Дни памяти:

Жития

Краткие жития равноапостольных Мириана, царя Иверского, и супруги его, царицы Наны

Ца­ри­ца Ивер­ская На­на бы­ла ис­це­ле­на от тяж­ко­го неду­га свя­той рав­ноап­о­столь­ной Ни­ной, про­све­ти­тель­ни­цей Гру­зии, и, при­няв Свя­тое Кре­ще­ние, из идо­ло­по­клон­ни­цы ста­ла рев­ност­ной хри­сти­ан­кой. Несмот­ря на чу­дес­ное ис­це­ле­ние су­пру­ги, царь Ми­ри­ан (265–360/361), вни­мая на­у­ще­ни­ям языч­ни­ков, го­тов был под­верг­нуть свя­тую Ни­ну же­сто­ким му­че­ни­ям. «В то са­мое вре­мя, как вы­мыш­ля­ли казнь свя­той пра­вед­ни­це, по­мерк­ло солн­це и непро­ни­ца­е­мая мгла по­кры­ла ме­сто, где на­хо­дил­ся царь». Он вне­зап­но ослеп, а по­ра­жен­ная ужа­сом сви­та на­ча­ла умо­лять сво­их язы­че­ских идо­лов о воз­вра­ще­нии днев­но­го све­та. «Но Ар­маз, За­ден, Га­им и Га­ци бы­ли глу­хи, и мрак умно­жил­ся. То­гда устра­шен­ные еди­но­глас­но воз­зва­ли к Бо­гу, Ко­то­ро­го про­по­ве­до­ва­ла Ни­на. Мгно­вен­но рас­се­ял­ся мрак, и солн­це осве­ти­ло всё сво­и­ми лу­ча­ми».

Царь Ми­ри­ан, ис­це­лен­ный свя­той Ни­ной от сле­по­ты, при­нял Свя­тое Кре­ще­ние вме­сте со сво­ей сви­той. По про­ше­ствии несколь­ких лет хри­сти­ан­ство окон­ча­тель­но утвер­ди­лось в Гру­зии, а почитание языческих богов было запрещено.

Полные жития равноапостольных Мириана, царя Иверского, и супруги его, царицы Наны[1]

В на­ча­ле IV ве­ка по во­ле Бо­жи­ей и бла­го­сло­ве­нию Пре­свя­той Его Ма­те­ри про­по­ве­до­вать хри­сти­ан­ство в Карт­ли при­бы­ла свя­тая де­ва Ни­на. При­быв в Мц­хе­та, она по­се­ли­лась на окра­ине го­ро­да, в тер­нов­ни­ке цар­ских са­дов. Свя­тая Ни­на ста­ла рас­спра­ши­вать о Ри­зе Гос­под­ней, но ни­кто не пом­нил о ме­сте Её пре­бы­ва­ния. В по­ис­ках этой Ри­зы она по­зна­ко­ми­лась с по­том­ка­ми Ели­о­за — иудей­ским свя­щен­ни­ком Аби­а­та­ром и его до­че­рью. Свя­тая Ни­на об­ра­ти­ла их в хри­сти­ан­ство.

Свя­тая Ни­на по­лу­чи­ла от Гос­по­да дар ис­це­ле­ния. Она ис­це­ля­ла страж­ду­щих име­нем Рас­пя­то­го Спа­си­те­ля и бла­го­да­тью Чест­но­го Кре­ста, сде­лан­но­го из ви­но­град­ной ло­зы и пе­ре­вя­зан­но­го её соб­ствен­ной ко­сой. В это вре­мя в Карт­ли пра­вил царь Ми­ри­ан. Он по­кло­нял­ся идо­лу Ар­ма­зи, счи­тая его бо­же­ством сво­их пред­ков, но в глу­бине ду­ши тя­го­тел к ве­ре, про­по­ве­ду­е­мой свя­той де­вой. Од­на­жды он да­же тай­но спас от пре­сле­до­ва­ния иуде­ев свя­щен­ни­ка Аби­а­та­ра и его дочь Си­до­нию.

Од­на­жды за­бо­ле­ла ца­ри­ца На­на. Вра­чи не смог­ли её вы­ле­чить, и лишь мо­лит­ва­ми свя­той Ни­ны она спас­лась от неми­ну­е­мой смер­ти. По­сле ис­це­ле­ния ца­ри­цы царь Ми­ри­ан боль­ше за­ин­те­ре­со­вал­ся ис­тин­ной ве­рой и стал рас­спра­ши­вать но­во­об­ра­щен­но­го Аби­а­та­ра о Свя­щен­ных Пи­са­ни­ях Вет­хо­го и Но­во­го За­ве­тов.

