Ваш город - Вудбридж?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

5 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

10 октября

17 октября – Собор Казанских святых

Житие

Ди­мит­рий Ми­хай­ло­вич Ши­шо­кин ро­дил­ся в 1880 го­ду. Окон­чив ду­хов­ную се­ми­на­рию и по­лу­чив в 1904 г. свя­щен­ни­че­ский сан, Ди­мит­рий Ши­шо­кин с 1905 г. был на­сто­я­те­лем церк­ви се­ла Ти­хий Плес Ка­зан­ской епар­хии, а с 13 ян­ва­ря 1913 го­да — свя­щен­ни­ком церк­ви при гу­берн­ской тюрь­ме в г. Ка­за­ни. Сам по се­бе, о. Ди­мит­рий был че­ло­ве­ком скром­ным и да­ле­ким от по­ли­ти­ки. Это был ум­ный со­бе­сед­ник и доб­рый пас­тырь, оди­на­ко­во лю­би­мый и в сре­де ра­бо­чих, и в сре­де за­клю­чен­ных, ува­жав­ших в "на­род­ном ба­тюш­ке" доб­ро­ду­шие и при­вет­ли­вость, с ко­то­ры­ми встре­чал о. Ди­мит­рий вся­ко­го нуж­да­ю­ще­го­ся и тер­пя­ще­го скор­би ду­шев­ные.
26 сен­тяб­ря 1918 го­да (через 16 дней по­сле взя­тия крас­ны­ми ча­стя­ми Ка­за­ни) о. Ди­мит­рий Ши­шо­кин был аре­сто­ван в Шта­бе Внеш­ней обо­ро­ны Ка­за­ни и, по­сле из­де­ва­тельств и оскорб­ле­ний, пре­про­вож­ден в ЧК с за­пис­кой, объ­яс­няв­шей при­чи­ну аре­ста. За­пис­кой, впро­чем, столь без­гра­мот­ной (15 толь­ко грам­ма­ти­че­ских оши­бок), что при­во­дим здесь по­лу­ис­прав­лен­ный текст (оста­вив без из­ме­не­ния пунк­ту­а­цию и сти­ли­сти­ку ори­ги­на­ла):
"Про­шу немед­лен­но аре­сто­вать Тю­рем­но­го Бе­ло­гвар­дей­ско­го Аги­та­то­ра Про­тив Боль­ше­ви­ков Что они гра­би­те­ли мер­зав­цы и из­мен­ни­ки Рос­сий­ско­го Про­ле­та­ри­а­та. При­зы­вал что Всех Боль­ше­вист­ских Ко­мис­са­ров нуж­но рас­стре­ли­вать и Аре­сто­вы­вать Все вы­ше­из­ло­жен­ное удо­сто­ве­ряю Ко­мен­дант Шта­ба Внеш­ней обо­ро­ны Ка­за­ни".
Аре­сто­ван о. Ди­мит­рий был по до­но­су 25-лет­не­го ми­ли­ци­о­не­ра Ми­ха­и­ла Ц-на (хо­тя в про­то­ко­ле его до­про­са, в гра­фе "про­фес­сия" сто­ит — "чер­но­ра­бо­чий"). По сви­де­тель­ству мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, он был по­са­жен бе­ло­че­ха­ми в тюрь­му и в од­но из вос­кре­се­ний ре­шил по­се­тить цер­ковь, где его узнал свя­щен­ник Ди­мит­рий Ши­шо­кин. Услы­шав, что при­чи­ной аре­ста Ц-на по­слу­жи­ло то, что он — ком­му­нист, свя­щен­ник яко­бы на­чал "ру­гать" мо­ло­догo че­ло­ве­ка и — по его сло­вам — "пред­ла­гать... как слу­жив­ше­му у Со­вет­ской вла­сти прий­ти к нему (свя­щен­ни­ку. — А. Ж.) по­ис­по­ве­дать­ся, и то­гда он про­стит грех, т. е. служ­бу у боль­ше­ви­ков и при­ча­стит". Ми­ха­ил Ц-н, ко­неч­но, от­ка­зал­ся, то­гда Ши­шо­кин об­ра­тил­ся к аре­сто­ван­ным: "Пра­во­слав­ные хри­сти­ане, кто из вас слу­жил у боль­ше­ви­ков — по­кай­тесь...". "В этот день,— за­кан­чи­ва­ет свои по­ка­за­ния мо­ло­дой че­ло­век,— Ши­шо­кин не слу­жил, а за­ни­мал­ся, аги­та­ци­ей сре­ди аре­сто­ван­ных про­тив Со­вет­ской вла­сти".
