Почему язычники просили молитв святителя Алексия Московского

Бле­стя­щий го­судар­ствен­ный де­я­тель, пе­ре­вод­чик Но­во­го За­ве­та, стро­и­тель хра­мов и мо­на­сты­рей, цер­ков­ный ка­но­нист и ре­фор­ма­тор, ди­пло­мат, мо­лит­вен­ник и чу­до­тво­рец — та­ким был свя­ти­тель Алек­сий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, рас­ска­зы­ва­ет Ни­ко­лай ЛИСОВОЙ, док­тор ис­то­ри­че­ских на­ук, ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та рос­сий­ской ис­то­рии РАН. Свя­ти­тель жил во вре­ме­на та­тар­ско­го ига. Cилу его мо­литв при­зна­ва­ли и языч­ни­ки-та­та­ры. Из Ор­ды при­шел при­каз: при­е­хать и ис­це­лить же­ну ха­на. Свя­ти­тель Алек­сий при­е­хал и ис­це­лил.

Ле­стви­ца по­слу­ша­ния

В го­ды та­тар­ско­го ига, го­судар­ствен­но­го рас­па­да и эко­но­ми­че­ской раз­ру­хи стро­ил му­же­ствен­но и твер­до Цер­ковь и Русь небес­ный по­кро­ви­тель Моск­вы, свя­ти­тель Алек­сий.

Елев­фе­рий (так зва­ли его в ми­ру) ро­дил­ся в се­мье бо­яри­на Фе­до­ра Бя­кон­та, при­е­хав­ше­го на служ­бу к кня­зю Да­ни­и­лу Мос­ков­ско­му из ра­зо­рен­но­го та­та­ра­ми Чер­ни­го­ва. В 1319 го­ду он при­нял ино­че­ство с име­нем Алек­сий в Мос­ков­ском Бо­го­яв­лен­ском мо­на­сты­ре. Здесь он про­вел бо­лее два­дца­ти лет.

В 1340 го­ду, ко­гда мит­ро­по­ли­ту Фе­о­гно­сту, воз­глав­ляв­ше­му Рус­скую Цер­ковь, по­на­до­бил­ся спе­ци­а­лист по цер­ков­но-су­деб­ным де­лам, он на­зна­чил Алек­сия. Пост был от­вет­ствен­ным: тре­бо­вал­ся од­новре­мен­но вы­со­кий про­фес­сио­на­лизм (зна­ние цер­ков­ных ка­но­нов, корм­чих книг, юри­ди­че­ской прак­ти­ки) и ду­хов­ный опыт и ав­то­ри­тет, дар «раз­ли­че­ния ду­хов». Ведь цер­ков­ный суд — это со­весть и со­бор­ный ра­зум Церк­ви, здесь пра­виль­но то, что пра­вед­но.

По­сле смер­ти Фе­о­гно­ста, при­об­ре­тя зна­чи­тель­ный опыт в де­лах цер­ков­но­го прав­ле­ния, бу­ду­щий свя­ти­тель Алек­сий ста­но­вит­ся его пре­ем­ни­ком.

На­след­ни­ки Ви­зан­тии

Для по­став­ле­ния в мит­ро­по­ли­ты Алек­сий в 1354 го­ду дол­жен был от­пра­вить­ся в Ви­зан­тию. Там, го­то­вясь к по­свя­ще­нию, он осу­ще­ствил свой за­вет­ный за­мы­сел — со­здал но­вый цер­ков­но­сла­вян­ский пе­ре­вод гре­че­ско­го Но­во­го За­ве­та. По­чти шесть ве­ков хра­ни­ла Цер­ковь под­лин­ную ру­ко­пись — ав­то­граф свя­ти­те­ля: так на­зы­ва­е­мый Чу­дов­ский Но­вый За­вет (по ме­сту хра­не­ния — в ос­но­ван­ном свт. Алек­си­ем Чу­до­вом мо­на­сты­ре). По­сле 1917 го­да ру­ко­пись бес­след­но ис­чез­ла. К сча­стью, ра­нее ру­ко­пись бы­ла фо­то­ти­пи­че­ски из­да­на. В на­ше вре­мя из­дан и гре­че­ско-рус­ский сло­варь, со­здан­ный свя­ти­те­лем в пе­ри­од ра­бо­ты над пе­ре­во­дом.

