Ваш город - Сиэтл?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

13 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

14 октября

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сандр ро­дил­ся 3 де­каб­ря 1881 го­да в се­ле Ме­дя­ны Вят­ско­го уез­да Вят­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Вла­ди­ми­ра Ага­фо­ни­ко­ва. По окон­ча­нии в 1903 го­ду 5-го клас­са Вят­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич по­сту­пил учи­те­лем в Сы­чев­скую цер­ков­но­при­ход­скую шко­лу. 18 июня 1904 го­да он был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на ко хра­му в се­ле Кыр­чан Но­лин­ско­го уез­да Вят­ской гу­бер­нии, а 29 ок­тяб­ря 1906 го­да – во свя­щен­ни­ка ко хра­му в се­ле Той­ки­но Са­ра­пуль­ско­го уез­да и на­зна­чен пре­по­да­ва­те­лем За­ко­на Бо­жье­го в Той­кин­ском зем­ском учи­ли­ще. В 1911 го­ду отец Алек­сандр был из­бран де­пу­та­том от ду­хо­вен­ства на епар­хи­аль­ный съезд, а в 1913 го­ду – де­пу­та­том на окруж­ной учи­лищ­ный съезд.
В 1914 го­ду отец Алек­сандр был пе­ре­ве­ден в храм в се­ле Спа­со-Та­ли­цы Ор­лов­ско­го уез­да Вят­ской гу­бер­нии и на­зна­чен за­ко­но­учи­те­лем жен­ско­го и муж­ско­го зем­ских учи­лищ. В 1915-1917 го­дах отец Алек­сандр из­би­рал­ся де­пу­та­том на епар­хи­аль­ные съез­ды, а в 1917 го­ду был из­бран бла­го­чин­ным 1‑го окру­га Ор­лов­ско­го уез­да. С 1917 го­да отец Алек­сандр стал слу­жить в го­ро­де Вят­ке, а с 1919 го­да – в Спа­со-Тро­иц­ком со­бо­ре в го­ро­де Ко­тель­нич и вско­ре был на­зна­чен бла­го­чин­ным. На со­сто­яв­шем­ся в 1923 го­ду бла­го­чин­ни­че­ском со­бра­нии бы­ло при­ня­то ре­ше­ние про­сить Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на об учре­жде­нии в Ко­тель­ни­чах от­дель­но­го ви­ка­ри­ат­ства. Отец Алек­сандр пред­ло­жил в ка­че­стве кан­ди­да­та на за­ня­тие епи­скоп­ской ка­фед­ры иеро­мо­на­ха Фла­ви­а­на (Со­ро­ки­на), под­ви­зав­ше­го­ся в Зла­то­устов­ском мо­на­сты­ре в Москве.
В на­ча­ле 1924 го­да иеро­мо­нах Фла­виан был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Ко­тель­ни­че­ско­го, ви­ка­рия Вят­ской епар­хии. По при­ез­де в Ко­тель­нич епи­скоп Фла­виан был вы­зван в уезд­ный ис­пол­ни­тель­ный ко­ми­тет, где у него спро­си­ли, со­би­ра­ет­ся ли он со­зда­вать при се­бе епар­хи­аль­ное управ­ле­ние, на что он от­ве­тил, что нет. В этот пе­ри­од отец Алек­сандр ис­пол­нял обя­зан­но­сти го­род­ско­го бла­го­чин­но­го и был бли­жай­шим по­мощ­ни­ком ар­хи­ерея. Епи­скоп Фла­виан управ­лял ви­ка­ри­ат­ством око­ло го­да, а за­тем был аре­сто­ван и со­слан. Из ссыл­ки он на­пи­сал от­цу Алек­сан­дру, что по­пал в чрез­вы­чай­но тя­же­лые ма­те­ри­аль­ные об­сто­я­тель­ства и нуж­да­ет­ся в са­мом необ­хо­ди­мом; в от­вет на прось­бу о по­мо­щи отец Алек­сандр стал еже­ме­сяч­но вы­сы­лать епи­ско­пу день­ги.
В это вре­мя в Ко­тель­ни­че раз­вя­за­лась борь­ба об­нов­лен­цев с пра­во­слав­ны­ми; об­нов­лен­цы бы­ли ак­тив­но под­дер­жа­ны со­вет­ской вла­стью, и ОГПУ ста­ло со­би­рать све­де­ния обо всех наи­бо­лее непри­ми­ри­мых про­тив­ни­ках об­нов­лен­цев. В кон­це 1926 го­да со­труд­ни­ки ОГПУ со­ста­ви­ли свое за­клю­че­ние о де­я­тель­но­сти от­ца Алек­сандра Ага­фо­ни­ко­ва, в ко­то­ром пи­са­ли, что он, «бу­дучи бла­го­чин­ным, в 1925 го­ду сгруп­пи­ро­вал во­круг се­бя ре­ак­ци­он­ный эле­мент из ду­хо­вен­ства го­ро­да Ко­тель­нич и мо­на­шек и по­вел уси­лен­ную ра­бо­ту по укреп­ле­нию в пре­де­лах уез­да “ста­ро­го пра­во­сла­вия” для бо­лее уси­лен­ной борь­бы с так на­зы­ва­е­мой груп­пой об­нов­лен­че­ско­го ду­хо­вен­ства. Он по­вел ра­бо­ту по ор­га­ни­за­ции в го­ро­де Ко­тель­нич спе­ци­аль­ной епи­скоп­ской ка­фед­ры, что ему и уда­лось. В кон­це 1925 го­да в го­род Ко­тель­нич при­е­хал епи­скоп Фла­виан, ко­то­рый вско­ре Кол­ле­ги­ей ОГПУ был со­слан за ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность.
Пе­ред аре­стом Фла­виан дал Ага­фо­ни­ко­ву стро­гий на­каз дер­жать­ся за “ста­рое”, быть стой­ким и не бо­ять­ся ни­ка­ких пре­сле­до­ва­ний со сто­ро­ны су­ще­ству­ю­щей вла­сти и по­ру­чил ему неле­галь­но ис­пол­нять долж­ность на­мест­ни­ка управ­ля­ю­ще­го епар­хи­ей.
Бу­дучи ре­ак­ци­он­но на­стро­ен про­тив со­вет­ской вла­сти, Ага­фо­ни­ков в церк­ви устра­и­вал по­свя­щен­ные “стра­даль­цам за ве­ру пра­во­слав­ную” мо­леб­ны, на ко­то­рых де­мон­стра­тив­но про­из­но­сил мно­го­ле­тия стра­даль­цам за ве­ру пра­во­слав­ную, из­гнан­ни­кам ар­хи­епи­ско­пу Пав­лу[1], епи­ско­пам Вик­то­ру[2] и Фла­виа­ну, этим са­мым фа­на­тич­но ве­ру­ю­щую пуб­ли­ку на­трав­ли­вал на су­ще­ству­ю­щий го­судар­ствен­ный строй.
По­сле при­ез­да в го­род Ко­тель­нич мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла[3] Ага­фо­ни­ков сгруп­пи­ро­вал во­круг него чер­но­со­тен­но-ре­ак­ци­он­ный эле­мент. Спо­соб­ство­вал аги­та­ции мо­на­шек сре­ди неве­ру­ю­ще­го на­се­ле­ния о при­бы­тии в Ко­тель­нич “свя­то­го мит­ро­по­ли­та” и па­лом­ни­че­ству к нему той же пуб­ли­ки».
Отец Алек­сандр Ага­фо­ни­ков был аре­сто­ван в со­чель­ник Рож­де­ства Хри­сто­ва – 6 ян­ва­ря 1927 го­да. 20 ян­ва­ря сле­до­ва­тель за­чи­тал ему по­ста­нов­ле­ние о предъ­яв­ле­нии об­ви­не­ния, что «по­сле аре­ста епи­ско­па Фла­ви­а­на он воз­глав­лял неле­галь­но Ко­тель­ни­че­ское епар­хи­аль­ное управ­ле­ние, на ка­ко­вое про­из­во­дил де­неж­ные сбо­ры и кон­цен­три­ро­вал их в фонд по­мо­щи ан­ти­со­вет­ско­му эле­мен­ту, на­хо­дя­ще­му­ся в ссыл­ке. Яв­лял­ся ор­га­ни­за­то­ром де­неж­ных сбо­ров то­му же эле­мен­ту. Во­круг се­бя сгруп­пи­ро­вал чер­но­со­тен­ный ре­ак­ци­он­ный эле­мент го­ро­да Ко­тель­нич, из ко­то­ро­го на­ме­ре­вал­ся ор­га­ни­зо­вать неле­галь­ный сест­рин­ский кру­жок, ста­вив­ший сво­ей це­лью со­дей­ствие ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти про­жи­вав­ше­го в го­ро­де Ко­тель­нич адми­ни­стра­тив­но ссыль­но­го мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла. По­сле по­жа­ра в го­ро­де Ко­тель­нич по­сту­па­ю­щие по­жерт­во­ва­ния на по­го­рель­цев Ага­фо­ни­ков во­пре­ки же­ла­ни­ям на­се­ле­ния рас­хо­до­вал на ре­монт церк­вей и ча­стич­но из них от­прав­лял осуж­ден­но­му за контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность епи­ско­пу».
25 ян­ва­ря свя­щен­ник был до­про­шен. От­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, отец Алек­сандр ска­зал: «Про­шло при­бли­зи­тель­но пол­го­да по­сле отъ­ез­да епи­ско­па Фла­ви­а­на, ко­гда я по­лу­чил от него пись­мо, в ко­то­ром он ука­зы­вал на свое тя­же­лое ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние. Из чув­ства дол­га и со­стра­да­ния к нему я по­слал пять­де­сят руб­лей, а по­сле то­го, как узнал его по­сто­ян­ный адрес, стал по­сы­лать еже­ме­сяч­но по пять­де­сят руб­лей. День­ги, со­бран­ные на епар­хи­аль­ные нуж­ды, я счи­таю, долж­ны на­хо­дить­ся в пол­ном рас­по­ря­же­нии епи­ско­па Фла­ви­а­на, так как у нас дру­го­го епи­ско­па нет, по­че­му и счи­таю прось­бы его о вы­сыл­ке де­нег вполне за­кон­ны­ми прось­ба­ми. День­ги, по­сту­пив­шие на ре­монт церк­ви, рас­хо­до­ва­лись по пря­мо­му на­зна­че­нию, и все они своевре­мен­но опри­хо­до­ва­лись в при­ход­но-рас­ход­ный жур­нал. Мит­ро­по­ли­ту Ки­рил­лу так­же ока­зы­вал ма­те­ри­аль­ную по­мощь из средств епи­ско­па».
20 мар­та 1927 го­да упол­но­мо­чен­ный сек­рет­но­го от­де­ле­ния 6-го от­де­ла ОГПУ Ка­зан­ский, со­став­ляя окон­ча­тель­ное за­клю­че­ние по де­лу свя­щен­ни­ка Алек­сандра Ага­фо­ни­ко­ва, оха­рак­те­ри­зо­вал его как «наи­бо­лее ак­тив­но­го ан­ти­со­вет­ско­го цер­ков­но­го де­я­те­ля го­ро­да Ко­тель­нич, аги­ти­ро­вав­ше­го во вре­мя Крон­штадт­ско­го мя­те­жа сре­ди цер­ков­ни­ков “о кон­це вла­сти”, со­зда­те­ля и ру­ко­во­ди­те­ля ре­ак­ци­он­ных ми­рян­ских объ­еди­не­ний, ор­га­ни­за­то­ра по­мо­щи вы­слан­но­му за ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность епи­ско­па­ту».
27 мар­та 1927 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ при­го­во­ри­ло про­хо­див­ших по од­но­му де­лу мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла (Смир­но­ва) и свя­щен­ни­ка Алек­сандра Ага­фо­ни­ко­ва к трем го­дам ссыл­ки в Си­бирь. По окон­ча­нии сро­ка ссыл­ки от­цу Алек­сан­дру бы­ло за­пре­ще­но жить в ря­де круп­ных го­ро­дов, в ко­то­рые, од­на­ко, не вхо­ди­ла Вят­ка, ку­да он и при­е­хал и где жил под над­зо­ром ОГПУ три го­да.
Ко­гда срок над­зо­ра окон­чил­ся и отец Алек­сандр мог ехать ку­да по­же­ла­ет, он вос­поль­зо­вал­ся пред­ло­же­ни­ем сво­е­го бра­та, про­то­и­е­рея Ни­ко­лая, пе­ре­ехать в Мос­ков­скую об­ласть и был на­зна­чен в Ильин­скую цер­ковь в се­ле Ле­ме­ше­во По­доль­ско­го уез­да.
14 сен­тяб­ря 1937 го­да отец Алек­сандр был аре­сто­ван, за­клю­чен в тюрь­му в го­ро­де Сер­пу­хо­ве и на сле­ду­ю­щий день до­про­шен. На убеж­де­ния сле­до­ва­те­ля при­знать се­бя ви­нов­ным он от­ве­тил от­ка­зом, ска­зав, что ви­нов­ным се­бя не при­зна­ет. В тот же день бы­ли до­про­ше­ны лже­сви­де­те­ли.
