Исаакий дерзкий монах[1]

«Вер­ной твер­ды­нею пра­во­сла­вья
Вре­зан Иса­а­кий в вы­шине...»

(Ни­ко­лай Гу­милёв)

Ф. Ле­мер. Встре­ча Иса­а­кия Дал­мат­ско­го
с им­пе­ра­то­ром Ва­лен­том

12 июня по но­во­му сти­лю (30 мая по ста­ро­му) – один из сим­во­ли­че­ских дней на­шей се­вер­ной сто­ли­цы, свя­зан­ный с име­нем, хо­ро­шо зна­ко­мым нам с дет­ства. Об­ра­тим­ся к опи­са­нию од­но­го тра­ги­че­ско­го эпи­зо­да неспо­кой­ной Рим­ской им­пе­рии 378 го­да.

Цер­ков­ный ис­то­рик Фе­о­до­рит Кир­ский со­хра­нил рас­сказ о дерз­но­вен­ной про­по­ве­ди Иса­а­кия, об­ра­щён­ной к рим­ско­му им­пе­ра­то­ру Ва­лен­ту, го­ни­те­лю пра­во­слав­ных и сто­рон­ни­ку ере­ти­че­ско­го на­прав­ле­ния в хри­сти­ан­стве, – т. н. «ари­ан­ства», от­ри­цав­ше­го ра­вен­ство при­род Бо­га От­ца и Бо­га Сы­на, их «еди­но­су­щие». Им­пе­ра­тор шёл с вой­ском во Фра­кию и оста­но­вил­ся в Кон­стан­ти­но­по­ле (378 г.), где жил в то вре­мя Иса­а­кий.

«Го­во­рят, что Иса­а­кий, имев­ший там мо­на­ше­скую ке­лью, уви­дев про­хо­див­ше­го с вой­ском ца­ря, так вос­кли­цал к нему: «Ку­да идешь, царь, во­ю­ю­щий про­тив Бо­га и не поль­зу­ю­щий­ся его по­мо­щью? Ведь Он-то и по­двиг про­тив те­бя вар­ва­ров – за то, что ты изощ­рил мно­го язы­ков на бо­го­хуль­ство, а сла­во­сло­вя­щих Бо­га из­гнал из свя­тых хра­мов. Пе­ре­стань во­е­вать про­тив Него – и Он оста­вит эту вой­ну; воз­вра­ти паствам пре­вос­ход­ных пас­ты­рей – и ты лег­ко по­лу­чишь по­бе­ду. Ес­ли же пред­при­мешь вой­ну, не сде­лав ни­че­го это­го, то на опы­те узна­ешь, как бед­ствен­но ид­ти про­тив рож­на, по­то­му что и сам не во­ро­тишь­ся, и по­те­ря­ешь вой­ско!» Раз­дра­жен­ный царь ска­зал ему: «Во­ро­чусь и убью те­бя, бу­дешь мне от­ве­чать за лож­ные пред­ска­за­ния». А Иса­а­кий, ни­сколь­ко не убо­яв­шись угро­зы, воз­звал: „Убей, ес­ли от­кро­ет­ся лжи­вость мо­их слов!“»[2].

Сдер­жать обе­ща­ние зло­счаст­ный им­пе­ра­тор не смог: «дерз­кий мо­нах» ока­зал­ся прав. Ва­лент по­тер­пел со­кру­ши­тель­ное по­ра­же­ние от ве­ст­го­тов в бит­ве при Адри­а­но­по­ле и пал на по­ле бит­вы.

Мож­но утвер­ждать, что об этом зна­ют лишь ис­то­ри­ки, а сло­во «Иса­а­кий» – один из сим­во­лов го­ро­да! По­че­му же зна­ме­ни­тый со­бор – один из ве­ли­чай­ших в ми­ре![3] – по­свя­щён кон­стан­ти­но­поль­ско­му мо­на­ху, жив­ше­му за­дол­го до кре­ще­ния Ру­си и ни­как с её позд­ней­шей тер­ри­то­ри­ей не свя­зан­но­му?

Дей­стви­тель­но, имя пре­по­доб­но­го Иса­а­кия ис­по­вед­ни­ка[4] († 383), игу­ме­на неболь­шо­го Дал­мат­ско­го мо­на­сты­ря в окрест­но­стях Кон­стан­ти­но­по­ля, мел­ким шриф­том зна­чит­ся в на­шем ка­лен­да­ре 30 мая по юли­ан­ско­му ка­лен­да­рю (12 июня по н. ст.), а меж­ду тем – оно у всех на устах! При­чи­ной то­му – зна­ме­на­тель­ное ис­то­ри­че­ское сов­па­де­ние.

