День памяти

Житие

На по­бе­ре­жье Ат­ти­ки, чуть к се­ве­ру от пор­та Ра­фи­на, сто­ит де­рев­ня Неа Мак­ри. За ней воз­вы­ша­ет­ся го­ра Амо­мон, у под­но­жия ко­то­рой рас­по­ло­жен мо­на­стырь Бла­го­ве­ще­ния, боль­ше из­вест­ный пра­во­слав­ным гре­кам про­сто как “мо­на­стырь свя­то­го Еф­ре­ма”. До недав­не­го вре­ме­ни о свя­том Еф­ре­ме ни­че­го не зна­ли не толь­ко на За­па­де, но и на Во­сто­ке, и лишь в по­след­ние трид­цать лет пре­по­доб­но­му­че­ник Еф­рем Неа-Мак­рин­ский стал для гре­ков од­ним из са­мых лю­би­мых свя­тых, по­кло­нить­ся ко­то­ро­му съез­жа­ют­ся лю­ди со всей стра­ны.

В 1950 го­ду гре­че­ская мо­на­хи­ня сест­ра Макария, чув­ствуя, что Гос­подь хо­чет, чтобы она за­ня­лась вос­ста­нов­ле­ни­ем мо­на­сты­ря Бла­го­ве­ще­ния, раз­ру­шен­но­го пи­ра­та­ми в XV сто­ле­тии, ис­про­си­ла раз­ре­ше­ния епи­ско­па и при­ня­лась за ра­бо­ту. Чув­ство­ва­ла, что это ме­сто – свя­тое. Она тру­ди­лась здесь еже­днев­но, рас­чи­щая за­ва­лы, и в мо­лит­вах про­си­ла Бо­га, чтобы Он от­крыл ей, кем бы­ли и как жи­ли здесь ино­ки про­шлых вре­мен.

Как-то утром сест­ра Макария ра­бо­та­ла на мо­на­стыр­ском дво­ре, и вдруг в го­ло­ву ей при­шла на­стой­чи­вая мысль: “Ко­пай зем­лю на этом ме­сте и най­дешь то, что ищешь”. Про­шло еще немно­го вре­ме­ни, и сно­ва та же мысль по­се­ти­ла ее. Она об­ра­ти­лась к мо­ло­до­му ра­бот­ни­ку, при­шед­ше­му в мо­на­стырь кое-что по­чи­нить, но ей по­че­му-то неудоб­ным по­ка­за­лось объ­яс­нять ему ис­тин­ную цель по­ис­ков, и она по­про­си­ла его ко­пать на том ме­сте яко­бы с на­ме­ре­ни­ем отыс­кать древ­ний мо­на­стыр­ский ко­ло­дец. Он от­ка­зал­ся, воз­ра­зив, что во­ду мож­но ско­рее най­ти не здесь, а в дру­гих ме­стах, и в те­че­ние несколь­ких ча­сов без­ре­зуль­тат­но ко­пал в раз­ных ме­стах, там, где счи­тал нуж­ным. В кон­це дня он вер­нул­ся ту­да, где про­си­ла ко­пать сест­ра Макария.

Очень ско­ро они от­ко­па­ли очаг, три ма­лень­ких окон­ца и по­лу­раз­ру­шен­ную сте­ну, – при­зна­ки то­го, что здесь ко­гда-то бы­ла мо­на­ше­ская ке­лья. Рас­чи­щая кам­ни, ра­бот­ник дей­ство­вал так энер­гич­но, что ей при­хо­ди­лось про­сить его не спе­шить. Он не слу­шал­ся, по­ка она не ска­за­ла: “Воз­мож­но, здесь кто-то по­хо­ро­нен, и ты рис­ку­ешь уда­рить ло­па­той по его остан­кам. Умо­ляю те­бя быть осто­рож­нее”. Он взгля­нул на нее с удив­ле­ни­ем и ска­зал: “Ты прав­да счи­та­ешь, что мы най­дем здесь чьи-то остан­ки?” Сест­ра Макария вспо­ми­на­ет:

