы я жил, чтобы я славил Тебя».

То есть Давид поставил Господа перед выбором, то есть и Господа можно поставить перед выбором?

Да. Если вы честные перед Богом, почему бы и нет.

Стих 7-8. Утомлен я воздыханиями моими: каждую ночь омываю ложе мое, слезами моими омочаю постель мою. Иссохло от печали око мое, обветшало от всех врагов моих.

Вот душевное состояние Давида.

Стих 9-11. Удалитесь от меня все, делающие беззаконие, ибо услышал Господь голос плача моего, услышал Господь моление мое; Господь примет молитву мою. Да будут постыжены и жестоко поражены все враги мои; да возвратятся и постыдятся мгновенно.

Смотрите, что дальше звучит. Давид говорит в настоящем времени: «Господь услышал молитву мою, от меня отошли враги». Давид уверен, что Господь его слышит. Вот в этом моменте, когда он выразил свою муку, он верит, что Господь откликнется на его молитву, его молитва не будет постыжена. Для него это снова уверенность в Боге. Конечно, нельзя сказать, что этот псалом для каждого из нас, что Бог — это Тот, что можно так: мы помолились и обязательно исполнится. Нет, конечно. Бог — это Тот, Кто суверенен в Своем выборе; Тот, Кто Сам решает, как поступить. Но иногда Господь дает нам уверенность, что Он нас слышит, и тогда действительно: мы помолились, и мы уверены, что Господь откликнется на нашу молитву.

И вот именно этот псалом об этом, что Господь слышит и откликается. Этот псалом вообще человека, который страдает. Но именно обращаясь к этому псалму, многие толкователи говорят, что этот псалом пророческий, этот псалом о Христе. Вот именно Христос так молился, так призывал к Богу, и Господь Его слышал, несмотря на одновременно и состояние оставленности, и состояние страданий, и в то же время состояние уверенности. Помните, как Христос сказал, когда Его окружили враги. Он говорит: неужели вы думаете, что если Я сейчас не попрошу Отца, и Отец не пришлет Мне легионы ангелов? Он уверен был в этом, Он знал, что это произойдет, но Он добровольно шел на страдания. Это 6 псалом.

Псалом 7 — это плачевная песнь. Очень интересно: «по делу Хуса, из племени Вениаминова», он воспевает эту песнь о падшем царе Сауле.

2 стих. Господи, Боже мой! на Тебя я уповаю; спаси меня от всех гонителей моих и избавь меня; да не исторгнет он, подобно льву, души моей, терзая, когда нет избавляющего [и спасающего].

Очень интересный образ. Лев, который хватает добычу, тащит ее, терзает, и нет того, кто спасет эту добычу. Образ льва — это такой образ, который двойственный в Священном Писании. Он может быть образом положительным, может быть отрицательным. Положительный образ: например, Христос сравнивается со львом. Но есть отрицательное сравнение: лев как образ сатаны. Наверное, слышали: «ибо дьявол ходит как лев рыкающий, ища, кого поглотить». Вот здесь то же самый образ. Он использует этот образ льва и говорит о том, что сатана выдергивает мою душу, и нет избавляющего и спасителя. Как благодать Божия приступает к человеку, так и сатана приступает к каждому человеку.

Смотрите как. Мы испытываем действие дьявола, действие сатаны. И это действие сатаны испытывают не только христиане, но и люди вообще в мире. И если человек неверующий, то у него действительно нет защитника, избавителя, спасителя от этого льва. Но у нас есть такой Спаситель, Который нас защищает от сатаны. Это Христос. Иногда мы испытываем искушение — просто искушение, лень, еще что-нибудь. И иногда эти искушения мы можем преодолеть, действительно, собственными силами. Когда нам лень: а ну-ка, встал и пошел! Хочется спать — пошел, умылся холодной водой. А бывает реально что-то не то, как будто вот какая-то внешняя сила на нас действует. Мы понимаем, что это уже реальные нападения сатаны. И вот здесь действительно нужна помощь Божия. Святые отцы такую рекомендацию давали: когда понимаешь, что плохо, открывай Евангелие и читай те истории, где Христос изгонял бесов. И что они дают нам то, что Господь говорит, и бесы сразу выходят. Чувствуешь нападение дьявольское — сразу ко Христу. И Христос защитит и отгонит от нас этого льва.

