Дни памяти

18 ноября – Память Отцов Поместного Собора Церкви Русской 1917–1918 гг.

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

5 сентября

Житие

Епи­скоп Еф­рем (в ми­ру Епи­фа­ний Ан­дре­евич Куз­не­цов) был од­ним из тех рев­ност­ных и пре­дан­ных слу­жи­те­лей на­шей Церк­ви, кто од­ним из пер­вых при­нял на се­бя удар тя­же­лых го­не­ний, воз­двиг­ну­тых про­тив Пра­во­сла­вия. Необы­чен и путь его к ар­хи­ерей­ству. Он не про­ис­хо­дил из ду­хов­но­го зва­ния, а ро­дил­ся в 1876 г. в се­мье за­бай­каль­ских ка­за­ков. Жизнь его на­ча­лась со скор­бей и ис­пы­та­ний.
"В ран­нем дет­стве, - вспо­ми­нал он в 1916 го­ду, - Гос­подь по­слал мне си­рот­ство с его обыч­ны­ми в про­сто­на­род­ной сре­де тя­же­лы­ми спут­ни­ка­ми - бед­но­той, ли­ше­ни­я­ми и бо­лез­ня­ми. Но этот крест учил ме­ня сми­ре­нию, тер­пе­нию, по­ни­ма­нию стра­да­ний ближ­не­го и со­стра­да­нию. Под тя­же­стью се­го кре­ста умяг­чи­лось мое серд­це, креп­ла ве­ра в Бо­га и на­деж­да толь­ко на Его неиз­ре­чен­ное ми­ло­сер­дие в пу­тях мо­ей жиз­ни". [Речь при на­ре­че­нии на­чаль­ни­ка За­бай­каль­ской ду­хов­ной мис­сии ар­хи­манд­ри­та Еф­ре­ма во епи­ско­па Се­лен­гин­ско­го, про­из­не­сен­ная в Чи­тин­ской Ар­хи­ерей­ской церк­ви 19 но­яб­ря 1916 г. - За­бай­каль­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти, 1916, N 23, с. 812.]
Отец, уми­рая, за­ве­щал сы­ну учить­ся. Но от­рок, ко­то­рый пас ста­да у сво­их род­ных и воз­де­лы­вал зем­лю, чтобы иметь про­пи­та­ние, мог рас­счи­ты­вать толь­ко на окон­ча­ние сель­ско­го учи­ли­ща. Но Бо­же­ствен­ный Про­мы­сел го­то­вил от­ро­ка Епи­фа­ния к осо­бо­му слу­же­нию. На маль­чи­ка об­ра­тил вни­ма­ние со­стра­да­тель­ный при­ход­ской пас­тырь. Вос­поль­зо­вав­шись про­ез­дом через ста­ни­цу ир­кут­ско­го Вла­ды­ки Ве­ни­а­ми­на (Бла­го­нра­во­ва) [Вы­со­ко­прео­свя­щен­ней­ший Ве­ни­а­мин (в ми­ру Бла­го­нра­вов Ва­си­лий Ан­то­но­вич) (1825–1892) - вы­да­ю­щий­ся мис­си­о­нер, за­кон­чил жизнь ар­хи­епи­ско­пом Ир­кут­ским.], он по­ста­вил Епи­фа­ния пе­ред ним на ко­ле­ни и про­сил при­нять его хо­тя бы на по­лу­ка­зен­ное со­дер­жа­ние в ду­хов­ном учи­ли­ще, по­ру­чив­шись за него, что тот по­свя­тит се­бя слу­же­нию Церк­ви. "Прось­ба свя­ти­те­лем Бо­жи­им ува­жа­ет­ся, и я, си­ро­та - бед­няк ка­за­че­нок, ка­ки­ми на­пол­не­ны ста­ни­цы, ока­зы­ва­юсь в ду­хов­ной шко­ле, что бы­ло то­гда весь­ма ред­ким, чуть не ис­клю­чи­тель­ным яв­ле­ни­ем: ве­ли­ка ко мне ми­лость Бо­жия". [За­бай­каль­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти, N 23, с. 814.]
Несколь­ко де­ся­ти­ле­тий спу­стя ар­хи­манд­рит Еф­рем, с теп­ло­той вспо­ми­нал опыт­но­го на­став­ни­ка, стро­го­го и бла­го­че­сти­во­го про­то­и­е­рея - рек­то­ра Чи­тин­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща "уме­лою ру­кою се­яв­ше­го се­ме­на ве­ры и бла­го­че­стия в серд­цах уча­щих­ся". Хо­ро­шее вли­я­ние ока­за­ли и учи­те­ля, сре­ди ко­то­рых "на­хо­ди­лись свет­лые лич­но­сти, умев­шие близ­ко стать к пи­том­цам и дать по­треб­ное на за­про­сы их жиз­ни. Ду­хов­ная ат­мо­сфе­ра в учи­ли­ще бы­ла та­ко­ва, что... гос­под­ство­вал дух цер­ков­но­сти. Здесь впер­вые я по­знал и по­лю­бил цер­ков­ную устав­ность, бла­го­ле­пие и ве­ли­чие цер­ков­ных бо­го­слу­же­ний, кра­со­ту пе­ния цер­ков­но­го, здесь при­вык со­зна­тель­но пе­ре­жи­вать вы­со­кую ра­дость празд­нич­ных на­стро­е­ний". [Там же, с. 814]
Окан­чи­вая учи­ли­ще Епи­фа­ний пред­вку­шал сла­дость слу­же­ния пса­лом­щи­ком в сель­ском хра­ме. Он знал свое по­ло­же­ние и пре­дел сво­их воз­мож­но­стей и не по­мыш­лял о боль­шем. Но вновь от­кры­лась во­ля Бо­жия о нем. "Гос­подь вло­жил в серд­це од­но­го мо­е­го учи­те­ля мысль по­слать, в ви­де по­пыт­ки, те­ле­грам­му то­му же Вы­со­ко­прео­свя­щен­ней­ше­му Ве­ни­а­ми­ну с прось­бой о при­ня­тии на ка­зен­ное со­дер­жа­ние в ду­хов­ную се­ми­на­рию, устра­няя то, что ка­за­лось мне непре­одо­ли­мым пре­пят­стви­ем про­дол­жать об­ра­зо­ва­ние, а через серд­це Сво­е­го свя­ти­те­ля воз­ла­гал бла­гая о но­вом пу­ти мо­ей жиз­ни..." [Там же]
Окон­чив в 1898 г. Ир­кут­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию, Епи­фа­ний Куз­не­цов при­нял ру­ко­по­ло­же­ние. В сане свя­щен­ни­ка он про­хо­дил слу­же­ние в род­ной ста­ни­це. "Это вре­мя по­ста­ви­ло на пу­ти мо­ем - рас­ска­зы­вал он в ре­чи при на­ре­че­нии во епи­ско­па, - ряд тер­ний и тя­же­лых ис­пы­та­ний, в ко­то­рых го­рел и за­ка­лял­ся дух мой, в ко­то­рых учил­ся сми­ре­нию и по­ка­я­нию, тер­пе­нию и бла­го­ра­зу­мию, по­ло­жи­тель­но­сти мыс­ли, сло­ва и де­ла". На вто­ром го­ду пас­тыр­ства его по­се­ти­ло тя­же­лое го­ре - смерть же­ны. Мо­ло­дой свя­щен­ник силь­но скор­бел, боль­шим уте­ше­ни­ем бы­ло для него уча­стие в его жиз­ни ар­хи­епи­ско­па Вла­ди­во­сток­ско­го Ев­се­вия [Ев­се­вий (Ни­коль­ский Ев­ге­ний) (1861–1922) за­кон­чил жизнь мит­ро­по­ли­том Кру­тиц­ким.] , ко­то­рый знал Епи­фа­ния Куз­не­цо­ва, бу­дучи рек­то­ром Ир­кут­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии. Отец Епи­фа­ний це­нил его и на­зы­вал поз­же сво­им ду­хов­ным от­цом. Глу­бо­ко со­стра­дая го­рю мо­ло­до­го пас­ты­ря, ар­хи­епи­скоп Ев­се­вий на­пра­вил ему несколь­ко по­сла­ний, ис­пол­нен­ных оте­че­ской люб­ви. Вла­ды­ка убе­дил его про­дол­жать уче­бу в выс­шей ду­хов­ной шко­ле. В 1903 г. отец Епи­фа­ний окон­чил Ка­зан­скую Ду­хов­ную ака­де­мию. Ему бы­ло при­сво­е­но зва­ние кан­ди­да­та бо­го­сло­вия. Он с осо­бой бла­го­дар­но­стью вспо­ми­нал рек­то­ра Ака­де­мии - бу­ду­ще­го мит­ро­по­ли­та Ан­то­ния (Хра­по­виц­ко­го, 1963–1936), ко­то­ро­го на­зы­вал вы­да­ю­щим­ся по уму и чи­сто­те жиз­ни свя­ти­те­лем на­ше­го вре­ме­ни". [За­бай­каль­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти, 1916, N 23, с.815.]
В это вре­мя отец Епи­фа­ний про­яв­ля­ет боль­шой ин­те­рес к мис­си­о­нер­ству. Ду­хов­ная ака­де­мия "вло­жи­ла в серд­це мое лю­бовь к бла­го­вест­ни­че­ско­му слу­же­нию и да­ла по­треб­ные для се­го зна­ния, с ко­то­ры­ми я явил­ся сю­да, в род­ной За­бай­каль­ский край и стал под опыт­ную ру­ку ар­хи­пас­ты­ря-мис­си­о­не­ра Прео­свя­щен­ней­ше­го вла­ды­ки Ме­фо­дия". [Там же, с. 816] От­цом Епи­фа­ни­ем в эти го­ды бы­ла на­пи­са­на ис­то­рия мис­си­о­нер­ства в За­бай­ка­лье: "Де­я­тель­ность За­бай­каль­ской ду­хов­ной мис­сии за со­ро­ка­ле­тие ее су­ще­ство­ва­ние (с 1860 по 1899 гг.), М., 1902. Текст этот был пер­во­на­чаль­но опуб­ли­ко­ван в "Пра­во­слав­ном бла­го­вест­ни­ке" (1901, N 21-24).
В 1904 г. отец Епи­фа­ний Куз­не­цов на­чи­на­ет мис­си­о­нер­скую де­я­тель­ность в со­ста­ве За­бай­каль­ской Мис­сии. На­сколь­ко вдум­чи­во и глу­бо­ко от­но­сил­ся он к про­све­ще­нию за­бай­каль­ских языч­ни­ков. Мож­но су­дить по его ана­ли­ти­че­ско­му очер­ку "Ха­рак­те­ри­сти­ка бу­рят с точ­ки зре­ния спо­соб­но­сти их к при­ня­тию Хри­сти­ан­ства и об­ще­ев­ро­пей­ской куль­ту­ры" (За­бай­каль­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти, 1904, N 22-24; отд. изд.: Чи­та, 1905). Ав­тор сна­ча­ла го­во­рит о се­рьез­ных пре­пят­стви­ях, сто­я­щих пе­ред бла­го­вест­ни­ком в де­ле об­ра­ще­ния бу­рят. По сво­е­му ум­ствен­но-ми­ро­воз­зрен­че­ско­му скла­ду бу­ря­ты (пре­об­ла­дав­шая язы­че­ская на­род­ность За­бай­ка­лья) ин­те­ре­су­ют­ся толь­ко тем, что свя­за­но с их жиз­нен­ны­ми ин­те­ре­са­ми. Бу­ря­ты зна­ют - пи­сал отец Еф­рем, - что ре­ли­гий мно­го и все они, по пред­став­ле­ни­ям бу­рят, да­ны Бо­гом. Са­мое луч­шее, го­во­рят они, дер­жать­ся той, ка­кая бы­ла у пред­ков. Та­кое со­зна­ние бы­ло глав­ным пре­пят­стви­ем к при­ня­тию ими свя­то­го кре­ще­ния.
Вме­сте с тем ав­тор очер­ка от­ме­ча­ет про­стой, до­вер­чи­вый нрав бу­ря­та, бес­хит­рост­ность, го­тов­ность по­мочь дру­го­му че­ло­ве­ку. "Рас­смот­рев­ши пси­хо­ло­гию бу­рят, мы с удо­воль­стви­ем де­ла­ем за­клю­че­ние, в выс­шей сте­пе­ни от­рад­ное и для пра­во­слав­но­го мис­си­о­не­ра и для об­ще­че­ло­ве­че­ско­го куль­тур­тре­ге­ра. Сде­лан­ный на­ми пси­хо­ло­ги­че­ский ана­лиз го­во­рит, что бу­ря­ты пред­став­ля­ют из се­бя, по еван­гель­ско­му вы­ра­же­нию по­ле, бо­га­тое по сво­е­му со­дер­жа­нию, спо­соб­ное вос­при­нять и воз­рас­тить се­мя Сло­ва Бо­жия и выс­шей куль­ту­ры: они го­то­вы к быст­ро­му ду­хов­но­му воз­рож­де­нию".[Куз­не­цов Е., свящ. Ха­рак­те­ри­сти­ка бу­рят с точ­ки зре­ния спо­соб­но­сти их к при­ня­тию хри­сти­ан­ства и об­ще­ев­ро­пей­ской куль­ту­ры, Чи­та, 1905.]
В дру­гой ста­тье на­пи­сан­ной зна­чи­тель­но поз­же, он го­во­рил о се­рьез­ных изъ­я­нах в зе­мель­ном за­ко­но­да­тель­стве, да­вав­шем яв­ные пре­иму­ще­ства бу­ря­ту-языч­ни­ку над бу­ря­том, об­ра­тив­шем­ся в Пра­во­сла­вие. [Еф­рем (Куз­не­цов), ар­хим. Зе­мель­ная оби­да кре­ще­ных ино­род­цев За­бай­ка­лья, М., 1914.]
При­няв мо­на­ше­ский по­стриг с име­нем Еф­рем, он воз­во­дит­ся в сан игу­ме­на, а за­тем в 1909 г. - ар­хи­манд­ри­та.
На­зна­чен­ный на­чаль­ни­ком За­бай­каль­ской Ду­хов­ной Мис­сии, он успеш­но тру­дит­ся по об­ра­ще­нию языч­ни­ков. Осо­бен­но успеш­ной бы­ла про­по­ведь сре­ди мест­ных ко­рей­цев. Из кре­щен­ных ко­рей­цев об­ра­зо­вал­ся в Чи­те от­дель­ный при­ход. При Мис­си­о­нер­ской церк­ви был осо­бый при­чет , со­сто­яв­ший из ко­рей­ца-свя­щен­ни­ка и ко­рей­ца-пса­лом­щи­ка, на ко­то­рых бы­ли воз­ло­же­ны обя­зан­но­сти быть ду­хов­ны­ми ру­ко­во­ди­те­ля­ми пра­во­слав­ных ко­рей­цев. Для них же бы­ла от­кры­та огла­си­тель­ная шко­ла. Из­да­вал­ся на ко­рей­ском язы­ке жур­нал "Пра­во­сла­вие", имев­ший цель про­све­ще­ние и об­ра­ще­ние в ло­но Пра­во­слав­ной Церк­ви ко­рей­цев не толь­ко За­бай­ка­лья, но и жи­ву­щих на всем про­стран­стве Даль­не­го Во­сто­ка.
На­сколь­ко се­рьез­но ко­рей­ца­ми бы­ло вос­при­ня­то Пра­во­сла­вие кос­вен­но мож­но су­дить по то­му фак­ту, о ко­то­ром со­об­ща­лось в За­бай­каль­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях (1914, N 20): 30 при­хо­жан-ко­рей­цев Чи­тин­ской Мис­си­о­нер­ской церк­ви об­ра­ти­лись к ар­хи­манд­ри­ту Еф­ре­му с вы­ра­же­ни­ем же­ла­ния пой­ти на вой­ну доб­ро­воль­ца­ми. Отец Еф­рем их бла­го­сло­вил и по­со­ве­то­вал об­ра­тить­ся к во­ен­но­му гу­бер­на­то­ру. От­слу­жив мо­ле­бен, ар­хи­манд­рит Еф­рем про­из­нес сло­во, в ко­то­ром ска­зал: ко­рей­цы, при­няв Пра­во­сла­вие, идут те­перь в ря­ды рус­ских за­щит­ни­ков Рос­сии этим до­ка­зы­ва­ют, что они воз­лю­би­ли ее, вто­рую ро­ди­ну, за ко­то­рую го­то­вы по­ло­жить жизнь.
На поч­ве пра­во­слав­но­го мис­си­о­нер­ства про­изо­шло зна­ком­ство и сбли­же­ние ар­хи­манд­ри­та Еф­ре­ма с про­то­и­е­ре­ем Иоан­ном Вос­тор­го­вым (свя­щен­но­му­че­ник - про­слав­лен на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском со­бо­ре 2000 г.), ко­то­рый при­ез­жал в За­бай­ка­лье в долж­но­сти си­но­даль­но­го мис­си­о­не­ра. В За­бай­каль­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях (1913, N 16) со­об­ща­ет­ся о при­ез­де в Чи­ту прот. И. И. Вос­тор­го­ва. По­сле за­се­да­ния, ко­то­рое про­шло под пред­се­да­тель­ством Прео­свя­щен­но­го Иоан­на, епи­ско­па За­бай­каль­ско­го и Нер­чин­ско­го, "о. прот. Вос­тор­гов с ар­хи­манд­ри­том Еф­ре­мом вы­еха­ли из Чи­ты на Даль­ний Во­сток". [За­бай­каль­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти, 1913, N 16, с.302.]
Ар­хи­манд­рит Еф­рем не толь­ко ру­ко­во­дил всем мис­си­о­нер­ским де­лом в об­шир­ной епар­хии (к на­ча­лу ХХ в. ее пло­щадь бы­ла 539061 кв. верст, т.е. боль­ше Гер­ма­нии в то­гдаш­них ее гра­ни­цах), но по­мо­гал пра­вя­ще­му ар­хи­ерею в епар­хи­аль­ных де­лах.
В 1913 г. с 20 но­ме­ра он ста­но­вит­ся ре­дак­то­ром неофи­ци­аль­но­го от­де­ла За­бай­каль­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стей. Вы­сту­пал он и как ав­тор: "Тор­же­ство Пра­во­сла­вия в Чи­те", (1913 N 3-4), "Пир ве­ры на св. Ир­ге­ни" (1913, N 14-15) и др.
20 но­яб­ря 1916 г. ар­хи­манд­рит Еф­рем был ру­ко­по­ло­жен в епи­ско­па Се­лен­гин­ско­го, ви­ка­рия За­бай­каль­ской епар­хии, Хи­ро­то­нию воз­глав­лял ар­хи­епи­скоп Вла­ди­во­сток­ский Ев­се­вий (Ни­коль­ский). При на­ре­че­нии во епи­ско­па ар­хи­манд­рит Еф­рем го­во­рил о от­вет­ствен­но­сти свя­ти­тель­ско­го слу­же­ния: "Я со­знаю ве­ли­кую вы­со­ту пред­сто­я­ще­го мне зва­ния и слу­же­ния в Церк­ви Бо­жи­ей и знаю, что для се­го необ­хо­ди­ма чи­сто­та ве­ры, вы­со­та бла­го­че­стия, си­ла зна­ния, несо­кру­ши­мая рев­ность; знаю то, что слу­же­ние сие утвер­жда­ет­ся не на внеш­нем гос­под­стве над на­сле­ди­ем Бо­жи­им, пре­воз­но­ше­нии и пре­об­ла­да­нии, а на внут­рен­ней си­ле ду­ха, со­зи­да­е­мо­го ве­рою и лю­бо­вью, укреп­ля­е­мою сми­рен­но­муд­рен­ным вос­при­я­ти­ем ига Хри­сто­ва. Со­знаю и свя­зан­ную с вы­со­тою слу­же­ния ве­ли­кую от­вет­ствен­ность, осо­бен­но в на­ше вре­мя, ко­гда тре­бу­ют­ся осо­бые си­лы и для устро­е­ния внут­рен­ней цер­ков­ной жиз­ни сре­ди вер­ных и для рас­про­стра­не­ния Цар­ства Бо­жия сре­ди неве­ру­ю­щих". [Там же, 1916, N 23, с. 816-17.]
Ар­хи­ерей­ское слу­же­ние епи­ско­па Еф­ре­ма про­дол­жа­лось ме­нее двух лет. Это бы­ли го­ды на­чав­ше­го­ся тя­же­лей­ше­го ис­пы­та­ния и для Церк­ви и для каж­до­го ее слу­жи­те­ля. Прео­свя­щен­ный Еф­рем с вы­со­ким хри­сти­ан­ским до­сто­ин­ством вы­дер­жал эти ис­пы­та­ния. Его пре­дан­ность Пра­во­сла­вию и рев­ность в за­щи­те ин­те­ре­сов Церк­ви бы­ла из­вест­на не толь­ко ве­ру­ю­щим, но и пред­ста­ви­те­лям но­вой ре­во­лю­ци­он­ной вла­сти. В "За­бай­каль­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях" за 1917 г. в N 17 (1-15 сен­тяб­ря) со­об­ща­ет­ся о прось­бе епи­ско­па Еф­ре­ма к вла­стям раз­ре­шить ему при­быть в Чи­ту. Хо­тя Вла­ды­ка Еф­рем да­вал под­пис­ку о при­зна­нии Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства и ло­яль­но­сти, пред­ста­ви­тель служ­бы об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти за­пре­ща­ет ему въезд в Чи­ту и хо­да­тай­ству­ет пе­ред кра­е­вым ко­мис­са­ри­а­том о пред­пи­са­нии по­ки­нуть За­бай­ка­лье.
Епи­скоп Еф­рем участ­во­вал в ра­бо­те Свя­щен­но­го По­мест­но­го Со­бо­ра (1917-18 гг.) в ста­ту­се За­ме­сти­те­ля Чле­на Со­бо­ра. Он был за­ме­сти­те­лем Ме­ли­те, епи­ско­па За­бай­каль­ско­го и Нер­чин­ско­го. [Де­я­ния Свя­щен­но­го Со­бо­ра Пра­во­слав­ной Рос­сий­ской Церк­ви 1917-1918 гг., М., 1994, т.1, с. 95.]
Его под­пись сто­ит под Де­я­ни­ем 5 (18) ап­ре­ля 1918 г. о про­слав­ле­нии свя­ти­те­ля Со­фро­ния (Кри­сталлев­ско­го), епи­ско­па Ир­кут­ско­го. Прео­свя­щен­ный Еф­рем еще до про­слав­ле­ния Свя­ти­те­ля чтил его как свя­то­го. В 1913 г. он со­об­щил в За­бай­каль­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях о чу­дес­ном ис­це­ле­нии от скар­ла­ти­ны жи­тель­ни­цы Чи­ты Зи­на­и­ды Пет­ров­ны Ми­гу­но­вой по мо­лит­вам свя­ти­те­ля Со­фро­ния ( 1913, N 12).
В кон­це ян­ва­ря или в на­ча­ле фев­ра­ля 1918 г. он при­слал на имя епи­ско­па За­бай­каль­ско­го Ме­ле­тия из Моск­вы те­ле­грам­му, пре­да­ю­щую его ду­хов­ное на­стро­е­ние в усло­ви­ях на­чав­ших­ся го­не­ний на Цер­ковь: "Со­бор от­крыл­ся два­дца­то­го. Пат­ри­арх объ­явил Цер­ковь го­ни­мой, пре­дал ана­фе­ме го­ни­те­лей, [В По­сла­нии 19 ян­ва­ря (2 фев­ра­ля) 1918 г. "воз­люб­лен­ным о Гос­по­де ар­хи­пас­ты­рям, пас­ты­рям и всем вер­ным ча­дам Пра­во­слав­ной Церк­ви Рос­сий­ской Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон пи­сал: "Тя­же­лое вре­мя пе­ре­жи­ва­ет ныне Свя­тая Пра­во­слав­ная Цер­ковь Хри­сто­ва в Рус­ской зем­ле: го­не­ние воз­двиг­ли и на ис­ти­ну Хри­сто­ву яв­ные и тай­ные вра­ги сей ис­ти­ны... Вла­стью, дан­ною нам от Бо­га, за­пре­щаю вам при­сту­пать к Та­и­нам Хри­сто­вым, ана­фе­мат­ству­ем вам, ес­ли толь­ко вы но­си­те еще име­на хри­сти­ан­ские и хо­тя по рож­де­нию сво­е­му при­над­ле­жи­те к Церк­ви Пра­во­слав­ной" (По­сла­ния Свя­ти­те­ля Ти­хо­на, Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си, М. , 1990, с. 13.)] при­звал вер­ных за­щи­те и му­че­ни­че­ству. 28 ян­ва­ря бы­ло все­на­род­ное мо­ле­ние: Крас­ная, Вос­кре­сен­ская пло­ща­ди, при­ле­га­ю­щие ули­цы пе­ре­пол­не­ны мо­ля­щи­ми­ся как пас­халь­ную утре­ню. На­стро­е­ние вос­тор­жен­ное". [За­бай­каль­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти, 1918, N 1-2-3, с. 67.]
Об­ра­ща­ют на се­бя вни­ма­ние сло­ва те­ле­грам­мы: "Пат­ри­арх... при­звал ве­ру­ю­щих... к му­че­ни­че­ству". Так был по­нят текст пат­ри­ар­ше­го По­сла­ния. "А ес­ли нуж­но бу­дет и по­стра­дать за де­ло Хри­сто­во, зо­вем вас, воз­люб­лен­ные ча­да Церк­ви, зо­вем Вас на эти стра­да­ния вме­сте с со­бою". [Ак­ты Свя­тей­ше­го Ти­хо­на..., с. 236.]
Прео­свя­щен­ный Еф­рем был од­ним из тех свя­щен­но­слу­жи­те­лей на­шей Церк­ви, кто через несколь­ко ме­ся­цев од­ним из пер­вых при­нял свя­тое му­че­ни­че­ство.
По­сле за­кры­тия Свя­щен­но­го Со­бо­ра (ап­рель 1918 г.) Вла­ды­ка Еф­рем оста­вал­ся в Москве. 2 июня 1918 г. он был аре­сто­ван ВЧК на квар­ти­ре про­то­и­е­рея Иоан­на Вос­тор­го­ва. В за­клю­че­нии про­явил се­бя как стой­кий, му­же­ствен­ный ис­по­вед­ник.
23 ав­гу­ста (5 сен­тяб­ря) 1918 г. в день па­мя­ти свя­щен­но­му­че­ни­ка Ири­нея Ли­он­ско­го рев­ност­но­го про­по­вед­ни­ка Хри­сто­вой ве­ры и непри­ми­ри­мо­го бор­ца с ере­сью Вла­ды­ка Еф­рем был рас­стре­лян на Ходын­ском по­ле. Смерть за Хри­ста он при­нял спо­кой­но. Пе­ред рас­стре­лом бла­го­сло­вил со­уз­ни­ков, вме­сте с ним при­ве­ден­ных на казнь.
В Об­ви­ни­тель­ном за­клю­че­нии по де­лу граж­да­ни­на Бел­ла­ви­на Ва­си­лия Ива­но­ви­ча (Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на)... М., 1923, при­во­дит­ся от­ры­вок част­но­го пись­ма Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха к мит­ро­по­ли­ту Ан­то­нию (Хра­по­виц­ко­му), в ко­то­ром он упо­ми­на­ет о рас­стре­ле епи­ско­па Еф­ре­ма вме­сте с дру­ги­ми пред­ста­ви­те­ля­ми Церк­ви: "Мо­жет быть, их участь луч­ше, чем нас остав­ших­ся". [Ак­ты Свя­тей­ше­го Ти­хо­на ..., с. 236.]
Вы­со­ким по­дви­гом за­вер­ши­лась жизнь Свя­ти­те­ля, явив­ше­го чи­сто­ту ве­ры, вы­со­ту бла­го­че­стия и несо­кру­ши­мую рев­ность.


Со­ста­вил свя­щен­ник Афа­на­сий Гу­ме­ров

http://www.pravoslavie.ru

Случайный тест