Од­на­жды, во вре­мя охо­ты в окрест­но­стях Мц­хе­та, царь Ми­ри­ан вдруг стал одер­жим нечи­стой си­лой и за­го­рел­ся же­ла­ни­ем ис­тре­бить в Карт­ли хри­сти­ан и в первую оче­редь де­ву Ни­ну. Вдруг солн­це за­тми­лось и ца­ря оку­та­ла мгла. Пе­ре­пу­ган­ный Ми­ри­ан стал мо­лить сво­их бо­гов-по­кро­ви­те­лей спа­сти его от на­па­сти, но без­успеш­но. От­ча­яв­ший­ся царь стал мо­лить Рас­пя­то­го Бо­го­че­ло­ве­ка. Про­изо­шло чу­до: в тот же миг мгла от­сту­пи­ла и солн­це по­яви­лось вновь. Воз­ве­дя ру­ки к во­сто­ку, Ми­ри­ан вос­клик­нул: «Ты, Бог, ко­то­ро­го про­по­ве­ду­ет Ни­на, есть Бог пре­вы­ше всех бо­гов, Вла­ды­ка над все­ми вла­ды­ка­ми!» Вер­нув­шись в сто­ли­цу, царь Ми­ри­ан преж­де все­го от­пра­вил­ся в тер­нов­ник, где жи­ла свя­тая Ни­на, с по­че­стя­ми при­вет­ство­вал её и дол­го со­ве­то­вал­ся с ней. По со­ве­ту свя­той Ни­ны, он по­слал сво­их пред­ста­ви­те­лей в Ви­зан­тию — к им­пе­ра­то­ру Кон­стан­ти­ну с прось­бой при­слать свя­щен­ни­ков для кре­ще­ния Карт­ли и ар­хи­тек­то­ров для по­стро­е­ния церк­вей.

Это слу­чи­лось 24 июня 324 го­да, в день суб­бот­ний. Ко вре­ме­ни при­бы­тия свя­щен­ни­ков из Кон­стан­ти­но­по­ля царь Ми­ри­ан стал го­то­вить­ся к стро­и­тель­ству хра­ма. Из ки­па­ри­со­во­го де­ре­ва, рос­ше­го в цар­ском са­ду, из­го­то­ви­ли семь ко­лонн, шесть из них воз­двиг­ли бес­пре­пят­ствен­но, но седь­мую ни­как не уда­ва­лось сдви­нуть с ме­ста. Свя­тая Ни­на со сво­и­ми уче­ни­ка­ми мо­ли­лась всю ночь. На рас­све­те мо­ля­щи­е­ся уви­де­ли как с небес со­шел оза­рен­ный све­том и объ­ятый ог­нем юно­ша и под­нял ко­лон­ну. Ко­лон­на за­си­я­ла и оста­но­ви­лась в воз­ду­хе на вы­со­те 12-ти лок­тей. Из под ос­но­ва­ния Стол­па ста­ло ис­те­кать бла­го­вон­ное ми­ро. Все мц­хет­ское на­се­ле­ние устре­ми­лось на по­кло­не­ние к си­я­ю­ще­му Стол­пу. При­бли­зив­шись к нему, боль­ные ис­це­ля­лись, сле­пые про­зре­ва­ли, а па­ра­ли­зо­ван­ные ста­но­ви­лись на но­ги.

К то­му вре­ме­ни из Кон­стан­ти­но­по­ля при­был епи­скоп Иоанн со сви­той. Кон­стан­тин Ве­ли­кий при­слал в дар но­во­об­ра­щен­но­му ца­рю Ми­ри­а­ну и его на­ро­ду крест и ико­ну Спа­си­те­ля, а так­же ча­сти­цу Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня и Гвоздь Гос­по­день.

У сли­я­ния рек Мт­ква­ри и Араг­ви кре­сти­лись царь с ца­ри­цей, весь цар­ский двор и вся Карт­ли. По­сле празд­нич­но­го кре­ще­ния епи­скоп Иоанн и со­про­вож­да­ю­щие его ли­ца, от­пра­ви­лись в юж­ную Гру­зию — Еру­ше­ти, по­стро­и­ли там церк­ви и оста­ви­ли в дар Гвоздь. За­тем на­ча­ли стро­и­тель­ство Ман­глис­ско­го хра­ма и по­ме­сти­ли там ча­сти­цу Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста.

