День памяти

Житие

Краткие жития мучеников Фалалея, Александра и Астерия

В цар­ство­ва­ние Ну­ме­ри­а­на (283–284) пра­ви­тель го­ро­да Эгеи разо­слал во­и­нов разыс­ки­вать хри­сти­ан. К нему при­ве­ли Фа­ла­лея, 18-лет­не­го бе­ло­ку­ро­го юно­шу. На рас­спро­сы пра­ви­те­ля свя­той Фа­ла­лей от­ве­чал: "Я хри­сти­а­нин, ро­дом из Ли­ва­на (Си­рия). Отец мой, по име­ни Бе­ру­кий, был во­е­на­чаль­ни­ком, а мать зо­вут Ро­ми­ли­ей. У ме­ня есть брат в сане ипо­ди­а­ко­на. Я же обу­чен вра­чеб­но­му де­лу вра­чом Ма­ка­ри­ем. Во вре­мя го­не­ния на хри­сти­ан в Ли­ване я был при­ве­ден к пра­ви­те­лю Ти­ве­рию, но ед­ва из­бе­жал каз­ни. Те­перь стою пе­ред су­дом, де­лай со мной, что хо­чешь. Же­лаю уме­реть за Хри­ста Спа­си­те­ля и Бо­га мо­е­го, на­де­ясь с Его по­мо­щью пре­тер­петь все му­ки".

Сви­ре­пый пра­ви­тель при­ка­зал двум па­ла­чам Алек­сан­дру и Асте­рию про­свер­лить го­ле­ни му­че­ни­ку, про­деть в от­вер­стие ве­рев­ку и по­ве­сить вниз го­ло­вой. Од­на­ко па­ла­чи по устро­е­нию Бо­жию про­свер­ли­ли об­ру­бок де­ре­ва, ко­то­рый по­ве­си­ли вме­сто му­че­ни­ка. Ко­гда пра­ви­тель уви­дел, что его об­ма­ну­ли, то при­ка­зал же­сто­ко из­би­вать Алек­сандра и Асте­рия, ко­то­рые ис­по­ве­да­ли се­бя хри­сти­а­на­ми и про­сла­ви­ли Бо­га. Пра­ви­тель по­ве­лел немед­лен­но от­сечь им го­ло­вы. Два­жды пы­тал­ся сам вы­пол­нить казнь – про­свер­лить го­ле­ни свя­то­му, но бла­го­дать Бо­жия не до­пус­ка­ла его, и он в бес­си­лии по­ве­лел уто­пить свя­то­го Фа­ла­лея.

Воз­вра­тив­ши­е­ся слу­ги до­ло­жи­ли пра­ви­те­лю о со­вер­шен­ной ими каз­ни, но вне­зап­но, ко­гда они еще не окон­чи­ли речь, явил­ся свя­той Фа­ла­лей в бе­лой одеж­де. Все дол­го пре­бы­ва­ли в оце­пе­не­нии, на­ко­нец пра­ви­тель ска­зал: "Смот­ри­те, этот вол­шеб­ник окол­до­вал да­же мо­ре". То­гда один из при­бли­жен­ных, волхв Урви­ки­ан, по­со­ве­то­вал пра­ви­те­лю бро­сить му­че­ни­ка на съе­де­ние зве­рям, но ни сви­ре­пая мед­ве­ди­ца, ни го­лод­ные лев и льви­ца не тро­ну­ли свя­то­го, но сми­рен­но при­па­ли к его но­гам. Ви­дя про­ис­хо­див­шее, на­род на­чал гром­ко кри­чать: "Ве­лик Бог хри­сти­ан­ский. Бог Фа­ла­лея, по­ми­луй нас!" Тол­па схва­ти­ла Урви­ки­а­на и бро­си­ла его зве­рям, ко­то­рые тут же рас­тер­за­ли волх­ва. На­ко­нец пра­ви­тель при­ка­зал убить ме­чом свя­то­го му­че­ни­ка. Сви­де­те­ля Хри­сто­ва от­ве­ли на ме­сто каз­ни, на­зы­вав­ше­е­ся Егеи, где он по­мо­лил­ся Бо­гу и скло­нил го­ло­ву под меч. Это про­изо­шло в 284 го­ду. Мо­щи свя­то­го му­че­ни­ка Фа­ла­лея на­хо­дят­ся в хра­ме свя­то­го Ага­фо­ни­ка в Кон­стан­ти­но­по­ле и со­вер­ша­ют мно­гие чу­де­са. Свя­той му­че­ник Фа­ла­лей как врач, без­воз­мезд­но ле­чив­ший боль­ных, на­зван Цер­ко­вью бес­среб­ре­ни­ком и при­зы­ва­ет­ся в мо­лит­вах над боль­ны­ми в та­ин­стве Еле­освя­ще­ния и при освя­ще­нии во­ды.