Я бы­ла по­чти уве­ре­на, я по­чти ви­де­ла это­го ино­ка сво­им внут­рен­ним взо­ром. Мы про­дол­жа­ли бла­го­сло­вен­ный труд, и вот на глу­бине ста се­ми­де­ся­ти сан­ти­мет­ров уви­де­ли гла­ву это­го че­ло­ве­ка Бо­жия. Ко­гда ее пол­но­стью от­ко­па­ли, нас окру­жи­ло тон­чай­шее бла­го­уха­ние. Ра­бот­ник был бле­ден, он да­же не мог го­во­рить. Я ­по­про­си­ла его оста­вить ме­ня од­ну, и он уда­лил­ся. Я при­ло­жи­лась к мо­щам свя­то­го с ве­ли­ким по­чте­ни­ем и всем су­ще­ством по­чув­ство­ва­ла, что ему при­шлось пре­тер­петь стра­да­ния. Ме­ня на­пол­ня­ла свя­тая ра­дость, буд­то я об­ре­ла небес­ное со­кро­ви­ще.

Я по­че­му-то за­ра­нее зна­ла, что он мо­нах. Осто­рож­но счи­стив пе­сок, уви­де­ла хо­ро­шо со­хра­нив­шу­ю­ся кай­му его ря­сы. Чи­стая ткань бы­ла ис­кус­но под­ши­та по-ста­рин­но­му, нит­ка­ми боль­ше мил­ли­мет­ра тол­щи­ной. Зем­ля во­круг его рук и ног бы­ла твер­дой, и на ней со­хра­ни­лись от­пе­чат­ки... Я по­пы­та­лась счи­стить зем­лю с его паль­цев, но они ока­за­лись столь хруп­ки­ми, что на­ча­ли кро­шить­ся. По­шел дождь, мо­гил­ка быст­ро на­мок­ла, и я ре­ши­ла оста­вить мо­щи ле­жать под до­ждем. Дождь стру­ил­ся мяг­ки­ми се­реб­ря­ны­ми ка­пель­ка­ми, очи­щая мо­ги­лу и те­ло свя­то­го.

Ве­че­ром, чи­тая все­нощ­ную служ­бу, со­вер­шен­но од­на в этом свя­том ме­сте, я вдруг услы­ша­ла звук ша­гов. Кто-то шел со дво­ра, где бы­ла мо­гил­ка, к хра­му. Я уже зна­ла, что это он, тот неве­до­мый свя­той. Его ша­ги эхом от­да­ва­лись у ме­ня в ушах, я бы­ла страш­но на­пу­га­на. Кровь бро­си­лась мне в го­ло­ву, я за­сты­ла, да­же не в со­сто­я­нии обер­нуть­ся. Вне­зап­но сза­ди раз­дал­ся спо­кой­ный го­лос: “Сколь­ко же ты со­би­ра­ешь­ся дер­жать ме­ня там, сна­ру­жи?” Я обер­ну­лась и уви­де­ла его. Вы­со­кий, тем­но­во­ло­сый, гла­за круг­лые, с тя­же­лы­ми ве­ка­ми. Чер­ная кур­ча­вая бо­ро­да пол­но­стью за­кры­ва­ла шею. В ле­вой ру­ке он дер­жал ка­кой-то све­тиль­ник, пра­вой бла­го­слов­лял ме­ня.

При этих его сло­вах мой страх мгно­вен­но ис­чез, сме­нив­шись необык­но­вен­ной ра­до­стью, буд­то я встре­ти­лась с дав­ним хо­ро­шим зна­ко­мым. Я ска­за­ла: “Про­сти ме­ня, зав­тра на рас­све­те я по­за­бо­чусь о тво­их свя­тых мо­щах”. Он рас­тво­рил­ся в воз­ду­хе, а я про­дол­жи­ла чте­ние ве­чер­ней служ­бы....

