Можно ли обличать власть имущих?

Се­го­дня у пра­во­слав­ных хри­сти­ан пе­чаль­ный празд­ник. В ка­лен­да­ре он на­зы­ва­ет­ся «Усек­но­ве­ние[1] гла­вы Про­ро­ка, Пред­те­чи и Кре­сти­те­ля Гос­под­ня Иоан­на» и по­свя­щён вос­по­ми­на­нию ги­бе­ли это­го всем из­вест­но­го свя­то­го. По­учи­тель­ные бо­го­слу­жеб­ные тек­сты празд­ни­ка по­дроб­но ва­рьи­ру­ют тра­ги­че­скую ис­то­рию Иоан­на, ве­ли­ко­го Про­ро­ка и Пред­ше­ствен­ни­ка[2] Иису­са Хри­ста, крат­ко опи­сан­ную в Еван­ге­ли­ях. Вы­сту­пив на слу­же­ние в 27 (или 28) го­ду н. э., он воз­ве­щал о при­бли­же­нии «Небес­но­го Цар­ства», ко­то­рое на­сту­пит с при­ше­стви­ем дол­го­ждан­но­го По­ма­зан­ни­ка Бо­жия (Мес­сии, по-гре­че­ски Хри­ста). Усло­ви­ем вхож­де­ния в это Цар­ство ста­но­вит­ся ис­крен­нее же­ла­ние ду­хов­но­го пе­ре­рож­де­ния, или по­ка­я­ние (греч. метанойа), в бук­валь­ном пе­ре­во­де – «пе­ре­ме­на со­зна­ния»! Зри­мым сим­во­лом по­ка­я­ния он из­би­ра­ет древ­ний об­ряд омо­ве­ния в во­де, по-гре­че­ски – баптисма; от­сю­да его вто­рое про­зви­ще – Бап­тистэс (Бап­тист), во­шед­шее без пе­ре­во­да в за­пад­но­ев­ро­пей­ские язы­ки (в сла­вян­ском пе­ре­во­де – Кре­сти­тель).

Иоанн ис­по­ве­ду­ет Мес­си­ей при­шед­ше­го к нему Иису­са и со­вер­ша­ет над Ним тот же об­ряд. Неко­то­рые из его уче­ни­ков ста­но­вят­ся апо­сто­ла­ми Хри­ста. По­сле это­го Иоанн ещё око­ло го­да про­дол­жа­ет свою про­по­ведь, не стра­шась власть иму­щих. Как рев­ни­тель пра­вед­но­сти, он сме­ло и при­люд­но об­ли­ча­ет кро­во­сме­си­тель­ный брак пра­ви­те­ля Га­ли­леи (Се­вер­ной Па­ле­сти­ны) Иро­да Ан­ти­пы, ко­то­рый от­нял у сво­е­го бра­та же­ну Иро­ди­а­ду и же­нил­ся на ней при жиз­ни преж­не­го му­жа, гру­бо на­ру­шив иудей­ский за­кон. Раз­дра­жён­ный царь за­клю­ча­ет Иоан­на в тем­ни­цу, но всё же по­ба­и­ва­ет­ся про­ро­ка из-за его по­пуляр­но­сти в на­ро­де. Он да­же при­хо­дит к нему для бе­сед, оче­вид­но, нели­це­при­ят­ных, по­то­му что, слу­шая про­ро­ка, при­хо­дит по­рой в «силь­ное сму­ще­ние» (Мк.6:20), но, на­хо­дясь под вли­я­ни­ем нена­ви­дев­шей Иоан­на же­ны, ни­че­го не пред­при­ни­ма­ет. Вско­ре на­сту­па­ет кро­ва­вая раз­вяз­ка.

Од­на­жды на пи­ру пад­че­ри­ца Иро­да Са­ло­мея на­столь­ко уго­жда­ет ему сво­ей пляс­кой, что он неосто­рож­но кля­нёт­ся ис­пол­нить лю­бое её же­ла­ние. По на­у­ще­нию ма­те­ри, Са­ло­мея про­сит го­ло­ву Иоан­на Кре­сти­те­ля. Па­лач на­прав­ля­ет­ся в тем­ни­цу, каз­нит про­ро­ка и по усло­вию по­да­ёт Са­ло­мее на блю­де го­ло­ву Иоан­на, а та от­но­сит её в пир­ше­ствен­ный зал и де­мон­стра­тив­но пе­ре­да­ет ма­те­ри для глум­ле­ния. Те­ло Иоан­на Кре­сти­те­ля по­гре­ба­ют его уче­ни­ки.

В этот день пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам пред­пи­сан стро­гий пост. При­чём, рань­ше на Ру­си да­же за­пре­ща­лось есть круг­лые пло­ды, на­по­ми­на­ю­щие по фор­ме от­се­чён­ную че­ло­ве­че­скую го­ло­ву, а так­же брать в ру­ки нож и ост­рые пред­ме­ты (ра­зу­ме­ет­ся, это на­род­ные при­ме­ты).

