Дни памяти:

5 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

27 ноября

Житие

Му­че­ни­ца Ан­на ро­ди­лась 31 ян­ва­ря 1875 го­да в Москве в се­мье гу­берн­ско­го сек­ре­та­ря Ива­на Алек­се­е­ви­ча Зер­ца­ло­ва, ко­то­рый в по­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни со­сто­ял на служ­бе в управ­ле­нии Смо­лен­ской же­лез­ной до­ро­ги. Ро­ди­те­ли ее дер­жа­лись стро­гих нрав­ствен­ных пра­вил, но пра­во­сла­вие вос­при­ни­ма­ли пре­иму­ще­ствен­но с об­ря­до­вой сто­ро­ны, по­это­му на­чат­ки ре­ли­ги­оз­но­го вос­пи­та­ния, ко­то­рые да­ли они сво­ей до­че­ри, бы­ли непроч­ны­ми. «Ма­лое чув­ство ве­ры, ко­то­рое тле­ло во мне сла­бым огонь­ком, – пи­са­ла она впо­след­ствии, – быст­ро ста­ло осла­бе­вать и га­сить­ся тле­твор­ным ды­ха­ни­ем па­губ­но­го вли­я­ния ма­ло­ве­рия... На­уч­ные идеи, при­прав­лен­ные ве­я­ни­ем лож­ных прин­ци­пов, плот­но раз­ме­сти­лись в мо­ей го­ло­ве и ста­ли рас­по­ря­жать­ся там пол­но­власт­ны­ми хо­зяй­ка­ми, от­вле­кая ме­ня от все­го ис­тин­но­го, ду­хов­но­го, пре­крас­но­го».
В шест­на­дцать лет Ан­на окон­чи­ла гим­на­зию, по­лу­чив ат­те­стат, ко­то­рый да­вал ей воз­мож­ность за­нять ме­сто до­маш­ней учи­тель­ни­цы. «Ро­ди­те­ли, же­лая до­пол­нить мое об­ра­зо­ва­ние, в ущерб сво­им си­лам и здо­ро­вью предо­ста­ви­ли мне уро­ки му­зы­ки, они хо­те­ли воз­рас­тить ме­ня свет­ской бла­го­нрав­ной де­ви­цей, но они за­бы­ли, что бес­смерт­ная ду­ша че­ло­ве­ка то­же тре­бу­ет пи­щи и удо­вле­тво­ре­ния, они за­бы­ли, что толь­ко Гос­подь – един­ствен­ная ее ра­дость и уте­ше­ние, а без Него ни­ка­кие от­ра­ды, ни­ка­кие уве­се­ле­ния не мо­гут удо­вле­тво­рить сер­деч­ной жаж­ды. Гос­подь – един­ствен­ное на­ше сча­стье. Один толь­ко Он мо­жет усла­дить на­ши мыс­ли и же­ла­ния; без Него – всю­ду ску­ка и том­ле­ние».
Ан­на Ива­нов­на, бу­дучи уже взрос­лой де­вуш­кой, в те­че­ние несколь­ких лет лишь фор­маль­но ис­пол­ня­ла пра­ви­ла хри­сти­ан­ской жиз­ни: хо­ди­ла в храм, мо­ли­лась, из­ред­ка го­ве­ла, но внут­рен­няя ее жизнь шла в рус­ле чи­сто мир­ских за­ня­тий – об­ще­ние со зна­ко­мы­ми, те­атр, уси­лен­ное чте­ние свет­ских книг. Од­на­ко та­кой об­раз жиз­ни не удо­вле­тво­рял ее; ду­ша то­ми­лась и ни в чем не мог­ла най­ти уте­ше­ния. «Бес­смерт­ный дух рвал­ся на­ру­жу, он тя­го­тил­ся од­но­об­раз­но­стью и бес­цель­но­стью жиз­ни, он тре­бо­вал пи­щи и удо­вле­тво­ре­ния... На­ко­нец на­шел и воз­ра­до­вал­ся: он уви­дел свет­лый ма­як, ко­то­рый яр­ко, ве­ли­че­ствен­но за­све­тил ему сре­ди бу­шу­ю­щих волн гроз­но­го жи­тей­ско­го мо­ря, он на­шел пас­ты­ря, ко­то­рый все рас­крыл ему: и ду­хов­ное небо с его непо­сти­жи­мы­ми кра­со­та­ми, и Все­бла­гость Твор­ца-Про­мыс­ли­те­ля, и ду­хов­ную кра­со­ту со­зда­ний Бо­жи­их, и поль­зу тру­да и де­я­тель­но­сти», – вспо­ми­на­ла она с бла­го­дар­но­стью.
