Канонизация снизу: два жития Матроны Московской

Ка­но­ни­за­ция свя­той пра­вед­ной Мат­ро­ны Мос­ков­ской до сих пор, как ни стран­но, вы­зы­ва­ет спо­ры. Несо­глас­ные ци­ти­ру­ют жи­тие свя­той, воз­му­ща­ясь при­зы­ва­ми Мат­ро­ны хва­тать­ся за ее «пя­точ­ку», чтоб спа­стись, и встре­чей со Ста­ли­ным, ко­то­ро­му свя­тая Мат­ро­на яко­бы да­ва­ла со­ве­ты, как ве­сти вой­ну. От­ку­да взя­лись та­кие фраг­мен­ты в жи­тии ка­но­ни­зи­ро­ван­ной свя­той? Ока­зы­ва­ет­ся, жи­тий бы­ло два: на­род­ное и ка­но­ни­че­ское. Рас­ска­зы­ва­ет ис­то­рик Ан­дрей ЗАЙЦЕВ.

Ка­зус

В 2004 го­ду со­сто­я­лось об­ще­цер­ков­ное про­слав­ле­ние бла­жен­ной Мат­ро­ны Мос­ков­ской (в 1999 го­ду она ста­ла мест­но­чти­мой свя­той Мос­ков­ской епар­хии). Бла­жен­ной Мат­роне вы­пал уни­каль­ный по­смерт­ный по­двиг — ей ка­та­стро­фи­че­ски не по­вез­ло с жи­ти­ем.

В Рус­ской Церк­ви ис­то­ри­че­ски на­род­ное по­чи­та­ние пра­вед­ни­ка и чу­до­тво­ре­ния при­жиз­нен­ные и (или) по­смерт­ные счи­та­лись до­ста­точ­ны­ми для про­слав­ле­ния. При­чем чем боль­ше фик­си­ро­ва­лось по­смерт­ных чу­дес, тем мень­ше вре­ме­ни про­хо­ди­ло от смер­ти по­движ­ни­ка до его ка­но­ни­за­ции. На­при­мер, ос­но­ва­те­ли рус­ско­го мо­на­ше­ства пре­по­доб­ные Ан­то­ний и Фе­о­до­сий умер­ли, со­от­вет­ствен­но, в 1073 и 1074 го­ду. Фе­о­до­сия Пе­чер­ско­го ка­но­ни­зи­ро­ва­ли в 1108 го­ду — из-за боль­шо­го по­чи­та­ния и оби­лия чу­дес. А его учи­тель Ан­то­ний Пе­чер­ский был про­слав­лен зна­чи­тель­но поз­же, от 1132 до1231 го­да.

Кро­ме на­род­но­го по­чи­та­ния и чу­дес для ка­но­ни­за­ции необ­хо­ди­мо и жи­тие по­движ­ни­ка, где фак­ты его жиз­ни бы­ли бы про­ве­ре­ны с ис­то­ри­че­ской и осмыс­ле­ны с ду­хов­ной с бо­го­слов­ской то­чек зре­ния.

На­род­ное по­чи­та­ние Мат­ро­ны бы­ло огром­ным. Чу­дес­ные ис­це­ле­ния и по­мощь нема­ло это­му спо­соб­ство­ва­ли. А вот ка­но­ни­че­ско­го жи­тия с про­вер­кой фак­тов жиз­ни и объ­яс­не­ни­ем ду­хов­но­го смыс­ла по­дви­га бла­жен­ной пе­ред ка­но­ни­за­ци­ей со­став­ле­но не бы­ло. За­то в 1993 го­ду огром­ным ти­ра­жом вы­шла книж­ка Зи­на­и­ды Жда­но­вой «Ска­за­ние о жи­тии бла­жен­ной ста­ри­цы Мат­ро­ны». Ска­за­нию, из­дан­но­му Но­во-Го­лутвин­ским мо­на­сты­рем, бы­ло суж­де­но стать са­мой по­пуляр­ной на­род­ной вер­си­ей рас­ска­зов о Мат­роне. Имен­но здесь чи­та­те­лю пред­ла­га­лись ис­то­рия встре­чи Мат­ро­ны со Ста­ли­ным, упо­ми­на­ние о спа­си­тель­ной «пя­точ­ке», освя­ще­нии св. Мат­ро­ной во­ды и мас­ла.