Жизнь и смерть это­го Свя­то­го, ко­то­ро­го Сам Хри­стос на­звал «ве­ли­чай­шим меж­ду рож­ден­ных жен­щи­на­ми» (Мф.11:11), – на­гляд­ное под­твер­жде­ние то­го неоспо­ри­мо­го прин­ци­па, что лю­дей нель­зя слу­шать «боль­ше, чем Бо­га» (Деян.4:19). Су­ро­во на­ка­зав двух пер­вых Из­ра­иль­ских ца­рей – Са­у­ла и Да­ви­да, – Бог под­твер­дил ра­нее ска­зан­ное Мо­и­сею, что Его За­ко­ны оди­на­ко­вы для всех без ис­клю­че­ния. Иоанн Кре­сти­тель ни­ко­гда это­го не за­бы­вал, по­то­му и был столь «неди­пло­ма­ти­чен» по от­но­ше­нию к сво­е­му ца­рю.

К со­жа­ле­нию, в на­шей ис­то­рии по­доб­ные об­ли­чи­те­ли – ис­клю­че­ние (яр­чай­ший при­мер – свя­ти­тель Филипп, уби­тый по при­ка­зу ца­ря-са­ди­ста Ива­на Гроз­но­го). Об­ли­чи­ли ли по­сле­ду­ю­щие иерар­хи (хо­ро­шо знав­шие ис­то­рию Иоан­на Пред­те­чи!) ко­го-ли­бо из на­ших «хри­сти­ан­ней­ших» им­пе­ра­то­ров или «гла­мур­ных» им­пе­ра­триц его сло­ва­ми: «Не долж­но те­бе пре­лю­бо­дей­ство­вать с фа­во­рит­кой (фа­во­ри­том)!» (а для них это бы­ло де­лом обыч­ным, санк­ци­о­ни­ро­ван­ным язы­че­ским по про­ис­хож­де­нию «штат­ным по­ло­же­ни­ем» са­мо­держ­ца)? Нет! Не об­ли­чи­ли! За свои го­ло­вы (в бук­валь­ном смыс­ле) они уже не бо­я­лись (всё-та­ки дру­гое вре­мя), но вот сво­их вы­со­ких цер­ков­ных пре­сто­лов точ­но бы ли­ши­лись! А ведь по­ли­ти­ка «двой­ных стан­дар­тов» при­су­ща свет­ской ди­пло­ма­тии, на­прав­лен­ной на до­сти­же­ние лишь зем­ных успе­хов, но ни­как не хри­сти­ан­ской про­по­ве­ди, ос­но­ван­ной на небес­ном От­кро­ве­нии. Вряд ли это мож­но оспа­ри­вать, по­уча­ясь жиз­нью на­ше­го Гос­по­да, Его Пред­те­чи, Апо­сто­лов и бес­чис­лен­но­го сон­ма му­че­ни­ков… А мы ещё удив­ля­ем­ся ка­та­стро­фе, по­стиг­шей на­шу Цер­ковь и дер­жа­ву в 1917 го­ду! Быть мо­жет, дав на­шим пред­кам го­раз­до боль­ше вре­ме­ни на по­ка­я­ние, чем совре­мен­ни­кам Ноя, Бог про­сто не за­хо­тел да­лее тер­петь «двой­ные стан­дар­ты», от ко­то­рых так и не от­ка­за­лись лю­ди, счи­тав­шие се­бя пра­во­слав­ны­ми хри­сти­а­на­ми?..

Се­го­дня об этом осо­бен­но умест­но за­ду­мать­ся и хо­тя бы по­пы­тать­ся «пе­ре­ме­нить» свое по­ли­ти­зи­ро­ван­ное (язы­че­ское) со­зна­ние на еван­гель­ское. К это­му при­зы­ва­ет нас бес­ком­про­мисс­ный глас «Во­пи­ю­ще­го в пу­стыне».

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия


При­ло­же­ние

Из бо­го­слу­же­ния празд­ни­ка

Апо­столь­ское чте­ние

(Деян.13:25-32. – За­ча­ло 33)

Ко­гда Иоанн со­вер­шал свое по­при­ще (слу­же­ние), он го­во­рил: «За ко­го вы ме­ня по­чи­та­е­те? Я не тот [не Мес­сия]. Но вот, идёт за мною Тот, у Ко­го я недо­сто­ин раз­вя­зать обувь на но­гах».