Де­ло в том, что 30 мая (1672 го­да), то есть в день па­мя­ти Иса­а­кия Дал­мат­ско­го, у ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча Ро­ма­но­ва и ца­ри­цы На­та­льи Ки­рил­лов­ны На­рыш­ки­ной ро­дил­ся на­след­ник, чьим небес­ным по­кро­ви­те­лем опре­де­ли­ли апо­сто­ла Пет­ра, на­звав его име­нем, – бу­ду­щий им­пе­ра­тор Петр Ве­ли­кий.

Пра­во­слав­ные на Ру­си рань­ше в ос­нов­ном празд­но­ва­ли день сво­е­го Ан­ге­ла (име­ни­ны), это во­пло­ти­лось и в на­зва­нии го­ро­да: «Санкт-Пе­тер­бург» – «Го­род Свя­то­го Пет­ра»! Но день рож­де­ния ца­ря – «по­ма­зан­ни­ка Бо­жия» – всё же осо­бый день. Из­вест­но, что «ев­ро­пе­ец» Петр охот­но вво­дил за­пад­но­ев­ро­пей­ские обы­чаи, а празд­но­вать dies natalis им­пе­ра­то­ра – тра­ди­ция Рим­ской им­пе­рии. По­это­му уже в 1707 го­ду на лу­гу про­тив Адми­рал­тей­ских во­рот по­яви­лась пер­вая де­ре­вян­ная Иса­а­ки­ев­ская цер­ковь. Вско­ре её разо­бра­ли, и в 1717 го­ду по­стро­и­ли вто­рую, на ме­сте бу­ду­ще­го Мед­но­го Всад­ни­ка. В 1735 го­ду её по­стиг­ла участь пер­вой. Тре­тий храм, на ме­сте совре­мен­но­го, стро­ил­ся Ека­те­ри­ной II по про­ек­ту Ан­то­нио Ри­наль­ди. С по­спеш­но­стью за­вер­ша­е­мый Пав­лом I, он вы­зы­вал на­смеш­ки совре­мен­ни­ков сво­ей яв­ной дис­гар­мо­ни­ей:

«Двух цар­ство­ва­ний па­мят­ник при­лич­ный:
Низ ка­мен­ный, а верх кир­пич­ный».

По­это­му им­пе­ра­тор Алек­сандр I утвер­дил в 1817 го­ду про­ект уже чет­вер­то­го по счё­ту хра­ма. Им и стал Иса­а­ки­ев­ский со­бор Огю­ста Мон­фер­ра­на, освя­щён­ный в свой пре­столь­ный день, 30 мая 1858 го­да. По­стро­ен­ный ар­хи­тек­то­ром ка­то­ли­ком, этот храм стал во­пло­ще­ни­ем от­кры­то­го и все­лен­ско­го (греч. эку­ме­ни­че­ско­го) ха­рак­те­ра Пра­во­сла­вия в на­шем ев­ро­пей­ском го­ро­де.

Несколь­ко слов о раз­ме­рах хра­ма. Пло­щадь ин­те­рье­ров со­бо­ра – 4 тыс. кв. м. Он вме­ща­ет от 7 до 12 ты­сяч че­ло­век. Внеш­няя вы­со­та – 101,5 мет­ра (вклю­чая крест). Внут­рен­няя вы­со­та – 80 мет­ров. Раз­мах кры­льев укреп­лен­но­го под ку­по­лом па­ря­ще­го го­лу­бя – 2 мет­ра. При стро­и­тель­стве ис­поль­зо­ва­но 400 кг зо­ло­та, при­чем на ку­пол – 300 кг, и 14 сор­тов мра­мо­ра. Храм окру­жа­ют и под­дер­жи­ва­ют в об­щей слож­но­сти 112 ко­лонн (верх­них и ниж­них).

Лег­ко до­га­дать­ся, ка­кой ока­за­лась судь­ба по­след­не­го Иса­а­кия в ХХ ве­ке. Бу­дучи глав­ным ка­фед­раль­ным хра­мом Рос­сии, со­бор пре­тер­пел судь­бу боль­шин­ства церк­вей на­ше­го мно­го­стра­даль­но­го Оте­че­ства: бо­го­слу­же­ния пре­кра­ти­лись в нем в 1928 го­ду и воз­об­но­ви­лись лишь через 62 го­да. С 1931 по 1986 го­ды здесь на­зой­ли­во рас­ка­чи­вал­ся – убеж­дая в том, в чем нор­маль­но­го че­ло­ве­ка убеж­дать не нуж­но! – пре­сло­ву­тый ма­ят­ник Фуко.