Этот текст под­верг­ся рез­кой кри­ти­ке со сто­ро­ны чле­нов Ко­мис­сии по ка­но­ни­за­ции: мит­ро­по­ли­та Юве­на­лия (По­яр­ко­ва), быв­ше­го в то вре­мя пред­се­да­те­лем rомис­сии; епи­ско­па Ти­хо­на (Еме­лья­но­ва), быв­ше­го пред­се­да­те­лем Из­да­тель­ско­го со­ве­та; игу­ме­на Да­мас­ки­на (Ор­лов­ско­го), со­ста­ви­те­ля жи­тий но­во­му­че­ни­ков, сек­ре­та­ря Си­но­даль­ной ко­мис­сии по ка­но­ни­за­ции свя­тых; про­то­ди­а­ко­на Ан­дрея Ку­ра­е­ва, по­свя­тив­ше­го сбор­ни­ку вос­по­ми­на­ний о Мат­роне под ре­дак­ци­ей Жда­но­вой нема­ло стра­ниц в кни­ге «Ок­куль­тизм в Пра­во­сла­вии».

Жиз­не­опи­са­ние св. Мат­ро­ны в ав­тор­ской ре­дак­ции З. Жда­но­вой бы­ло при­зна­но не со­от­вет­ству­ю­щим ста­ту­су жи­тия. Ко­мис­си­ей бы­ла на­зна­че­на экс­перт­ная груп­па из пре­по­да­ва­те­лей МДА, ко­то­рая со­ста­ви­ла ка­но­ни­че­ский текст жи­тия бла­жен­ной Мат­ро­ны, убрав ис­то­ри­че­ски не до­сто­вер­ные и бо­го­слов­ски ис­ка­жен­ные све­де­ния о свя­той. Эту вер­сию жи­тия се­го­дня мож­но уви­деть на пра­во­слав­ных сай­тах: «Пра­во­сла­вие.ру», «Сед­ми­ца.ру», сай­те По­кров­ско­го мо­на­сты­ря.

Жи­тий­ный ма­те­ри­ал

Слу­чай, ко­гда к мо­мен­ту ка­но­ни­за­ции свя­то­го не бы­ло со­став­ле­но его офи­ци­аль­ное жи­тие, не ис­клю­чи­тель­ный, в ис­то­рии Церк­ви их бы­ло нема­ло. По­сле ка­но­ни­за­ции ис­то­ри­ки и бо­го­сло­вы мо­гут со­ста­вить жи­тие по­движ­ни­ка, опи­ра­ясь на ре­аль­но су­ще­ству­ю­щие тек­сты о свя­том. Для жи­тия пре­по­доб­но­го Ам­вро­сия Оп­тин­ско­го та­ким ис­точ­ни­ком ста­ло пре­крас­ное жиз­не­опи­са­ние стар­ца, со­став­лен­ное в 1900 го­ду ар­хи­манд­ри­том Ага­пи­том (Бе­ло­ви­до­вым); о пре­по­доб­ном Се­ра­фи­ме Са­ров­ском мы зна­ем из «Ле­то­пи­си Се­ра­фи­мо-Ди­ве­ев­ско­го мо­на­сты­ря», на­пи­сан­ной мит­ро­по­ли­том Се­ра­фи­мом (Чи­ча­го­вым), и за­пи­сок Ни­ко­лая Мо­то­ви­ло­ва. Но как же вы­шло, что имен­но Зи­на­и­да Жда­но­ва, про­стая рус­ская жен­щи­на, не све­ду­щая в хри­сти­ан­ской дог­ма­ти­ке, ста­но­вит­ся, пусть и нена­дол­го, агио­гра­фом бла­жен­ной?