Утром я с бла­го­го­ве­ни­ем счи­сти­ла с мо­щей зем­лю, об­мы­ла их и, по­ло­жив их в хра­ме, за­жгла ря­дом нега­си­мую лам­па­ду. В ту ночь мне при­сни­лось, что этот инок ­при­шел опять. Он сто­ял воз­ле хра­ма, дер­жа в ру­ках ­боль­шую, ис­кус­но сде­лан­ную се­реб­ря­ную ико­ну. Ря­дом с ико­ной был под­свеч­ник, и я за­жгла вос­ко­вую све­чу. ­По­том он про­из­нес: “Боль­шое те­бе спа­си­бо. Я – Еф­рем”.

В те­че­ние сле­ду­ю­щих несколь­ких лет св. Еф­рем от­крыл ис­то­рию сво­е­го му­че­ни­че­ства Макарии и дру­гим лю­дям, яв­ля­ясь им в ви­де­ни­ях и снах.

Он ро­дил­ся 14 сен­тяб­ря 1384 го­да, в ран­нем дет­стве по­те­рял от­ца. Мать его бы­ла бла­го­че­сти­вой жен­щи­ной. Она од­на вы­рас­ти­ла Еф­ре­ма и его ше­сте­рых бра­тьев и се­стер. В воз­расте че­тыр­на­дца­ти лет свя­той Еф­рем ушел в мо­на­стырь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и два­дцать семь лет про­жил там в мо­лит­ве и воз­дер­жа­нии. В мо­на­сты­ре он при­нял сан свя­щен­ни­ка и стал хра­ни­те­лем мо­на­сты­ря. Неиз­вест­но, бы­ли ли в оби­те­ли еще ино­ки или же он жил один.

В день его рож­де­ния, в сен­тяб­ре 1425 го­да, в празд­ник Воз­дви­же­ния Кре­ста Гос­под­ня, его взя­ли в плен пи­ра­ты-му­суль­мане. Они под­верг­ли свя­то­го му­че­ни­ям, при­нуж­дая от­речь­ся от Хри­ста. Он от­ка­зал­ся, и они ис­тя­за­ли его во­семь ме­ся­цев, да­вая ра­нам на его те­ле немно­го за­жить и за­тем сно­ва му­чая его. 5 мая 1426 го­да его при­ве­ли во двор мо­на­сты­ря и под­ве­си­ли вниз го­ло­вой на де­ре­ве. Это де­ре­во со­хра­ни­лось и по сей день. Ему вби­ли гвоз­ди в ру­ки и но­ги, а те­ло прон­зи­ли рас­ка­лен­ным до­крас­на ост­рым же­лез­ным пру­том.

Так пре­дал дух Гос­по­ду этот свя­той пре­по­доб­но­му­че­ник, а через пять­сот лет лю­ди узна­ли о его стра­да­ни­ях и об­на­ру­жи­ли его мо­щи. Гос­подь про­сла­вил его за пе­ре­не­сен­ные им стра­да­ния и бла­го­сло­вил его да­ром чу­до­тво­ре­ния. Он стал из­вест­ным вра­чом душ и те­лес, и сей­час то­му име­ют­ся сот­ни пись­мен­ных сви­де­тельств, на­ко­пив­ши­е­ся со дня об­ре­те­ния его мо­щей.

С 1950 го­да мать Макария (она те­перь игу­ме­ния) тру­дит­ся над вос­ста­нов­ле­ни­ем мо­на­сты­ря. Она и сест­ры про­во­дят служ­бы по мо­на­стыр­ско­му чи­ну и за­бо­тят­ся о сот­нях па­лом­ни­ков, еже­днев­но при­ез­жа­ю­щих по­мо­лить­ся в хра­ме у мо­щей ­Свя­то­го.