Му­жи бра­тья, сы­ны ро­да Ав­ра­амо­ва, и бо­я­щи­е­ся Бо­га меж­ду ва­ми! Нам по­сла­но сло­во это­го спа­се­ния. Ведь жи­ву­щие в Иеру­са­ли­ме и их на­чаль­ни­ки, не узнав Его и осу­див, ис­пол­ни­ли [тем са­мым] сло­ва про­ро­че­ские, чи­та­е­мые каж­дую суб­бо­ту. И, не най­дя в Нём ни­ка­кой ви­ны, до­стой­ной смер­ти, упро­си­ли Пи­ла­та убить Его. Ко­гда же ис­пол­ни­ли всё на­пи­сан­ное о Нем, то, сняв с дре­ва, по­ло­жи­ли Его в гроб­ни­цу. Но Бог вос­кре­сил Его из мёрт­вых. Его ви­де­ли очень мно­гие, при­шед­шие с Ним из Га­ли­леи в Иеру­са­лим. Они те­перь Его сви­де­те­ли пе­ред на­ро­дом. И мы вам бла­го­вест­ву­ем: обе­ща­ние (обе­то­ва­ние), дан­ное от­цам, Бог ис­пол­нил для нас, их де­тей, вос­кре­сив Иису­са.

 

Еван­гель­ское чте­ние

(Мк.6:14-30. – За­ча­ло 24)

И про­слы­шал об Иису­се царь Ирод, ибо имя Его ста­ло из­вест­но. И [од­ни] го­во­ри­ли, что это Иоанн Кре­сти­тель вос­крес из мерт­вых, и по­то­му в нём дей­ству­ют чу­до­твор­ные си­лы. Дру­гие го­во­ри­ли, что это Илия, а иные го­во­ри­ли, что это про­рок, как и преж­де бы­ва­ли про­ро­ки. Но Ирод, слу­шая это, го­во­рил: «Это – Иоанн, ко­то­ро­го я обез­гла­вил, и вот – он вос­крес!»

В са­мом де­ле, этот Ирод по­слал схва­тить Иоан­на и в узах бро­сить его тюрь­му – из-за Иро­ди­а­ды, же­ны Филип­па, сво­е­го бра­та, на ко­то­рой Ирод же­нил­ся, – по­то­му что Иоанн го­во­рил ему: «Не долж­но те­бе жить с же­ной бра­та тво­е­го!»

А Иро­ди­а­да за­та­и­ла враж­ду про­тив Иоан­на и же­ла­ла его умерт­вить, но не мог­ла, по­то­му что Ирод бо­ял­ся Иоан­на, зная, что он пра­вед­ник и свя­той, и сбе­ре­гал его. Слу­шая его, он ча­сто при­хо­дил в недо­уме­ние (мож­но пе­ре­ве­сти: бы­вал силь­но сму­щён. – Ю. Р.), но всё же слу­шал его с охо­той.

И на­стал [для неё] удоб­ный слу­чай, ко­гда Ирод по слу­чаю дня сво­е­го рож­де­ния устро­ил пир для сво­их вель­мож, во­е­на­чаль­ни­ков и знат­ных лю­дей Га­ли­леи. И во­шла то­гда дочь этой Иро­ди­а­ды, и ис­пол­ни­ла та­нец, и су­ме­ла уго­дить Иро­ду и воз­ле­жав­шим с ним [го­стям]. И ска­зал царь де­вуш­ке: «Про­си у ме­ня, че­го по­же­ла­ешь, и я дам те­бе!» И он клял­ся ей: «Че­го бы ты ни по­про­си­ла – дам те­бе! Хоть пол­цар­ства мо­е­го!» И она, вый­дя, спро­си­ла у ма­те­ри: «Че­го мне про­сить?» А та ска­за­ла: «Го­ло­ву Иоан­на Кре­сти­те­ля!» И тот­час же по­спе­шив вер­нуть­ся к ца­рю, она изъ­яви­ла та­кую прось­бу: «Же­лаю, чтобы ты сей­час же дал мне на блю­де го­ло­ву Иоан­на Кре­сти­те­ля».

И царь силь­но опе­ча­лил­ся, од­на­ко из-за сво­ей клят­вы, дан­ной пе­ред го­стя­ми, не по­же­лал от­ка­зать ей. Тот­час же, по­слав страж­ни­ка, царь ве­лел при­не­сти го­ло­ву. И тот по­шёл, и обез­гла­вил Иоан­на в тюрь­ме, и при­нёс го­ло­ву его на блю­де, и от­дал её де­вуш­ке, а та от­да­ла её сво­ей ма­те­ри.

И уче­ни­ки Иоан­на, услы­шав об этом, при­шли, и взя­ли те­ло его, и по­ло­жи­ли его в гроб­ни­цу.

И со­бра­лись апо­сто­лы к Иису­су, и рас­ска­за­ли они Ему всё, что сде­ла­ли и че­му на­учи­ли.


При­ме­ча­ния

[1] Сла­вян­ское сло­во усек­новение – пе­ре­вод гре­че­ско­го апо­томэ, что зна­чит «от­ру­ба­ние», «от­се­че­ние».

[2] Так бук­валь­но пе­ре­во­дит­ся его пер­вое по­чет­ное име­но­ва­ние: гре­че­ское Продро­мос, сла­вян­ское Предтеча.

Случайный тест

(3 голоса: 5 из 5)