Пат­ри­арх Кал­лист по­ста­вил Алек­сия в мит­ро­по­ли­ты Ки­ев­ские и всея Ру­си. Хо­тя еще с 1285 го­да мит­ро­по­лит Мак­сим пе­ре­ехал из раз­ру­шен­но­го мон­го­ла­ми Ки­е­ва во Вла­ди­мир, мит­ро­по­ли­ты по­преж­не­му име­но­ва­лись «Ки­ев­ски­ми и всея Ру­си». Это име­ло глу­бо­кий смысл — несмот­ря на на­ше­ствия, рас­пад го­су­дар­ства, Цер­ковь оста­ва­лась глав­ной скре­пой, хра­ня­щей ду­хов­ное и куль­тур­ное един­ство на­ро­да. Ти­тул мит­ро­по­ли­та сим­во­ли­зи­ро­вал пре­ем­ство древ­ней, Ки­ев­ской, Ру­си и но­вой, Мос­ков­ской.

И еще: вна­ча­ле рус­ски­ми мит­ро­по­ли­та­ми ча­ще все­го бы­ли гре­ки. Но со вре­ме­ни мон­голь­ско­го ига гре­че­ские вла­ды­ки не очень охот­но ез­ди­ли на Русь: слиш­ком да­ле­ко, хо­лод­но и опас­но. И по­сте­пен­но сло­жи­лось так, что мит­ро­по­ли­ты ста­ли из­би­рать­ся по­оче­ред­но — из гре­ков и из рус­ских. Фе­о­гност — грек, Алек­сий — рус­ский. Так Рус­ская Цер­ковь вы­рас­та­ла из пе­лен гре­че­ско­го пат­ри­ар­ха­та.

На об­рат­ном пу­ти ко­рабль мит­ро­по­ли­та по­пал в шторм. Бу­ду­щий свя­ти­тель Алек­сий мо­лил­ся о спа­се­нии и дал обет по­стро­ить мо­на­стырь в честь свя­то­го или празд­ни­ка то­го дня, ко­гда ко­рабль при­станет к бе­ре­гу. Они до­стиг­ли при­ста­ни 16 ав­гу­ста 1355 го­да, в день празд­но­ва­ния Неру­ко­твор­но­го об­ра­за Спа­си­те­ля. Вер­нув­шись в Моск­ву, Алек­сий ос­но­вал над Яу­зой оби­тель Неру­ко­твор­но­го Спа­са (со­хра­нив­ший­ся до на­ших дней СпасоАндроников мо­на­стырь). Пер­вым на­сто­я­те­лем здесь был пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник — уче­ник Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, а ве­ли­ким пи­том­цем — Ан­дрей Рублев.

Стро­и­тель дер­жа­вы

Ко­гда в 1359 го­ду умер ве­ли­кий князь Иван Крот­кий, его сы­ну Дмит­рию (бу­ду­ще­му Дон­ско­му) шел де­вя­тый год. Гла­ва Церк­ви ока­зал­ся фак­ти­че­ским ре­ген­том при ма­ло­лет­нем кня­зе. Мит­ро­по­лит Алек­сий опре­де­ля­ет по­ли­ти­ку Мос­ков­ско­го кня­же­ства, став­ше­го цен­тром еди­не­ния рус­ско­го на­ро­да. Бла­го­да­ря этой по­ли­ти­ке Цер­ковь спас­ла го­судар­ствен­ность и со­зда­ла на­цию. Цер­ковь за­ста­ви­ла счи­тать­ся с рус­ским пра­во­слав­ным на­ро­дом ино­зем­ных вла­сти­те­лей, меч­тав­ших о «но­вом по­ряд­ке» и «но­вом по­ли­ти­че­ском мыш­ле­нии». Пре­дан­ная Ев­ро­пой и тес­ни­мая Ази­ей, Русь не ста­ла про­сить­ся ни в «об­ще­ев­ро­пей­ский», ни в «евразий­ский» чин­гис­ха­нов дом. Она стро­и­ла свой дом — в со­от­вет­ствии с пла­на­ми Бо­же­ствен­но­го До­мо­стро­и­тель­ства.

На ве­ли­кое кня­же­ние то­гда пре­тен­до­ва­ли и бо­лее вли­я­тель­ные рус­ские кня­зья: твер­ские, ря­зан­ские, нов­го­род­ские. Они так­же ез­ди­ли в Ор­ду за яр­лы­ком, но мит­ро­по­лит Алек­сий, за ко­то­рым сто­я­ла Рус­ская Цер­ковь, под­дер­жал мос­ков­ско­го кня­зя Дмит­рия, и та­та­ры при­зна­ли этот вы­бор.