Воз­рож­де­ние ду­ши Ан­ны Ива­нов­ны, внут­рен­нее во­цер­ко­в­ле­ние со­вер­ши­лось в кремлев­ском хра­ме, по­свя­щен­ном свя­тым рав­ноап­о­столь­ным Кон­стан­ти­ну и Елене. На­сто­я­те­лем хра­ма в 1874-1892 го­дах был чти­мый всей пра­во­слав­ной Моск­вой про­то­и­е­рей Ва­лен­тин Ам­фи­те­ат­ров. При­дя ту­да по со­ве­ту сво­ей по­дру­ги по гим­на­зии, Ан­на Ива­нов­на уви­де­ла обык­но­вен­но­го свя­щен­ни­ка сред­них лет. Ко­гда за­кон­чи­лось все­нощ­ное бде­ние, она по­до­шла к нему и по­про­си­ла бла­го­сло­вить ее на по­езд­ку. «Я вас в пер­вый раз ви­жу. Что я вам мо­гу ска­зать? – по­слы­ша­лись стро­гие от­ры­ви­стые сло­ва, ко­то­рые все-та­ки по­ра­зи­ли ме­ня».
Анне Ива­новне пред­сто­я­ло уехать в Яро­слав­скую гу­бер­нию в од­но се­мей­ство, ку­да в ка­че­стве учи­тель­ни­цы ре­ко­мен­до­ва­ла ее род­ствен­ни­ца. По­дой­дя вновь 13 мая 1891 го­да по­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии и мо­леб­на к от­цу Ва­лен­ти­ну за бла­го­сло­ве­ни­ем на по­езд­ку, она услы­ша­ла от него сло­ва, ко­то­рые для нее ока­за­лись про­ро­че­ски­ми: «Ме­сто, ме­сто... по­са­ди­ли цве­то­чек в гор­шо­чек, уха­жи­ва­ли за ним, по­ли­ва­ли его, и вот по­яви­лись на­ко­нец пер­вые ли­сточ­ки; смот­ри­те, креп­ко бе­ре­ги­те свои мо­ло­дые ли­сточ­ки; по­ка еще по­пра­вить мож­но, а по­сле и по­пра­вить нель­зя бу­дет».
Ан­на Ива­нов­на по­па­ла в се­мью убеж­ден­ных без­бож­ни­ков. Для мо­ло­дой пра­во­слав­ной хри­сти­ан­ки жизнь в та­ком се­мей­стве ста­ла ис­по­вед­ни­че­ством. «Сколь­ко де­ли­кат­ных на­ме­ков и на­сме­шек при­хо­ди­лось мне вы­слу­ши­вать по по­во­ду мо­е­го обособ­лен­но­го ре­ли­ги­оз­но­го на­стро­е­ния! Сколь­ко тон­ких ядо­ви­тых стрел пу­ще­но бы­ло в ме­ня с на­ме­ре­ни­ем на­ста­вить ме­ня в ду­хе из­люб­лен­но­го ими ли­бе­ра­лиз­ма. Все­воз­мож­ные ан­ти­ре­ли­ги­оз­ные со­чи­не­ния вы­би­ра­лись гла­вою се­мьи с це­лью ис­пра­вить мою яко­бы от­ста­лость и из­вра­щен­ность, – и вот по ве­че­рам устра­и­ва­лись дол­гие из­ну­ри­тель­ные чте­ния, на ко­то­рых про­си­ли ме­ня обя­за­тель­но при­сут­ство­вать.