За мо­на­сты­рем рас­тет лес с древни­ми сос­на­ми и ду­ба­ми. Сре­ди этих де­ре­вьев сто­ит неболь­шая ка­мен­ная ча­сов­ня свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва, а во­круг нее рас­по­ла­га­ет­ся мо­на­стыр­ское клад­би­ще. Эта ча­сов­ня бы­ла по­стро­е­на еще до свя­то­го Еф­ре­ма, и сам свя­той лю­бил про­гу­ли­вать­ся здесь. Ко­гда ве­че­ром са­дит­ся солн­це, де­ре­вья све­тят­ся теп­лым зо­ло­тым све­том, оза­ряя весь лес уди­ви­тель­ным си­я­ни­ем.

Чу­де­са свя­то­го Еф­ре­ма

При­во­дим лишь неко­то­рые из со­тен рас­ска­зов о чу­де­сах по пред­ста­тель­ству свя­то­го Еф­ре­ма, за­пи­сан­ных сест­ра­ми оби­те­ли.

Швед­ский уз­ник

Мое имя – Т. М., я жи­ву в Шве­ции, хоть и яв­ля­юсь гре­ком по про­ис­хож­де­нию. Две­на­дцать лет на­зад ме­ня об­ви­ни­ли в пре­ступ­ле­нии, ко­то­ро­го я не со­вер­шал, и при­го­во­ри­ли к трем го­дам тюрь­мы. За­пер­ли в тем­ной ка­ме­ре, где я в те­че­ние пя­ти ме­ся­цев ожи­дал рас­смот­ре­ния мо­ей апел­ля­ции, на­зна­чен­но­го на пят­ни­цу, 18 де­каб­ря 1981 го­да.

В чет­верг вне­зап­но проснул­ся в три ча­са но­чи, вздрог­нул и, да­же не успев со­об­ра­зить, что уже не сплю, вско­чил на но­ги. Пе­ре­до мной сто­ял че­ло­век и улы­бал­ся мне. Он был бо­сой, в бе­лой одеж­де, вы­со­кий и ху­дой, с гу­стой бо­ро­дой и непо­кры­той го­ло­вой, гла­за у него бы­ли го­лу­бо­го цве­та, яс­ные и доб­рые.

Я спро­сил по-швед­ски: “Кто ты?” Он сно­ва улыб­нул­ся и от­ве­тил по-гре­че­ски: “Зав­тра в су­де те­бя осво­бо­дят”. Я по­вто­рил: “Кто ты? От­ку­да ты это зна­ешь?” Он сно­ва ска­зал с улыб­кой: “Зав­тра ты бу­дешь на сво­бо­де”. Я в изум­ле­нии обер­нул­ся по­смот­реть, от­кры­та ли дверь. Дверь бы­ла за­пер­та. По­вер­нул­ся об­рат­но и взгля­нул на по­се­ти­те­ля. И тут про­изо­шло нечто, че­го я не за­бу­ду до кон­ца сво­их дней: фигу­ра это­го че­ло­ве­ка под­ня­лась в верх­ний угол ка­ме­ры и там рас­тво­ри­лась. Я был убеж­ден, что стал сви­де­те­лем чу­да, ко­то­рое со­вер­шил Хри­стос. Пе­ре­кре­стил­ся и уснул.

На сле­ду­ю­щее утро ме­ня по­ве­ли в суд. Я про­вел там несколь­ко ча­сов и, вот, на­ко­нец, су­дья встал и про­из­нес: “Вы сво­бод­ны”. Я опу­стил­ся на ко­ле­ни, пе­ре­кре­стил­ся и вы­шел из зда­ния су­да. По­зво­нил ро­ди­те­лям со­об­щить, что ме­ня осво­бо­ди­ли. К мо­е­му удив­ле­нию, они уже об этом зна­ли. “Как? Как вы узна­ли?” – вос­клик­нул я. Они от­ве­ти­ли, что им со­об­щи­ла моя сест­ра, мо­лив­ша­я­ся на­ка­нуне пре­по­доб­но­му­че­ни­ку Еф­ре­му в Неа-­Мак­ри.