4-6 стих. Господи, Боже мой! если я что сделал, если есть неправда в руках моих, если я платил злом тому, кто был со мною в мире, — я, который спасал даже того, кто без причины стал моим врагом, то пусть враг преследует душу мою и настигнет, пусть втопчет в землю жизнь мою, и славу мою повергнет в прах.

Смотрите, что там происходило с Саулом. Саул действительно гонял царя Давида, он его хотел неоднократно убить. А были случаи, когда Давид мог убить Саула. Там были такие максимально удобные случаи. Но Давид так не делал. Он все время останавливался, он всё время говорил, что нет, я не подниму руку на другого человека, даже на врага. Это к слову о том, что многие считают, что Ветхий Завет жесток и учит ненавидеть врагов. Царь Давид любил своих врагов, он не поступал злобно. И здесь снова Давид просит честного суда: если я действительно был злым, то пускай совершится суд Божий.

7-10 стих. Восстань, Господи, во гневе Твоем; подвигнись против неистовства врагов моих, пробудись для меня на суд, который Ты заповедал, — сонм людей станет вокруг Тебя; над ним поднимись на высоту. Господь судит народы. Суди меня, Господи, по правде моей и по непорочности моей во мне. Да прекратится злоба нечестивых, а праведника подкрепи, ибо Ты испытуешь сердца и утробы, праведный Боже!

«Восстань, Господи, во гневе Твоем; подвигнись против неистовства врагов моих, пробудись для меня на суд, который Ты заповедал». Гнев. Почему Давид просит, чтобы Господь восстал во гневе? Гнев — это эмоция, и Давид хочет, чтобы Господь показал Себя в Своей силе, в Своем неистовстве против греха. И поэтому такое воззвание: восстань, воскресни, покажись, соверши Свой суд, я хочу этого суда. На самом деле сейчас говорят о конце света и очень боятся конца света, рассуждают о том, как страшно будет в конце света, очень много книг о пришествии антихриста, все это есть. Действительно, конец света — страшная вещь. Но когда читаешь Апокалипсис, последние слова Апокалипсиса — вообще последние слова Библии звучат так: Ей, Господи, гряди, Церковь ждет! На самом деле Церковь ждет пришествия Христа, потому что в этот момент все прекратится. Бог поставит точку греху. И вот поэтому «восстань, Господи, суди во гневе». Церковь ждёт суда Божиего.

Человечество не погибнет, человечество пройдет через суд, пройдет через преображение и воскресение мертвых. И тогда будет все по-другому.

А как же чипирование?

Когда к вам подойдет антихрист и скажет: либо будь со мною, либо будь против меня, там не до чипов будет, там будет выбираться совершенно по-другому. Мы ещё не знаем, как будет ставиться печать антихриста. Сто лет назад считали, что печать антихриста — паспорт. Пророки говорят о том, что в последние времена люди будут проверяться: либо ты с Богом, либо ты без Бога. Либо ты говоришь: «я Христов», либо ты говоришь «я антихристов», и это нужно будет сказать. Я, например, знаю, что существуют сейчас сайты, на которых можно отказаться от крещения. То есть пишутся там типа заявления и отказываются от крещения. Есть обряды, с помощью которых человек отказывается от крещения, то есть раскрещивается. Это, конечно, глупость, потому что смыть воды Крещения невозможно, но такие вот мероприятия уже есть. Вот это и есть отказ от Христа.

Псалмы 7-9

… Возвращаясь снова к празднику Пурим — ведь Господь делает так, что Он защищает нас от нечестивцев, от злодеев. Наступит момент, когда нечестивцы-люди, которые не хотят каяться, будут истреблены с земли, то есть они попадут в ад. И если не верить в это, если говорить, что наш Бог — такая «слюнявая доброта», это не так. Потому что действительно наступит момент, когда свершится суд. Суд будет правильный, суд будет справедливый, каждый получит то, что он хотел получить. Он не только заслужил, но и хотел этого. Если человек хочет быть без Бога, он будет без Бога. Это произойдёт, и об этом сказано в Писании. Знаете, как говорят: «вот здесь жестокость», и мы начнём выкидывать кусочки — ничего от Библии не останется. У нас останется три предложения: что Бог — Любовь, потому что в Псалтири есть: «Бог любит праведников и ненавидит нечестивцев».

10 стих. Да прекратится злоба нечестивых, а праведника подкрепи, ибо Ты испытуешь сердца и утробы, праведный Боже!

