«Радость всей вселенной»

Од­но из ли­тур­ги­че­ских пес­но­пе­ний спра­вед­ли­во утвер­жда­ет, что о Бо­го­ма­те­ри нам «удобее мол­ча­ние» («при­лич­нее мол­чать»)! Это дей­стви­тель­но так, по­это­му це­ло­муд­рен­ное по­вест­во­ва­ние ка­но­ни­че­ских Еван­ге­лий от­ме­ча­ет лишь неко­то­рые эпи­зо­ды Её жиз­ни, да и то лишь в свя­зи с Сы­ном. Ни сло­ва не ска­за­но о рож­де­нии, юно­сти (до об­ру­че­ния Иоси­фу), а за­тем о жиз­ни по­сле воз­не­се­ния Сы­на (здесь по­след­нее о Ней упо­ми­на­ние, – Деян.1:12-14) и, на­ко­нец, о бла­жен­ном упо­ко­е­нии («успе­нии»).

По­нят­ное че­ло­ве­че­ское лю­бо­пыт­ство, не же­ла­ю­щее ми­рить­ся с тем, что да­ле­ко не обо всём нам сле­ду­ет знать и го­во­рить, на­хо­дит се­бе от­ду­ши­ну в мно­го­чис­лен­ных апо­кри­фи­че­ских (т. е. «тай­ных», «со­кро­вен­ных») текстах, буд­то бы пред­на­зна­чен­ных для неких «из­бран­ных». Они не вхо­дят в Биб­лию, не име­ют дог­ма­ти­че­ско­го ав­то­ри­те­та и со­дер­жат нема­ло со­мни­тель­ных опи­са­ний, про­ти­во­ре­ча­щих ис­то­ри­че­ским ре­а­ли­ям. Тем не ме­нее, неко­то­рые на­зи­да­тель­ные и «уми­ли­тель­ные» сю­же­ты Цер­ковь воз­во­дит в ранг Свя­щен­но­го Пре­да­ния и фик­си­ру­ет в сво­ём ли­тур­ги­че­ском на­сле­дии. Один из апо­кри­фи­че­ских па­мят­ни­ков – «Кни­га о рож­де­нии Ма­рии» – и ле­жит в ос­но­ве празд­ни­ка Рож­де­ство Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

845612
Рождество Пресвятой Богородицы.
Фреска церкви свв. Иоакима и Анны

в монастыре Студеница. Сербия, 1304 г.

В пра­во­слав­ном ка­лен­да­ре это тор­же­ство при­над­ле­жит к раз­ря­ду дву­на­де­ся­тых бо­го­ро­дич­ных празд­ни­ков. Ра­зу­ме­ет­ся, нам не из­ве­стен ни точ­ный год, ни, тем бо­лее, ис­то­ри­че­ский день рож­де­ния Де­вы. Это про­изо­шло при­мер­но за два де­ся­ти­ле­тия до на­ча­ла эры от Рож­де­ства Хри­сто­ва. По­сколь­ку рож­де­ние бу­ду­щей Ма­те­ри Гос­по­да сим­во­ли­че­ски от­кры­ва­ет ис­то­рию Но­вой, Хри­сти­ан­ской, эры, то ло­гич­но, что имен­но этот празд­ник по­ме­щён в на­ча­ло цер­ков­но­го го­да. Он вы­ра­жа­ет аб­со­лют­ный смысл Дня Рож­де­ния Де­вы Ма­рии как со­участ­ни­цы ис­то­рии на­ше­го Спа­се­ния.

Смысл празд­ну­е­мо­го со­бы­тия рас­кры­ва­ет­ся толь­ко в ис­то­ри­ко-ре­ли­ги­оз­ном кон­тек­сте. По­это­му при­шед­шим в храм пред­ла­га­ет­ся пе­ре­жить дра­ма­тич­ную ис­то­рию по­след­них лет жиз­ни без­дет­ной по­жи­лой су­пру­же­ской че­ты, Иоаки­ма и Ан­ны, при­над­ле­жав­шей к «мес­си­ан­ско­му ро­ду» ца­ря Да­ви­да. Она счаст­ли­во за­вер­ши­лась рож­де­ни­ем до­че­ри, чьё бу­ду­щее ни они са­ми, ни кто-ли­бо дру­гой не мог пред­ви­деть.