Царь Ми­ри­ан го­ря­чо же­лал, чтобы и в сто­лич­ном гра­де на­хо­ди­лись свя­ты­ни. Свя­тая Ни­на со­об­щи­ла ему, что во Мц­хе­та на­хо­дит­ся од­но из ве­ли­чай­ших свя­тынь — Хи­тон, в ко­то­рый был об­ла­чен Спа­си­тель. Царь по­звал свя­щен­ни­ка Аби­а­та­ра и по­дроб­но рас­спро­сил об этой свя­тыне и воз­ра­до­вал­ся, по­лу­чив от него под­твер­жде­ние.

На го­ре, воз­вы­ша­ю­щей­ся над го­ро­дом Мц­хе­та, рос­ло рос­кош­ное, бла­го­уха­ю­щее и чу­до­твор­ное де­ре­во. По пред­ло­же­нию епи­ско­па Иоан­на, ца­ре­вич Ре­ви при­ка­зал сру­бить это де­ре­во и сде­лать из него крест для по­кло­не­ния. Де­ре­во сру­би­ли и по­са­ди­ли ря­дом со стро­я­щим­ся хра­мом. В те­че­ние трид­ца­ти се­ми дней оно не ме­ня­ло об­ли­ка и да­же ли­стья его не вя­ли. Впо­след­ствии из это­го де­ре­ва из­го­то­ви­ли три кре­ста.

По­сле это­го в те­че­ние мно­гих дней мц­хет­ские жи­те­ли ви­де­ли од­но и то же яв­ле­ние: по но­чам над цер­ко­вью си­ял ог­нен­ный Крест, околь­цо­ван­ный звез­да­ми. К утру две звез­ды от­де­ля­лись от него и рас­хо­ди­лись од­на к за­па­ду, дру­гая — к во­сто­ку. Ог­нен­ный же Крест на­прав­лял­ся к се­ве­ру и оста­нав­ли­вал­ся над го­рой за ре­кой Араг­ви, а от­ту­да ис­че­зал. Свя­тая Ни­на по­со­ве­то­ва­ла ца­рю Ми­ри­а­ну воз­двиг­нуть один из этих трех кре­стов на За­па­де, на го­ре Тхо­ти, дру­гой — на Во­сто­ке, в го­ро­де Уджар­ма; царь Ми­ри­ан мо­лит­вен­но про­сил Гос­по­да ука­зать ему ме­сто воз­дви­же­ния тре­тье­го кре­ста. Гос­подь услы­шал его мо­лит­вы и через ан­ге­ла ука­зал ме­сто — ска­ли­стую го­ру к се­ве­ру от сто­ли­цы, у сли­я­ния рек Араг­ви и Мт­ква­ри. Ныне эта го­ра на­зы­ва­ет­ся Дж­ва­ри (Крест) и на ней воз­вы­ша­ет­ся ве­ли­ко­леп­ный храм муж­ско­го мо­на­сты­ря, так­же на­зы­ва­е­мый Дж­ва­ри. При воз­дви­же­нии это­го Кре­ста в Мц­хе­та па­ли и раз­би­лись все идо­лы.

Пе­ред смер­тью царь Ми­ри­ан бла­го­сло­вил сво­е­го на­след­ни­ка ца­ре­ви­ча Ба­ка­ра и за­ве­щал ему быть пре­дан­ным Свя­той Тро­и­це, неустан­но бо­роть­ся с идо­ло­по­клон­ни­че­ством, а за­тем мир­но по­чил в Бо­зе.

По за­ве­ща­нию, свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го ца­ря по­хо­ро­ни­ли в верх­ней церк­ви Сам­тав­ро, где ныне на­хо­дит­ся жен­ский мо­на­стырь име­ни свя­той Ни­ны. По сво­ей скром­но­сти и сми­ре­нию царь Ми­ри­ан не по­же­лал по­чи­вать в ниж­нем боль­шом хра­ме (Све­ти­ц­хо­ве­ли). Через два го­да по­чи­ла и ца­ри­ца На­на, ко­то­рую по­хо­ро­ни­ли ря­дом с му­жем.


При­ме­ча­ние

[1] Вклю­че­ны в ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ре­ше­ни­ем Свя­щен­но­го Си­но­да от 14 мая 2018 го­да (жур­нал 27).

Случайный тест

(4 голоса: 5 из 5)