Слож­ность здесь в са­мом по­ня­тии ка­но­ни­че­ско­го агио­гра­фи­че­ско­го тек­ста, в на­пи­са­нии ко­то­ро­го есть своя спе­ци­фи­ка. Жи­тия де­лят­ся на две боль­шие груп­пы: му­че­ни­че­ские и пре­по­доб­ни­че­ские. В пер­вом слу­чае в ос­но­ву агио­гра­фи­че­ско­го тек­ста ло­жит­ся су­деб­ный про­то­кол до­про­са му­че­ни­ка, а цен­траль­ное ме­сто по­вест­во­ва­ния за­ни­ма­ет опи­са­ние стра­да­ний за Хри­ста. Из древ­них мар­ти­ри­ев (про­то­ко­лов, сви­де­тельств) чи­та­тель мог ни­че­го не узнать о жиз­ни свя­то­го до по­след­них дней жиз­ни и его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны. Они крат­ки, но по­чти все­гда ис­то­ри­че­ски до­сто­вер­ны.

Клас­си­че­ское пре­по­доб­ни­че­ское жи­тие вос­хо­дит к ан­тич­но­му жан­ру био­гра­фий и пред­став­ля­ет со­бой бо­лее или ме­нее пол­ный рас­сказ о жиз­ни по­движ­ни­ка, ко­то­рый мо­жет на­чи­нать­ся до мо­мен­та его рож­де­ния (с пред­ска­за­ний о его рож­де­нии) и за­вер­шать­ся опи­са­ни­ем по­смерт­ных чу­дес свя­то­го. В за­ви­си­мо­сти от объ­е­ма све­де­ний о свя­том и вре­ме­ни, про­шед­шем с мо­мен­та его кон­чи­ны до на­пи­са­ния агио­гра­фи­че­ско­го тек­ста, а так­же от ком­пе­тент­но­сти со­ста­ви­те­ля жи­тие мог­ло быть по­дроб­ным и до­сто­вер­ным (на­при­мер, жи­тие пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия Пе­чер­ско­го), а мог­ло и со­сто­ять из очень скуд­ной био­гра­фи­че­ской кан­вы с оби­ли­ем не свя­зан­ных меж­ду со­бой рас­ска­зов о чу­де­сах пра­вед­ни­ка, его при­жиз­нен­ной и по­смерт­ной по­мо­щи, боль­шо­го ко­ли­че­ства фольк­лор­ных эле­мен­тов, ис­то­ри­че­ски недо­сто­вер­ных све­де­ний (как в слу­чае с од­ной из вер­сий жи­тия пер­вых рус­ских свя­тых Бо­ри­са и Гле­ба, на­пи­сан­ной мо­на­хом Иа­ко­вом Чер­но­риз­цем, или на­род­ной вер­си­ей жи­тия свв. Пет­ра и Фев­ро­нии Му­ром­ских).

Ко­мис­сия по ка­но­ни­за­ции мо­жет рас­смат­ри­вать в ка­че­стве «жи­тий­но­го ма­те­ри­а­ла» все вер­сии тек­стов о свя­том, од­на­ко обя­за­на дать свою оцен­ку. На­род­ные жи­тия не за­пре­ща­ют­ся, но по­лу­ча­ют ста­тус апо­кри­фа (про­из­ве­де­ния, не при­знан­но­го Цер­ко­вью в ка­че­стве до­сто­вер­но­го ис­то­ри­че­ско­го и бо­го­слов­ско­го ис­точ­ни­ка ин­фор­ма­ции о свя­том), как это слу­чи­лось с «По­ве­стью о Пет­ре и Фев­ро­нии» или «Ска­за­ни­ем о Бо­ри­се и Гле­бе» в вер­сии Иа­ко­ва Чер­но­риз­ца. Ес­ли текст, пред­ло­жен­ный как жи­тие, вы­зы­ва­ет со­мне­ния, ко­мис­сия про­во­дит рас­сле­до­ва­ние и вы­но­сит свое суж­де­ние — что и про­изо­шло в слу­чае с жи­ти­ем бла­жен­ной Мат­ро­ны Мос­ков­ской в ре­дак­ции З. Жда­но­вой. В ак­те о ка­но­ни­за­ции св. Мат­ро­ны, под­пи­сан­ном пат­ри­ар­хом Алек­си­ем II, от­дель­ным пунк­том ука­зы­ва­лось на необ­хо­ди­мость со­став­ле­ния жи­тия по­движ­ни­цы, что под­чер­ки­ва­ет непри­зна­ние Цер­ко­вью вер­сии «жи­тия» св. Мат­ро­ны, на­пи­сан­ной З. Жда­но­вой.