Как из­вест­но, мес­си­ан­ские ожи­да­ния ев­ре­ев, до­стиг­шие в пе­ри­од рим­ской ок­ку­па­ции (с 63 г. до н. э.) сво­е­го апо­гея, вы­ра­жа­лись для по­том­ков ца­ря Да­ви­да в на­деж­де стать ро­ди­те­ля­ми Мес­сии-Осво­бо­ди­те­ля. Осталь­ные на­де­я­лись на уча­стие их на­след­ни­ков в Его бу­ду­щем веч­ном Цар­стве. По­это­му бес­пло­дие рас­смат­ри­ва­лось не как физи­че­ский недо­ста­ток, до­стой­ный со­чув­ствия, но как на­ка­за­ние Бо­жие за яв­ные или тай­ные гре­хи. Не оста­вив­ший потом­ства че­ло­век бес­след­но ис­че­зал с ли­ца зем­ли и из люд­ской па­мя­ти.

Из­гна­ние без­дет­но­го Иоаки­ма из хра­ма.
Дж­от­то ди Бон­доне
Ка­пел­ла Скро­ве­ньи, Па­дуя, 1304–1306

Пре­да­ние по­вест­ву­ет, что Иоаки­му, од­на­жды по­же­лав­ше­му при­не­сти жерт­ву в Иеру­са­лим­ском хра­ме, бы­ло пуб­лич­но ука­за­но на его «недо­сто­ин­ство». Некий хра­мо­вый книж­ник по­до­шел к нему и ска­зал: «Не над­ле­жит те­бе участ­во­вать в жерт­во­при­но­ше­ни­ях, пред­ла­га­е­мых Бо­гу, ибо не бла­го­сло­вил те­бя Бог и не дал те­бе потом­ство в Из­ра­и­ле!» «По­срам­лён­ный пе­ред на­ро­дом», несчаст­ный ста­рец уда­лил­ся в пу­сты­ню к сво­им ста­дам, дав обет не воз­вра­щать­ся до тех пор, по­ка не по­лу­чит зна­ме­ния Свы­ше.

Оста­вав­ша­я­ся до­ма Ан­на, узнав о бес­че­стии, по­стиг­шем су­пру­га, вы­шла в сле­зах и смя­те­нии во двор и уви­де­ла сре­ди вет­вей лав­ро­во­го де­ре­ва гнез­до ед­ва опе­рив­ших­ся птиц. Этот зри­мый укор её бес­пло­дию был по­след­ней кап­лей, пе­ре­пол­нив­шей ча­шу стра­да­ния несчаст­ной жен­щи­ны. Ры­дая, Ан­на воз­вы­си­ла го­лос к Бо­гу: «Гос­по­ди Бо­же все­мо­гу­щий, дав­ший потом­ство и пло­до­ро­дие вся­кой тва­ри, и зве­рям, и зме­ям, и ры­бам, и пти­цам, дав­ший им ра­до­вать­ся на сво­их де­те­ны­шей! Я при­но­шу Те­бе бла­го­дар­ность, ибо Ты при­ка­зал мне од­ной быть ли­шен­ной ми­ло­стей бла­го­сти Тво­ей, ибо Ты зна­ешь, Гос­по­ди, тай­ну мо­е­го серд­ца, и я со­тво­ри­ла обет от на­ча­ла пу­ти мо­е­го, что ес­ли Ты дашь мне сы­на или дочь, я по­свя­щу их Те­бе в Свя­том хра­ме Тво­ём».

Встре­ча у Зо­ло­тых во­рот.
Дж­от­то ди Бон­доне
Ка­пел­ла Скро­ве­ньи, Па­дуя, 1304–1306

Мо­лит­ва бы­ла услы­ша­на, и явив­ший­ся ан­гел объ­явил ей о рож­де­нии бла­го­сло­вен­ной До­че­ри. Воз­бла­го­да­рив Бо­га, Ан­на по­спе­ши­ла в Иеру­са­лим, чтобы у Зо­ло­тых во­рот встре­тить Иоаки­ма, по­лу­чив­ше­го од­новре­мен­но с ней та­кое же ан­гель­ское бла­го­ве­стие.

