Дни памяти

22 сентября

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сий ро­дил­ся 22 сен­тяб­ря 1879 го­да в се­ле Шо­лы Бе­ло­зер­ско­го уез­да Нов­го­род­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Гле­ба Успен­ско­го, ко­то­рый умер, ко­гда Алек­сею ед­ва ис­пол­ни­лось пол­то­ра го­да. По окон­ча­нии Ду­хов­ной се­ми­на­рии Алек­сей Гле­бо­вич был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка. Слу­жил на раз­ных при­хо­дах. Го­не­ния кон­ца два­дца­тых — на­ча­ла трид­ца­тых го­дов за­ста­ли его в хра­ме Твер­ской епар­хии.
Как и в боль­шин­стве дру­гих слу­ча­ев, вла­сти, на­ме­ре­ва­ясь аре­сто­вать свя­щен­ни­ка, пред­ло­жи­ли за­пла­тить го­су­дар­ству огром­ный на­лог, и по­сколь­ку свя­щен­ник не смог удо­вле­тво­рить их тре­бо­ва­ний, те аре­сто­ва­ли его. Суд при­го­во­рил о. Алек­сея к кон­фис­ка­ции иму­ще­ства и за­клю­че­нию на шесть ме­ся­цев в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь. Для свя­щен­ни­ка это бы­ло тем бо­лее тя­же­ло, что оста­ва­лись без средств к су­ще­ство­ва­нию его же­на, Ве­ра Алек­сан­дров­на, и де­ти — дочь вось­ми лет и два сы­на — ше­сти и трех лет.
Но вся­кое ис­пы­та­ние, как бы ни бы­ло оно тя­же­ло, он при­ни­мал как по­слан­ное Бо­гом, как крест, крот­кое несе­ние ко­то­ро­го есть путь ко спа­се­нию. И по­то­му ему ни­ко­гда не при­хо­ди­ло в го­ло­ву и не то­ми­ло серд­це же­ла­ние оста­вить свое слу­же­ние. Вер­нув­шись из за­клю­че­ния, о. Алек­сей стал сно­ва слу­жить в хра­ме и вско­ре был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея.
В на­ча­ле 1937 го­да ар­хи­епи­скоп Твер­ской Ни­ки­фор (Ни­коль­ский), на­зна­чен­ный на Твер­скую ка­фед­ру в кон­це 1936 го­да, вви­ду то­го, что вла­сти ли­ши­ли в это вре­мя ар­хи­епи­ско­па Твер­ско­го Фад­дея ре­ги­стра­ции, опре­де­лил о. Алек­сея в Воз­не­сен­скую цер­ковь се­ла Воз­не­се­нья Бо­ло­гов­ско­го рай­о­на Твер­ской об­ла­сти. По об­ще­му мне­нию при­хо­да, ко­то­рый вклю­чал в се­бя се­ло и несколь­ко де­ре­вень, о. Алек­сей по­ка­зал се­бя рев­ност­ным пас­ты­рем, ис­тин­ным по­пе­чи­те­лем о сло­вес­ных ов­цах ста­да Хри­сто­ва и су­гу­бым мо­лит­вен­ни­ком. Все свои си­лы он от­да­вал про­све­ще­нию при­хо­жан. Бы­ва­ли слу­чаи, ко­гда под дав­ле­ни­ем без­бож­ной вла­сти и про­па­ган­ды кре­стьяне на­зы­ва­ли сво­их де­тей нехри­сти­ан­ски­ми име­на­ми, но та­ко­вых свя­щен­ник, не бо­ясь от­вет­ствен­но­сти, от­прав­лял в сель­со­вет, чтобы они пред­ва­ри­тель­но пе­ре­пи­са­ли име­на сво­их де­тей на хри­сти­ан­ские, и толь­ко по­сле это­го при­хо­ди­ли кре­стить. У него в хра­ме, несмот­ря на боль­шое чис­ло при­хо­жан, ни­ко­гда не бы­ло об­щей ис­по­ве­ди; о. Алек­сей ста­рал­ся по­го­во­рить с каж­дым, а ко­гда нуж­но, то под­дер­жать. Сам имев­ший се­мью хри­сти­ан­ско­го ду­ха, он и при­хо­жан учил вос­пи­ты­вать сво­их де­тей в ду­хе хри­сти­ан­ской люб­ви. Свя­щен­ник обу­чал при­хо­жан на­вы­кам цер­ков­ной мо­лит­вы и