О, как ужас­ны бы­ли эти чте­ния!.. Как осуж­ден­ная на ду­хов­ную смерть слу­ша­тель­ни­ца, я долж­на бы­ла си­деть и вы­слу­ши­вать эти “чте­ния”, рез­ко и быст­ро от­тал­ки­вая от се­бя на­леп­ля­ю­щу­ю­ся на ме­ня ядо­ви­тую со­роч­ку».
Храм был в ше­сти вер­стах от до­ма. При­хо­ди­лось хо­дить пеш­ком, так как из се­мьи на служ­бу ни­кто не ез­дил. «Пост, не со­блю­да­е­мый ни­кем, за­став­лял ме­ня то­же вы­де­лять­ся и быть у всех бель­мом на гла­зу. “Креп­ко бе­ре­ги­те свои мо­ло­дые ли­сточ­ки” – как гро­мо­вая тру­ба Страш­но­го Су­да по­сто­ян­но зву­ча­ло у ме­ня в ушах; и, осме­ян­ная, при­ни­жен­ная, “прит­ча во язы­цех”, я твер­до сто­я­ла на сво­ем камне ду­хов­но­го де­ла­ния и го­ря­чо мо­ли­ла Гос­по­да про­стить окру­жа­ю­щим лю­дям их за­блуж­де­ния, про­све­тить по­мра­чен­ные их умы све­том Сво­ей Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти».
Мать се­мей­ства не поз­во­ля­ла до­маш­ней учи­тель­ни­це вос­пи­ты­вать сво­их де­тей, и по­то­му Ан­на Ива­нов­на по­сле уро­ков бы­ла со­вер­шен­но сво­бод­на. Имея вре­мя, она устро­и­ла шко­лу гра­мот­но­сти в де­ревне, со­би­ра­ла кре­стьян­ских де­тей и за­ни­ма­лась с ни­ми. По­сле ее отъ­ез­да это на­чи­на­ние не пре­кра­ти­лось, и на ос­но­ве ор­га­ни­зо­ван­ной ею шко­лы воз­ник­ло учи­ли­ще, ко­то­рое впо­след­ствии по­лу­чи­ло все необ­хо­ди­мые пра­ва и сред­ства.
Де­я­тель­ность Ан­ны Ива­нов­ны по про­све­ще­нию де­ре­вен­ских де­тей, чуж­дая ма­те­ри­аль­ной рас­чет­ли­во­сти, рас­по­ло­жи­ла в кон­це кон­цов к ней ее ра­бо­то­да­те­лей. Для нее ста­ли го­то­вить пост­ную пи­щу. «Ло­ша­ди для ез­ды в храм все­гда бы­ли к мо­им услу­гам; да­же от­пус­ка­лась со мною вось­ми­лет­няя уче­ни­ца – это бы­ло осо­бен­ное небы­ва­лое до­ве­рие. Мне, за­стен­чи­вой от при­ро­ды, бы­ло очень нелов­ко при­ни­мать зна­ки осо­бо­го бла­го­во­ле­ния; по прав­де ска­зать, я очень тя­го­ти­лась всем этим, так как на эту лу­жай­ку при­шлось пе­рей­ти через мост ужас­ной ду­хов­ной пыт­ки».
По бла­го­сло­ве­нию от­ца Ва­лен­ти­на Ан­на Ива­нов­на в де­каб­ре 1891 го­да по­ки­ну­ла се­мью, в ко­то­рой она про­жи­ла семь ме­ся­цев. Вер­нув­шись в Моск­ву, она ста­ла ак­тив­ной при­хо­жан­кой хра­ма свя­тых рав­ноап­о­столь­ных Кон­стан­ти­на и Еле­ны, а поз­же Ар­хан­гель­ско­го со­бо­ра, по­сле на­зна­че­ния от­ца Ва­лен­ти­на на­сто­я­те­лем это­го кремлев­ско­го хра­ма.
Отец Ва­лен­тин по­мог ей най­ти уче­ни­ков, и Ан­на Ива­нов­на по­рой с утра до позд­не­го ве­че­ра за­ни­ма­лась с ни­ми. По­чти два­дцать лет она ду­хов­но окорм­ля­лась у от­ца Ва­лен­ти­на. В ре­зуль­та­те мно­го­лет­них тру­дов она укре­пи­лась в ве­ре, осо­зна­ва­ла ее как дан­ное Бо­гом со­кро­ви­ще. «Это – ве­ли­кое бо­гат­ство ду­ха; это ве­ли­кая усла­да ду­ши, – пи­са­ла она, – с ве­рой и са­ми скор­би, са­ми стра­да­ния ка­жут­ся ма­лы­ми, ниж­ни­ми. Ра­дость по Бо­зе на­пол­ня­ет всю ду­шу, все су­ще­ство че­ло­ве­ка, и ду­ша рвет­ся в вы­ши­ну, про­слав­ляя и вос­хва­ляя Гос­по­да в тор­же­ствен­ных гим­нах».
В 1908 го­ду скон­чал­ся про­то­и­е­рей Ва­лен­тин. Смерть ду­хов­но­го от­ца вся его паства пе­ре­жи­ва­ла как боль­шое го­ре. «Тут толь­ко по­ня­ла она, ко­го она по­те­ря­ла; тут толь­ко по­стиг­ла она глу­бо­чай­шее ан­гель­ское по­пе­че­ние о ней ба­тюш­ки, неутеш­но за­ры­дав са­мы­ми ис­крен­ни­ми, горь­ки­ми воп­ля­ми.
Не ста­ло неза­бвен­но­го об­ще­го от­ца и бла­го­де­те­ля, не ста­ло до­ро­го­го уте­ши­те­ля; ту­чи са­мой без­утеш­ной скор­би окру­жи­ли гроб пас­ты­ря... Бес­чис­лен­ная тол­па со­про­вож­да­ла ше­ствие; с немою скор­бью и стра­да­ни­ем шли ду­хов­ные де­ти, не зная, как они смо­гут жить по­сле та­кой тяж­кой утра­ты.
Кон­чи­лась ли­тия, по­нес­ли гроб пас­ты­ря к при­го­тов­лен­ной мо­гил­ке и за­ры­ли ее. Тут толь­ко все вздрог­ну­ли и как бы опом­ни­лись при со­вер­шив­шем­ся пе­чаль­ном со­бы­тии – кон­чине до­ро­го­го, неза­бвен­но­го пас­ты­ря, ко­то­рый был для всех знав­ших его сча­стьем и уте­ше­ни­ем в жиз­ни. По­сто­я­ли несчаст­ные оди­но­кие си­ро­ты и разо­шлись по до­мам, пол­ные тяж­ко­го го­ря. Те­перь од­на от­ра­да – прий­ти к до­ро­гой мо­гил­ке и вы­пла­кать на ней свои скор­би и стра­да­ния. Да, тяж­кое го­ре ис­пы­ты­ва­ют те­перь все ис­тин­но лю­бя­щие до­ро­го­го ба­тюш­ку; тя­же­лое вре­мя оди­но­че­ства и си­рот­ства пе­ре­жи­ва­ют они...
Пре­слав­ный пас­тырь всю свою жизнь по­ло­жил на нас, чтобы очи­стить на­шу ду­хов­ную хра­ми­ну и сде­лать ее до­ступ­ной к вос­при­я­тию выс­ших ду­хов­ных на­сла­жде­ний. На­пра­вим же все­це­ло свой ум, серд­це и во­лю к до­стой­но­му при­ня­тию Бо­же­ствен­ной свя­ты­ни Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вых; бу­дем усерд­но по­се­щать хра­мы Бо­жии; бу­дем рев­ност­ны­ми сы­на­ми Церк­ви Пра­во­слав­ной и по ве­ре, и по жиз­ни. Это бу­дет луч­ший над­гроб­ный ве­нок на­ше­му до­ро­го­му от­цу и пас­ты­рю.
О чу­дес­ный неза­бвен­ный пас­тырь! Я ли, ма­лая, ни­чтож­ная бы­лин­ка, смо­гу опи­сать все слав­ные раз­но­вид­но­сти тво­ей по­ра­зи­тель­ной, бле­стя­щей ду­хов­ной де­я­тель­но­сти; я ли, ма­лое, неопыт­ное су­ще­ство, смо­гу разо­брать­ся во всех див­ных, муд­рых дви­же­ни­ях тво­е­го ра­зу­ма и мыш­ле­ния?»
Ан­на Ива­нов­на с по­мо­щью ду­хов­ных де­тей от­ца Ва­лен­ти­на вы­пу­сти­ла че­ты­ре кни­ги, в ко­то­рых со­дер­жит­ся опи­са­ние его вы­да­ю­щей­ся пас­тыр­ской де­я­тель­но­сти, рас­ска­зы­ва­ет­ся о его про­зор­ли­во­сти и да­ре чу­до­тво­ре­ний. По ее за­пи­сям, ко­то­рые она ве­ла в про­дол­же­ние мно­гих лет, бы­ла со­став­ле­на и опуб­ли­ко­ва­на кни­га «Ду­хов­ные по­уче­ния, про­по­ве­ди Ва­лен­ти­на Ни­ко­ла­е­ви­ча Ам­фи­те­ат­ро­ва, быв­ше­го на­сто­я­те­ля Мос­ков­ско­го при­двор­но­го Ар­хан­гель­ско­го со­бо­ра, за­пи­сан­ные с его слов од­ной из его ду­хов­ных до­че­рей».
В 1916 го­ду некая бла­го­де­тель­ни­ца по име­ни Ев­до­кия по­жерт­во­ва­ла Анне Ива­новне три ты­ся­чи руб­лей на по­строй­ку до­ма вбли­зи Ва­гань­ков­ско­го клад­би­ща, где был по­гре­бен отец Ва­лен­тин. Жи­вя непо­да­ле­ку от мо­ги­лы пра­вед­ни­ка, на ко­то­рую сте­ка­лось со вре­ме­нем все боль­ше лю­дей, она ста­ла за­пи­сы­вать сви­де­тель­ства о чу­де­сах, про­ис­хо­див­ших на мо­ги­ле. В ре­зуль­та­те Ан­ной Ива­нов­ной бы­ла со­став­ле­на кни­га, где бы­ли со­бра­ны все эти сви­де­тель­ства, но из­дать ее уже не уда­лось, по­то­му что по­сле ре­во­лю­ции 1917 го­да на­ча­лись го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь.
Без­бож­ни­ки пи­са­ли о ней в 1929 го­ду: «Про­тив клад­би­ща жи­вет некая Ан­на... Здесь мож­но ку­пить фо­то­гра­фию “свя­то­го”, здесь про­да­ют­ся кни­ги – “Ис­тин­ный пас­тырь Хри­стов”, “Све­тиль­ник пра­во­сла­вия”, “По­движ­ник ве­ры и бла­го­че­стия”. Здесь еще недав­но кор­ми­ли ни­щих и всех, кто при­хо­дил по­мо­лить­ся на мо­ги­ле Ам­фи­те­ат­ро­ва. Сей­час (оче­вид­но, с вве­де­ни­ем кар­то­чек) кор­меж­ка пре­кра­ти­лась. Здесь справ­ля­ют­ся по­мин­ки, а в го­дов­щи­ну смер­ти “свя­то­го” на его мо­ги­ле бы­ва­ют ты­ся­чи мо­ля­щих­ся».
В 1932 го­ду вла­сти ото­бра­ли у Ан­ны Ива­нов­ны дом, ото­бра­ли до­ку­мен­ты и по­тре­бо­ва­ли, чтобы она вы­еха­ла из Моск­вы и по­се­ли­лась не бли­же ста ки­ло­мет­ров от нее. Но Ан­на Ива­нов­на оста­лась в Москве и жи­ла у ве­ру­ю­щих, ко­то­рые хо­ро­шо ее зна­ли и лю­би­ли, как ис­тин­ную хри­сти­ан­скую по­движ­ни­цу. Жи­ла она по­жерт­во­ва­ни­я­ми и тем, что по­лу­ча­ла за уро­ки фран­цуз­ско­го и немец­ко­го язы­ка.
Бо­рясь с лю­бы­ми про­яв­ле­ни­я­ми по­чи­та­ния свя­тых, вла­сти 27 ок­тяб­ря 1937 го­да аре­сто­ва­ли Ан­ну Ива­нов­ну и за­клю­чи­ли в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве. На до­про­се сле­до­ва­тель спро­сил ее:
– Кто яв­ля­ет­ся ав­то­ром книг жиз­не­опи­са­ний свя­щен­ни­ка Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва и чу­дес, яко­бы про­ис­шед­ших по его мо­лит­вам?
– Ав­то­ром книг жиз­не­опи­са­ний свя­щен­ни­ка Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва и чу­дес, про­ис­шед­ших по его мо­лит­вам при жиз­ни, а рав­но и по­сле его смер­ти, яв­ля­юсь я, Ан­на Ива­нов­на Зер­ца­ло­ва. Первую кни­гу я вы­пу­сти­ла при­мер­но в 1910 го­ду, то есть через два го­да по­сле его смер­ти, от­пе­ча­тав ее в ти­по­гра­фии. До ре­во­лю­ции я из­да­ла че­ты­ре кни­ги ти­ра­жом каж­дая кни­га по ты­ся­че эк­зем­пля­ров. По­сле ре­во­лю­ции я из­да­ла пя­тую кни­гу об ис­це­ле­ни­ях на мо­ги­ле свя­щен­ни­ка Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва. По­след­няя кни­га из­да­ва­лась уже не ти­по­граф­ским спо­со­бом, а бы­ла от­пе­ча­та­на на пи­шу­щей ма­шин­ке в ко­ли­че­стве 20-25 штук. Вви­ду то­го что ти­раж по­след­ней кни­ги был огра­ни­чен, а чис­ло же­ла­ю­щих иметь та­ко­вую пре­вы­ша­ло его в несколь­ко де­сят­ков раз, по­чи­та­те­ли свя­щен­ни­ка Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва пе­ре­пи­сы­ва­ли ее, и она рас­про­стра­ня­лась в ру­ко­пи­сях.
– Ка­кую цель вы пре­сле­до­ва­ли, из­да­вая вы­ше­упо­мя­ну­тые кни­ги и рас­про­стра­няя его фо­то­гра­фии?
– Я яв­ля­юсь по­чи­та­тель­ни­цей свя­щен­ни­ка Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва, по­это­му пре­сле­до­ва­ла цель как мож­но ши­ре по­пуля­ри­зи­ро­вать по­след­не­го сре­ди ши­ро­ких масс ве­ру­ю­щих.
– На­зо­ви­те след­ствию лиц, ко­то­рые спо­соб­ство­ва­ли вам в про­слав­ле­нии свя­щен­ни­ка Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва.
– По­сле смер­ти свя­щен­ни­ка Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва я по­ста­ви­ла сво­ей за­да­чей из­дать от­дель­ной кни­гой его жиз­не­опи­са­ние. Об этом узна­ли мно­го­чис­лен­ные его по­чи­та­те­ли, и они по­мог­ли мне при со­став­ле­нии этой кни­ги, рас­ска­зы­вая от­дель­ные эпи­зо­ды из его жиз­ни, а так­же о по­лу­чен­ных ими ис­це­ле­ни­ях. Боль­шин­ство из лиц, при­ни­мав­ших уча­стие в вы­пус­ке этих книг, к на­сто­я­ще­му вре­ме­ни умер­ло.
– След­ствие тре­бу­ет от вас по­ка­за­ний в от­но­ше­нии лиц, ко­то­рые раз­мно­жа­ли вам его фо­то­гра­фии и пе­ре­пе­ча­ты­ва­ли ва­ши ру­ко­пи­си на ма­шин­ке в по­след­нее вре­мя. На­зо­ви­те их фа­ми­лии.
