Дни памяти:

Житие

Мученик Ал­бан Бри­тан­ский[*] (Ве­ру­лам­ский), по преданию, пострадал ок. 209 года в го­роде Ве­ру­ла­мие. С IX века этот город на­зы­ва­ет­ся Сент-Олбанс, в честь святого. В на­ше вре­мя это се­вер­ный при­го­род Лон­до­на.

Со­глас­но Бе­де До­сто­по­чтен­но­му, мученик Албан по­стра­дал во вре­мя го­не­ния Дио­кле­ти­а­на, дру­гие ис­точ­ни­ки от­но­сят его му­че­ни­че­ство ко вре­ме­ни прав­ле­ния Сеп­ти­мия Се­ве­ра. Рас­сказ о му­че­ни­че­стве свя­то­го Ал­ба­на за­им­ство­ван Бе­дой из тре­тьей, по­след­ней ре­дак­ции "Стра­стей свя­то­го Ал­ба­на" (Passio Albani), об­на­ру­жен­ной В. Мей­е­ром в кон­це XIX в.

Бе­да так опи­сы­ва­ет его му­че­ни­че­ство:

... Тем вре­ме­нем Дио­кле­ти­ан на во­сто­ке и Мак­си­ми­ан Гер­ку­лий на за­па­де разо­ря­ли церк­ви и пре­сле­до­ва­ли и уби­ва­ли хри­сти­ан в де­ся­тый раз по­сле Неро­на. Это го­не­ние бы­ло бо­лее дли­тель­ным и сви­ре­пым, чем все преды­ду­щие, ибо про­дол­жа­лось без пе­ре­ры­вов де­сять лет, со­про­вож­да­ясь со­жже­ни­ем церк­вей, го­не­ни­я­ми невин­ных и каз­ня­ми му­че­ни­ков. Так­же и Бри­та­ния стя­жа­ла то­гда ве­ли­кую сла­ву сво­и­ми ис­по­вед­ни­ка­ми Бо­жьи­ми.

Во вре­мя го­не­ния по­стра­дал свя­той Ал­бан. Фор­ту­нат в сво­ей "По­хва­ле де­вам", где он пе­ре­чис­ля­ет бла­жен­ных му­че­ни­ков, при­шед­ших к Гос­по­ду со все­го све­та, го­во­рит о нем: "слав­ный Ал­бан, пло­до­род­ной Бри­та­нии жи­тель". Ко­гда без­бож­ные пра­ви­те­ли из­да­ли же­сто­кие эдик­ты про­тив хри­сти­ан, Ал­бан, ко­то­рый то­гда еще был языч­ни­ком, дал при­ют неко­е­му кли­ри­ку, бе­жав­ше­му от пре­сле­до­ва­ний. Ко­гда он уви­дел, что этот кли­рик дни и но­чи про­во­дит в по­сто­ян­ных мо­лит­вах и бде­ни­ях, бла­го­дать Бо­жия со­шла на него, и он стал под­ра­жать сво­е­му го­стю в ве­ре и бла­го­че­стии. Узнав вско­ре ис­ти­ну о спа­се­нии, Ал­бан от­верг мрак идо­ло­по­клон­ства и сде­лал­ся ис­крен­ним хри­сти­а­ни­ном. Ко­гда упо­мя­ну­тый кли­рик уже про­жил у него несколь­ко дней, до нече­сти­во­го пра­ви­те­ля той об­ла­сти до­шли слу­хи, что в до­ме Ал­ба­на скры­ва­ет­ся еще не пре­дан­ный каз­ни ис­по­вед­ник Хри­ста, и он тут же ве­лел сво­им во­и­нам разыс­кать его. Ко­гда они при­шли к до­му му­че­ни­ка, свя­той Аль­бан сам вы­шел к во­и­нам вме­сто сво­е­го го­стя, на­ки­нув на се­бя его оде­я­ние, то есть плащ. В этом пла­ще его, креп­ко свя­зав, по­влек­ли на суд.