Ба­бьи бас­ни

Сте­пень до­сто­вер­но­сти жи­тия все­гда на­пря­мую за­ви­се­ла от его ав­тор­ства. Тра­ди­ци­он­но в Рус­ской Церк­ви пре­по­доб­ни­че­ское жи­тие пи­са­ли уче­ни­ки свя­то­го, лич­но его знав­шие, по бла­го­сло­ве­нию игу­ме­на мо­на­сты­ря или епи­ско­па на­ка­нуне ка­но­ни­за­ции пра­вед­ни­ка. Они опра­ши­ва­ли оче­вид­цев, под­ни­ма­ли мо­на­стыр­ский ар­хив, за­пи­сы­ва­ли ис­то­рии па­лом­ни­ков о чу­де­сах, про­изо­шед­ших по мо­лит­вам по­движ­ни­ка. Ес­ли с мо­мен­та кон­чи­ны свя­то­го до мо­мен­та на­пи­са­ния жи­тия про­хо­ди­ло бо­лее 50 лет, то в рас­по­ря­же­нии со­ста­ви­те­ля жи­тия оста­ва­лись ли­бо мо­на­стыр­ские и цер­ков­ные за­пи­си, ли­бо уст­ные рас­ска­зы, пе­ре­да­вав­ши­е­ся из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние. В этом слу­чае агио­граф ста­но­вил­ся ис­то­ри­ком и бо­го­сло­вом, спо­соб­ным кри­ти­че­ски отобрать ма­те­ри­ал с уче­том жан­ро­во­го ка­но­на, со­от­вет­ствия вос­по­ми­на­ний ис­то­ри­че­ской фак­ту­ре и хри­сти­ан­ской дог­ма­ти­ке. Ни­че­го это­го не бы­ло и не мог­ло быть сде­ла­но Зи­на­и­дой Вла­ди­ми­ров­ной Жда­но­вой.

Ва­ри­ант ав­тор­ской ре­дак­ции Жда­но­вой «Ска­за­ния о Мат­роне» пред­став­ля­ет со­бой на­бор очень крат­ких био­гра­фи­че­ских све­де­ний с обиль­ны­ми рас­ска­за­ми о чу­де­сах. Жда­но­ва дей­стви­тель­но зна­ла Мат­ро­ну лич­но — свя­тая жи­ла в ее квар­ти­ре на Ар­ба­те в 1942-1949 го­дах. Жда­но­ва ви­де­ла фраг­мен­ты жиз­ни бла­жен­ной, слы­ша­ла об­рыв­ки ее раз­го­во­ров с людь­ми и как мог­ла по­ста­ра­лась за­пи­сать это, не удер­жи­ва­ясь от по­пыт­ки ин­тер­пре­ти­ро­вать неко­то­рые сло­ва или «чу­де­са» свя­той так, как она их по­ни­ма­ла. Сбор­ник «ба­бьих ба­сен» до­пол­ня­ли ис­то­рии, за­пи­сан­ные со слов дру­гих лю­дей, обо­зна­чен­ных в тек­сте толь­ко по име­нам. Они ви­де­ли в св. Мат­роне «це­ли­тель­ни­цу», ко­то­рая бо­рет­ся с кол­ду­на­ми и ис­це­ля­ет лю­дей с по­мо­щью «мас­ли­ца» или «во­дич­ки». Кста­ти, упор на це­ли­тель­скую прак­ти­ку свя­той, борь­бу с кол­ду­на­ми ха­рак­те­рен и для мно­гих апо­кри­фов. В «По­ве­сти о Пет­ре и Фев­ро­нии» нема­ло при­ме­ров то­го, как Фев­ро­ния ле­чит кня­зя от бо­лез­ней с по­мо­щью сво­е­го «сна­до­бья».