Я по­зво­нил сест­ре. Она рас­ска­за­ла, как от­пра­ви­лась в чет­верг ве­че­ром в мо­на­стырь свя­то­го Еф­ре­ма по­мо­лить­ся за ме­ня; там она ощу­ти­ла в мо­лит­ве, что свя­той Еф­рем услы­шал ее, и ме­ня осво­бо­дят. То­гда она по­зво­ни­ла ро­ди­те­лям и рас­ска­за­ла об этом, о со­бы­тии, ко­то­рое долж­но бы­ло про­изой­ти лишь на сле­ду­ю­щий день! Это все бы­ло тем бо­лее уди­ви­тель­но, что да­та рас­смот­ре­ния апел­ля­ции не бы­ла из­вест­на ни­ко­му из них.

Несколь­ко дней спу­стя сест­ра при­сла­ла мне по по­чте икон­ку свя­то­го Еф­ре­ма и кни­гу о нем. Я тот­час узнал на иконе сво­е­го та­ин­ствен­но­го го­стя. По­ехал в Гре­цию и сра­зу же от­пра­вил­ся в мо­на­стырь по­бла­го­да­рить Свя­то­го за ми­лость, ко­то­рую Гос­подь по­слал мне через него.

Т.М. CarussellV, 2131 Hagersten, Stockholm, Sweden.

Сви­де­тель­ство гре­че­ской мо­на­хи­ни сест­ры М.

Я очень силь­но бо­ле­ла, и од­на­жды но­чью ме­ня му­чи­ли силь­ней­шие бо­ли в поч­ках и пе­че­ни, так как у ме­ня в них бы­ло вос­па­ле­ние. В по­сте­ли ле­жать не мог­ла, по­это­му всю ночь про­си­де­ла в крес­ле. Око­ло че­ты­рех ча­сов утра – не пом­ню, спа­ла я или про­сто бы­ла в оце­пе­не­нии от бо­ли – уви­де­ла, что на­хо­жусь в церк­ви свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи во вре­мя все­нощ­ной. Вдруг ко мне по­до­шел вы­со­кий ху­дой мо­нах с блед­ным ли­цом и чер­ной бо­ро­дой. Сест­ра, сто­яв­шая ря­дом, спро­си­ла, кто этот мо­нах. “Это отец Гри­го­рий,” – от­ве­ти­ла я, но мо­нах мяг­ко кос­нул­ся мо­е­го пле­ча и про­из­нес: “Ча­до, я не Гри­го­рий, я – Еф­рем. По­смот­ри на ме­ня. Ты за­бы­ла ме­ня?”

Серд­це у ме­ня за­би­лось, я чув­ство­ва­ла неопи­су­е­мую ра­дость. На­кло­ни­лась и по­це­ло­ва­ла ему ру­ку, а он бла­го­сло­вил ме­ня. Под­няв го­ло­ву, уви­де­ла, что он очень вы­со­ко­го ро­ста. Гля­дя на то, как он улы­ба­ет­ся, я ощу­ща­ла, на­сколь­ко наш мир ис­пол­нен Бо­же­ствен­но­го све­та. Мне хо­те­лось по­го­во­рить с ним, но он ис­чез из ви­да, буд­то рас­тво­рил­ся в об­ла­ке. Оч­нув­шись, я чув­ство­ва­ла се­бя здо­ро­вой и силь­ной. В дру­гой раз, ко­гда я бы­ла боль­на вос­па­ле­ни­ем лег­ких, отец Еф­рем опять по­се­тил ме­ня, и я его не узна­ла. Он был вы­со­кий, тон­кий, блед­ный, с чер­ны­ми во­ло­са­ми. Он во­шел ко мне в ке­ллию и ска­зал: “Поз­воль мне при­сесть нена­дол­го; я за це­лый день так устал, тру­дил­ся, на­ве­щал па­ци­ен­тов, ко­то­рые ме­ня зва­ли. Вот и к те­бе при­шел по­смот­реть, как у те­бя де­ла”. “Ох, от­че, я со­всем осла­бе­ла, и так бо­лит, что не вздох­нешь”. Он от­ве­тил: “Да, я все знаю. По­тер­пи и не бой­ся. Хри­стос по­бе­дит”.

...Стра­дая от сво­ей бо­лез­ни, я ре­ши­лась спро­сить у по­се­ти­те­ля: “По­че­му те­бя му­чи­ли?” – “За Хри­ста, – от­ве­тил он. – Тре­бо­ва­ли, чтобы я от­рек­ся от Хри­ста, и про­дол­жа­ли му­чить, по­то­му что я от­ка­зы­вал­ся. Смот­ри, – до­ба­вил он и ото­дви­нул ря­су, по­ка­зы­вая огром­ную ра­ну. В ней до са­мой спи­ны бы­ли вид­ны внут­рен­но­сти, по кра­ям бы­ла чер­ная сго­рев­шая кровь. – Лю­бовь ко Хри­сту при­да­ла мне му­же­ства в стра­да­ни­ях, и Хри­стос по­бе­дил. По­то­му, по­вто­ряю, ни­ко­гда ни­че­го не бой­ся. За Хри­ста сто­ит по­стра­дать”.

Все еще не осо­зна­вая до кон­ца, что это – свя­той Еф­рем, я ска­за­ла: “От­че, Вам, долж­но быть, ужас­но боль­но, вам нуж­но об­ра­тить­ся к мо­им док­то­рам, гос­по­ди­ну и гос­по­же Ха­ра­ла­бу­лос. Они ува­жа­ют и лю­бят ино­ков. Вы долж­ны пой­ти к ним, от­че, они мо­гут вас вы­ле­чить”. Он улыб­нул­ся и от­ве­тил: “Ча­до, я стра­дал в про­шлом. Те­перь я уже не стра­даю. Как ска­зал уже, лю­бовь ко Хри­сту сде­ла­ла ме­ня по­бе­ди­те­лем. А те­перь мне по­ра, я при­ду в дру­гой день”. Я по­це­ло­ва­ла ему ру­ку. Он бла­го­сло­вил ме­ня и ушел.

Через несколь­ко дней он вер­нул­ся: “Я при­шел про­ве­дать те­бя”. “Мне все еще пло­хо, – ска­за­ла я, – но в Ва­шем при­сут­ствии мне очень лег­ко, на ду­ше по­кой, и я хо­чу по­ки­нуть этот мир, у ме­ня нет боль­ше сил”. Он от­ве­тил се­рьез­но: “Ча­до, еще не вре­мя те­бе ухо­дить. У нас еще здесь есть де­ла. Не бой­ся. Раз я про­сил те­бя тер­петь, то все­гда бу­ду за­щи­щать те­бя”.

Из его слов у ме­ня со­зда­лось впе­чат­ле­ние, буд­то он врач, и я спро­си­ла, не мо­жет ли он по­за­бо­тить­ся о дру­гих бо­ля­щих сест­рах. Он от­ве­тил: “У ме­ня есть до­ста­точ­но ле­карств, чтобы всех их ис­це­лить, но им нуж­но еще по­стра­дать ра­ди Хри­сто­вой люб­ви. Эта борь­ба – са­мое луч­шее, что есть. Ее сто­ит ве­сти. Как еще они до­ка­жут свою лю­бовь к Бо­гу и Гос­по­ду Иису­су?”

Я от­ве­ти­ла: “Как Вы ска­же­те, от­че”. Вне­зап­но я по­ня­ла, что от­ку­да-то его знаю, и спро­си­ла: “От­че, про­сти­те ме­ня, я не уве­ре­на, но мне ка­жет­ся, я Вас уже рань­ше ви­де­ла”. Он ска­зал: “Раз­ве ты не пом­нишь, как я при­хо­дил к те­бе в боль­ни­це Иг­на­те­он? Мы там впер­вые встре­ти­лись”. – “А где Вы сей­час жи­ве­те?” – спро­си­ла я. – “Мой дом в Неа Мак­ри”, – ска­зал он. “А как Вас зо­вут?” – “Еф­рем”, – на­ко­нец от­крыл свое имя по­се­ти­тель.

И все же я еще не осо­зна­ва­ла, что это свя­той Еф­рем. “Мне уже по­ра ид­ти, ча­до, – про­из­нес он. – Мне еще нуж­но по­се­тить мно­гих боль­ных. Я при­ду к те­бе сно­ва”. Я по­це­ло­ва­ла его ру­ку, он бла­го­сло­вил ме­ня и вы­шел.

На сле­ду­ю­щий день он при­шел опять, в то же вре­мя: “Ча­до, ты все еще очень сла­ба, и ес­ли так пой­дет де­ло, я бо­юсь, ты не вы­дер­жишь. Ты долж­на по­про­сить док­то­ра Ди­о­ни­си­са да­вать те­бе боль­шую до­зу то­го ле­кар­ства, ко­то­рое ты при­ни­ма­ешь”. Ме­ня это в тот мо­мент уди­ви­ло, и я спро­си­ла: “Вы зна­ко­мы с док­то­ром Ди­о­ни­си­сом?”. Он от­ве­тил: “Да, я его знаю до­воль­но хо­ро­шо, но он ме­ня не зна­ет. Те­бе сле­ду­ет по­про­сить его прид­ти ко мне до­мой, и там он смо­жет встре­тить­ся со мной. И я хо­тел бы, чтобы и ты, как толь­ко по­пра­вишь­ся, при­шла в мой дом и по­мог­ла сест­рам очи­стить тер­ри­то­рию; это и те­бе, и им при­не­сет мно­го сча­стья”.

Он бла­го­сло­вил ме­ня. Ко­гда я це­ло­ва­ла ему ру­ку, он до­ба­вил: “Я сю­да боль­ше не вер­нусь; те­перь твоя оче­редь по­се­тить ме­ня”.

Од­на­ко, к мо­е­му удив­ле­нию, он через несколь­ко дней вер­нул­ся: “Вот, я опять при­шел. Бо­юсь, что ес­ли я те­бе не по­мо­гу, с то­бой бу­дет бе­да”. Он до­стал из кар­ма­на ка­кое-то ле­кар­ство и дал мне его со сло­ва­ми: “Даю те­бе это, по­то­му что ты очень сла­ба. Ты вы­здо­ро­ве­ешь”. В ру­ке у него был крест. Он бла­го­сло­вил ме­ня, я по­це­ло­ва­ла его ру­ку. Он ушел, а я вско­ре пол­но­стью по­пра­ви­лась, так, что по­чти и не вспо­ми­на­ла о бо­лез­ни. 

Моя дочь Ма­рия

Од­на­жды утром в вос­кре­се­нье я си­де­ла на ве­ран­де и чи­та­ла книж­ку о чу­де­сах свя­то­го Еф­ре­ма. Я бы­ла очень взвол­но­ва­на, по­сколь­ку без мо­лит­вен­но­го пред­ста­тель­ства это­го свя­то­го на­ша двух­лет­няя дочь, Ма­рия, не по­яви­лась бы на свет.

За­кон­чив чте­ние, по­ло­жи­ла кни­гу на стол и по­шла в дом бу­дить му­жа. Ска­за­ла ему: “Про­сы­пай­ся. Мы едем на экс­кур­сию на го­ру Пар­нас”. Он от­ве­тил: “Ты с ума со­шла. Уже во­семь утра, а день жар­кий. Рань­ше по­лу­дня мы ту­да не до­едем”. Я рас­сер­ди­лась: “Это не от­го­вор­ка, ре­бен­ку ну­жен све­жий воз­дух, и вос­кре­се­нье – един­ствен­ный день, ко­гда ты мо­жешь до­ста­вить ей эту ра­дость”.