Очень интересно: «сердца и утробы». Почему сердца и утробы? Библейская антропология. Мы говорим: где находится разум человека — либо в голове; а где находится душа? Когда нам страшно, у нас под ложечкой сосёт — где-то здесь. Для библейского человека разум находится в сердце, это было центром человека. А где находились эмоции человека? Мы сейчас говорим: в сердце эмоции. Для ветхозаветного человека эмоции ниже были — там почки, селезёнка, печень, где-то вот здесь. Там источник эмоций. Поэтому когда псалмопевец говорит «испытуешь сердца» — это испытываешь мои мысли; а «испытуешь мою утробу» — это испытуешь мои эмоции: чего я хочу, что я замышляю, что мне нравится и что не нравится — вот туда Бог смотрит. Почему псалмопевец постоянно касается этого вопроса «посмотри на моё сердце, посмотри вглубь?» Можно сказать: ну посмотри, что я говорю, посмотри, что я делаю. Но человек может лгать, может обманывать, в сердце одно — на языке совершенно другое.

11 стих. Щит мой в Боге, спасающем правых сердцем.

Щит — это то, что защищает, что охраняет. В Книге Бытия Бог является Аврааму и говорит: Я твой щит, Я твоя защита. Бог защищает правых сердцем. Вот есть ещё одна книга, мы её будем изучать обязательно — Книга Премудростей Соломона. Она, в отличие от Псалтири, смотрит на такие очень глобальные вопросы. Потому что Книга Притч, например, или Книга Псалтирь, даже Книга Иова — они книги оптимистичные, они смотрят на жизнь человека и говорят: Бог человека наградит или накажет уже прямо здесь. А вот в Книге Премудростей даже есть определённая полемика с таким взглядом: а что будет, если праведника убьют и он будет мучеником — будет ли это свидетельствовать о том, что Бог его не принимает? И вот Книга Премудростей подходит совершенно по-другому и говорит: нет душа праведника в руке Божией, и если даже этот праведник будет убит грешником, это не означает, что Бог от него отвернулся, он всё равно в Его руке. Поэтому Бог является нашей защитой даже в тех моментах, когда мы страдаем, когда мы несем какие-то испытания.

12 стих. Бог — судия праведный, [крепкий и долготерпеливый,] и Бог, всякий день строго взыскивающий,

Почему так часто говорится о Боге как о судии праведном? Любой судья, как и любой человек, не застрахован от ошибки. И вот насколько важно для псалмопевца, чтобы Бог был судия правдивый, нелицеприятный и безошибочный. Дальше сказано, что Бог — это судия крепкий. Вот там стоит слово, которое можно скорее перевести не сколько как «крепкий», а как «сильный». В древности судья был не только тем, кто выносит приговор, но иногда и тем, кто исполняет этот приговор. И вот Бог сильный исполнить Свой приговор. А дальше упомянуто слово, что Бог — это судия долготерпеливый, долготерпящий. И вот это для нас, на самом деле, большая радость.

У меня так получилось, что в течении пары месяцев я в разных местах читал одну и ту же книгу, так сложилось. Я читал Книгу Иова, и в этой Книге Иова, когда я преподавал, я постоянно говорил фразу о том, что наш Бог несправедливый. Все очень сильно возмущались, вот реакция стандартная: возмущение. Потому что как? — Бог справедливый! Хорошо, давайте будем подходить к Богу справедливому. Кстати, этого от него хотел от него сатана — чтобы Бог был справедливым, абсолютно справедливым. Прекрасно, давайте, наш Бог будет справедливым. Вот мы согрешили. Наказание за любой грех — это смерть. Вот представьте: мы согрешили, и Бог является абсолютной справедливостью, и Он берёт и нас наказывает тут же за наш грех. А Он терпит. То есть получается, если Бог сразу не наказывает, получается, что Он всё-таки несправедлив. Более того, мы можем на несправедливость Божию посмотреть ещё с другой стороны. Кто может сказать о себе, что он может заработать спасение или рай?

Никто.