Ро­див­шу­ю­ся вско­ре дочь на­зва­ли име­нем, дан­ным ей ра­нее ан­ге­лом, – Ма­ри­ам (Ма­рия), что зна­чит «гос­по­жа» или «кня­ги­ня». Де­воч­ка, ис­про­шен­ная у Бо­га, долж­на бы­ла, по обе­ту ро­ди­те­лей, к Нему и вер­нуть­ся, чтобы вос­пи­ты­вать­ся в об­ста­нов­ке осо­бой ри­ту­аль­ной чи­сто­ты при Иеру­са­лим­ском хра­ме, под­го­тав­ли­ва­ясь к сво­е­му един­ствен­но­му в че­ло­ве­че­ской ис­то­рии слу­же­нию. По­это­му в трех­лет­нем воз­расте со­сто­я­лось Её це­ре­мо­ни­аль­ное «Вве­де­ние во Храм» (те­ма сле­ду­ю­ще­го дву­на­де­ся­то­го бо­го­ро­дич­но­го празд­ни­ка).

Неожи­дан­ное и неска­зан­ное рож­де­ние Ма­рии от по­жи­лых ро­ди­те­лей по­вто­ря­ет чу­до рож­де­ния Её да­ле­ко­го пред­ка Иса­а­ка у пре­ста­ре­лых Ав­ра­ама и Сар­ры. Здесь про­дол­жа­ет­ся по­учи­тель­ная биб­лей­ская те­ма «ис­про­шен­ных у Бо­га» де­тей, ко­то­рым имен­но вви­ду это­го пред­сто­ит ве­ли­кое бу­ду­щее: Иосиф Пре­крас­ный, про­рок Са­му­ил, Иоанн Кре­сти­тель… По­это­му Рож­де­ство Бо­го­ро­ди­цы – празд­ник все­лен­ской ра­до­сти, как об этом и по­ёт­ся в празд­нич­ном тро­па­ре:

«Рож­де­ние Твоё, Бо­го­ро­ди­ца Де­ва,
ра­дость воз­ве­сти­ло всей Все­лен­ной:
ибо из Те­бя вос­си­я­ло Солн­це прав­ды – Хри­стос Бог наш.
Он снял про­кля­тие и дал бла­го­сло­ве­ние;
Он уни­что­жил смерть и да­ро­вал нам жизнь веч­ную!»

В во­сточ­ной ико­но­гра­фии Рож­де­ства Бо­го­ма­те­ри ча­ще все­го изо­бра­жа­ет­ся мо­мент под­не­се­ния но­во­рож­ден­ной Ма­рии к гру­ди ма­те­ри Ан­ны, ле­жа­щей на по­сте­ли в окру­же­нии по­ви­валь­ных ба­бок и до­мо­чад­цев. По­дроб­но ил­лю­стри­ру­ют ис­то­рию Рож­де­ства Ма­рии за­ме­ча­тель­ные в сво­ей чи­сто­те и на­ив­но­сти фрес­ки Дж­от­то ди Бон­доне (ка­пел­ла Скро­ве­ньи в Па­дуе, 1304–1306 гг.).

Ли­те­ра­ту­ра: Кни­га о рож­де­нии Бла­го­дат­ной Ма­рии и дет­стве Спа­си­те­ля, на­пи­сан­ная по-ев­рей­ски бла­жен­ней­шим еван­ге­ли­стом Мат­фе­ем и пе­ре­ве­ден­ная по-ла­тин­ски бла­жен­ным Иеро­ни­мом пре­сви­те­ром // Апо­кри­фи­че­ские ска­за­ния об Иису­се, Свя­том се­мей­стве и сви­де­те­лях Хри­сто­вых. М., 1999; Раш­ков­ский Е. Б. «С вы­со­ты Во­сто­ка…». Дву­на­де­ся­тый празд­нич­ный цикл в пра­во­слав­ном бо­го­слу­же­нии. М., 1993. С. 78–81; Ска­бал­ла­но­вич М. Н. Рож­де­ство Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Ки­ев, 2004; Ру­бан Ю. Рож­де­ство Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы // «Во­да жи­вая». С.-Пе­тер­бург­ский цер­ков­ный вест­ник. 2007. № 9.

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия


При­ло­же­ние

Мит­ро­по­лит Су­рож­ский Ан­то­ний

Слово на Рождество Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

В Сво­ём Еван­ге­лии наш Гос­подь го­во­рит: «Ко­гда на­сту­па­ет вре­мя мла­ден­цу ро­дить­ся, то бы­ва­ет скорбь: ко­гда же он ро­дит­ся – пре­бы­ва­ет од­на ра­дость, ибо но­вая жизнь во­шла в мир…» И ко­гда рож­да­ет­ся ре­бе­нок, окру­жа­ю­щие ди­вят­ся: ка­ко­ва бу­дет судь­ба это­го мла­ден­ца? Рож­де­ние мла­ден­ца – толь­ко пер­вый день его. Ка­ко­ва бу­дет дол­гая чре­да дней, со­став­ля­ю­щих че­ло­ве­че­скую жизнь? И ка­ков бу­дет по­след­ний день, ко­то­рый под­ве­дет итог все­му, что бы­ло жиз­нью это­го че­ло­ве­ка?