Под­рос­ший князь Дмит­рий вна­ча­ле в сво­ей по­ли­ти­ке, как и мно­гие круп­ные кня­зья, ори­ен­ти­ро­вал­ся на чи­сто кня­же­ский, уз­ко­кор­по­ра­тив­ный ин­те­рес, в том чис­ле и по от­но­ше­нию к Церк­ви. Це­лью мит­ро­по­ли­та Алек­сия, как и мит­ро­по­ли­та Пет­ра, бы­ло объ­еди­не­ние Ру­си и из­бав­ле­ние от та­тар. И здесь про­ис­хо­дит очень важ­ный для Ру­си по­во­рот. Имен­но мит­ро­по­лит Алек­сий вме­сте с пре­по­доб­ным Сер­ги­ем убе­ди­ли Дмит­рия Дон­ско­го из­ме­нить по­ли­ти­ку уз­ко­на­цио­наль­ной ори­ен­та­ции, на­прав­лен­ную на ин­те­ре­сы толь­ко Мос­ков­ско­го кня­же­ства и гро­зив­шую обособ­ле­ни­ем и про­вин­ци­а­лиз­мом, на по­ли­ти­ку со­би­ра­ния Рус­ской зем­ли, и поз­во­лив­шую в ре­зуль­та­те сбро­сить та­тар­ское иго. В от­но­ше­нии Церк­ви это при­ве­ло к пре­одо­ле­нию эт­но­фи­ли­тиз­ма и осо­зна­нию се­бя ча­стью Все­лен­ской Церк­ви, где нет ни эл­ли­на, ни иудея, ни ря­зан­ца, ни моск­ви­ча, нет и уз­ко­на­цио­наль­ной ори­ен­та­ции, — не в так­ти­че­ском, а глу­бо­ком стра­те­ги­че­ском смыс­ле.

В эти го­ды Русь под­спуд­но рас­тет, это со­всем не вре­мя упад­ка, как мож­но се­бе пред­ста­вить по филь­му Тар­ков­ско­го «Ан­дрей Рублев». На­обо­рот, это вре­мя со­зре­ва­ния мос­ков­ской го­судар­ствен­но­сти, куль­ту­ры, книж­но­сти, рус­ско­го са­мо­со­зна­ния. Имен­но то­гда на­чи­на­ют раз­ви­вать­ся ико­но­пись, стро­ят­ся — при непо­сред­ствен­ном уча­стии и с бла­го­сло­ве­ния мит­ро­по­ли­та Алек­сия — хра­мы и мо­на­сты­ри. Пре­по­доб­ный Сер­гий ос­но­вы­ва­ет бу­ду­щую Лав­ру — по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Алек­сия воз­рож­да­ет на Ру­си древ­нюю мо­на­ше­скую фор­му об­ще­жи­тия, за­кла­ды­ва­ет на­цио­наль­ные ос­но­вы при­шед­шей из Ца­рь­гра­да и Афо­на ис­их­аст­ской ду­хов­но­сти.

Мо­лит­ва с по­ли­ти­че­ским ре­зуль­та­том

Свя­ти­тель Алек­сий — го­судар­ствен­ный де­я­тель, фило­лог и пе­ре­вод­чик, ос­но­ва­тель хра­мов, ре­фор­ма­тор мо­на­ше­ской жиз­ни, — был еще и ве­ли­ким мо­лит­вен­ни­ком.

В 1357 го­ду, при хож­де­нии его в Ор­ду за яр­лы­ком (мит­ро­по­ли­ты по­лу­ча­ли хан­ский яр­лык в знак утвер­жде­ния на ка­фед­ре и осво­бож­де­ния Церк­ви от да­ни и на­си­лий) хан про­сил, чтобы свя­ти­тель Алек­сий ис­це­лил его мать Тай­ду­лу, стра­дав­шую гла­за­ми. «Про­ше­ние и де­ло свы­ше ме­ры сил мо­их, но я ве­рую в То­го, Кто дал про­зреть сле­по­му», — ска­зал свя­ти­тель, имея в ви­ду еван­гель­ское по­вест­во­ва­ние об ис­це­ле­нии Хри­стом сле­по­рож­ден­но­го. Он про­чел необ­хо­ди­мые мо­лит­вы о здра­вии, окро­пил боль­ную и очи ее свя­той во­дой — и хан­ша про­зре­ла.