Яв­ля­ет­ся ли гре­хом служ­ба без­бож­ной вла­сти или нет — слиш­ком боль­ной во­прос и се­го­дня. Так что по­нят­но, ка­кой кри­ми­нал был най­ден сле­до­ва­те­ля­ми ЧК в фак­те тре­бо­ва­ния по­ка­я­ния за без­бо­жие. А что же сви­де­тель­ство­вал сам свя­щен­ник? При­ве­дем и его по­ка­за­ния:
"Пред аре­стан­та­ми тюрь­мы я вы­сту­пал толь­ко как про­по­вед­ник, за Бо­го­слу­же­ни­ем объ­яс­няя со­дер­жа­ние толь­ко днев­ных оче­ред­ных Еван­ге­лий.. На вы­ступ­ле­ния по­ли­ти­че­ские я не мо­гу ид­ти по сво­е­му вы­со­ко­му са­ну свя­щен­ни­ка.. Вот по­это­му-то ме­ня рав­но ува­жа­ли лю­ди ре­ши­тель­но вся­ких убеж­де­ний .. как че­ло­ве­ка тер­пи­мо­го".
Бо­лее то­го, о. Ди­мит­рий оста­вал­ся в недо­уме­нии, в чем, соб­ствен­но, он мог на­вре­дить со­вет­ской вла­сти, тщет­но пы­та­ясь воз­звать к ло­ги­ке сле­до­ва­те­лей, при­во­дя, ка­за­лось бы, бес­спор­ный ар­гу­мент в поль­зу соб­ствен­ной неви­нов­но­сти:
"Из Ка­за­ни, во вре­мя ухо­да преж­ней адми­ни­стра­ции, я с ме­ста служ­бы не ушел, так как ни­сколь­ко, ни в чем, ни пе­ред кем-ли­бо не ви­но­вен. Ведь толь­ко ви­нов­ный бе­жит и укры­ва­ет­ся... Ни к ка­ким ор­га­ни­за­ци­ям про­тив су­ще­ству­ю­щей вла­сти не при­над­ле­жу и не при­над­ле­жал".
Ка­за­лось бы, че­го лег­че, для поль­зы де­ла, вы­звать еще сви­де­те­лей или "оче­вид­цев аги­та­ции", ес­ли бы та­кие на­шлись (а мо­жет быть, и ис­ка­ли, да бо­лее ни­ко­го не на­шли?). Но, ви­ди­мо, это­го не тре­бо­ва­лось.
И все-та­ки бо­лее все­го по­тря­са­ет в этом де­ле не столь­ко несо­от­вет­ствие тя­же­сти "ви­ны" и вы­не­сен­но­го при­го­во­ра — при­выч­ность на­ша к оби­лию в оте­че­ствен­ной ис­то­рии "без ви­ны ви­но­ва­тых" и по­ни­ма­ние неиз­беж­но­сти го­не­ний на Хри­сти­ан­ство — сколь­ко то, как под­час неожи­дан­но про­яв­ля­ют­ся в лю­дях хри­сти­ан­ские устрем­ле­ния к прав­де и вос­ста­нов­ле­нию по­пран­ной спра­вед­ли­во­сти... Впро­чем, быть мо­жет, объ­яс­ня­лось это тем, что за два го­да ате­изм еще не успел окон­ча­тель­но вы­тра­вить из со­зна­ния и сер­дец лю­дей за­ло­жен­ное в них уро­ка­ми За­ко­на Бо­жия, по­се­ще­ни­ем церк­вей и са­мим на­цио­наль­ным укла­дом до­ре­во­лю­ци­он­ной жиз­ни. По­сла­ние в за­щи­ту аре­сто­ван­но­го свя­щен­ни­ка бы­ло на­прав­ле­но от... адми­ни­стра­ции и ра­бот­ни­ков гу­берн­ской тюрь­мы и Аре­стант­ско­го до­ма. Как сим­во­лич­но это за­яв­ле­ние от лиц, по тя­же­сти обя­зан­но­стей сво­их, не спо­соб­ных, ка­за­лось бы, к по­доб­ным про­яв­ле­ни­ям чувств, бла­го­род­ным по­ры­вам и му­же­ству. За­яв­ле­ние это, от 29 сен­тяб­ря 1918 го­да, ка­за­лось бы, спо­соб­но убе­дить лю­бо­го че­ло­ве­ка в неви­нов­но­сти аре­сто­ван­но­го пас­ты­ря, ведь за­сту­па­лись не кто-ни­будь, а "свои" (для сле­до­ва­те­лей), "со­вет­ские" слу­жа­щие:
"Мы, ни­же­под­пи­сав­ши­е­ся, слу­жа­щие при Ка­зан­ской гу­берн­ской тюрь­ме, за­яв­ля­ем, что свя­щен­ник церк­ви при Ка­зан­ской Гу­берн­ской тюрь­ме — Ди­мит­рий Ши­шо­кин, аре­сто­ван­ный 26-го сен­тяб­ря в 1 час дня в Шта­бе обо­ро­ны г. Ка­за­ни по неосно­ва­тель­но­му до­но­су при­сут­ство­вав­ших быв­ших аре­сто­ван­ных, ни­ко­гда во всю свою ше­сти­лет­нюю служ­бу не вы­сту­пал как контр­ре­во­лю­ци­о­нер и по­ли­ти­ки со­всем не ка­сал­ся. В быт­ность бе­ло­гвар­дей­ских банд в г. Ка­за­ни, озна­чен­ный свя­щен­ник вел се­бя, как по­до­ба­ет ис­тин­но­му пас­ты­рю, ни­ка­ких вы­ступ­ле­ний с его сто­ро­ны не бы­ло и, как ни в чем не по­вин­ный, из г. Ка­за­ни ни­ку­да не убе­гал при вос­ста­нов­ле­нии Со­вет­ской вла­сти".
Это за­яв­ле­ние под­пи­са­ли 17 слу­жа­щих Ка­зан­ской гу­берн­ской тюрь­мы и 19 над­зи­ра­те­лей Ка­зан­ско­го ис­пра­ви­тель­но­го от­де­ле­ния, чьи под­пи­си бы­ли удо­сто­ве­ре­ны пе­ча­тя­ми и под­пи­ся­ми ко­мис­са­ров (!) Гу­берн­ской тюрь­мы и Аре­стант­ско­го до­ма. По­тря­са­ю­щий до­ку­мент!
В за­щи­ту аре­сто­ван­но­го о. Ди­мит­рия вы­сту­пи­ли и при­хо­жане церк­ви Па­рас­ке­вы Пят­ни­цы, рас­по­ла­гав­шей­ся непо­да­ле­ку от до­ма свя­щен­ни­ка (ул. На­гор­ная, д. 10). Про­ше­ние на имя ко­мен­дан­та го­ро­да от "ра­бо­чих Пят­ниц­ко­го при­хо­да" на­пи­са­но язы­ком про­стым и ску­пым, но, вме­сте с тем, столь­ко в этом хо­да­тай­стве люб­ви и при­зна­тель­но­сти о. Ди­мит­рию, столь­ко ува­же­ния и ис­крен­не­го незна­ния за доб­рым пас­ты­рем ни­ка­кой ви­ны, столь­ко да­же на­ив­ной убеж­ден­но­сти в си­ле на­род­но­го за­ступ­ни­че­ства, что, во­ис­ти­ну, про­сто­та сло­ва ис­ку­па­ет­ся сер­деч­но­стью за­клю­чен­но­го в нем:
"Мы— ра­бо­чие Пят­ниц­ко­го при­хо­да, узнав об аре­сте свя­щен­ни­ка Тю­рем­ной церк­ви О. Ши­шо­ки­на, очень опе­ча­ле­ны. Свя­щен­ни­ка это­го мы зна­ем, он на­сто­я­щий на­род­ный свя­щен­ник, в на­шем Пят­ниц­ком при­хо­де он ча­сто слу­жил, со­вер­шал раз­ные тре­бы и хо­дил по Пре­столь­ным празд­ни­кам со св. Кре­стом, кро­ме хо­ро­ше­го, о нем мы ни­че­го не мо­жем за­явить, а по­то­му убе­ди­тель­но про­сим свя­щен­ни­ка о. Ши­шо­ки­на осво­бо­дить. О. Ши­шо­кин во вре­мя за­ня­тия г. Ка­за­ни ни­ку­да не убе­гал, это од­но уже сви­де­тель­ству­ет, что он не име­ет за со­бой ни­ка­кой ви­ны, еще раз про­сим осво­бо­дить свя­щен­ни­ка о. Ди­мит­рия Ши­шо­ки­на".
На­до за­ме­тить, что ка­зан­цы еще дол­го не мог­ли про­стить го­род­ско­му ду­хо­вен­ству, по­ки­нув­ше­му свои при­хо­ды по­доб­ной "из­ме­ны", тем бо­лее по­нят­ны те чув­ства бла­го­дар­но­сти, при­зна­тель­но­сти и люб­ви, что ис­пы­ты­ва­ли ве­ру­ю­щие по от­но­ше­нию к каж­до­му из остав­ших­ся на сво­ем ме­сте пас­ты­рей. Та­ких бы­ло немно­го, и од­ним из них был о. Ди­мит­рий Ши­шо­кин.
Все это — до­ку­мен­ты след­ствен­но­го де­ла, но ведь из­вест­но, что да­ле­ко не все мо­жет со­хра­нить бу­ма­га. Со­хра­ни­лось уст­ное пре­да­ние о по­след­них днях зем­ной жиз­ни о. Ди­мит­рия. По сви­де­тель­ству его внуч­ки, Еле­ны Кон­стан­ти­нов­ны Вар­фо­ло­ме­е­вой, от о. Ди­мит­рия ЧК тре­бо­ва­ла раз­гла­ше­ния тай­ны ис­по­ве­ди. Это и по­нят­но, ко­му как нее свя­щен­ни­ку тюрь­мы (в ко­то­рой кто толь­ко не си­дел!) бы­ло знать умо­на­стро­е­ния за­клю­чен­ных. Свя­щен­ни­ка хо­те­ли ис­поль­зо­вать для вы­яв­ле­ния "ан­ти­ре­во­лю­ци­он­ных на­стро­е­ний". Од­на­ко от та­ко­го со­труд­ни­че­ства, со­гла­ша­тель­ства с без­бож­ной вла­стью о. Ди­мит­рий от­ка­зал­ся. Род­ствен­ни­ки, как рас­ска­зы­ва­ла су­пру­га о. Ди­мит­рия Ан­на Ми­хай­лов­нам, него­до­ва­ли, го­во­ри­ли, что о. Ди­мит­рий из ума вы­жил, ведь ему сто­и­ло ска­зать все­го од­но сло­во со­гла­сия, и он остал­ся бы жив... Но пом­нил о. Ди­мит­рий: "Бла­жен муж, иже не иде на со­вет нече­сти­вых, и на пу­ти греш­ных не ста, и на се­да­ли­ще гу­би­те­лей не се­де...", ве­рил, что "из­гнан­ных прав­ды ра­ди есть Цар­ствие Небес­ное", по­ни­мал на мно­го­лет­нем сво­ем опы­те пас­тыр­ско­го слу­же­ния спра­вед­ли­вость да­ви­до­вой муд­ро­сти: "Не рев­нуй спе­ю­ще­му в пу­ти сво­ем, че­ло­ве­ку тво­ря­ще­му за­ко­но­пре­ступ­ле­ние...п. И жизнь о. Ди­мит­рия — жизнь че­ло­ве­ка, не пре­сту­пив­ше­го Бо­жи­их за­по­ве­дей, имен­но по­то­му и бы­ла так нена­вист­на, так чуж­да пад­ше­му и упо­ен­но­му сво­им па­де­ни­ем ми­ру.
О му­же­ствен­ном про­ти­во­сто­я­нии о. Ди­мит­рия без­за­ко­нию, тор­же­ство­вав­ше­му в те дни, убе­ди­тель­но сви­де­тель­ству­ет един­ствен­ное его пись­мо, до­шед­шее из тю­рем­ных за­стен­ков:
"Ми­лая Анеч­ка! Вы­бор сде­лан, на днях все ре­шит­ся. Их усло­вия невы­пол­ни­мы. Бе­дой обя­зан (…), но, вид­но, так Бо­гу угод­но. Про­шу ни­ку­да не хо­дить, не хло­по­чи и ни­ко­го не про­си обо мне, все бес­по­лез­но, на­вле­чешь лишь до­пол­ни­тель­ные бе­ды на се­бя и де­тей. Все хло­по­ты обо мне бес­по­лез­ны, я это чув­ствую и знаю, ни­кто и ни­что ме­ня уже не спа­сет. Я не мо­гу быть дру­гим. Уте­ша­юсь мыс­лью, что та­ко­ва Во­ля Бо­жия, и вы все уце­ле­е­те по ми­ло­сти Его. Обо мне не справ­ляй­ся, ни­че­го не вы­яс­няй, не ска­жут, и это опас­но. Ко­гда ме­ня вы­ве­зут из Ка­за­ни с при­го­во­ром, по­ищи вдоль сте­ны об­ло­мок хи­ми­че­ско­го ка­ран­да­ша Ди­мит­рий.
По слу­хам, груп­пу за­клю­чен­ных, сре­ди ко­то­рых на­хо­дил­ся и о. Ди­мит­рий, увез­ли ку­да-то по Вол­ге на бар­же. Со­хра­ни­лось сви­де­тель­ство о том, что в Сви­яж­с­ке в 1917—1920 гг. дей­ство­ва­ла ско­то­бой­ня, ку­да в 1918 г. при­во­зи­ли на рас­стрел за­клю­чен­ных из Ка­зан­ской тюрь­мы, при­го­во­рен­ных ЧК к каз­ни. Ско­то­бой­ня бы­ла вы­бра­на не слу­чай­но: это бы­ло ме­сто, удоб­ное для рас­стре­лов — грязь и кровь жи­вот­ных скры­ва­ли лу­жи кро­ви че­ло­ве­че­ской. По­сле рас­стре­лов мо­на­ше­ству­ю­щие окрест­ных мо­на­сты­рей но­ча­ми тай­но хо­ро­ни­ли ду­хо­вен­ство под­ле стен сво­их оби­те­лей. Как знать, быть мо­жет, и о. Ди­мит­рий Ши­шо­кин был сре­ди тех, кто на­шел свой зем­ной при­ют под­ле мо­на­стыр­ской сте­ны. Впро­чем, точ­но из­вест­но толь­ко од­но: 9 ок­тяб­ря 1918 г. (на 14-й день по­сле аре­ста) пред­се­да­тель ЧК по борь­бе с контр­ре­во­лю­ци­ей на че­хо­сло­вац­ком фрон­те Ла­цис утвер­дил пред­став­лен­ное сле­до­ва­те­лем Баб­ке­ви­чем по­ста­нов­ле­ние: "Ди­мит­рия Ши­шо­ки­на, как яро­го контр­ре­во­лю­ци­о­не­ра, аги­ти­ро­вав­ше­го сре­ди аре­сто­ван­ных про­тив со­вет­ской вла­сти, под­верг­нуть выс­шей ме­ре на­ка­за­ния", а 10 ок­тяб­ря при­го­вор был при­ве­ден в ис­пол­не­ние. Вдо­ва же от­ца Ди­мит­рия оста­лась с че­тырь­мя ма­ло­лет­ни­ми детьми...
В 2000 го­ду – по ре­ше­нию юби­лей­но­го Ар­хи­ерей­ско­го Со­бо­ра иерей Ди­мит­рий Ши­шо­кин был при­чис­лен к ли­ку об­ще­рос­сий­ских свя­тых в чис­ле дру­гих но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских.
Па­мять ему со­вер­ша­ет­ся 27 сент./9 ок­тяб­ря в день его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны, 4(17) ок­тяб­ря - в день празд­но­ва­ния Со­бо­ра всех Ка­зан­ских свя­тых, а так­же - в день, ко­гда празд­ну­ет­ся Со­бор но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских.

Ис­точ­ник: http://pstgu.ru/

Случайный тест

(3 голоса: 3.67 из 5)