на­став­лял, чтобы они при­уча­ли к ней де­тей. Учил не из­ме­нять пра­во­слав­ной ве­ре и ни­ко­гда не сни­мать кре­ста. Вре­мя при­шло та­кое, что ни на­тель­ных кре­сти­ков, ни раз­ре­ши­тель­ных мо­литв, ни икон бы­ло не до­стать, и о. Алек­сей от­прав­лял ста­ро­сту хра­ма Ва­си­лия Яко­вле­ви­ча Ши­ка­ло­ва в боль­шие го­ро­да, чтобы там за­ку­пить все необ­хо­ди­мое. Рев­ност­ное слу­же­ние свя­щен­ни­ка ско­ро об­ра­ти­ло на се­бя вни­ма­ние вла­стей, и по­сколь­ку НКВД в то вре­мя при­сталь­но на­блю­дал за все­ми хра­ма­ми, ча­ще все­го с по­мо­щью до­нос­чи­ков, то один из них стал пи­сать о свя­щен­ни­ке, что в по­след­нее вре­мя, то есть с на­ча­лом слу­же­ния о. Алек­сея в Воз­не­сен­ском хра­ме, в при­хо­де ста­ло на­блю­дать­ся ре­ли­ги­оз­ное ожив­ле­ние. Лю­ди ак­тив­но по­се­ща­ют цер­ковь, кре­стят де­тей, те, кто не кре­сти­ли рань­ше, окре­сти­ли сей­час. На­при­мер, кре­стил сво­е­го ре­бен­ка вы­со­ко­по­став­лен­ный офи­цер Крас­ной Ар­мии, ко­то­рый спе­ци­аль­но для это­го при­е­хал в се­ло. При­хо­жане уже по­го­ва­ри­ва­ют, чтобы вос­ста­но­вить ко­ло­коль­ный звон. Во­круг хра­ма со­бра­лось мно­го мо­на­хинь, ко­то­рые ве­дут ак­тив­ную мис­си­о­нер­скую ра­бо­ту. Храм ста­ли по­се­щать же­ны пар­тий­ных ра­бот­ни­ков. Этот до­нос не был пу­щен в ход сра­зу, но, ко­гда ле­том 1937 го­да со­вет­ское пра­ви­тель­ство при­ня­ло ре­ше­ние о по­все­мест­ных аре­стах свя­щен­но­слу­жи­те­лей, со­труд­ни­ки НКВД до­но­сом вос­поль­зо­ва­лись и 2 сен­тяб­ря аре­сто­ва­ли о. Алек­сея и ста­ро­сту хра­ма Ва­си­лия Ши­ка­ло­ва.
Ва­си­лий Яко­вле­вич Ши­ка­лов ро­дил­ся 12 ап­ре­ля 1875 го­да в се­ле Боль­шая Дуб­ров­на Бо­ло­гов­ско­го уез­да Твер­ской гу­бер­нии, был при­хо­жа­ни­ном Воз­не­сен­ской церк­ви и по­след­нее вре­мя вы­пол­нял в ней обя­зан­но­сти ста­ро­сты. На­чав го­не­ния на Пра­во­слав­ную Цер­ковь в кон­це два­дца­тых го­дов и пре­сле­дуя пра­во­слав­ных ми­рян, без­бож­ные вла­сти по­тре­бо­ва­ли от Ва­си­лия Яко­вле­ви­ча вы­пол­не­ния твер­до­го за­да­ния по сда­че сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции, ко­то­рое бы­ло невы­пол­ни­мо по су­ще­ству. За невы­пол­не­ние он был аре­сто­ван и при­го­во­рен к пя­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь, а все иму­ще­ство его бы­ло кон­фис­ко­ва­но. Вер­нув­шись в на­ча­ле 1937 го­да в род­ное се­ло, Ва­си­лий Яко­вле­вич по­дал хо­да­тай­ство о пе­ре­смот­ре сво­е­го де­ла. Ле­том 1937 го­да хо­да­тай­ство удо­вле­тво­ре­но, он был при­знан неви­нов­ным, и иму­ще­ство ему бы­ло ему воз­вра­ще­но. Впро­чем, зем­ная спра­вед­ли­вость тор­же­ство­ва­ла недол­го — осе­нью Ва­си­лий Яко­вле­вич был вновь аре­сто­ван.
6 сен­тяб­ря о. Алек­сей был вы­зван на до­прос.
— След­ствию из­вест­но, что вы, граж­да­нин Успен­ский, сов­мест­но с цер­ков­ным ста­ро­стой Ва­си­ли­ем Ши­ка­ло­вым ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность. Что вы мо­же­те ска­зать по дан­но­му во­про­су?