В Ору­жей­ной па­ла­те Мос­ков­ско­го Крем­ля хра­нит­ся по­да­рок мит­ро­по­ли­ту от Тай­ду­лы — зо­ло­том вы­ши­тый сак­кос, од­но из слу­жеб­ных ар­хи­ерей­ских об­ла­че­ний. Воз­ни­ка­ет во­прос: от­ку­да та­тар­ке, му­суль­ман­ке, знать обы­чаи и одеж­ды пра­во­слав­ных цер­ков­но­слу­жи­те­лей (а сак­кос был сде­лан очень ис­кус­но)? Как сам свя­ти­тель Алек­сий, пра­во­слав­ный иерарх, мог чи­тать мо­лит­вы и со­вер­шать свя­щен­но­дей­ствия над невер­ной? Раз­гад­ка про­ста: Тай­ду­ла не бы­ла та­тар­кой. В Ря­зан­ской гу­бер­нии, в се­ле Уру­со­ве, еще в XIX ве­ке по­ка­зы­ва­ли ста­рин­ную цер­ковь, в ко­то­рой слу­жил в на­ча­ле XIV ве­ка мо­ло­дой свя­щен­ник. У него бы­ла кра­са­ви­ца-же­на. Во вре­мя ор­дын­ско­го на­бе­га та­та­ры со­жгли се­ло, уби­ли свя­щен­ни­ка, а су­пру­гу угна­ли в Са­рай. Кра­си­вую плен­ни­цу по­да­ри­ли ха­ну. Так ста­ла рус­ская жен­щи­на с тра­ги­че­ской судь­бой власт­ной и вли­я­тель­ной хан­шей Тай­ду­лой. Го­во­рят, со вре­ме­ни ис­це­ле­ния Тай­ду­лы, при ее жиз­ни, та­тар­ские на­бе­ги на Мос­ков­ское кня­же­ство пре­кра­ти­лись.

Небес­ный по­кро­ви­тель Моск­вы

Мит­ро­по­лит Алек­сий уми­ра­ет в кон­це XIV ве­ка. Хо­ро­нят его в Чу­до­вом мо­на­сты­ре Крем­ля. В 1905 го­ду в крип­те это­го мо­на­сты­ря был по­хо­ро­нен уби­тый ре­во­лю­ци­о­не­ром-тер­ро­ри­стом ве­ли­кий князь Сер­гий Алек­сан­дро­вич. Здесь, пе­ред мо­ща­ми свя­ти­те­ля Алек­сия, мо­ли­лась о его упо­ко­е­нии ве­ли­кая кня­ги­ня Ели­за­ве­та Фе­до­ров­на, здесь рож­да­ет­ся ее мысль об устрой­стве Мар­фо-Ма­ри­ин­ской оби­те­ли для мо­лит­вы и де­я­тель­ной по­мо­щи лю­дям. (Мо­на­ше­ским име­нем прмц. вел. кн. Ели­за­ве­ты бы­ло Алек­сия.)

Мо­щи свя­ти­те­ля Алек­сия на­хо­ди­лись в Чу­до­вом мо­на­сты­ре до его за­кры­тия в 1930 го­ду, за­тем бы­ли пе­ре­не­се­ны в Успен­ский со­бор, где по­ко­и­лись остан­ки дру­гих мос­ков­ских свя­ти­те­лей. 7 мар­та 1947 го­да пат­ри­арх Алек­сий (Си­ман­ский) об­ра­тил­ся в Со­вет по де­лам РПЦ при Со­ве­те ми­ни­стров СССР с прось­бой «о пе­ре­да­че в Пат­ри­ар­ший (Бо­го­яв­лен­ский) со­бор мо­щей свя­ти­те­ля Алек­сия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го, осо­бо чти­мо­го в пра­во­слав­ной Ру­си». По лич­но­му при­ка­за­нию Ста­ли­на, стре­мив­ше­го­ся укре­пить ав­то­ри­тет го­су­дар­ства круп­ней­шим цер­ков­ным со­бы­ти­ем — со­звать в Москве VIII Все­лен­ский со­бор и про­ве­сти его в Пат­ри­ар­шем (Ело­хов­ском) хра­ме, мо­щи свя­ти­те­ля бы­ли пе­ре­не­се­ны. Со­бор не со­сто­ял­ся, но мо­щи свя­ти­те­ля-пат­ри­о­та, про­дол­жа­те­ля ве­ли­ких тра­ди­ций все­лен­ско­го пра­во­слав­но­го един­ства, на­хо­дят­ся в этом хра­ме и се­го­дня.

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru 

Случайный тест

(8 голосов: 5 из 5)