– На­звать фа­ми­лии лиц, ко­то­рые по­мо­га­ли мне в раз­мно­же­нии фо­то­гра­фий свя­щен­ни­ка Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва, а так­же пе­ре­пе­ча­ты­ва­ли по­след­нюю, пя­тую, кни­гу, я, Зер­ца­ло­ва Ан­на Ива­нов­на, от­ка­зы­ва­юсь.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы сре­ди окру­жа­ю­щих про­слав­ля­ли свя­щен­ни­ка Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва как свя­то­го. Вы это под­твер­жда­е­те?
– Не от­ри­цаю, что я дей­стви­тель­но свя­щен­ни­ка Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва сре­ди ве­ру­ю­щих про­слав­ля­ла как стар­ца, по мо­лит­вам ко­то­ро­го ряд его по­чи­та­те­лей по­лу­чил ис­це­ле­ния как при его жиз­ни, так и по­сле его смер­ти. С этой це­лью я ис­поль­зо­ва­ла вы­пу­щен­ные мною кни­ги, его фо­то­гра­фии, а так­же рас­ска­зы­ва­ла то, что мной не бы­ло за­пи­са­но в кни­гах. Что свя­щен­ник Ва­лен­тин Ам­фи­те­ат­ров – ста­рец, счи­таю не толь­ко я, но счи­та­ют и дру­гие его по­чи­та­те­ли. На­ми по­сле его смер­ти ве­дут­ся за­пи­си, ко­то­рые сви­де­тель­ству­ют о его необык­но­вен­ных свой­ствах; они вы­ра­жа­ют­ся в том, что лю­ди по­лу­ча­ют ис­це­ле­ния, о ко­то­рых сви­де­тель­ствую я и дру­гие.
– Сле­до­ва­тель­но, вы свя­щен­ни­ка Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва под­го­тов­ля­ли к ка­но­ни­за­ции как свя­то­го?
– Да, я, Зер­ца­ло­ва Ан­на Ива­нов­на, и груп­па по­чи­та­те­лей свя­щен­ни­ка Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва ве­ли под­го­то­ви­тель­ную ра­бо­ту на пред­мет его ка­но­ни­за­ции. Но по­сколь­ку невоз­мож­но в усло­ви­ях со­вет­ской вла­сти ка­но­ни­зи­ро­вать его как свя­то­го и от­крыть мо­щи, то мы рас­счи­ты­ва­ли на па­де­ние со­вет­ской вла­сти, по­сле че­го при лю­бой дру­гой вла­сти это сде­лать вполне воз­мож­но.
– С ка­ко­го мо­мен­та в ва­ших кни­гах за­пи­са­ны слу­чаи ис­це­ле­ний по мо­лит­вам свя­щен­ни­ка Ам­фи­те­ат­ро­ва?
– В мо­их кни­гах за­пи­си о про­ис­шед­ших ис­це­ле­ни­ях по мо­лит­вам свя­щен­ни­ка Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва ве­дут­ся как о со­вер­шив­ших­ся при его жиз­ни, так и по­сле его смер­ти, при­мер­но до 1927 го­да.
– Ва­ше от­но­ше­ние к со­вет­ской вла­сти?
– К со­вет­ской вла­сти я от­но­шусь без­раз­лич­но. Но я не со­глас­на с со­вет­ской вла­стью в во­про­сах, ка­са­ю­щих­ся ре­ли­гии. А имен­но: со­вет­ская власть, как я счи­таю, про­во­дит го­не­ния на Цер­ковь и ве­ру­ю­щих, за­кры­ва­ет без со­гла­сия ве­ру­ю­щих церк­ви, вы­сы­ла­ет без­вин­но ду­хо­вен­ство. Все это вы­зы­ва­ет недо­воль­ство не толь­ко у ме­ня, но и у боль­шин­ства ве­ру­ю­щих. В си­лу это­го боль­шин­ство ве­ру­ю­щих не лю­бит со­вет­скую власть. Кро­ме то­го, со­вет­ская власть со­вер­шен­но без­вин­ных лю­дей ли­ша­ет кро­ва, как, в част­но­сти, ме­ня, что так­же по­рож­да­ет недо­воль­ство со сто­ро­ны неспра­вед­ли­во оби­жен­ных ею.