Се­го­дня мы празд­ну­ем День Рож­де­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри, и на­ша мысль об­ра­ще­на к Ней. Она ро­ди­лась, как го­во­рит Еван­ге­лие, – не про­сто от хо­те­ния пло­ти и хо­те­ния му­жа (хо­тя так, как и все де­ти). В выс­шем смыс­ле – Она ро­ди­лась от Бо­га. Она ро­ди­лась как по­след­нее, за­клю­чи­тель­ное зве­но длин­ной це­пи лю­дей, муж­чин и жен­щин, бо­ров­ших­ся на про­тя­же­нии всей че­ло­ве­че­ской ис­то­рии. Они бо­ро­лись за чи­сто­ту, бо­ро­лись за ве­ру и пол­но­ту, бо­ро­лись за цель­ность, бо­ро­лись, чтобы на пер­вом ме­сте в их жиз­ни был Бог, и они по­кло­ня­лись бы Ему в ис­тине и слу­жи­ли бы Ему со всей вер­но­стью. В этом длин­ном ря­ду лю­дей бы­ли и греш­ни­ки, в жиз­ни ко­то­рых, мо­жет быть, бы­ла толь­ко од­на чер­та, ис­ку­па­ю­щая са­мо их су­ще­ство­ва­ние; бы­ли в нём и свя­тые, в чьей жиз­ни ед­ва ли най­дет­ся ка­кой-то недо­ста­ток. Но всем им при­хо­ди­лось бо­роть­ся, и у всех их од­на чер­та бы­ла об­щей: они бо­ро­лись во имя Бо­жие – про­тив са­мих се­бя, а не про­тив дру­гих – для то­го, чтобы вос­тор­же­ство­вал Бог. И по­сте­пен­но, из сто­ле­тия в сто­ле­тие, они под­го­то­ви­ли На­след­ни­цу сво­е­го ро­да. Она долж­на бу­дет ро­дить­ся, как и вся­кий мла­де­нец, в ря­ду добра и зла, гре­ха и свя­то­сти, но Она бу­дет ре­бен­ком, ко­то­рый из­бе­рёт доб­ро с са­мо­го на­ча­ла и бу­дет жить в чи­сто­те и во все­це­лой вер­но­сти сво­е­му че­ло­ве­че­ско­му ве­ли­чию…

Се­го­дня ро­ди­лась Бо­жия Ма­терь; се­го­дня на­чи­на­ет­ся пре­одо­ле­ние раз­ры­ва меж­ду Бо­гом и че­ло­ве­ком, су­ще­ство­вав­шее с мо­мен­та гре­хо­па­де­ния. Се­го­дня ро­ди­лась Та, Кто ста­ла Мо­стом меж­ду Небом и зем­лей; Та, Кто ста­ла Две­рью Бо­го­во­пло­ще­ния, – две­рью, рас­пах­нув­шей­ся в Небо. Бу­дем се­го­дня ра­до­вать­ся, вспо­ми­ная «на­ча­ло на­ше­го спа­се­ния». Ста­нем ду­мать о Ней с лас­кой, ди­вить­ся на Неё и <…> лю­бить Её с бла­го­го­ве­ни­ем; по­кло­нять­ся Ей так, чтобы стать до­стой­ны­ми быть од­но­го с Ней ро­да – ро­да че­ло­ве­че­ско­го! Из на­ше­го ро­да и ро­дил­ся Бог, по­то­му что Она яви­ла та­кую со­вер­шен­ную вер­ность бо­же­ствен­но­му обе­ща­нию. Аминь.

21 сен­тяб­ря 1981 г..

(Из кни­ги «Про­по­ве­ди и бе­се­ды». Москва, 1991.)


Размышления о дне рождения

Дру­зья! Кол­ле­ги!

В свя­зи с празд­ни­ком Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, пер­вым дву­на­де­ся­тым празд­ни­ком пра­во­слав­но­го цер­ков­но­го го­да, мне пред­ста­ви­лось умест­ным за­пи­сать неко­то­рые бо­го­слов­ские со­об­ра­же­ния, уже дав­но по­се­ща­ю­щие мой ум. Поз­во­лю се­бе ими по­де­лить­ся. Быть мо­жет, ко­му-то они по­ка­жут­ся не со­всем три­ви­аль­ны­ми и всем хо­ро­шо из­вест­ны­ми.