Хо­ро­шо пом­ню ис­то­ри­че­ский день воз­об­нов­ле­ния бо­го­слу­же­ний в Иса­а­ки­ев­ском со­бо­ре! 17 июня 1990 го­да, в «Неде­лю Всех Свя­тых, в зем­ле Рос­сий­ской про­си­яв­ших», Бо­же­ствен­ную Ли­тур­гию в нём со­вер­шил Свя­тей­ший пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си Алек­сий II. Его ин­тро­ни­за­ция со­сто­я­лась лишь неде­лей ра­нее, 10 июня. Во вре­мя бо­го­слу­же­ния я был в ал­та­ре. Ря­дом с пат­ри­ар­хом в ал­та­ре сто­я­ли Б. Н. Ель­цин (в то вре­мя – Пред­се­да­тель Вер­хов­но­го Со­ве­та Рос­сии), А. А. Соб­чак и дру­гие по­ли­ти­че­ские де­я­те­ли. Это бы­ло зри­мым сим­во­лом пе­ре­лом­но­го эта­па цер­ков­но-го­судар­ствен­но­го воз­рож­де­ния Рос­сии и еди­не­ния всех здра­во­мыс­ля­щих рос­си­ян. Все пре­бы­ва­ли в со­сто­я­нии эй­фо­рии и не пред­по­ла­га­ли, что ещё ждет нас впе­ре­ди!

С тех пор тор­же­ствен­ные бо­го­слу­же­ния (ино­гда с крест­ным хо­дом) со­вер­ша­ют­ся в Иса­а­ки­ев­ском со­бо­ре несколь­ко раз в го­ду – на Пас­ху, Рож­де­ство Хри­сто­во, в День ос­но­ва­ния го­ро­да (27 мая), в день пре­столь­но­го празд­ни­ка (12 июня) и в ря­де дру­гих слу­ча­ев. Прав­да, ис­то­ри­че­ский день рож­де­ния Пет­ра I не сов­па­да­ет ныне с днем цер­ков­ной па­мя­ти Иса­а­кия. Петр ро­дил­ся 30 мая (1672 го­да) по юли­ан­ско­му ка­лен­да­рю, что со­от­вет­ству­ет 9 июня по гри­го­ри­ан­ско­му ка­лен­да­рю (фик­си­ру­ю­ще­му аст­ро­но­ми­че­ское вре­мя). А па­мять Иса­а­кия Дал­мат­ско­го празд­ну­ет­ся у нас ныне 12 июня по н. ст. Это свя­за­но с тем, что раз­ни­ца меж­ду юли­ан­ским (по­сто­ян­но от­ста­ю­щим от ис­тин­но­го вре­ме­ни) и гри­го­ри­ан­ским ка­лен­да­рем со­став­ля­ла в XVI–XVII ве­ках 10 дней, а в XX и XXI воз­рос­ла уже до 13 дней. От­сю­да и раз­рыв в три дня.

Ду­ма­ет­ся, эту дра­ма­ти­че­скую ис­то­рию Иса­а­кия-че­ло­ве­ка и Иса­а­кия-со­бо­ра нелишне пом­нить каж­до­му ин­тел­ли­гент­но­му пе­тер­бурж­цу.

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия


При­ме­ча­ния

[1] В несколь­ко со­кра­щен­ном ви­де под на­зва­ни­ем «За что мы лю­бим Иса­а­кий?» эта ста­тья на­пе­ча­та­на в жур­на­ле «Во­да жи­вая. Санкт-Пе­тер­бург­ский цер­ков­ный вест­ник» (2007. № 6 [89]).

[2] Фе­о­до­рит Кир­ский. Цер­ков­ная ис­то­рия, IV, 34.

[3] До 1990 го­да са­мым боль­шим хри­сти­ан­ским хра­мом на пла­не­те был со­бор св. Пет­ра в Ри­ме, на вто­ром ме­сте – со­бор св. Пав­ла в Лон­доне, на тре­тьем Сан­та Ма­рия дель Фио­ре во Фло­рен­ции, наш Иса­а­кий – на чет­вер­том. За­тем бы­ла по­стро­е­на цер­ковь Пре­свя­той Де­вы в Яму­су­к­ро (Кот Д’Иву­ар, Аф­ри­ка), став­шая на пер­вое ме­сто; был вос­ста­нов­лен Храм Хри­ста Спа­си­те­ля (вы­со­та 103 м).

[4] «Пре­по­доб­ный» при­над­ле­жит к раз­ря­ду свя­тых, по­двиг ко­то­рых за­клю­ча­ет­ся в их мо­на­ше­ском ас­ке­ти­че­ском де­ла­нии. «Ис­по­вед­ни­ка­ми» на­зы­ва­ют тех свя­тых, ко­то­рые за от­кры­тое огла­ше­ние сво­ей ве­ры пре­тер­пе­ли го­не­ния и му­ки, но не по­гиб­ли во вре­мя го­не­ний, как «му­че­ни­ки», а оста­лись жи­вы и скон­ча­лись позднее есте­ствен­ной смер­тью.

Случайный тест

(6 голосов: 5 из 5)