Дни памяти:

5 августа  (переходящая) – Собор Смоленских святых

5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

9 ноября – Обретение мощей

Житие

Краткое житие благоверного князя Андрея Смоленского, Переяславского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ан­дрей был сы­ном смо­лен­ско­го кня­зя Фе­о­до­ра Фо­мин­ско­го. Еще в юные го­ды, тя­го­тясь рас­пря­ми сво­их бра­тьев, он оста­вил род­ной го­род и про­стым стран­ни­ком при­шел в Пе­ре­я­с­лавль-За­лес­ский. В сми­ре­нии и кро­то­сти он трид­цать лет про­слу­жил по­но­ма­рем в хра­ме свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, око­ло ко­то­ро­го и был по­гре­бен. По­сле его кон­чи­ны об­на­ру­жи­ли на­след­ствен­ный кня­же­ский пер­стень, зо­ло­тую цепь и за­пис­ку со сло­ва­ми: "Аз есмь Ан­дрей, един от смо­лен­ских кня­зей". Об­ре­те­ние мо­щей свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ан­дрея Смо­лен­ско­го про­изо­шло в 1539 го­ду по хо­да­тай­ству пре­по­доб­но­го Да­ни­и­ла Пе­ре­я­с­лав­ско­го († 1540, па­мять 7 ап­ре­ля).

Полное житие благоверного князя Андрея Смоленского, Переяславского

За­висть и кра­мо­лы про­тив Ан­дрея его ро­ди­чей-кня­зей, столь обыч­ные на Ру­си в древ­нее вре­мя, не за­ста­ви­ли кня­зя за­щи­щать свои пра­ва и власть так­же кра­мо­лой; он не под­нял и от­кры­той борь­бы – не взял­ся за ору­жие, что так час­то бы­ва­ло в по­доб­ных слу­ча­ях. Крот­кий князь от­ка­зал­ся от сво­е­го уде­ла, бро­сил все свое до­сто­я­ние и скрыл­ся из оте­че­ствен­но­го го­ро­да. Бед­ным стран­ни­ком свя­той Ан­дрей явил­ся в го­род Пе­ре­я­с­лавль-За­лес­ский (око­ло 1360 го­да) и по­се­лил­ся при церк­ви свя­то­го Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца у го­род­ских во­рот. Неко­то­рое вре­мя спу­стя смо­лен­ский князь был при­нят по­но­ма­рем к этой церк­ви и в та­кой скром­ной долж­но­сти под­ви­зал­ся трид­цать лет, скры­вая от всех свое знат­ное про­ис­хож­де­ние. Ска­за­ния не опи­сы­ва­ют под­ви­ги свя­то­го кня­зя-по­но­ма­ря, но уж од­но это раз­ве не ве­ли­кий под­виг – оста­вить кня­же­ние, се­мью, род­ной го­род и сде­лать­ся по­но­ма­рем при бед­ной церк­ви чу­жо­го го­ро­да? Ко­гда свя­той Ан­дрей пре­ста­вил­ся (око­ло 1390 го­да), на его те­ле на­шли зо­ло­тую цепь и пер­стень – зна­ки кня­же­ско­го до­сто­ин­ства, тя­же­лые же­лез­ные вери­ги – знак его по­движ­ни­че­ства, а так­же ма­лую хар­тию, на ко­то­рой ру­кою по­чив­ше­го бы­ло на­пи­са­но: «Аз есмь Ан­дрей, един от смо­лен­ских кня­зей. За­ви­сти ра­ди и кра­мо­лы от бра­тий мо­их оста­вих кня­же­ние мое и дом и про­чее».

Бед­но­го по­но­ма­ря по­хо­ро­ни­ли при Ни­коль­ской церк­ви, при ко­то­рой он про­хо­дил свое скром­ное слу­же­ние, при­чем его те­ло обер­ну­ли бе­ре­стой.

Мно­го лет про­шло с тех пор, но жи­те­ли Пе­ре­я­с­лав­ля пом­ни­ли о по­движ­ни­ке-по­но­ма­ре. Ско­ро по­сле кон­чи­ны на­ча­ли по­чи­тать его свя­тым и празд­но­вать па­мять в день пре­став­ле­ния – 27 ок­тяб­ря; на­пи­са­ли его об­раз; со­ста­ви­ли служ­бу – осо­бые сти­хи­ры и ка­нон. Но по­том, око­ло по­ло­ви­ны XVI сто­ле­тия, празд­но­ва­ние па­мя­ти свя­то­го Ан­дрея по­че­му-то пре­кра­ти­лось, и о по­движ­ни­ке ста­ли за­бы­вать. В то вре­мя в Пе­ре­я­с­лав­ле-3алес­ском под­ви­зал­ся пре­по­доб­ный Да­ни­ил, уро­же­нец это­го го­ро­да, ко­то­рый, ве­ро­ят­но, хо­ро­шо знал уст­ные пре­да­ния о свя­том Ан­дрее и по­се­щал храм, при ко­то­ром угод­ник слу­жил по­но­ма­рем, и его мо­ги­лу, ви­дел его об­раз и вери­ги. Пре­по­доб­ный ре­шил со­дей­ство­вать про­слав­ле­нию свя­то­го кня­зя Ан­дрея.

В по­след­ний год жиз­ни пре­по­доб­но­му Да­ни­и­лу слу­чи­лось быть в Москве по де­лам сво­ей оби­те­ли. Он про­сил у ма­ло­лет­не­го го­су­да­ря Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча IV, сво­е­го крест­но­го сы­на, и у мит­ро­по­ли­та Иоаса­фа (1539–1542) средств на по­строй­ку об­вет­шав­ших церк­вей го­ро­да Пе­ре­я­с­лав­ля во имя Иоан­на Пред­те­чи (у за­пад­ных го­род­ских во­рот) и во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. За­тем пре­по­доб­ный рас­ска­зал ца­рю и мит­ро­по­ли­ту, что при Ни­коль­ском хра­ме ле­жат мо­щи свя­то­го Ан­дрея, кня­зя Смо­лен­ско­го, и про­сил доз­во­ле­ния осви­де­тель­ство­вать их. Он пе­ре­дал те уст­ные рас­ска­зы, ко­то­рые хо­ди­ли в Пе­ре­я­с­лав­ле о свя­том угод­ни­ке, упо­мя­нул о том, что ра­нее па­мять его в Ни­коль­ской церк­ви празд­но­ва­лась еже­год­но, ука­зы­вал на служ­бу свя­то­му и его об­раз и горь­ко жа­ло­вал­ся на то, что жи­те­ли Пе­ре­я­с­лав­ля пе­ре­ста­ли вспо­ми­нать о свя­том угод­ни­ке Бо­жи­ем. «Для то­го воз­ве­стил я все это дер­жа­ве тво­ей, го­су­дарь, – го­во­рил пре­по­доб­ный, – чтобы не при­шел в за­бве­ние та­кой свя­той. Бо­юсь, чтобы за мол­ча­ние свое я не был по­ви­нен осуж­де­нию».

Го­су­дарь от­пу­стил сред­ства из сво­ей каз­ны на по­строй­ку но­вых хра­мов на ме­сто об­вет­шав­ших и вме­сте с мит­ро­по­ли­том раз­ре­шил пре­по­доб­но­му Да­ни­и­лу и мест­но­му ду­хо­вен­ству рас­ко­пать мо­ги­лу свя­то­го Ан­дрея и осмот­реть его мо­щи, ле­жа­щие в зем­ле. Ко­гда пре­по­доб­ный, воз­вра­тив­шись в Пе­ре­я­с­лавль, воз­ве­стил об этой ми­ло­сти, все так об­ра­до­ва­лись, что хо­те­ли зво­ном со­би­рать на­род на тор­же­ство от­кры­тия мо­щей. Но один свя­щен­ник за­ме­тил: «Ес­ли Бо­гу бу­дет угод­но явить мо­щи ра­ба Сво­е­го, то без зво­на со­вер­шим мо­лебст­вие и пой­дем к мо­ги­ле угод­ни­ка. То­гда станет яс­но, угод­но ли это де­ло Бо­гу и са­мо­му свя­то­му».

Так и по­сту­пи­ли. От­пе­ли мо­ле­бен и, разо­брав над­гро­бие, рас­ко­па­ли мо­ги­лу. Ока­за­лось, что хо­тя тле­ние и кос­ну­лось мо­щей свя­то­го, од­на­ко те­ло бы­ло це­ло; со­ста­вы не от­де­ли­лись один от дру­го­го. Несмот­ря на то, что о тор­же­стве не из­ве­ща­ли на­роч­но, на него со­бра­лось мно­же­ство на­ро­да. И ко­гда свя­тые мо­щи ис­ко­па­ли и от­греб­ли с них ис­тлев­шую бе­ре­сту, мно­гие недуж­ные бра­ли ее ку­соч­ки и по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние. Осви­де­тель­ство­вав мо­щи свя­то­го кня­зя Ан­дрея и не вы­ни­мая их из зем­ли, пре­по­доб­ный Да­ни­ил по­слал до­не­се­ние ца­рю и мит­ро­по­ли­ту. Из Моск­вы для офи­ци­аль­но­го осви­де­тель­ство­ва­ния мо­щей бы­ли при­сла­ны ар­хи­манд­рит Чу­дов­ско­го мо­на­сты­ря Иона и про­то­поп Успен­ско­го со­бо­ра Гу­рий. Ко­гда они осмот­ре­ли мо­щи свя­то­го угод­ни­ка Бо­жия, Иона спро­сил пре­по­доб­но­го Да­ни­и­ла: «За­чем ты сви­де­тель­ство­вал сии мо­щи? Кто по­ве­лел те­бе это?»

Пре­по­доб­ный был силь­но огор­чен уко­риз­нен­ны­ми сло­ва­ми Ио­ны. Он за­пла­кал и го­во­рил, что по­сту­пил не са­мо­воль­но, а с доз­во­ле­ния ца­ря и мит­ро­по­ли­та, ко­то­рые при­ка­за­ли ему осви­де­тель­ство­вать мо­щи свя­то­го Ан­дрея; ука­зал на его об­раз; со­слал­ся на служ­бу свя­то­му. На­ко­нец он пред­ста­вил трех че­ло­век, ко­то­рые по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние от неду­гов при от­кры­тии мо­щей: упра­ви­тель цар­ских сел Иоанн Окля­че­ев ска­зал, что он ис­це­лил­ся от дол­го­лет­ней го­лов­ной бо­лез­ни по­сле при­кос­но­ве­ния к мо­щам свя­то­го кня­зя; од­на жен­щи­на из Пе­ре­яс­лав­ля рас­ска­за­ла, что три го­да она стра­да­ла тя­же­лой бо­лез­нью гор­ла, не мог­ла вы­го­во­рить сло­ва, но ко­гда при от­кры­тии мо­щей свя­то­го Ан­дрея она взя­ла ку­со­чек бе­ре­сты и про­гло­ти­ла его, тот­час по­чув­ство­ва­ла об­лег­че­ние и ста­ла го­во­рить; дру­гая жен­щи­на так­же при по­мо­щи бе­ре­сты от мо­щей свя­то­го ис­це­ли­лась от про­дол­жи­тель­ной глазной бо­лез­ни.

Но ни до­во­ды пре­по­доб­но­го Да­ни­и­ла, ни за­сви­де­тель­ство­ван­ные чу­де­са свя­то­го кня­зя Ан­дрея не убе­ди­ли Иону и Гу­рия. Иона об­ра­тил­ся к пре­по­доб­но­му с та­ки­ми сло­ва­ми: «Прео­свя­щен­ный мит­ро­по­лит ни­че­го не ска­зал мне о свя­тых мо­щах и не дал ни­ка­ко­го при­ка­за­ния».

Это зна­чи­ло, что мит­ро­по­лит Иоасаф оста­вил де­ло на ре­ше­ние са­мих Ио­ны и Гу­рия, а они счи­та­ли недо­ста­точ­но яс­ны­ми сви­де­тель­ства о свя­то­сти кня­зя Ан­дрея и от­ка­зы­ва­лись про­сла­вить угод­ни­ка Бо­жия цер­ков­ным празд­но­ва­ни­ем. Пре­по­доб­ный Да­ни­ил силь­но огор­чил­ся ре­ше­ни­ем мит­ро­по­ли­та и по­слан­ных им сле­до­ва­те­лей и пред­ска­зал, что за неве­рие в свя­тость угод­ни­ка Бо­жия всех тро­их по­стиг­нут скор­би: мит­ро­по­лит ско­ро бу­дет свер­жен с прес­то­ла, Ионе пред­ска­зал раз­ные несча­стья, Гу­рию – ли­ше­ние лю­би­мо­го сы­на. Сна­ча­ла они сму­ти­лись, услы­шав гроз­ные пред­ска­за­ния по­движ­ни­ка, по­том ска­за­ли, что от ста­ро­сти он ли­шил­ся смыс­ла (в то вре­мя пре­по­доб­но­му бы­ло 80 лет) и го­во­рит непо­доб­ное. Од­на­ко про­ро­че­ство пре­по­доб­но­го Да­ни­и­и­ла точ­но сбы­лось.

За­бо­ты по­движ­ни­ка о про­слав­ле­нии свя­то­го кня­зя Ан­дрея не про­па­ли на­прас­но. С то­го вре­ме­ни вос­по­ми­на­ние о свя­том кня­зе сно­ва ожи­ло в Пе­ре­яс­лав­ле-За­лес­ском, и па­мять его на­ча­ли празд­но­вать мест­но. Ука­зом Свя­тей­ше­го Си­но­да 1749 го­да мест­ное празд­но­ва­ние бла­го­вер­но­му кня­зю Ан­дрею бы­ло утвер­жде­но; ука­зом пред­пи­сы­ва­лось: на всех служ­бах в церк­вях го­ро­да Пе­ре­яс­лав­ля по­ми­нать свя­то­го кня­зя Ан­дрея ря­дом с име­на­ми дру­гих угод­ни­ков Пе­ре­яс­лав­ских.

Чу­де­са при его гро­бе про­дол­жи­ли со­вер­шать­ся. Так, во вре­мя од­но­го по­жа­ра де­ре­вян­ная цер­ковь свя­ти­те­ля Ни­ко­лая сго­ре­ла до­тла, но гроб свя­то­го кня­зя, его об­раз, сто­яв­ший над гро­бом, пе­ле­на и ико­на Бо­го­ма­те­ри на гро­бе оста­лись це­лы и невре­ди­мы.

В на­сто­я­щее вре­мя свя­тые мо­щи бла­го­вер­но­го кня­зя Ан­дрея по­чи­ва­ют под спу­дом в церк­ви свя­ти­те­ля Ни­ко­лая.

Молитвы

Тропарь благоверному князю Андрею Смоленскому, Переяславскому чудотворцу

глас 8

Блаже́нство Ева́нгельское возлюби́в,/ Богому́дре кня́же Андре́е,/ чистоту́ се́рдца де́вством почти́л еси́/ и, суету́ ми́ра сего́ презре́в,/ устреми́лся еси́ зре́ти Бо́га,/ И́же тя просла́ви чудесы́/ во врачева́нии разли́чне стра́ждущих./ Сего́ ра́ди мо́лим тя:/ проси́ нам у Христа́ Го́спода/ вся́ких скорбе́й избавле́ния// и получе́ние Ца́рства Небе́снаго.

Перевод: Блаженство Евангельское возлюбив, Богомудрый князь Андрей, ты проявил чистоту сердца в девстве, и суету мирскую презрев, устремился к созерцанию Бога, Который тебя прославил чудесами врачевания различных страдающих. Потому молим тебя: проси для нас у Христа Господа от всяких скорбей избавления и получения Царствия Небесного.

Ин тропарь благоверному князю Андрею Смоленскому, Переяславскому чудотворцу

глас 2

Град твой Смоле́нск я́ко чужд име́я,/ водвори́лся еси́ во гра́де Переясла́вле,/ и в дому́ святи́теля Никола́я/ жесто́ким житие́м вре́менную жизнь соверши́в,/ восте́кл еси́ в Го́рняя предстоя́ти Христу́,/ Его́же моли́ о творя́щих па́мять твою́,/ да вси вопие́м ти:/ ра́дуйся, свя́те кня́же Андре́е,// А́нгелом собесе́дниче и челове́ком помо́щниче.

Перевод: Город твой Смоленск чужим считая, поселился ты в городе Переяславле, и в доме святителя Николая суровую земную жизнь прожив, поднялся ты к Небесам, чтобы предстоять Христу, Его же моли о совершающих память твою, да все взываем к тебе: «Радуйся, святой князь Андрей, ангелов собеседник и людей помощник».

показать все

Ин тропарь благоверному князю Андрею Смоленскому, Переяславскому чудотворцу

глас 4

Возвы́сився на доброде́тель/ и, очи́стив ум свой, к жела́нию прекра́сному дости́гл еси́,/ безстра́стием украси́вся свои́м поще́нием изря́дно,/ в моли́твах безпло́тно вознесе́ся/ и возсия́ в ми́ре, я́ко со́лнце, во гра́де Переясла́вле,/ о́тче преблаже́нне, свя́те кня́же Андре́е Смоле́нский,// моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Перевод: Возвысившись в добродетели и очистив ум свой, ты достиг прекрасного желаемого тобой, бесстрастием украсившись в пощении своем особо, в молитвах бесплотно вознесся и воссиял в мире, как солнце, в городе Переяславле, отче преблаженный, святой князь Андрей Смоленский, моли о спасении душ наших.

Кондак благоверному князю Андрею Смоленскому, Переяславскому чудотворцу

глас 8

Насажде́н во дво́рех Госпо́дних,/ свои́ми преподо́бными де́тельми/ в дому́ свята́го Чудотво́рца Никола́я/ кра́сно процве́л еси́,/ ми́ра красоту́ и сла́ву сего́ све́та ни во что вмени́в,/ Еди́наго Христа́ возлюби́л еси́;/ слез твои́х тече́нием напая́ем,/ уязви́лся еси́ жела́нием бу́дущих даро́в./ Те́мже зове́м ти:/ ра́дуйся, свя́те кня́же Андре́е Смоле́нский,/ гра́ду Переясла́влю похвало́// и всей Росси́йстей земли́ вели́кое утвержде́ние.

Перевод: Посаженный во дворах Господних благодаря своим праведным делам, в доме святого чудотворца Николая ты красиво процвел, мирскую красоту и светскую славу ты посчитал ничем, одного Христа возлюбил ты, слез твоих потоками поливаемый, ты пленился желанием будущих даров. Потому взываем к тебе: «Радуйся, святой князь Андрей Смоленский, города Переяславля честь и всей Российской земли великая сила».

Молитва первая благоверному князю Андрею Смоленскому, Переяславскому чудотворцу

О, преизря́дный и ди́вный в чудесе́х, прославля́емый от Бо́га в Небеси́, де́лателю Христо́ва виногра́да, жи́телю вы́шняго Сио́на, предустро́еннаго гра́да Иерусали́ма! Святы́х А́нгел при́сная ра́дость и челове́ком ди́вная бла́гость, пречу́дных и ди́вных Небе́сных селе́ний быв жела́тель, а ны́не со все́ми святы́ми тех еси́ совосприя́тель. А́ще естество́м ты, свя́те кня́же Андре́е, и был еси́ челове́к, но усе́рдно в по́двизех потща́вся и получи́л несконча́емый бу́дущий век. Стра́нен и прише́лец на земли́ был еси́, того́ ра́ди получи́л житие́ в Небеси́. Оста́вив оте́чество земно́е и тле́нное, восприя́л еси́ нетле́нное и ве́чное. Сугу́бо тя Госпо́дь Бог увенча́ и чуде́с тебе́ дар дарова́, е́же на земли́ неду́ги исцеля́ти и приходя́щим к тебе́ с ве́рою ми́лостивно присеща́ти; прояви́ бо тя нам Госпо́дь Бог милосе́рдый, я́ко оте́ц к боля́щим ча́дом благосе́рдый. Сего́ ра́ди ми́лися де́ем, предстоя́ще пред твои́м многоцеле́бным гро́бом, проси́ти и моли́ти тя недоуме́ем, да покры́еши нас гре́шных твои́м преди́вным покро́вом, не от зла́та и серебра́ истка́нным, но от Бо́га ти в благода́ти пода́нным. Предстои́м уми́льно пред твои́м гро́бом со стра́хом, оскверни́вшиися во гресе́ вся́ком; сего́ ра́ди сле́зы пролива́ем и уми́льно к тебе́ взыва́ем: поми́луй нас, о святы́й и ди́вный благове́рный вели́кий кня́же Андре́е, пода́ждь нам ру́ку по́мощи и Бо́жия ми́лости. Хода́тая тя к Бо́гу предлага́ем, от Него́же нам по́мощи жела́ем; ве́мы бо тя нело́жна раба́ Бо́жия, изба́ви нас от вся́каго наве́та вра́жия. Бу́ди о нас ми́лостивый защи́титель и от боле́зней на́ших скор исцели́тель. Свободи́ от руки́ чужда́го и от вся́каго прило́га зла́го. Мно́гими беда́ми есмы́ обстои́ми, все́ми злы́ми скорбьми́ сокруше́нши, к двере́м сме́ртным от ско́рби снидо́хом, и Бо́га греха́ми прогне́вахом, и от себе́ Его́ удали́хом. Сего́ ра́ди бу́ди нам вождь и засту́пник, хода́тай и защи́тниче, ко Го́споду на́шему Иису́су Христу́ и к Его́ милосе́рдому Отцу́ и Свято́му Ду́ху, в трие́х ипоста́сех еди́ному Бо́гу, да получи́м мы гре́шнии грехо́в проще́ние и от Него́ ми́лость мно́гу. Бу́ди, о свя́тче Бо́жий, спобо́рник и засту́пник всему́ Христолюби́вому во́инству на вся неправосла́вныя и крестоненави́стныя злочести́выя и иноплеме́нныя враги́ и супоста́ты, па́мять их злочести́выя ве́ры да потреби́тся, хра́брость же и си́ла и гра́ды да разру́шатся, Ру́сскую же на́шу страну́ не забу́ди, но при́сно на ню призира́й, и вся́каго изоби́лие плодо́в земны́х пода́ти Бо́га умоля́й, и всем призыва́ющим тя с ве́рою во вся́ких ско́рбех, боле́знех и напа́стех бу́ди вспомога́тель и скор исцели́тель. Да́руй же нам здра́вие неоску́дно и моля́щимся тебе́ по́мощь неосла́бну, благода́тию и щедро́тами и человеколю́бием Го́спода Бо́га и Спа́са на́шего Иису́са Христа́, Ему́же от нас бу́ди сла́ва и держа́ва, ны́не и во вся ве́ки несконча́емых веко́в. Ами́нь.

Молитва вторая благоверному князю Андрею Смоленскому, Переяславскому чудотворцу

О, святы́й благове́рный кня́же Андре́е, пода́ждь нам, раба́м Бо́жиим (имена), ру́ку по́мощи и изба́ви нас от вся́каго наве́та вра́жия: бу́ди нам ми́лостивый защи́титель и от боле́зней на́ших ско́рый цели́тель: свободи́ нас от руки́ чужда́го, и от вся́каго прило́га зла́го. Се бо мно́гими бедами есмы́ обстои́ми, все́ми злы́ми скорбьми́ сокруше́ннии, ко две́рем сме́ртным, от ско́рби снидо́хом и Бо́га грехми́ прогне́вахом и от себе́ Его́ удали́хом. Те́мже бу́ди нам вождь и засту́пник пред Го́сподем на́шим Иису́сом Христо́м, Ему́же сла́ву возсыла́ем со Безнача́льным Его́ Отце́м и Святы́м Ду́хом во ве́ки. Ами́нь.

Случайный тест

(7 голосов: 5 из 5)