В со­зна­нии каж­до­го че­ло­ве­ка, хо­тя бы пе­ре­ли­став­ше­го важ­ней­шие стра­ни­цы Вет­хо­го За­ве­та (соб­ствен­но Ев­рей­ской Биб­лии), ве­ро­ят­но, на­ве­ки за­пе­чат­ле­лись па­те­ти­че­ские (в ори­ги­наль­ном тек­сте сти­хо­твор­ные) сте­на­ния пра­вед­но­го Иова, же­сто­ко му­чи­мо­го Са­та­ной с поз­во­ле­ния (!) Бо­га. Он оспа­ри­ва­ет пе­ред ли­цом сво­их дру­зей и Са­мо­го Бо­га (Ко­то­ро­го он вско­ре да­же вы­зо­вет на ду­эль!) смысл зем­ной жиз­ни. Иов хо­чет по­вер­нуть вспять вре­мя жиз­ни: вновь вой­ти в утро­бу ма­те­ри и – раз уж ро­ди­те­ли за­ча­ли его без его поз­во­ле­ния! – про­сто вый­ти из неё мёрт­вым вы­ки­ды­шем, чтобы не взрос­леть и ни­ко­гда не стра­дать. Страш­ные сло­ва, рож­дён­ные страш­ной ре­аль­но­стью до­хри­сти­ан­ской безыс­ход­но­сти!

«По­сле это­го (по­сле об­ру­шив­ших­ся на него бед. – Ю. Р.) от­верз Иов уста свои и про­клял день свой. И на­чал Иов, и ска­зал:

„Да сгинет день, в ко­то­рый я рож­дён,
и ночь, что ска­за­ла: „за­чат муж!“
За­чем не умер я при ис­хо­де из чре­ва
и не сги­нул, вый­дя из недр?
То­гда ле­жал бы я, дрем­ля,
спал бы и был в по­кое“» (Иов.3:1-3, 11, 13).

(Пе­ре­вод С. Аве­рин­це­ва.)

Во­про­сы ри­то­ри­че­ские, это во­про­сы-упрё­ки зем­ной спра­вед­ли­во­сти, а зна­чит – и Са­мо­му Бо­гу, Ко­то­рый по­че­му-то (по­че­му? «вот в чём во­прос!») до­пус­ка­ет, чтобы нече­сти­вые бла­го­ден­ство­ва­ли, а пра­вед­ни­ки стра­да­ли. От­ри­ца­тель­ный от­вет за­ло­жен в этих ри­то­ри­че­ских во­про­сах. Спра­вед­ли­во­сти мож­но (?) – ино­гда мож­но – до­бить­ся толь­ко в зем­ной жиз­ни. А ес­ли не по­лу­чит­ся? То­гда – су­щий кош­мар.

К Иову при­со­еди­ня­ет­ся ещё один ав­то­ри­тет­ный до­хри­сти­ан­ский пес­си­мист, с ма­зо­хист­ским упо­е­ни­ем и ри­то­ри­че­ским уме­ни­ем разъ­яс­ня­ю­щий без­вы­ход­ную пер­спек­ти­ву че­ло­ве­че­ской жиз­ни.

«Все­му и всем – од­но: од­на участь пра­вед­ни­ку и нече­сти­во­му, доб­ро­му и зло­му, чи­сто­му и нечи­сто­му, при­но­ся­ще­му жерт­ву и не при­но­ся­ще­му жерт­вы; как доб­ро­де­тель­но­му, так и греш­ни­ку. Кто на­хо­дит­ся меж­ду жи­вы­ми, то­му есть ещё на­деж­да, так как и псу жи­во­му луч­ше, неже­ли мёрт­во­му льву. Жи­вые зна­ют, что умрут, а мёрт­вые ни­че­го не зна­ют, и уже нет им воз­да­я­ния, по­то­му что и па­мять о них пре­да­на за­бве­нию; и лю­бовь их, и нена­висть их, и рев­ность их уже ис­чез­ли, и нет им бо­лее ча­сти во ве­ки ни в чём, что де­ла­ет­ся под солн­цем» (Еккл.9:2-6). Жут­кий пес­си­мизм; но так го­во­рит Свя­щен­ное Пи­са­ние (ес­ли толь­ко мы по­ни­ма­ем эту Кни­гу в кон­тек­сте хри­сти­ан­ской Бо­го-че­ло­ве­че­ской пер­спек­ти­вы, а не как в иуда­из­ме или ис­ла­ме)!!!