Слу­чи­лось так, что в тот час, ко­гда при­ве­ли Ал­ба­на, су­дья как раз воз­но­сил жерт­вы де­мо­нам (по хри­сти­ан­ской тра­ди­ции Бе­да вез­де име­ну­ет язы­че­ских бо­гов де­мо­на­ми). Уви­дев Ал­ба­на, он впал в ярость от­то­го, что его еди­но­ве­рец по­смел пре­дать се­бя во­и­нам и под­верг­нуть­ся ве­ли­кой опас­но­сти ра­ди укры­ва­е­мо­го им го­стя. Он ве­лел под­ве­сти Ал­ба­на к изо­бра­же­ни­ям де­мо­нов, пе­ред ко­то­ры­ми сто­ял, и ска­зал ему: "Ты пред­по­чел укрыть у се­бя мя­теж­ни­ка вме­сто то­го, чтобы вы­дать его во­и­нам, дабы он по­нес за­слу­жен­ное на­ка­за­ние за ху­лу, воз­во­ди­мую им на бо­гов; за это ты сам под­верг­нешь­ся ка­ре, ко­то­рой он из­бе­жал, ес­ли от­верг­нешь обы­чаи на­шей ре­ли­гии". И свя­той Ал­бан от­кры­то объ­явил се­бя пе­ред вра­га­ми ве­ры хри­сти­а­ни­ном, не убо­яв­шись угроз пра­ви­те­ля, и, во­ору­жась на ду­хов­ную брань, сме­ло от­верг его при­ка­за­ние.

То­гда су­дья спро­сил его: "Из ка­кой ты се­мьи и ка­ко­го ро­да?"

Аль­бан от­ве­тил: "Что за де­ло те­бе до мо­е­го ро­да? Ес­ли ты же­ла­ешь узнать о мо­ей ве­ре, то я хри­сти­а­нин и го­тов ис­пол­нить долг хри­сти­а­ни­на".

Су­дья ска­зал: "Я тре­бую, чтобы ты на­звал свое имя; го­во­ри же без про­мед­ле­ния".

Он от­ве­тил: "Ро­ди­те­ли мои на­зва­ли ме­ня Ал­ба­ном, и я кля­нусь все­гда слу­жить и по­кло­нять­ся ис­тин­но­му жи­во­му Бо­гу, со­тво­рив­ше­му все су­щее".

Су­дья в гне­ве вос­клик­нул: "Ес­ли хо­чешь на­сла­ждать­ся да­ра­ми веч­ной жиз­ни, при­не­си жерт­вы ве­ли­ким бо­гам".

Ал­бан от­ве­тил: "Жерт­вы, что вы при­но­си­те де­мо­нам, не по­мо­гут жерт­ву­ю­щим и не уто­лят же­ла­ний и просьб мо­ля­щих. На­про­тив, те, кто по­кло­ня­ют­ся этим идо­лам, в на­ка­за­ние бу­дут вверг­ну­ты в ад на веч­ные му­ки".

Услы­шав это, су­дья при­шел в ярость и ве­лел би­че­вать свя­то­го ис­по­вед­ни­ка Бо­жье­го, на­де­ясь, что под уда­ра­ми тот осла­бе­ет и утра­тит твер­дость ду­ха, вы­ра­зив­шу­ю­ся в его сло­вах. Ал­бан же, под­верг­ну­тый са­мым же­сто­ким му­кам, сно­сил их тер­пе­ли­во и да­же ра­дост­но во имя Гос­по­да. И су­дья, уви­дев, что му­ки не за­ста­ви­ли его от­речь­ся от хри­сти­ан­ской ве­ры, при­ка­зал каз­нить его смер­тью.

Ко­гда его ве­ли на казнь, он по­до­шел к быст­рой ре­ке (име­ет­ся в ви­ду ре­ка Вер), про­те­кав­шей меж­ду го­род­ской сте­ной и аре­ной, где пред­сто­я­ло ему по­стра­дать, и уви­дел там ве­ли­кое мно­же­ство лю­дей обо­е­го по­ла и всех зва­ний и воз­рас­тов, ко­то­рые со­шлись - без со­мне­ния, по про­мыс­лу Бо­жье­му, - чтобы ли­це­зреть бла­жен­ней­ше­го ис­по­вед­ни­ка и му­че­ни­ка. Они так за­пол­ни­ли мост, что в тот ве­чер его ед­ва мож­но бы­ло пе­рей­ти. Там со­бра­лись по­чти все, и су­дья остал­ся в го­ро­де один, без по­мощ­ни­ков. Свя­той Ал­бан, го­ря­чо же­лая как мож­но ско­рее при­нять му­ки, спу­стил­ся к ре­ке и воз­вел гла­за к небу. Тот­час же дно ре­ки об­на­жи­лось в том са­мом ме­сте, и он уви­дел, что во­ды рас­сту­пи­лись и да­ли ему до­ро­гу. Сре­ди тех, кто на­блю­дал это, был и па­лач, по­слан­ный его каз­нить. Дви­жи­мый Бо­жьим вра­зум­ле­ни­ем, он по­спе­шил к свя­то­му, ко­гда тот шел к ме­сту каз­ни, от­бро­сил быв­ший у него с со­бой меч и про­стер­ся пе­ред ним, гром­ко воз­гла­шая, что го­тов сам при­нять смерть вме­сте с му­че­ни­ком или да­же вме­сто него.