Полные жития мучеников Фалалея, Александра и Астерия

В цар­ство­ва­ние Ну­ме­ри­а­на[1] иге­мон Фе­о­дор воз­двиг го­не­ние на Цер­ковь Бо­жию в го­ро­де Эгее[2] и пре­да­вал раз­лич­но­му ро­ду смер­ти вер­ных ра­бов Хри­сто­вых. В это вре­мя был взят му­чи­те­ля­ми и хри­сти­ан­ский юно­ша по име­ни Фа­ла­лей, пре­крас­ный ли­цом и те­ло­сло­же­ни­ем, с бе­ло­ку­ры­ми во­ло­са­ми, лет во­сем­на­дца­ти от ро­ду, по за­ня­тию врач, без­мезд­но ле­чив­ший вся­кие бо­лез­ни. Юно­ша был по­став­лен пред нече­сти­вым су­ди­ли­щем в хра­ме Адри­а­на[3]. По­смот­рев на него и уди­вив­шись кра­со­те его, иге­мон ска­зал окру­жа­ю­щим:

– Где взя­ли вы се­го пре­крас­но­го юно­шу?

Те же от­ве­ча­ли:

– Идя в го­род Ана­зар[4], мы уви­де­ли его впе­ре­ди нас; он же, за­ме­тив нас, быст­ро скрыл­ся в дуб­ра­ве. Мы на­ча­ли ста­ра­тель­но отыс­ки­вать его и ед­ва на­шли его, си­дя­ще­го под ди­кою мас­ли­ною; за­тем мы взя­ли его и при­ве­ли к те­бе на суд.

Ска­зал иге­мон свя­то­му:

– Ска­жи нам, юно­ша: ка­кой ты ве­ры, из ка­ко­го го­ро­да, кто твои ро­ди­те­ли и как те­бя зо­вут?

От­ве­чал свя­той:

– Я – хри­сти­а­нин, имя мое – Фа­ла­лей, ро­дом из Ли­ва­на[5], отец мой, по име­ни Бе­ру­кий, был во­е­во­дой; мать мою зо­вут Ро­ми­лия; имею еще и бра­та, со­сто­я­ще­го в цер­ков­ном при­чте в сане ипо­ди­а­ко­на; на­учил­ся я вра­чеб­но­му ис­кус­ству от вра­ча Ма­ка­рия. Ко­гда все хри­сти­ане, жив­шие в Ли­ване, бе­жа­ли в го­ры и пу­сты­ни по при­чине го­не­ния от языч­ни­ков, я был взят и при­ве­ден к Эдес­ско­му[6] иге­мо­ну Ти­ве­рию; бу­дучи от него му­чим, я ис­по­ве­дал имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, Бо­га ис­тин­но­го и все­бла­го­го, Со­зда­те­ля всех, и по­мо­щью Гос­по­да мо­е­го был из­бав­лен из рук му­чи­те­лей и бе­жал: ныне же, бу­дучи взят опять, на­хо­жусь в тво­ей вла­сти. Де­лай со мной, что хо­чешь, ибо по­до­ба­ет мне уме­реть за Хри­ста, небес­но­го Бо­га, Спа­си­те­ля мо­е­го.

Ска­зал иге­мон:

– На­де­ешь­ся ли ты, ока­ян­ный, из­бе­жать рук мо­их, как из­бе­жал рук Ти­ве­ри­е­вых?

От­ве­чал свя­той:

– Не хо­чу уже боль­ше бе­жать, ибо ве­рую в Гос­по­да мо­е­го Иису­са Хри­ста и на­де­юсь на Него, что Он не по­пустит мне быть по­срам­лен­ным, но по­мо­жет мне пре­тер­петь му­ки до кон­ца.

Вбли­зи свя­то­го сто­я­ли два па­ла­ча, Алек­сандр и Асте­рий; иге­мон при­ка­зал им, чтобы они, про­вер­тев свер­лом го­ле­ни му­че­ни­ка и про­дев в от­вер­стие ве­рев­ку, по­ве­си­ли бы его. Но у них, по устро­е­нию Бо­жию, от­верз­лись ду­шев­ные очи, и они вме­сто свя­то­го про­свер­ли­ли и по­ве­си­ли де­ре­во. Один же из ве­ру­ю­щих, уче­ник свя­то­го Фа­ла­лея, по име­ни Ти­мо­фей, сто­яв­ший там и ви­дев­ший всё, что про­ис­хо­ди­ло, кив­нул свя­то­му го­ло­вой, ска­зав:

– Ви­дишь ли, что они де­ла­ют?

От­ве­чал ему свя­той:

– Мол­чи, брат; со мною Хри­стос, по­мо­га­ю­щий мне.

Иге­мон же, взгля­нув, уви­дел не му­че­ни­ка, а де­ре­во ви­ся­щее, и ска­зал па­ла­чам:

– Что это вы сде­ла­ли? я ве­лел вам по­ве­сить че­ло­ве­ка, а вы по­ве­си­ли де­ре­во?

И, раз­гне­вав­шись, иге­мон, ду­мая, что они на­сме­ха­ют­ся над ним, по­ве­лел обо­их бить без ми­ло­сер­дия. Они же, под­вер­га­ясь уда­рам, го­во­ри­ли:

– Да бу­дет бла­го­сло­вен­но имя Гос­подне, по­то­му что от­ныне и мы ста­но­вим­ся хри­сти­а­на­ми, ибо ве­ру­ем в Гос­по­да Иису­са Хри­ста и стра­да­ем за Него!

Услы­шав та­кие сло­ва, иге­мон тот­час по­ве­лел усечь их ме­чем, и они, скон­чав­шись стра­даль­че­ски, по­лу­чи­ли вен­цы у Хри­ста Бо­га вме­сте с про­чи­ми свя­ты­ми му­че­ни­ка­ми.

Свя­то­му же Фа­ла­лею иге­мон ска­зал:

– При­не­си жерт­ву бо­гам и бу­дешь жив, и вку­сишь бла­га ми­ра се­го.

От­ве­чал му­че­ник:

– Не убе­дишь ра­ба Хри­сто­ва при­не­сти жерт­ву бе­сам.

Иге­мон же, ис­пол­нив­шись яро­сти, за­хо­тел сам про­свер­лить свя­то­му го­ле­ни, но в ту ми­ну­ту, ко­гда хо­тел встать с сво­е­го ме­ста, по­чув­ство­вал, что си­лы его ослаб­ли, и он не мог под­нять­ся с ме­ста. И все языч­ни­ки, ко­то­рые на­хо­ди­лись в Адри­а­но­вом хра­ме, ви­дя про­ис­шед­шее, гро­мо­глас­но вос­клик­ну­ли, го­во­ря:

– Ве­лик Бог хри­сти­ан­ский, тво­ря­щий та­ко­вые чу­де­са!

Иге­мон же пре­ис­пол­нив­шись сты­да, на­чал про­сить му­че­ни­ка, го­во­ря:

– По­мо­лись обо мне Бо­гу тво­е­му, Фа­ла­лей, чтобы я мог встать со сво­е­го ме­ста, по­то­му что во­ис­ти­ну ве­лик Бог твой.

Ко­гда свя­той по­мо­лил­ся, иге­мон встал, но, ви­дя в этом не бо­же­ствен­ную си­лу, а вол­шеб­ство Фа­ла­лея, силь­но раз­гне­вал­ся на свя­то­го, скре­же­ща зу­ба­ми сво­и­ми. То­гда, схва­тив бу­рав, на­чал сам свер­лить но­ги му­че­ни­ка, но тот­час у него от­сох­ли ру­ки.

Иге­мон сно­ва воз­звал к му­че­ни­ку, го­во­ря:

– Опять про­шу те­бя, Фа­ла­лей, по­мо­лись обо мне, чтобы ис­це­ле­ли ру­ки мои.

Свя­той сво­ей мо­лит­вой дал ис­це­ле­ние его ру­кам. То­гда иге­мон ска­зал окру­жа­ю­щим:

– Возь­ми­те с глаз мо­их это­го волх­ва и уто­пи­те его в глу­бине мор­ской, дабы по­гиб он.

И ска­зал ему свя­той:

– Ты на­чал след­ствие обо мне; по­это­му ты дол­жен его и до­кон­чить.

От­ве­чал иге­мон:

– Уй­ди от ме­ня, волхв, и по­гиб­ни в ином ме­сте; ибо я еще не сде­лал те­бе ни­ка­ко­го зла, а ты уже столь­ко зол при­чи­нил мне сво­им вол­шеб­ством!

Ска­зал свя­той:

– Не ду­май, му­чи­тель, что бы я ис­пу­гал­ся тво­ей угро­зы и от­верг­ся от Бо­га мо­е­го; знай же, что я ни в ка­ком слу­чае не при­не­су жерт­вы тво­им бо­гам; не по­кло­нюсь бе­сам, ко­то­рым ты слу­жишь.

При этих сло­вах взя­ли свя­то­го слу­ги иге­мо­но­вы и, по­са­див его в ла­дью, по­еха­ли с ним на са­мую сре­ди­ну мор­ской пу­чи­ны и там его уто­пи­ли. Бу­дучи же утоп­ля­ем, свя­той со­тво­рил та­кую мо­лит­ву к Бо­гу:

– Гос­по­ди Бо­же мой! не дай мне ныне уме­реть, по­то­му что я хо­чу еще по­стра­дать за Твое свя­тое имя, дабы, со­вер­шив еще боль­ший по­двиг му­че­ни­че­ства, вос­при­и­му от Те­бя нетлен­ный ве­нец в жиз­ни веч­ной.

Воз­вра­тив­ши­е­ся по­сле утоп­ле­ния му­че­ни­ка слу­ги ска­за­ли иге­мо­ну:

– Мы сде­ла­ли то, что ты по­ве­лел нам: мы ки­ну­ли Фа­ла­лея в мо­ре, и он по­гру­зил­ся на на­ших гла­зах.

Но по­ка еще слу­ги го­во­ри­ли это иге­мо­ну, при­шел свя­той Фа­ла­лей, оде­тый в бе­лую одеж­ду. Иге­мон и все, быв­шие с ним, уви­дев свя­то­го, весь­ма изу­ми­лись. И ска­зал иге­мон свя­то­му:

– Вот, твое вол­шеб­ство одо­ле­ло и мо­ре!

От­ве­чал ему свя­той:

– Где ныне си­ла и мо­гу­ще­ство тво­их бо­гов? Где ва­ша гор­дость? Вот Гос­подь мой, Иисус Хри­стос, раз­ру­шил ва­ши за­мыс­лы и не дал мне уме­реть, чтобы я еще по­бе­дил диа­во­ла, от­ца ва­ше­го.

Раз­гне­вал­ся иге­мон и ска­зал на­хо­дя­щим­ся око­ло него:

– Смот­ри­те, как волхв сей и мо­ре окол­до­вал, и нас по­но­сит; ес­ли мы его от­пу­стим так, то он по­гу­бит всех нас сво­им кол­дов­ством.

Был же при иге­моне один волхв, по име­ни Урви­кий; тот дал со­вет иге­мо­ну, го­во­ря:

– По­ве­ли, вла­сти­тель, от­дать его на съе­де­ние зве­рям.

И тот­час иге­мон, при­звав стра­жа, кор­мив­ше­го зве­рей, при­ка­зал ему при­го­то­вить ме­сто для зре­ли­ща, а свя­то­му ска­зал:

– Фа­ла­лей, при­не­сешь ли ты жерт­ву бо­гам или хо­чешь, чтобы те­ло твое ста­ло пи­щею зве­рям?