Жда­но­ва и дру­гие со­ав­то­ры «на­род­но­го жи­тия» Мат­ро­ны бы­ли очень про­стые жен­щи­ны, пе­ре­жив­шие вой­ну, лич­ные тра­ге­дии. В Мат­роне они смог­ли уви­деть лишь «про­стую ве­ру», оче­вид­но яв­лен­ную в «чу­де­сах», — как и мно­гие ны­неш­ние по­чи­та­те­ли свя­той. Этот об­раз «на­род­но­го Пра­во­сла­вия» все­гда был рас­про­стра­нен на Ру­си. Еще про­по­вед­ник XIII ве­ка епи­скоп Се­ра­пи­он Вла­ди­мир­ский об­ли­чал ве­ру­ю­щих в том, что они слиш­ком ма­ло за­бо­тят­ся об уча­стии в та­ин­ствах и бла­го­че­сти­вой жиз­ни, но слиш­ком мно­го вни­ма­ния уде­ля­ют чу­де­сам, кол­ду­нам и нестан­дарт­ным спо­со­бам ис­це­ле­ния. Из­вест­но, что язы­че­ский эле­мент «на­род­ной» ве­ры крепнет во вре­ме­на го­не­ний: ли­шен­ная воз­мож­но­сти от­кры­то­го ис­по­ве­да­ния, от­кры­то­го уча­стия в та­ин­ствах, за­гнан­ная в под­по­лье, она рож­да­ет но­вые апо­кри­фы и ми­фы, как это бы­ло в на­ча­ле XX ве­ка.

Ха­рак­тер­но, что по по­пуляр­но­сти апо­кри­фи­че­ские жи­тия неред­ко вы­тес­ня­ли ка­но­ни­че­ские, от­ве­ча­ю­щие всем ли­те­ра­тур­ным и бо­го­слов­ским тре­бо­ва­ни­ям. На­при­мер, агио­гра­фи­че­ский текст жи­тия о Бо­ри­се и Гле­бе, со­став­лен­ный Несто­ром, до­шел до нас в мень­шем ко­ли­че­стве спис­ков, чем Ска­за­ние о Бо­ри­се и Гле­бе Иа­ко­ва Чер­но­риз­ца, где свя­тые по­ка­за­ны как жи­вые лю­ди, ко­то­рые бо­ят­ся смер­ти, про­яв­ля­ют силь­ные чув­ства; у Несто­ра же эпи­зо­ды убий­ства свв. Бо­ри­са и Гле­ба да­ны су­хо, с опо­рой на тра­ди­ци­он­ный жи­тий­ный ка­нон, а са­ми об­ра­зы свя­тых пра­виль­ны и бес­ком­про­мисс­ны. На­род­ная «По­весть о Пет­ре и Фев­ро­нии Му­ром­ских», на­пи­сан­ная Ер­мо­ла­ем-Ераз­мом в се­ре­дине XVI ве­ка, — с обо­рот­нем-зми­ем, за­брыз­гав­шим сво­ей ядо­ви­той слю­ной кня­зя Пет­ра, от че­го кня­зя и вы­ле­чи­ла Фев­ро­ния за­га­доч­ной це­леб­ной ма­зью, — ку­да бо­лее из­вест­ный древ­не­рус­ский па­мят­ник, чем офи­ци­аль­ное жи­тие му­ром­ских свя­тых.

То же са­мое про­изо­шло и с тек­стом З. Жда­но­вой. Ос­нов­ная про­бле­ма с ка­но­ни­за­ци­ей и по­чи­та­ни­ем св. Мат­ро­ны в том, что имен­но апо­кри­фи­че­ский текст се­го­дня по­лу­чил наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние, вы­звав у од­ной ча­сти пра­во­слав­ных от­вер­же­ние, а у дру­гой — го­ря­чее со­чув­ствие. На­род­ное жи­тие Мат­ро­ны в пол­ной ме­ре от­ра­зи­ло пред­став­ле­ния зна­чи­тель­но­го чис­ла совре­мен­ных ве­ру­ю­щих о том, как го­то­вы они ве­рить и ка­ким дол­жен быть «на­сто­я­щий» пра­во­слав­ный свя­той. Но ис­тин­ный об­раз бла­жен­ной Мат­ро­ны, ко­неч­но, это­му на­род­но­му об­ра­зу да­ле­ко не тож­де­ствен.