И вот, ко­гда он из пре­сле­до­ва­те­ля ис­тин­ной ве­ры пре­вра­тил­ся в ее спо­движ­ни­ка, а про­чие па­ла­чи мед­ли­ли, не ре­ша­ясь по­до­брать ле­жав­ший на зем­ле меч, пре­по­доб­ней­ший ис­по­вед­ник Бо­жий в со­про­вож­де­нии тол­пы под­нял­ся на холм. Холм этот, гу­сто по­рос­ший ди­ки­ми цве­та­ми всех ви­дов, на­хо­дил­ся в пя­ти­стах ша­гах от аре­ны. Он не был ни кру­тым, ни об­ры­ви­стым, но са­ма при­ро­да снаб­ди­ла его глад­ки­ми по­ло­ги­ми скло­на­ми, плав­но спус­кав­ши­ми­ся к рав­нине. Дав­но он го­то­вил свою кра­су к то­му, чтобы при­нять кровь бла­жен­но­го му­че­ни­ка. Дой­дя до вер­ши­ны хол­ма, свя­той Аль­бан по­про­сил Гос­по­да нис­по­слать ему во­ду, и тот­час же неис­ся­ка­е­мый ис­точ­ник брыз­нул от са­мых его ног, чтобы все ви­де­ли, что и во­да слу­жит му­че­ни­ку. Ведь не мог­ло слу­чить­ся, чтобы свя­той, не оста­вив во­ды в ре­ке, по­же­лал бы ее по­яв­ле­ния на вер­шине хол­ма, ес­ли бы не имел в этом нуж­ды. Ре­ка же, вы­пол­нив свою служ­бу, вер­ну­лась в преж­нее рус­ло, но оста­лась сви­де­тель­ни­цей де­я­ний свя­то­го. И на том са­мом ме­сте слав­ный му­че­ник был обез­глав­лен и при­нял ве­нец жиз­ни, обе­щан­ный Бо­гом лю­бя­щим Его. Но то­му, кто воз­нес нече­сти­вую ру­ку на шею бла­го­че­сти­во­го, не до­ве­лось по­ра­до­вать­ся его смер­ти, ибо гла­за его упа­ли на зем­лю вме­сте с го­ло­вой бла­жен­но­го му­че­ни­ка.

В том ме­сте был обез­глав­лен и во­ин, ко­то­рый по выс­шей во­ле от­ка­зал­ся каз­нить свя­то­го ис­по­вед­ни­ка Бо­жье­го. В этом слу­чае яс­но, что он, хоть и не омы­тый в во­дах кре­ще­ния, омыл­ся соб­ствен­ной кро­вью и спо­до­бил­ся вой­ти в Цар­ствие Небес­ное. Су­дья же, устра­шен­ный необыч­ны­ми небес­ны­ми зна­ме­ни­я­ми, ве­лел пре­кра­тить пре­сле­до­ва­ния и впредь вы­ка­зы­вал ува­же­ние к то­му, как свя­тые встре­ти­ли смерть, хоть и пред­по­ла­гал, что мог за­ста­вить их от­речь­ся от хри­сти­ан­ской ве­ры. Здесь, ко­гда вер­ну­лись для хри­сти­ан вре­ме­на ми­ра, бы­ла вы­стро­е­на цер­ковь див­ной ра­бо­ты в па­мять о его му­че­ни­че­стве. И по сей день в том ме­сте ис­це­ля­ют­ся боль­ные и не пе­ре­ста­ют со­вер­шать­ся вся­че­ские чу­де­са.


Примечание

[*] Включен в месяцеслов Русской Православной Церкви Священным Синодом 9 марта 2017 г., журнал № 14.

Случайный тест