Ин­те­рес­но, что эти пред­ста­ви­те­ли бо­го­от­кро­вен­но­го биб­лей­ско­го мо­но­те­из­ма вполне со­глас­ны в оцен­ке смыс­ла че­ло­ве­че­ской жиз­ни с бла­го­род­ным языч­ни­ком Фе­о­гни­дом Ме­гар­ским (VI век до Р. Х.), чьи­ми эле­ги­че­ски­ми ди­сти­ха­ми в ори­ги­на­ле я на­сла­ждал­ся в своё вре­мя на се­ми­на­ре из­вест­но­го уче­но­го-клас­си­ка Алек­сандра Гав­ри­ло­ва:

«Во­все на свет не ро­дить­ся – для смерт­но­го луч­шая до­ля,
Жгу­че­го солн­ца лу­чей сла­ще не ви­деть со­всем.
Ес­ли ж ро­дил­ся – спе­ши к во­жде­лен­ным во­ро­там Аида:
Слад­ко в мо­ги­ле ле­жать, чёр­ной укрыв­шись зем­лей».

(Пе­ре­вод Адри­а­на Пио­тров­ско­го)

Как ви­ди­те, ра­до­вать­ся по­яв­ле­нию че­ло­ве­ка на свет не при­хо­дит­ся: его ждут скор­би, а ес­ли и бу­дет он бла­го­по­лу­чен в крат­кой зем­ной жиз­ни, то, как го­во­рит Эк­кле­зи­аст (тра­ди­ци­он­но – это пре­муд­рый Со­ло­мон), – «од­на участь пра­вед­ни­ку и нече­сти­во­му». За­чем же то­гда до­би­вать­ся пра­вед­но­сти, ес­ли «нече­сти­вость» при­но­сит большие ба­ры­ши в зем­ной жиз­ни, – а дру­гой жиз­ни, как мож­но по­нять из этих строк, не су­ще­ству­ет (во вся­ком слу­чае, в том ви­де, как её по­ни­ма­ет хри­сти­ан­ское бо­го­сло­вие), а зна­чит – нет и «ком­пен­са­ции» за стра­да­ния. Оста­ёт­ся при­знать право­ту языч­ни­ка Го­ра­ция: «Carpe diem, ло­ви мо­мент»! Увы!

Иная пер­спек­ти­ва от­кры­лась для лю­дей с Днём Рож­де­ния Де­вы Ма­рии и Днём Рож­де­ния Её Сы­на. Имен­но от это­го Дня всё че­ло­ве­че­ство (да­же нехри­сти­ан­ское, воль­но или неволь­но, во вся­ком слу­чае, в до­ку­мен­тах ООН) от­счи­ты­ва­ет Но­вую Эру.

По­это­му мы не про­кли­на­ем, как Иов, а про­слав­ля­ем День Рож­де­ния – в на­шем слу­чае День Рож­де­ния Де­вы Ма­рии – как день все­лен­ской ра­до­сти – сло­ва­ми празд­нич­но­го тро­па­ря:

«Рож­де­ние Твоё, Бо­го­ро­ди­ца Де­ва,
ра­дость воз­ве­сти­ло всей Все­лен­ной:
ибо из Те­бя вос­си­я­ло Солн­це прав­ды – Хри­стос Бог наш.
Он снял про­кля­тие и дал бла­го­сло­ве­ние;
Он уни­что­жил смерть и да­ро­вал нам жизнь веч­ную!»