— Да, дей­стви­тель­но, я как свя­щен­ник про­из­во­дил в де­рев­нях Бо­ло­гов­ско­го рай­о­на кре­ще­ния но­во­рож­ден­ных в до­мах на­се­ле­ния, скры­вая это от ор­га­нов со­вет­ской вла­сти... На кре­ще­ние де­тей в до­мах без раз­ре­ше­ния на это мест­ных ор­га­нов вла­сти я не имел пра­ва, так как по по­ло­же­нию моя де­я­тель­ность долж­на бы­ла про­из­во­дить­ся лишь в церк­ви. Кро­ме то­го, моя де­я­тель­ность вы­ра­зи­лась в том, что сов­мест­но с цер­ков­ным ста­ро­стой мы рас­про­стра­ня­ли сре­ди на­се­ле­ния на­тель­ные кре­сти­ки и ико­ны с мо­лит­ва­ми; эта де­я­тель­ность с на­шей сто­ро­ны про­во­ди­лась с це­лью укреп­ле­ния ве­ры. На­ря­ду с этим, в це­лях борь­бы за ве­ру сре­ди на­се­ле­ния, у лю­дей, при­но­сив­ших де­тей для кре­ще­ния и уже дав­шим им име­на, не зна­чив­ши­е­ся в пра­во­слав­ных свят­цах, я та­ких де­тей не кре­стил и от­сы­лал в сель­ский со­вет для пе­ре­ре­ги­стра­ции, чтобы да­ли но­вые име­на. Мною во вре­мя ли­тур­гии при чте­нии за­упо­кой­ных по­ми­на­ний бы­ло по­ми­но­ве­ние ца­рей Ни­ко­лая и Алек­сан­дры в при­сут­ствии ве­ру­ю­щих. Это мною де­ла­лось без вся­ко­го на­ме­ре­ния.
— След­ствию из­вест­но, что вы у се­бя в до­ме устра­и­ва­ли сбо­ри­ще цер­ков­ни­ков и чте­ние Биб­лии, при этом ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность.
— Биб­лия у ме­ня в до­ме бы­ла, чи­та­ли ее я и моя же­на. Биб­лия у ме­ня су­ще­ство­ва­ла с 1909 го­да до мо­мен­та мо­е­го аре­ста.
— След­ствию из­вест­но, что вы сре­ди на­се­ле­ния рас­про­стра­ня­ли про­во­ка­ци­он­ные слу­хи через Ши­ка­ло­ва о ги­бе­ли со­вет­ской вла­сти.
— Я сам в церк­ви го­во­рил про­по­ве­ди о том, что ве­ра Хри­сто­ва па­да­ет, но она бу­дет жить. Что же ка­са­ет­ся контр­ре­во­лю­ци­он­ных вы­ска­зы­ва­ний Ши­ка­ло­ва, то мне о них ни­че­го не из­вест­но.
В тот же день сле­до­ва­тель до­про­сил ста­ро­сту хра­ма, Ва­си­лия Яко­вле­ви­ча.
— След­ствию из­вест­но, что вы сов­мест­но со свя­щен­ни­ком Алек­се­ем Успен­ским ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность. Что вы мо­же­те ска­зать по это­му по­во­ду?
— Я, бу­дучи цер­ков­ным ста­ро­стой, рас­про­стра­нял сре­ди на­се­ле­ния кре­сти­ки. Все­го я рас­про­стра­нил до ста пя­ти­де­ся­ти кре­стов, а так­же на ме­ня бы­ло воз­ло­же­но рас­про­стра­не­ние мо­литв и вен­чи­ков; эти мо­лит­вы мной бы­ли при­об­ре­те­ны в го­ро­де Ле­нин­гра­де на рын­ке у церк­ви Иоан­на Пред­те­чи с рук у неиз­вест­но­го мне граж­да­ни­на.
— След­ствию из­вест­но, что вы со­би­ра­лись и ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность в до­ме у свя­щен­ни­ка Алек­сея Успен­ско­го. Что вы мо­же­те ска­зать по это­му по­во­ду?
— Да, дей­стви­тель­но, я у свя­щен­ни­ка в до­ме был в июне ме­ся­це, но за­чем я к нему хо­дил, те­перь не пом­ню.
— След­ствию из­вест­но, что вы во вре­мя рас­про­стра­не­ния мо­литв и кре­стов ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию. Что вы мо­же­те ска­зать по дан­но­му во­про­су?
— Во вре­мя рас­про­стра­не­ния мо­литв и кре­стов я ни­ка­кой контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ции не вёл.
19 сен­тяб­ря Трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла свя­щен­ни­ка и ста­ро­сту к рас­стре­лу. Про­то­и­е­рей Алек­сей Успен­ский и ста­ро­ста Ва­си­лий Ши­ка­лов бы­ли рас­стре­ля­ны 21 сен­тяб­ря 1937 го­да.
При­чис­ле­ны к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.


Игу­мен Да­мас­кин. "Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви XX сто­ле­тия". Тверь, Из­да­тель­ство "Бу­лат", т.1 1992, т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001. 

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест