Дни памяти:

5 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

14 марта

Житие

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ца Ан­на ро­ди­лась 5 но­яб­ря 1892 го­да в се­ле Кон­стан­ти­но­во Алек­сан­дров­ско­го уез­да Вла­ди­мир­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Алек­сея Ма­кан­ди­на. Ан­на окон­чи­ла сель­скую шко­лу; в 1914 го­ду она по­сту­пи­ла по­слуш­ни­цей в Алек­се­ев­ский мо­на­стырь в Москве, рас­по­ла­гав­ший­ся на Верх­ней Крас­но­сель­ской ули­це. В оби­те­ли она ис­пол­ня­ла по­слу­ша­ние на кухне. В 1924 го­ду мо­на­стырь был без­бож­ной вла­стью за­крыт, и по­слуш­ни­ца Ан­на по­се­ли­лась вме­сте с мо­на­хи­ня­ми мо­на­сты­ря на квар­ти­ре, где они в сво­ей жиз­ни со­хра­ня­ли мо­на­ше­ские пра­ви­ла и устав, за­ра­ба­ты­вая на про­пи­та­ние ши­тьем оде­ял.
В 1930 го­ду вла­сти при­ня­ли ре­ше­ние об аре­сте всех на­сель­ни­ков и на­сель­ниц за­кры­тых мо­на­сты­рей, и 28 де­каб­ря 1930 го­да по­слуш­ни­ца Ан­на бы­ла аре­сто­ва­на. На во­про­сы сле­до­ва­те­ля о том, со­сто­я­ла ли она в по­ли­ти­че­ских пар­ти­ях, с кем жи­вет и чем за­ни­ма­ет­ся, по­слуш­ни­ца Ан­на от­ве­ти­ла, что в по­ли­ти­че­ских пар­ти­ях не со­сто­я­ла и не со­сто­ит. Пра­ва го­ло­са ли­ше­на как мо­на­стыр­ская. Вме­сте с ней жи­вет ее род­ная сест­ра и еще три мо­на­стыр­ских сест­ры. Все они за­ни­ма­ют­ся ши­тьем оде­ял. «За­ни­ма­е­мую на­ми квар­ти­ру ни­кто не по­се­щал, — ска­за­ла она. — Зна­ком­ства ни с кем не ве­ли. До­ба­вить к по­ка­за­ни­ям ни­че­го не мо­гу»[1].
По­сле окон­ча­ния до­про­са сле­до­ва­тель объ­явил Анне Алек­се­евне, что она при­вле­ка­ет­ся к от­вет­ствен­но­сти в ка­че­стве об­ви­ня­е­мой в ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции.
11 ян­ва­ря 1931 го­да бы­ло со­став­ле­но об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние по де­лу, в ко­то­ром со­труд­ник ОГПУ на­пи­сал: «При­вле­чен­ные по дан­но­му де­лу об­ви­ня­е­мые, быв­шие мо­на­хи лик­ви­ди­ро­ван­ных мо­на­сты­рей и под­во­рий... жи­вя ско­пи­ща­ми, за­ни­ма­лись ак­тив­ной ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­стью, вы­ра­жа­ю­щей­ся в ор­га­ни­за­ции неле­галь­ных ан­ти­со­вет­ских “братств” и “сест­ри­честв”, ока­за­нии по­мо­щи ссыль­ным еди­но­мыш­лен­ни­кам... ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции о ре­ли­ги­оз­ных го­не­ни­ях, чи­ни­мых со­вет­ской вла­стью, и рас­про­стра­не­нии все­воз­мож­ных про­во­ка­ци­он­ных слу­хов сре­ди на­се­ле­ния; квар­ти­ры их яв­ля­лись убе­жи­щем для вся­ко­го ро­да контр­ре­во­лю­ци­он­но­го эле­мен­та»[2].
Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ при­го­во­ри­ло по­слуш­ни­цу Ан­ну к трем го­дам ссыл­ки в Ар­хан­гель­скую об­ласть. В 1934 го­ду, по окон­ча­нии ссыл­ки, она вер­ну­лась на ро­ди­ну в се­ло Кон­стан­ти­но­во.
22 фев­ра­ля 1938 го­да Ан­на Алек­се­ев­на бы­ла аре­сто­ва­на по об­ви­не­нию «в рас­про­стра­не­нии про­во­ка­ци­он­ных слу­хов о ско­ром па­де­нии со­вет­ской вла­сти» и за­клю­че­на сна­ча­ла в тюрь­му в го­ро­де За­гор­ске, а по­том в Москве.
Лже­сви­де­те­ли по­ка­за­ли, буд­то она го­во­ри­ла, что это Гос­подь так на­ка­зы­ва­ет: ком­му­ни­сты ор­га­ни­зо­ва­ли кол­хо­зы, пра­во­слав­ных огра­би­ли и те­перь они ра­бо­та­ют день и ночь за­да­ром, все идет в поль­зу ком­му­ни­стов — из-за то­го, что лю­ди от­рек­лись от Бо­га и ве­ру­ют ан­ти­хри­сту. Пра­во­слав­ным луч­ше бро­сить ра­бо­тать и ид­ти в цер­ковь мо­лить­ся Бо­гу.
— Об­ви­ня­е­мая Ма­кан­ди­на, за что вы аги­ти­ро­ва­ли на­се­ле­ние в ок­тяб­ре 1937 го­да? — спро­сил сле­до­ва­тель.
— В ок­тяб­ре я ра­бо­та­ла на по­ден­ной ра­бо­те. Я вспо­ми­наю слу­чай, ко­гда мы, вме­сте несколь­ко че­ло­век, шли с ра­бо­ты до­мой. Раз­го­вор был о том, что в кол­хо­зах ста­ло жить луч­ше, что со­вет­ская власть да­ла кол­хоз­ни­кам счаст­ли­вую жизнь. Это бы­ла част­ная бе­се­да, но про­тив со­вет­ской вла­сти я ни­ко­гда не го­во­ри­ла.
— Об­ви­ня­е­мая Ма­кан­ди­на, вы при­зна­е­те се­бя ви­нов­ной в ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции, ко­то­рую ве­ли в де­каб­ре 1937 го­да сре­ди кол­хоз­ни­ков?
— В де­каб­ре я ра­бо­та­ла вме­сте с дру­ги­ми. Мы ру­би­ли ка­пу­сту. Раз­го­вор был о войне. Я го­во­ри­ла, что на нас идет япо­нец, но так как со­вет­ская власть ста­ла силь­на, то вой­ны не до­пу­стят; но что ка­са­ет­ся раз­го­во­ров про­тив со­вет­ской вла­сти, то я их не ве­ла.
— Об­ви­ня­е­мая Ма­кан­ди­на, что вы го­во­ри­ли в но­яб­ре 1937 го­да кол­хоз­ни­кам, стоя у сво­е­го до­ма?
— Я точ­но не пом­ню в ка­ком ме­ся­це, но с кол­хоз­ни­ка­ми ве­че­ром у мо­е­го до­ма был раз­го­вор. Го­во­ри­ли, что те­перь, про­тив ца­риз­ма, ста­ло жить всем луч­ше, на­ло­ги ста­ли неболь­шие, все­го ста­ло боль­ше. А кро­ме это­го ни­че­го не го­во­ри­ли, а я боль­шую часть вре­ме­ни на­хо­жусь до­ма.
— Об­ви­ня­е­мая Ма­кан­ди­на, при­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ной в том, что опош­ля­е­те во­ждей пар­тии и пра­ви­тель­ства?
— Я к со­вет­ской вла­сти враж­деб­но не на­стро­е­на, я до­воль­на со­вет­ской вла­стью... и ви­нов­ной се­бя в ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции не при­знаю.
На этом до­про­сы бы­ли за­кон­че­ны. 8 мар­та 1938 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла Ан­ну к рас­стре­лу. По­слуш­ни­ца Ан­на Ма­кан­ди­на бы­ла рас­стре­ля­на 14 мар­та 1938 го­да и по­гре­бе­на в об­щей без­вест­ной мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Март».
Тверь. 2006. С. 32-35


При­ме­ча­ния

[1] ЦА ФСБ Рос­сии. Д. Н-6656. Т. 3, л. 11.

[2] Там же. Т. 11, л. 326-327.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(4 голоса: 5 из 5)