Великий собеседник

Се­го­дня, 12/25 мар­та, мы об­ра­ща­ем­ся к па­мя­ти свя­то­го Гри­го­рия I Ве­ли­ко­го, па­пы Рим­ско­го (590–604), од­но­го из са­мых вы­да­ю­щих­ся пред­ста­ви­те­лей за­пад­но­го хри­сти­ан­ства, по­чи­та­е­мых в пра­во­сла­вии.

Он ро­дил­ся око­ло 540 го­да в хри­сти­ан­ской се­мье рим­ско­го се­на­то­ра и в мо­ло­до­сти за­ни­мал долж­ность го­род­ско­го пре­то­ра. От­ка­зав­шись от мир­ской жиз­ни, стал дья­ко­ном ка­фед­раль­но­го со­бо­ра, ос­но­вав позд­нее на соб­ствен­ные сред­ства семь мо­на­ше­ских об­щин. С 579 по 585 го­ды – пап­ский нун­ций в Ви­зан­тии, за­тем аб­бат мо­на­сты­ря, ос­но­ван­но­го в соб­ствен­ном до­ме. Став в 590 го­ду гла­вой Рим­ской Церк­ви, Гри­го­рий вы­ка­зал се­бя энер­гич­ным пра­ви­те­лем не толь­ко в цер­ков­ных, но и в хо­зяй­ствен­ных и по­ли­ти­че­ских де­лах. Он пы­та­ет­ся ру­ко­во­дить де­ла­ми Церк­вей все­го За­па­да, ор­га­ни­зу­ет Ан­глий­скую Цер­ковь (по­слав ту­да мис­си­о­не­ром сво­е­го уче­ни­ка Ав­гу­сти­на), ве­дёт пе­ре­го­во­ры с враж­деб­ны­ми лан­го­бард­ски­ми ко­ро­ля­ми, спа­сая Рим от гра­бе­жа и раз­ру­ше­ния, за­бо­тит­ся о снаб­же­нии его хле­бом, по­се­ща­ет церк­ви Ита­лии и Гал­лии, мно­го пи­шет (со­хра­ни­лось око­ло 900 его пи­сем по раз­ным во­про­сам) и про­по­ве­ду­ет.

«Раб ра­бов Бо­жи­их». Гри­го­рий Ве­ли­кий ока­зал огром­ное вли­я­ние на раз­ви­тие сред­не­ве­ко­вой ре­ли­ги­оз­но­сти, дал обос­но­ва­ние идее пап­ской вла­сти. Да, Хри­сти­ан­ская Цер­ковь об­ла­да­ет пол­но­той вла­сти, но толь­ко для то­го, чтобы ис­пол­нить свою мис­сию об­ра­ще­ния ми­ра ко Хри­сту, его под­го­тов­ку к неве­до­мой нам «Дев­те­ро­па­русии» (Вто­ро­му при­ше­ствию). Яв­ля­ясь пре­ем­ни­ком апо­сто­ла Пет­ра, он ви­дит глав­ное на­зна­че­ние рим­ско­го епи­ско­па лишь в «слу­же­ньи» и «за­бо­те о всей Церк­ви», под­чёр­ки­вая это сми­рен­ным ти­ту­ло­ва­ни­ем се­бя «servus servorum Dei, раб ра­бов Бо­жи­их» (позд­нее эта фор­му­ли­ров­ка за­кре­пи­лась в ти­ту­ла­ту­ре Рим­ских пап). Упре­кая Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха Иоан­на IV Пост­ни­ка за при­ня­тие им «без­бож­но­го и гор­до­го» ти­ту­ла «Все­лен­ский» («Ой­ку­ме­ни­че­ский», «Эку­ме­ни­че­ский»), Гри­го­рий ука­зы­ва­ет, что это уни­жа­ет честь дру­гих епи­ско­пов и ста­вит в опас­ное по­ло­же­ние всю Цер­ковь: впа­де­ние в ересь «все­лен­ско­го» епи­ско­па озна­ча­ло бы па­де­ние всей Церк­ви. (Кон­стан­ти­но­поль­ские пат­ри­ар­хи – ре­аль­но «Стам­буль­ские ар­хи­ереи» – но­сят этот гор­де­ли­вый ар­ха­и­че­ский ти­тул до се­го дня.)

Ос­нов­ные со­чи­не­ния Гри­го­рия Ве­ли­ко­го по­свя­ще­ны тол­ко­ва­нию Биб­лии, но наи­боль­шую из­вест­ность при­об­ре­ли «Диа­ло­ги о жиз­ни и чу­де­сах свя­тых от­цов ита­лий­ских и о бес­смер­тии ду­ши» (от­сю­да, со­глас­но опре­де­ле­нию сла­вян­ской Ми­неи, его ти­тул «Беседов­ник»: «крас­ных ра­ди его бе­сед»); а так­же «Пас­тыр­ский устав», ру­ко­вод­ство и на­став­ле­ния для свя­щен­ни­ков, ещё при жиз­ни ав­то­ра пе­ре­ве­ден­ное на гре­че­ский язык. В IV-й кни­ге «Диа­ло­гов», по­свя­щен­ной рас­смот­ре­нию по­смерт­ной судь­бы ду­ши, впер­вые в сред­не­ве­ко­вой ли­те­ра­ту­ре ис­поль­зу­ют­ся «видения» (visions), позд­нее став­шие рас­про­стра­нён­ным жан­ром, и фор­му­ли­ру­ет­ся уче­ние об «очи­сти­тель­ном огне», из ко­то­ро­го раз­ви­ва­ет­ся дог­мат о Чи­сти­ли­ще. Не име­ю­щая стро­го­го на­уч­но­го под­твер­жде­ния тра­ди­ция при­пи­сы­ва­ет па­пе Гри­го­рию со­став­ле­ние несколь­ких гим­нов и уста­нов­ле­ние твёр­до­го по­ряд­ка бо­го­слу­же­ния: «Са­кра­мен­та­рий» (текст Мес­сы) и «Ан­ти­фо­на­рий» (текст хо­ро­вых пес­но­пе­ний; при­чём, имя Гри­го­рия за­кре­пи­лось в из­вест­ном тер­мине «гри­го­ри­ан­ское пе­ние»), а так­же ав­тор­ство Ли­тур­гии Пре­ждео­свя­щен­ных Да­ров, со­вер­ша­е­мой пра­во­слав­ны­ми во вре­мя Ве­ли­ко­го по­ста.

«Со­бе­сед­ник» или «Двое­слов»? Со­чи­не­ние свт. Гри­го­рия Ве­ли­ко­го «Диа­ло­ги…» (пе­ре­во­де «Бе­се­ды…», или «Со­бе­се­до­ва­ния...») – снис­ка­ло ему по­чет­ный ти­тул «Со­бе­сед­ник». За­кре­пив­ше­е­ся за ним в сла­вян­ской бо­го­слу­жеб­ной тра­ди­ции про­зва­ние «Двое­слов» свя­за­но с оши­боч­ным пе­ре­во­дом гре­че­ско­го на­зва­ния ан­тич­но­го ли­те­ра­тур­но­го жан­ра, во­шед­ше­го в ла­тин­ский и дру­гие язы­ки, – διάλογος, dialogus, диа­лог – «раз­го­вор», бе­се­да» (не обя­за­тель­но двух!), «об­мен сло­ва­ми». Сла­вян­ский пе­ре­вод­чик, яв­но имев­ший де­ло с гре­че­ским тек­стом, спу­тал при­став­ку διά-, диа- (в зна­че­нии сквоз­но­го дви­же­ния, вза­им­но­сти, то есть об­ме­на мне­ни­я­ми) с име­нем ко­ли­че­ствен­ным чис­ли­тель­ным δύο, дюо- (лат. duo) – «два», тем бо­лее, что в позд­не­гре­че­ском язы­ке бук­ва υ («юп­си­лон») пе­ре­да­ва­ла звук «и». Зна­ме­на­тель­но, что бо­лее све­ду­щий в гре­че­ском язы­ке со­ста­ви­тель сла­вян­ской Ми­неи пе­ре­вёл пра­виль­но: «Беседов­ник»! Хо­те­лось бы на­де­ять­ся на ско­рое воз­вра­ще­ние вер­но­го пе­ре­во­да его про­зва­ния, тем бо­лее, что тра­ди­ци­он­ный тер­мин при­об­рёл в рус­ском язы­ке нега­тив­ную кон­но­та­цию (тут же вспо­ми­на­ют­ся ве­стер­ны, где гор­дые ин­дей­ские во­жди упре­ка­ют блед­но­ли­цых в «двое­сло­вии»!).

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия


Соч.: Свя­то­го от­ца на­ше­го Гри­го­рия Двое­сло­ва, еп. Рим­ско­го, Со­бе­се­до­ва­ния о жиз­ни ита­лий­ских от­цов и о бес­смер­тии ду­ши. М., 1996; Па­мят­ни­ки сред­не­ве­ко­вой ла­тин­ской ли­те­ра­ту­ры IV–IX ве­ков. М.: На­у­ка, 1980. С. 165–177; Ви­де­ния из «Диа­ло­гов» Гри­го­рия Ве­ли­ко­го // Во­сток – За­пад. Ис­сле­до­ва­ния. Пе­ре­во­ды. Пуб­ли­ка­ции. Вып. 4. М., 1989. С. 43–47.

Лит.: По­но­ма­рев А. И. Со­бе­се­до­ва­ния св. Гри­го­рия Ве­ли­ко­го о за­гроб­ной жиз­ни в их цер­ков­ном и ис­то­ри­ко-ли­те­ра­тур­ном зна­че­нии. СПб., 1886; Пра­во­слав­ная эн­цик­ло­пе­дия. Том XII. М., 2006. С. 612–635 (об­сто­я­тель­ная ста­тья с по­дроб­ной биб­лио­гра­фи­ей).

Случайный тест