Огве­чал на это свя­той му­че­ник:

– Неуже­ли ты еще не по­знал си­лы и ве­ли­чия Гос­по­да и Бо­га мо­е­го Иису­са Хри­ста? Я же объ­яв­лю те­бе сло­ва­ми про­ро­че­ски­ми: «Дес­ни­ца Гос­под­ня вы­со­ка, дес­ни­ца Гос­под­ня тво­рит си­лу! Не умру, но бу­ду жить и воз­ве­щать де­ла Гос­под­ни» (Пс.117:16,17).

За­тем по­ве­ли свя­то­го на пло­щадь и от­да­ли на рас­тер­за­ние зве­рям. Но зве­ри не тро­ну­ли свя­то­го. К нему по­до­шла од­на лю­тая мед­ве­ди­ца, лег­ла у ног его и на­ча­ла ли­зать их. Ви­дя это, иге­мон за­скре­же­тал сво­и­ми зу­ба­ми и за­ры­чал, как лев, от яро­сти. За­тем он при­ка­зал вы­пу­стить на него го­лод­но­го льва, а так­же льви­цу, но и те, при­бли­зив­шись, при­па­ли к но­гам му­че­ни­ка и ли­за­ли их. Иге­мон же от яро­сти разо­рвал на се­бе одеж­ды свои, а на­род на­чал гро­мо­глас­но кри­чать, го­во­ря:

– Ве­лик Бог хри­сти­ан­ский! Бог Фа­ла­лея, по­ми­луй нас!

Схва­тив­ши же Урви­кия волх­ва, бро­си­ли его зве­рям, и тот­час тот был рас­тер­зан и съе­ден ими. Иге­мон, встав с сво­е­го ме­ста, при­ка­зал му­че­ни­ка убить ме­чем.

И при­ве­ден был свя­той му­че­ник для усек­но­ве­ния на од­но на­ро­чи­то при­го­тов­лен­ное ме­сто, на­зы­ва­е­мое Едес­са, и по­сле мо­лит­вы при­нял кон­чи­ну, ме­ся­ца мая в два­дца­тый день[7], в честь и сла­ву Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, про­слав­ля­е­мо­го со От­цом и Свя­тым Ду­хом, ныне и все­гда и во ве­ки ве­ков. Аминь.


При­ме­ча­ния

[1] Им­пе­ра­тор рим­ский Ну­ме­ри­ан цар­ство­вал с 283 г. по 284 г.

[2] Эгея, или Эг – при­мор­ский го­род в Ки­ли­кии – ма­ло­азий­ской об­ла­сти. С име­нем Аяс­ка­ла он со­хра­нил­ся и до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни.

[3] Т.е. в хра­ме, по­стро­ен­ном в честь им­пе­ра­то­ра Адри­а­на (цар­ство­вал с 117 г. по 138 г.). Сле­ду­ет за­ме­тить, что древ­ние рим­ляне име­ли обы­чай стро­ить в честь сво­их им­пе­ра­то­ров хра­мы, а так­же ста­вить их ста­туи в хра­мах в на пло­ща­дях.

[4] Го­род Ана­зар на­хо­дил­ся в Ки­ли­кии.

[5] Ли­ван – го­ра в Си­рии; при­над­ле­жит к той гор­ной си­сте­ме, ко­то­рая на­чи­на­ет­ся Си­на­ем, тя­нет­ся к се­ве­ру через Ара­вию, Па­ле­сти­ну и Си­рию па­рал­лель­но во­сточ­но­му бе­ре­гу Сре­ди­зем­но­го мо­ря и при­мы­ка­ет к Тав­ру. Ли­ван об­ра­зу­ет сред­нюю, выс­шую часть этой гор­ной си­сте­мы.

[6] Эдес­са – го­род в Ма­ке­до­нии.

[7] Кон­чи­на свя­того Фа­ла­лея по­сле­до­ва­ла в 284 го­ду.

Богослужения

Случайный тест