– Ко­му из сво­их зна­ко­мых вы из­ла­га­ли свои взгля­ды на со­вет­скую власть?
– Из­ла­гать свои взгля­ды о со­вет­ской вла­сти мне нет необ­хо­ди­мо­сти; об ее от­но­ше­нии к нам, ве­ру­ю­щим, им оче­вид­но, и они пол­но­стью раз­де­ля­ют мои взгля­ды.
– Вы воз­во­ди­те кле­ве­ту на со­вет­скую власть и граж­дан СССР, за­яв­ляя, что они враж­деб­но на­стро­е­ны к со­вет­ской вла­сти. Вы это под­твер­жда­е­те?
– Нет, я это кле­ве­той не счи­таю. Я са­ма ви­жу, как со­вет­ская власть раз­ру­ша­ет на­ши хра­мы, вы­сы­ла­ет на­ше ду­хо­вен­ство и уни­что­жа­ет цер­ков­ные кни­ги; в шко­лах за­пре­ще­но пре­по­да­ва­ние сло­ва Бо­жье­го; все это сви­де­тель­ству­ет о го­не­нии со сто­ро­ны со­вет­ской вла­сти на ре­ли­гию. Это ви­дят дру­гие ве­ру­ю­щие, и это вы­зы­ва­ет у них недо­воль­ство.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы сре­ди сво­их еди­но­мыш­лен­ни­ков рас­про­стра­ня­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ные про­во­ка­ци­он­ные слу­хи, что со­вет­ская власть есть власть ан­ти­хри­ста.
– Это я от­ри­цаю.
21 но­яб­ря след­ствие бы­ло за­кон­че­но. Ан­ну Ива­нов­ну об­ви­ни­ли в том, что она «яв­ля­ет­ся ак­тив­ной участ­ни­цей контр­ре­во­лю­ци­он­ной цер­ков­но-мо­нар­хи­че­ской груп­пи­ров­ки, в контр­ре­во­лю­ци­он­ных це­лях про­слав­ля­ла мо­ги­лу умер­ше­го по­па Ам­фи­те­ат­ро­ва Ва­лен­ти­на, на ко­то­рую ор­га­ни­зо­вы­ва­ла па­лом­ни­че­ства ве­ру­ю­щих, и ин­сце­ни­ро­ва­ла “чу­де­са”. Сре­ди по­чи­та­те­лей по­па Ва­лен­ти­на рас­про­стра­ня­ла фо­то­кар­точ­ки с его изо­бра­же­ни­ем».
23 но­яб­ря трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла ее к рас­стре­лу. Ан­на Ива­нов­на Зер­ца­ло­ва бы­ла рас­стре­ля­на 27 но­яб­ря 1937 го­да и по­гре­бе­на в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.
В од­ной из книг о про­то­и­е­рее Ва­лен­тине, из­дан­ной в 1912 го­ду, она пи­са­ла: «Ве­ру­ю­щая ду­ша не бо­ит­ся смер­ти: она встре­ча­ет ее ра­дост­но, спо­кой­но, так как зна­ет, что смерть при­ве­дет ее к небес­но­му оте­че­ству, в веч­ную стра­ну на­шей но­вой, луч­шей жиз­ни. И раз­ве Сам Че­ло­ве­ко­лю­бец Гос­подь не при­мет к Се­бе и не упо­ко­ит ту ду­шу, ко­то­рая стре­мит­ся к Нему, го­ря­чо бла­жен­но лю­бит Его, го­ря­чо бла­жен­но ве­ру­ет в Него?!»


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. Но­ябрь». Тверь, 2003 год, стр. 148–157

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(5 голосов: 5 из 5)