Че­го со свя­той Мат­ро­ной ни­ко­гда не про­ис­хо­ди­ло

В тек­сте Жда­но­вой со­дер­жит­ся ряд све­де­ний о св. Мат­роне, не име­ю­щий ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к дей­стви­тель­но­сти:

Свя­тая Мат­ро­на ни­ко­гда не встре­ча­лась со Ста­ли­ным.

Жда­но­ва пи­шет о том, как в ок­тяб­ре 1941 го­да яко­бы Ста­лин при­хо­дил к бла­жен­ной Мат­роне и со­ве­то­вал­ся с ней, как ве­сти обо­ро­ну Моск­вы и во­об­ще вой­ну. Ис­то­ри­ки МДА не смог­ли най­ти под­твер­жда­ю­щих дан­ных о том, что эта встре­ча дей­стви­тель­но про­изо­шла. Из ка­но­ни­че­ско­го тек­ста жи­тия св. Мат­ро­ны этот эпи­зод уда­лен.

Свя­той Иоанн Крон­штадт­ский ни­ко­гда не гро­зил сол­да­там «уто­пить в кро­ви и умо­рить го­ло­дом» Пе­тер­бург за то, что они по­пы­та­лись вскрыть гроб­ни­цу свя­то­го, как на­пи­са­но в «жи­тии» З. Жда­но­вой буд­то бы со слов св. Мат­ро­ны. (При этом факт зна­ком­ства пра­вед­но­го Иоан­на Крон­штадт­ско­го и бла­жен­ной Мат­ро­ны и их встре­чи в Крон­штадт­ском со­бо­ре в 1899 го­ду при­знан дей­стви­тель­ным и во­шел в ка­но­ни­че­ское жи­тие.) Рас­сказ об «утоп­ле­нии в кро­ви» пол­но­стью про­ти­во­ре­чит как об­ра­зу по­чи­та­е­мо­го свя­то­го, так и всей хри­сти­ан­ской тра­ди­ции, за­то по­ра­зи­тель­но на­по­ми­на­ет апо­кри­фи­че­ские Еван­ге­лия (от­верг­ну­тые Цер­ко­вью и не во­шед­шие в Но­во­за­вет­ный ка­нон). На­при­мер, в «Еван­ге­лии дет­ства Хри­ста» есть рас­сказ о том, как ма­лень­кий Иисус с по­мо­щью чу­да уби­ва­ет маль­чи­ка, на­сме­хав­ше­го­ся над ним.

Свя­тая Мат­ро­на ни­ко­гда не да­ва­ла со­ве­тов из­бав­лять­ся «от бе­са с по­мо­щью рво­ты по­сле при­ча­стия», не со­би­ра­лась в ге­не­раль­ском мун­ди­ре ид­ти «на до­клад к Гос­по­ду Са­ва­о­фу» и не го­во­ри­ла о том, что спа­сут­ся те, кто «бу­дут дер­жат­ся за ее пя­точ­ку». По­след­ний со­вет в ин­тер­пре­та­ции З. Жда­но­вой пред­став­ля­ет свя­тую Мат­ро­ну сек­тант­кой по ти­пу ца­ре­бож­ни­ков, ста­вя­щей се­бя на ме­сто Спа­си­те­ля. Это про­ти­во­ре­чит сло­вам са­мой Мат­ро­ны, ко­то­рая все­гда го­во­ри­ла при­хо­дя­щим к ней, что по­мо­га­ет не она, а Гос­подь.

Что хо­те­ла ска­зать бла­жен­ная?

Язык, спо­соб об­ще­ния бла­жен­ных с людь­ми ча­сто бы­ва­ет ме­та­фо­ри­чен, об­ра­зен. Ва­си­лий Бла­жен­ный ки­дал­ся кам­ня­ми в сте­ны хра­ма и об­ни­мал уг­лы блу­ди­ли­ща (до­ма тер­пи­мо­сти), вво­дя пра­во­слав­ных в со­блазн. Но свя­той объ­яс­нял, что в храм за­гля­ды­вал бес и он так его от­го­нял, а у до­ма тер­пи­мо­сти пла­кал ан­гел и он так ему со­чув­ство­вал.

Как по­нять «труд­ные ме­ста» жи­тия св. Мат­ро­ны? Ре­дак­тор­ский под­ход ка­но­ни­че­ско­го ва­ри­ан­та пред­ло­жил ал­ле­го­ри­че­ское объ­яс­не­ние в ду­хе свя­то­оте­че­ской мыс­ли. На­при­мер:

Из пер­вой ре­дак­ции жи­тия З. Жда­но­вой: «В дни де­мон­стра­ций Ма­туш­ка про­си­ла нас всех не вы­хо­дить, за­кры­вать ок­на, фор­точ­ки, две­ри. Пол­чи­ща де­мо­нов за­ня­ли все про­стран­ство, весь воз­дух и объ­яли всех лю­дей. Учи­ла нас не за­бы­вать кре­стить еду, и осо­бен­но на ночь все уби­рать и на­кры­вать, т. к. бе­сы по­ло­щут­ся, вез­де про­ни­кая. Си­лою Чест­на­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста спа­сай­тесь и за­щи­щай­тесь».

Из ка­но­ни­че­ско­го жи­тия: «В дни де­мон­стра­ций ма­туш­ка про­си­ла всех не вы­хо­дить на ули­цу, за­кры­вать ок­на, фор­точ­ки, две­ри — пол­чи­ща де­мо­нов за­ни­ма­ют все про­стран­ство, весь воз­дух и охва­ты­ва­ют всех лю­дей. (Мо­жет быть, бла­жен­ная Мат­ро­на, ча­сто го­во­рив­шая ино­ска­за­тель­но, хо­те­ла на­пом­нить о необ­хо­ди­мо­сти дер­жать за­кры­ты­ми от ду­хов зло­бы «ок­на ду­ши» — так свя­тые от­цы на­зы­ва­ют че­ло­ве­че­ские чув­ства.)».

Мы ви­дим, что со­ста­ви­те­ли ка­но­ни­че­ской вер­сии жи­тия по­пы­та­лись объ­яс­нить на­род­ную эти­мо­ло­гию, ко­то­рую ис­поль­зо­ва­ла Жда­но­ва (со­зву­чие слов де­мон­стра­ция и де­мон, при от­сут­ствии меж­ду ни­ми ре­аль­ных род­ствен­ных свя­зей), с по­мо­щью тол­ко­ва­ния слов по­движ­ни­цы в со­гла­сии со свя­то­оте­че­ской тра­ди­ци­ей.

И все-та­ки она свя­тая!

При­мер бла­жен­ной Мат­ро­ны по­ка­зы­ва­ет, что жи­тия свя­тых ред­ко пи­шут свя­тые, а по­то­му нель­зя ста­вить аб­со­лют­ный знак ра­вен­ства меж­ду са­мим пра­вед­ни­ком и тем, что о нем рас­ска­зы­ва­ют его по­чи­та­те­ли. По мне­нию мит­ро­по­ли­та Юве­на­лия, «ка­но­ни­за­ция пра­вед­ни­ка не озна­ча­ет ка­но­ни­за­ции каж­дой строч­ки, им на­пи­сан­ной».

Оче­вид­но, что по­чи­та­ние св. Мат­ро­ны у ча­сти ве­ру­ю­щих бу­дет уси­ли­вать­ся, а кто-то не бу­дет ис­пы­ты­вать осо­бен­ной бли­зо­сти и теп­ло­ты к этой пра­вед­ни­це. Но Цер­ковь спо­соб­на вме­стить и тех и дру­гих. Ка­но­ни­за­ция свя­то­го — не при­ну­ди­тель­ный акт, ли­ша­ю­щий че­ло­ве­ка лич­но­го от­но­ше­ния к пра­вед­ни­ку, а пред­ло­же­ние ве­ру­ю­щим ори­ен­ти­ра для спа­се­ния. Бла­жен­ная Мат­ро­на не ка­но­ни­зи­ро­ва­на в ка­че­стве учи­те­ля Церк­ви или бо­го­сло­ва, она про­слав­ле­на в чине пра­вед­ных. Это озна­ча­ет, что она слу­жи­ла Хри­сту и ближ­ним, несмот­ря на свои тяж­кие стра­да­ния и неду­ги, во вре­ме­на, ко­гда за ве­ру уби­ва­ли.

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Случайный тест