Во­об­ще же это очень важ­ная те­ма – от­но­ше­ние ко дню рож­де­ния. Цер­ковь не слу­чай­но вы­де­ли­ла для про­слав­ле­ния это­го Дня как та­ко­во­го три осо­бых празд­ни­ка (два из них – празд­ни­ки дву­на­де­ся­тые): День Рож­де­ния Сы­на Бо­жия (ро­див­ше­го­ся от зем­ной Ма­те­ри, но без зем­но­го от­ца; это – един­ствен­ный слу­чай в зем­ной ис­то­рии), Его Ма­те­ри Ма­рии (ро­див­шей­ся, как и все лю­ди, от зем­ных ро­ди­те­лей, но став­шей Ма­те­рью Сы­на Бо­жия, это то­же непо­вто­ри­мо), но так­же (и это зна­ме­на­тель­но!) и День рож­де­ния «обык­но­вен­но­го» че­ло­ве­ка (ро­див­ше­го­ся и умер­ше­го, как и все мы) – Иоан­на Пред­те­чи, пусть и ве­ли­чай­ше­го сре­ди рож­дён­ных жен­щи­на­ми, – как ска­зал о нём Сам Хри­стос). Здесь – со­во­куп­ность Дня Рож­де­ния все­го Бо­го­че­ло­ве­че­ства. По­это­му каж­дый че­ло­век, по­яв­ля­ю­щий­ся в мир, ста­но­вит­ся род­ствен­ни­ком по пло­ти Са­мо­го Бо­го­че­ло­ве­ка Хри­ста, Но­во­го Ада­ма, вос­приявше­го в Сво­ём во­пло­ще­нии всю пол­но­ту че­ло­ве­че­ской при­ро­ды и вновь при­ми­рив­ше­го с Бо­гом всё еди­ное че­ло­ве­че­ство, про­ис­хо­дя­щее от Ада­ма.

Во­об­ще же от­но­ше­ние ко дню рож­де­ния – лак­му­со­вая бу­маж­ка для вы­яв­ле­ния се­ми­ти­че­ско­го (вет­хо­за­вет­но­го) и ев­ро­пей­ско­го (под­лин­но хри­сти­ан­ско­го) мен­та­ли­те­та. Немно­го из­ме­нив из­вест­ную по­сло­ви­цу, мож­но ска­зать: «Ска­жи мне, как ты от­но­сишь­ся ко дню рож­де­ния, и я ска­жу – хри­сти­а­нин ли ты»!

Из ис­то­рии Церк­ви нам из­вест­но, что «ве­ли­кие» ере­си, сто­ле­ти­я­ми тер­зав­шие хри­сти­ан­ство, – ари­ан­ство, мо­но­фи­зит­ство, мо­но­фе­лит­ство, да­же ико­но­бор­че­ство, – име­ют се­ми­ти­че­ские ис­то­ки. В их ос­но­ве – недо­оцен­ка ми­ра и че­ло­ве­че­ской при­ро­ды, неже­ла­ние со­гла­сить­ся с тем, что бо­же­ствен­ная и че­ло­ве­че­ская при­ро­ды мо­гут РЕАЛЬНО («рав­но­чест­но») со­еди­нить­ся друг с дру­гом и жить в гар­мо­нии. При этом че­ло­ве­че­ская при­ро­да не бу­дет по­дав­ле­на несо­из­ме­ри­мой бо­же­ствен­ной, не рас­тво­рит­ся в ней, как ку­сок вос­ка в до­мен­ной пе­чи или ку­со­чек са­ха­ра в ста­кане ки­пят­ка. Та­кие при­ме­ры при­во­ди­ли мо­но­фи­зи­ты, не со­гла­сив­ши­е­ся с дог­ма­том Хал­ки­дон­ско­го со­бо­ра (451 г.) о рав­но­чест­ном еди­не­нии во Хри­сте бо­же­ствен­ной и че­ло­ве­че­ской при­ро­ды. Хал­ки­дон­ский дог­мат мож­но на­звать глав­ным дог­ма­том Хри­сти­ан­ства как та­ко­во­го (да­же идея Тро­ич­но­сти при­сут­ство­ва­ла в ан­тич­ной язы­че­ской фило­со­фии на­чи­ная с ве­ли­ко­го Пла­то­на). Зна­ме­на­тель­но, что от­дель­но­го празд­ни­ка Рож­де­ства Хри­сто­ва до сих пор нет в ка­лен­да­рях Древ­них Во­сточ­ных Церк­вей (Копт­ской, Ар­мян­ской и др.), хо­тя они, ра­зу­ме­ет­ся, не от­ри­ца­ют факт Его рож­де­ния в Виф­ле­е­ме от Де­вы Ма­рии. (Но это – осо­бая те­ма.)

Важ­но пом­нить, что эти ере­си – во­сточ­ные по про­ис­хож­де­нию, где бы­ло (и оста­ёт­ся) ве­ли­ко вли­я­ние вет­хо­за­вет­ных (се­ми­ти­че­ских) тен­ден­ций. Про­ти­во­сто­ял этим раз­ру­ши­тель­ным для под­лин­но­го Хри­сти­ан­ства тен­ден­ци­ям пра­во­слав­ный Рим («ев­ро­пей­ское Хри­сти­ан­ство»). Зна­ме­на­тель­но, что и хал­ки­дон­ский дог­мат сфор­му­ли­ро­ван от­ца­ми Со­бо­ра на ос­но­ве По­сла­ния па­пы Льва Ве­ли­ко­го.