Значит, никто не имеет право получить по справедливости. А Бог нам дарует рай. Получается всё-таки точно: Бог и с одной стороны несправедлив, и с другой стороны несправедлив. Вот действительно, по отношению греху Бог является долготерпеливым. Но даже хочу сказать, что это определение — нельзя сказать, что его к Богу приложили, и Бог только долготерпеливый. Мы можем сказать, что Бог это Тот, Кто взыскивает, несмотря на Своё долготерпение. И знаете, псалмопевец говорит, что Бог — это Тот, Кто строго взыскивает каждый день. Как соединить долготерпение Божие и взыскание каждый день? На самом деле это есть. Бог может — вы сами понимаете, это Ему никаких проблем не составит, — за грех человека уничтожить, но Он этого не делает. Но в то же время Он человека, который избрал путь спасения, наказывает за его прегрешения и делает так, что человек не падает туда, куда может упасть. То есть Бог и терпит человека, и в тоже время его ведёт. На самом деле вот так, такие противоречивые высказывания указывают на то, что Бог является Личностью, а не машиной по раздаче подарков, либо наказаний.

13-14 стих. Если кто не обращается, Он изощряет Свой меч, напрягает лук Свой и направляет его, приготовляет для него сосуды смерти, стрелы Свои делает палящими.

Очень интересно то, что изощряет, настраивает, готовит. Но для кого — для человека, который не хочет исправляться. На прошлой лекции я рассказывал о том, что к каждому человеку Бог обращается Своей благодатью и этой благодатью призывает человека к Себе. И вот человек может принять благодать, а может её отвергнуть. И действительно, для этого человека копится огонь. Можно даже сказать, человек сам готовит себе место в аду.

15-17 стих. Вот, нечестивый зачал неправду, был чреват злобою и родил себе ложь; рыл ров, и выкопал его, и упал в яму, которую приготовил: злоба его обратится на его голову, и злодейство его упадет на его темя.

Интересное сравнение «зачал неправду, был чреват злобою». Это понятная фраза, что он носил во чреве эту злобу, родил себе ложь, рыл ров, пал в этот ров. Когда читаешь этот стих, надо понимать, как происходит наказание человека в аду. Человек в ад попадает добровольно, он делает свой выбор. В Священном Писании очень часто звучит такая фраза «обратитесь ко Мне, и Я обращусь к вам, вернитесь, Я пойду к вам». Сегодня была притча о блудном сыне. Вспоминаем момент, когда блудный сын идёт к отцу. Он идёт, отец видит. Что делает отец? Бежит к нему навстречу. Вот на самом деле мы прекрасно понимаем, что отец и блудный сын — это Бог и человек. Вот обратился человек, и Бог к нему идёт навстречу. Вот так происходит дарование рая. Мы устремляемся, а Бог к нам навстречу.

Как происходит попадание в ад? Бог готов броситься навстречу к человеку. Человек отворачивается и уходит от него. Свобода выбора у человека остаётся, даже когда он грешит. Человек выбор сделал в сторону ада, и Бог ему говорит: ты хотел это, и вот твоё место, куда ты хотел. Всё то зло, вся та ненависть, всё возвращается к человеку, который это делал.

18 стих. Славлю Господа по правде Его и пою имени Господа Всевышнего.

«Славлю Господа по правде Его» — снова возвращение к правде. Бог судит Давида по его правде, по его сердцу, что Давид хотел, к чему он стремился. Очень интересно «имя Господа Всевышнего». Наверное, уже настало время объяснить, потому что на самом деле мы очень часто используем это словосочетание, например «во имя Отца, и Сына, и Святого Духа». Человек, который со стороны, он спросит: подождите, а как имя Отца и Сына и Святого Духа, мы же что-то делаем во имя? Или там «благословенно имя» — какое имя благословенно? Вот если быть совсем «деревянным», не думающим, то можно согласиться со свидетелями Иеговы. Они говорят: «У Бога есть имя Иегова. Вот мы благословляем его имя, вот оно благословенно, и всё такое прочее. Христиане (свидетели Иеговы вообще не христиане, обращаются к христианам), христиане, вы имя Божие используете?» — «Нет, не используем». — «Значит, вы не благословляете имя Божие. Давид пел имени Божиему, а вы не поёте, значит, вы вообще не христиане, вы даже не еретики, а грешники, нет вам спасения». Классно, да?