Один из них, кол­хоз­ный сто­рож, ска­зал: «Ага­фо­ни­ков в бе­се­де со мной неод­но­крат­но вы­ка­зы­вал свои враж­деб­ные взгля­ды на со­вет­скую власть, за­яв­ляя о том, что со­вет­ская власть их при­тес­ня­ет, при­жи­ма­ет во всем, “вот возь­ми, на­при­мер, ме­ня: си­дел в тюрь­ме, на­хо­дил­ся в ссыл­ке, а за что со­вет­ская власть вы­сы­ла­ла – ни за что, на­прас­но, по­то­му что она не да­ет на­ро­ду сво­бо­ды ве­ро­ис­по­ве­да­ния и, не счи­та­ясь с тре­бо­ва­ни­ем ве­ру­ю­щих, вы­сы­ла­ет нас, чтобы уни­что­жить ре­ли­гию”».
Дру­гой сви­де­тель, мест­ный уро­же­нец, ра­бо­чий и член ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, по­ка­зал: «В на­ча­ле ав­гу­ста я шел к церк­ви, где был улей с мо­и­ми пче­ла­ми. У церк­ви я встре­тил­ся с Ага­фо­ни­ко­вым, ко­то­рый раз­го­ва­ри­вал с ве­ру­ю­щи­ми. О чем он с ни­ми бе­се­до­вал до то­го, как я по­до­шел, не знаю. Ага­фо­ни­ков, оста­но­вив ме­ня, за­вел сна­ча­ла раз­го­вор о пче­лах, в даль­ней­шем он пе­ре­вел на раз­го­вор о пло­хой жиз­ни при со­вет­ской вла­сти, за­явив в при­сут­ствии ве­ру­ю­щих: “С каж­дым днем все тя­же­лее ста­но­вит­ся жить на­ро­ду, до­хо­дов у кре­стьян ста­ло ма­ло, и жи­вут они впро­го­лодь”. Я ему стал воз­ра­жать и до­ка­зы­вать об­рат­ное, но Ага­фо­ни­ков раз­го­вор со мной пре­кра­тил и по­шел вме­сте с ве­ру­ю­щи­ми к сво­е­му до­му».
По­сле этих «по­ка­за­ний» сле­до­ва­тель сно­ва до­про­сил от­ца Алек­сандра.
– Вес­ной 1937 го­да вы в сво­ем до­ме неод­но­крат­но ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ные раз­го­во­ры про­тив со­вет­ской вла­сти с по­встан­че­ским на­прав­ле­ни­ем, за­яв­ляя, что ра­бо­чим и кол­хоз­ни­кам пло­хо жи­вет­ся, кре­стьян­ство тер­пит от со­вет­ской вла­сти бед­ствия и что это дол­го про­дол­жать­ся не бу­дет и окон­чит­ся кре­стьян­ским вос­ста­ни­ем. При­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ным?
– Нет, я та­ких раз­го­во­ров не вел и ви­нов­ность свою от­ри­цаю.
– След­стви­ем уста­нов­ле­но, что вы в ав­гу­сте 1937 го­да в груп­пе ве­ру­ю­щих око­ло церк­ви ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию про­тив су­ще­ству­ю­ще­го строя и о пло­хой жиз­ни при со­вет­ской вла­сти. При­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ным и бу­де­те ли вы да­вать прав­ди­вые по­ка­за­ния?
– Ви­нов­ность свою я от­ри­цаю, та­ких раз­го­во­ров я с ве­ру­ю­щи­ми не вел, а ес­ли и бы­ли раз­го­во­ры, то о служ­бе на мо­гил­ках.
10 ок­тяб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Алек­сандра к рас­стре­лу. Свя­щен­ник Алек­сандр Ага­фо­ни­ков был рас­стре­лян 14 ок­тяб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Со­ста­ви­тель игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. Сен­тябрь-Ок­тябрь», Тверь, 2003 год, стр. 101-108.

Биб­лио­гра­фия

ГАРФ. Ф. 10035, д. П534901.
Ар­хив УФСБ РФ по Ки­ров­ской обл. Арх. № 6991.
ГАКО. Ф. 152, оп. 1, д. 16.

При­ме­ча­ния

[1] Бо­ри­сов­ско­му
[2] Ост­ро­ви­до­ву
[3] Смир­но­ва

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(2 голоса: 5 из 5)