По­это­му для на­сто­я­ще­го хри­сти­а­ни­на день его рож­де­ния – не день тра­у­ра, как для пра­во­вер­но­го иудея (всё ещё жи­ву­ще­го «до Рож­де­ства Хри­сто­ва» и ожи­да­ю­ще­го при­ше­ствия мес­сии, ко­то­рый «на­ве­дёт зем­ной ми­ро­вой по­ря­док»), а ве­ли­чай­ший лич­ный празд­ник, – ведь Мес­сия-Хри­стос уже при­шёл и мы дав­но жи­вём в Его Цар­ствии – в Церк­ви Хри­сто­вой. В это труд­но по­ве­рить, на­блю­дая про­ис­хо­дя­щее во­круг нас. Но это так! В про­тив­ном слу­чае, го­во­ря сло­ва­ми апо­сто­ла Пав­ла, «Хри­стос на­прас­но умер» (Гал.2:21).

К со­жа­ле­нию, вет­хо­за­вет­ный мен­та­ли­тет неис­куп­лен­но­го че­ло­ве­ка, не ви­дя­ще­го в на­шем ми­ре Но­вый мир, вос­со­здан­ный Хри­стом (а ина­че Его при­ше­ствие бы­ло бес­смыс­лен­но), до сих пор при­сущ опре­де­лен­ной ча­сти ма­ло­об­ра­зо­ван­ных хри­сти­ан (в том чис­ле – увы! – и из свя­щен­но­слу­жи­те­лей), де­мон­стра­тив­но не празд­ну­ю­щих день сво­е­го рож­де­ния. (Хри­стос неда­ром пре­ду­пре­ждал: «Бой­тесь за­квас­ки фа­ри­сей­ской!» Это – «веч­ная пар­тия», пар­тия с за­шо­рен­ным, «за­кон­ни­че­ским» скла­дом ума. Пе­ред ни­ми на­прас­но «ме­тать би­сер»…) Они на­ив­но счи­та­ют, что по­сту­па­ют «по-пра­во­слав­но­му», а на са­мом де­ле «иудей­ству­ют»! Тем са­мым они ере­ти­че­ству­ют – от­ри­ца­ют аб­со­лют­ный смысл Дней Рож­де­ния Ма­рии и Её Сы­на, без Ко­то­рых (этих Дней) не бы­ло бы СПАСЕНИЯ (бук­валь­но, в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го, – ИСЦЕЛЕНИЯ) все­го Кос­мо­са и Ро­да Че­ло­ве­че­ско­го. (Хо­чет­ся ду­мать, что «хри­сти­ан­ские фа­ри­сеи» де­ла­ют это неволь­но, по глу­по­сти, но, ес­ли со­зна­тель­но вво­дят в со­блазн «ма­лых сих» – это не про­ща­ет­ся, – см.: Мф.18:6-7.)

Вот по­че­му для Церк­ви – это не да­лё­кие «ис­то­ри­че­ские» или «част­ные дни лич­ной био­гра­фии», а важ­ней­шие ве­хи ис­то­рии Спа­се­ния, став­шие ве­ли­ки­ми празд­ни­ка­ми, ко­то­рые мы бу­дем со­вер­шать и бу­дем по­учать­ся их смыс­лом «до скон­ча­ния ве­ка».

И на­ша об­щая мис­си­о­нер­ская за­да­ча – де­ли­кат­но и убе­ди­тель­но разъ­яс­нять это всем за­блуж­да­ю­щим­ся хри­сти­а­нам. А для это­го нуж­но мно­го учить­ся.

Впро­чем, бо­лее по­дроб­но обо всём этом – и о мно­гом дру­гом – мож­но бу­дет го­во­рить в свя­зи с празд­ни­ком Рож­де­ства Хри­сто­ва.

Ещё раз по­здрав­ляю всех с празд­ни­ком Дня Рож­де­ния Де­вы Ма­рии – празд­ни­ком воз­рож­де­ния че­ло­ве­че­ско­го до­сто­ин­ства в очах Бо­жи­их!

С.-Пе­тер­бург, 8/21.IX.2012 AD

Нов­го­род­ский ипо­ди­а­кон Ге­ор­гий Ру­бан

Случайный тест