Давайте разбираться, как на самом деле в Библии. Мы должны понимать, что Библия написана в той культуре, в другом мировоззрении — не таком, как у нас сейчас, в ХХ, XIX, XVIII веке в Европе, это совершенно другое мировоззрение. Так вот, имя. Делать во имя кого-то или благословлять имя, или славить имя в еврейском языке — не только в еврейском, но вообще в восточных языках означало делать, или прославлять, или почитать, или молиться носителю этого имени. Ну так у них язык устроен. То есть когда мы говорим «пою имени Бога Всевышнего» это означает «я пою Всевышнему Богу». Прославлять имя Отца, Сына и Святого Духа означает прославлять Отца, Сына и Святого Духа. И тут абсолютно неважно, знаем мы имя Божие или не знаем. Тем более свидетели Иеговы неправильно Бога называют, его имя Яхве. Вот там смотрите, имя Господа Всевышнего, там стоит слово Эль Шаддай, можно перевести как Бог Небесный.

8 псалом.

Начальнику хора. На Гефском орудии. Псалом Давида.

Гефское орудие — типа лиры.

1-2 стих. Господи, Боже наш! как величественно имя Твое по всей земле! Слава Твоя простирается превыше небес! Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу, ради врагов Твоих, дабы сделать безмолвным врага и мстителя.

Вам, наверное, знакомы эти слова «из уст младенцев и грудных детей Ты воздал Себе хвалу». Эти слова использует Господь наш Иисус Христос в то время, когда входил в Иерусалим за неделю до Пасхи. Но в этом псалме оно означает вот что: что даже грудные дети, даже младенцы, дети, они прославляют Бога. Потому что они видят красоту Божию, красоту созданного Им мира. Вообще-то эти слова о детях, о младенцах, могут означать людей, которые наивны как дети, просты как дети. Конечно, мы понимаем, что иногда бывают такие дети, что за голову схватишься, но как бы стереотип о детях, представление о детях как добрых, наивных, не лживых, — у меня слово такое из молодежного жаргона «не замороченные» — что они захотели, то и сказали, как хотят, так себя и ведут, откровенные. Вот здесь то же самое.

А дальше очень интересно: «ради врагов Твоих, дабы сделать безмолвным врага и мстителя» Что за враги Божии. Враги Божии — это те, кто противятся Его воле. Конечно, самый большой враг — это сатана, но есть такое понятие в Священном Писании «семя змея». Это не только лисы, это люди, которые выбрали служение змею. Служение змею — очень интересно. У сатаны (такой образ) две руки. Есть левая рука, он дает ею абсолютное зло, реальное зло. Знаете, как наверное, вот людей, которые просто повернуты на зле, таких людей не особо много, и мы скорее сказали бы, что это какая-то патология: Молодёжь, которая кошек распинает и кресты ломает — я на них посмотрел, послушал, что они говорят — действительно, это люди не порядке. Таких людей немного, но сатана им предлагает из левой руки. А есть вроде бы добро — у него оно в правой руке. Он протягивает это добро, но потом это добро таким злом выливается…

Я интересуюсь военной историей, и мне интересно смотреть на личность Гитлера. Вы не поверите: в быту это очень добрый человек, даже вегетарианец был. У меня много знакомых вегетарианцев, когда они мне начинают мне рассказывать о жестокости отношения к животным, я говорю: Гитлер был вегетарианцем. Это, кстати, для меня вообще не аргумент: доброта/недоброта к животным. Гитлер был оволактовегетарианцем. В быту он был очень добрым человеком, детей любил, для своего народа он желал только добра. Он хотел добра для своего народа, вот это и есть правая рука сатаны, чем это закончилось, мы все знаем, уж мы-то пострадали сильно. Хотели добра, вот это и есть такое сатанинское добро. Эти люди, которые является врагами Божиими.

Может, он больной и одержимый был?

Знаете, больной и одержимый не сможет воевать с половиной человечества в течение шести лет, когда были все против него. И поверьте, что обычно говорят «бесноватый, больной» — Ничего подобного, когда начинаешь читать о войне — это не дурак, и я могу так сказать: то, что Германия после 1941 продержалась до 1945 — это его заслуга, лично его. Да, фанатики, но знаете, если взять человека больного, общаться с больным, он там бредни несёт, но извините, у него не было бреда, это абсолютно здоровый человек. Понимаете, это человек, который выбрал сатанинское добро.

4-5 стих. Когда взираю я на небеса Твои — дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил, то что́ есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его?

Для псалмопевца небеса — вообще вся сотворенная Вселенная, свидетельствует о том, что Бог есть. Действительно, Бог открывает себя через видимый мир. И удивительно, если человек смотрит и не видит гармонии в этом мире. Но давайте посмотрим, давайте вот так представим: человек и вся сотворённая Вселенная. Не только размеры: человек — это крошка, это пылинка. А ещё вот какая вещь. Что такое человеческая жизнь, сколько она длится? Псалмопевец говорит: 70-80 лет, ну, 100 лет человек проживёт. Но сравните с возрастом Вселенной — чтобы мы там ни считали, но сто лет и тысячелетия — несравнимые вещи. И псалмопевец удивляется: огромная сотворённая Вселенная, которая просуществует неизвестно сколько, и маленькая песчинка, пылинка-человек. И насколько велик человек. Ты помнишь человека, Ты посещаешь его, и более того:

6-9 стих Не много Ты умалил его пред Ангелами: славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; всё положил под ноги его: овец и волов всех, и также полевых зверей, птиц небесных и рыб морских, все, преходящее морскими стезями.

Человек чуть ниже ангела. Для древнего человека ангел — это, конечно же, очень мощное существо. Для язычников вот такие служебные духи и человек — это вообще несоизмеримые вещи. А здесь говорится, что чуть-чуть ниже его сделал. Но чем ниже — скорее могуществом, силой. Но человеку Бог дал те вещи, которых лишены ангелы. Именно человек является владыкой на Земле. Для Библии естественно такое объяснение. Бог создаёт человека, поселяет его на земле, и человеку делегирует Свою власть. Человек на Земле должен был быть богом. Бог на небесах, а мы вот здесь на земле, для всего этого мира. Конечно то, что здесь описывается, не говорится ничего о грехопадении. Всё человеку подчинено: домашние животные, дикие животные, морские животные, всё подчинено человеку. Человек — это бог для сотворённого мира, вот такая дана была ему власть. Ангелам такой власти дано не было. И более того, ангел даже не замышлялся с этим. Ангелы — это служебные духи, они должны были исполнять волю Божию. Человек — творец.

Человек более богоподобен, чем ангел?

Да, конечно. Потому что у человека есть свобода выбора. У ангелов её уже нет. У них была однажды возможность выбрать, и они выбрали, всё. и ещё очень важно, что ангелы не являются творцами. Творческого потенциала у них нет. У человека он есть. Да, произошло грехопадение. Но Бог заложил в человечество что-то, это было извращено, но не было уничтожено. Вообще ничего, что Бог вложил в человека в момент творения, до грехопадения не было уничтожено. Всё извращено, но оно осталось. Поэтому обычно на это место ссылаются те люди, говорят, что мы должны относиться хорошо и к животным, и к природе. Коммунистический лозунг: «Мы не должны ждать милости от природы, взять их у неё — наша задача». Потом коммунисты очень сильно это использовали. Понятно, что мы милости не ждём от природы, мы действительно берём, но не вырывать. Вот как Бог заботится о земле, так и мы должны заботиться о земле. Это звучит здесь.

9 псалом.

С девятым псалмом очень интересно. Девятый псалом в нашей Библии — это один псалом. В еврейской Библии это да псалма. Почему два — потому что в первой половине псалма восхваляется Бог, а во второй половине псалма говорится о наказании нечестивых. Псалом был разделён, но в Септуагинте более правильно — один. И ещё не менее интересно то, что этот псалом написан, он называется алфавитный псалом. В еврейском языке 22 буквы. И в этом самом псалме каждая новая строфа начиналась с одной из еврейских букв. Алеф, бет, гимель, далет и так далее, до тав, до конца. Для чего это делалось — для красоты, очень красиво.

Очень интересное название этого псалма «на смерть Лабена». Кто такой Лабен, мы не знаем, потому в Священном Писании имя этого человека вообще никогда не упоминается. В еврейском тексте стоит «на смерть сына». Какого сына — понятно, что у царя Давида было много детей, кто-то из них обязательно умирал, разные предположения.

2-3 стих. Буду славить [Тебя], Господи, всем сердцем моим, возвещать все чудеса Твои. Буду радоваться и торжествовать о Тебе, петь имени Твоему, Всевышний.

Здесь снова звучит это «петь имени Твоему».

4-5 стих. Когда враги мои обращены назад, то преткнутся и погибнут пред лицем Твоим, ибо Ты производил мой суд и мою тяжбу; Ты воссел на престоле, Судия праведный.

Восседание на престоле означает сам момент суда. Для Давида Бог очень близкий, Он рядом. В православном богословии есть два термина, которые описывают Бога. Бог является имманентным и трансцендентным. Слово «трансцендентный» можно перевести, что Бог далёк, а «имманентен» — наоборот, близок. Как Бог далёк? Мы понимаем, что Бог это не мир, и Бог далёк от греха. Но в тоже время Он очень близок. Мы можем сказать, что Он рядом с нами. В латинском языке есть слово, которое у нас превратилось в слово «фамильярный». Знаете, что такое. Так вот, для описания свойств Божиих у некоторых латинских авторов используется это слово, которое означает, что Бог почти как друг мне, то есть Он рядом.

6 стих. Ты вознегодовал на народы, погубил нечестивого, имя их изгладил на веки и веки.

Что за народы — это те народы, которые воюют с народом Божиим. Если для Ветхого Завета было очень чёткое понятие: еврейский народ и остальные народы, которые либо дружат с еврейским народом, либо с ним воюют, то как это у нас. На самом деле представление о том, что Церковь — это новый Израиль, новый народ Божий, оно есть в Библии. Апостол Павел об этом говорит, ссылаясь на пророка Осию. Пророк Осия говорил, что вот раньше были не народом, теперь народ; раньше были не Моим народом, теперь Мой народ. Вот на самом деле это действительно так. Мы новый Израиль, мы народ Божий, мы теперь избранные. И благословения, о которых Господь говорил Израилю, относятся теперь к нам.

На самом деле такие параллели видны и особой трудности не вызывают, когда мы толкуем Священное Писание. В Ветхом Завете нужно было знать: нельзя было родиться иудеем. Иудеем можно было только стать через обрезание. Так и у нас: нельзя родиться христианином, христианином можно только стать через крещение, через вхождение в Церковь. Есть силы, которые ненавидят Церковь, которые воюют с народом Божиим. Иногда это война физическая, иногда война информационная, всё это есть. Но наступит момент, когда Господь погубит эти народы, изгладится имя на века и в веки, то есть исчезнут навсегда.

7 стих. У врага совсем не стало оружия, и города́ Ты разрушил; погибла память их с ними.

Это обязательно произойдет.

8-9 стих. Но Господь пребывает вовек; Он приготовил для суда престол Свой, и Он будет судить вселенную по правде, совершит суд над народами по правоте.

Суд ещё не наступил, но престол для этого суда уже готов. Наступит момент, когда Господь воссядет на этом престоле. В Апокалипсисе он назван «Великий белый престол», и перед этим Великим белым престолом будут стоять все народы, все люди, и все будут судиться. И судиться, действительно, по правоте. То есть Бог будет смотреть на наши сердца, будет определять, какие мы на самом деле.

10-11 стих. И будет Господь прибежищем угнетенному, прибежищем во времена скорби; и будут уповать на Тебя знающие имя Твое, потому что Ты не оставляешь ищущих Тебя, Господи.

Я уже рассказывал о том, что Господь, действительно, наше прибежище, наша надежда. Как бы не было тяжело, бывает, наступают такие моменты, — кстати, этот момент есть у Григория Нисского: навалились какие-то большие несчастья на Византийскую империю, совсем плохо там стало, и Григорий Нисский написал: «Христос уснул». Знакомый образ, да? Вот это тоже отношение к Богу, что Он рядом с нами. Разговор о Нём, слова о Нём такие земные, близкие. Наверно у каждого человека бывают такие моменты, когда мы говорим о том, что Бог оставил нас, Бог забыл, Бог не слышит. Может быть, даже эти слова свидетельствуют о том, что мы верим в Бога, и что для нас Бог действительно рядышком. То есть Он спит, Он не слышит нас. Но в то же время даже в такие моменты у нас есть надежда на то, что Бог нас знает, слышит, любит, охраняет нас.

12-13 стих. Пойте Господу, живущему на Сионе, возвещайте между народами дела Его, ибо Он взыскивает за кровь; помнит их, не забывает вопля угнетенных.

Вот идёт какое-то несчастье, во время которого страдают праведники — как будто забыл Бог. Нет, на самом деле Бог помнит, и более того, та кровь которая была пролита, будет взыскана Богом — может быть, здесь, на земле, а может быть, и там уже после смерти, может быть, даже лучше здесь, чтобы Господь взыскал.

14-15 стих. Помилуй меня, Господи; воззри на страдание мое от ненавидящих меня, — Ты, Который возносишь меня от врат смерти, чтобы я возвещал все хвалы Твои во вратах дщери Сионовой: буду радоваться о спасении Твоем.

Помилуй, прости те грехи, которые действительно меня ведут к смерти. Смотри, как я страдаю от ненавидящих меня. Ты защищаешь меня и защищаешь совсем-совсем, как говорится, я уже одной ногой в могиле, и Ты меня вытаскиваешь из этой могилы. Ты спасаешь, ты защищаешь меня для того, чтобы я прославлял дела Твои, пел во вратах дщери Сионовой (это Иерусалим). Главная радость — это то, что Ты меня спас. В Апокалипсисе есть такой образ: с небес спускается город, этот город Иерусалим. Этот город предназначен для всех верующих. Люди, которые войдут в него, будут прославлять и петь Богу «Осанна» за спасение. У нас есть шанс войти в этот город.

… Мне тут задали вопрос, чтобы я рассказал о празднике Пурим. Об этом празднике написано в Книге, которая называется Книга Есфири. Книга каноническая, но в ней есть одна особенность: в этой книге ни разу не упомянуто слово «Бог». О чём эта книга? Как ни странно, то, что в этой книге нет слова «Бог», на самом деле она учит о помощи Божий, которая проявляется вот в таких вот просто обстоятельствах. Мы иногда забываем, что Бог действительно входит в нашу жизнь — не в громе и молнии, не в какой-то теофании, а случайно, как-то так получилось.

О чём эта книга и почему слово «пурим»? Слово «пур» — это жребий. Дело было так. Персидский царь разозлился на свою жену, отправил ее в изгнание, и на её месте у него появилась новая жена, которая была еврейкой. У неё был родственник, который когда-то очень хорошо помог царю. И в тоже время у царя был один из министров, которого звали Аман, этот человек сильно возненавидел евреев и решил их истребить. Он думал, когда это сделать, и чтобы определить, в какой месяц это сделать, он бросал жребий. Этот жребий выпал на месяц, на который сейчас приходится февраль-март. Он определил, начал готовиться к истреблению, получил разрешение от царя, чтобы истреблять. Это стало известно, во-первых, Мордехаю, родственнику Есфири, и самой Есфири. Есфирь попросила весь народ поститься и молиться, чтобы исправить этот указ. Так сложилось, что у неё получилось. Царь отменяет указ, и более того, разрешил евреям истреблять своих врагов — врагов, которые собирались их истребить. Как вы сами понимаете, что не один злодей, которого звали Аман, и даже там со слугами собирался истребить евреев, там было много народа. Я читал молитву, которую евреи читают на Пурим. И суть этой молитвы такая: всегда благодарим тебя, Господа Бога за то, что Ты зло превратил в добро; а то зло, которое на нас, пало на головы тех, кто замышлял зло. Вот это описано в Книге Есфирь. В воспоминание этого события был утвержден праздник Пурим, который празднуется либо в феврале, либо в марте — плавающий. Конечно, вызывает много вопросов, потому что там описано и истребление врагов, и сама практика празднования этого дня, когда евреи собираются в синагогах, читается Книга Есфири, и в этот момент, когда слышат имя Амана, все или кричат, или так трещат в такие трещотки. Когда слышат имя «Мордехай», кричат: «Благословен Мордехай!»; блюда, которые готовятся — всё это, конечно, вызывает вопросы. И люди, которые скажем так, не очень любят евреев, они обычно говорят: вот праздник Пурим — это праздник еврейской жестокости, еврейского характера. На самом деле, конечно, ничего подобного. Потому что иначе нам бы пришлось бы взять эту книгу и выкинуть её из Библии, а она в Библии есть. Это во-первых.

Во-вторых, мы прекрасно знаем, что Господь Тот, кто следит за каждой волосинке на нашей голове, и без Ео воли ничего не произойдёт. Если Бог позволил евреям вот такое устроить, значит на это была Его воля. И именно это событие оказалось в канонической части Библии. Конечно, чему праздник Пурим учит — что Господь действительно может так управить миром, что мы даже не ожидаем; и зло, которое замышляют против нас, может обратиться на голову того человека, который это и замышлял. Бог может это сделать и нашими руками, и руками других людей, да и может сделать это Сам.