В этот мо­мент кто-то лас­ко­во шеп­нул мне на ухо: “Не пу­гай­ся, ча­до, это Еф­рем. Пой­дем со мной на­ру­жу, где ты толь­ко что си­де­ла”. Я чув­ство­ва­ла се­бя те­перь очень спо­кой­но и вы­шла на ве­ран­ду. Ощу­ща­ла его при­сут­ствие, но не ви­де­ла его. “При­са­жи­вай­ся, свя­тый от­че”, – про­из­нес­ла я вслух, слов­но об­ра­ща­ясь к че­ло­ве­ку, ко­то­ро­го ви­жу пе­ред со­бой. Я со­жа­ле­ла, что у нас нет для него зо­ло­то­го сту­ла. Тут взгляд мой упал на на­шу вы­ши­тую ска­терть, и я по­сте­ли­ла ее для него на стул. Он ска­зал: “Не бес­по­кой­ся, ча­до. Я при­шел по­мочь те­бе. Ты рас­стро­е­на, я знаю, но имей тер­пе­ние”. И тут я уви­де­ла его. Мне по­ка­за­лось, что он ухо­дит, и я ста­ла умо­лять его остать­ся: “Ска­жи мне, это прав­да ты?” – “Я Еф­рем, ча­до. Рас­крой кни­гу на том ме­сте, где за­кон­чи­ла чи­тать, и ты в этом убе­дишь­ся”.

Я от­кры­ла книж­ку на че­тыр­на­дца­той стра­ни­це и про­чла несколь­ко строк, но не по­ня­ла, что он имел в ви­ду. Он ска­зал: “Про­чти сно­ва”. Я опять про­чла те же стро­ки и на этот раз по­ня­ла, что он хо­тел ска­зать. Ме­ня это рас­тро­га­ло. Свя­той Еф­рем бла­го­да­рил ме­ня за неболь­шое по­жерт­во­ва­ние, ко­то­рое я, как и мно­гие дру­гие, пе­ре­да­ла в его мо­на­стырь. Оно бы­ло ма­лень­ким, но бес­цен­ным в его гла­зах. Я сра­зу вспом­ни­ла о двух леп­тах бед­ной вдо­вы из Еван­ге­лия.

Свя­той сно­ва про­шеп­тал мне на ухо: “Я по­мо­гаю те­перь те­бе, как ты по­мог­ла мне”. Я не мог­ла го­во­рить, за­пла­ка­ла.... “Тво­е­му ре­бен­ку по вос­кре­се­ньям нуж­но хо­дить на Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, а не на го­ру ды­шать све­жим воз­ду­хом”. По­сле это­го он ис­чез.

Ме­ня по­тряс­ли его сло­ва. Я по­шла в ком­на­ту му­жа, раз­бу­ди­ла его и по­про­си­ла от­ве­сти Ма­рию при­ча­стить­ся. Он тот­час со­гла­сил­ся, и я раз­бу­ди­ла доч­ку. Ста­ла быст­ро ее оде­вать, но не мог­ла най­ти од­ну из ее ту­фе­лек. Тут я опять за­пла­ка­ла и ска­за­ла: “Свя­той Бо­жий, ес­ли ты и прав­да был здесь, по­мо­ги мне, чтобы Ма­рия не опоз­да­ла к Свя­то­му При­ча­стию”. Уве­ре­на, что имен­но по­сле этой мо­лит­вы мне при­шло в го­ло­ву по­ис­кать у зад­ней стен­ки шка­фа, ина­че бы не ста­ла там смот­реть. Ту­фель­ка на­шлась, и Ма­рия ушла с от­цом в храм.

Я все еще не мог­ла по­ве­рить в то, что уви­де­ла и услы­ша­ла. Пла­ча, я про­си­ла свя­то­го про­стить мои гре­хи; за всю жизнь ни­кто мне так не по­мо­гал, как он. Мне ста­ло стыд­но са­мой се­бя. И то­гда он про­шеп­тал опять: “Хри­стос при­шел за раз­бой­ни­ком, слеп­цом, блуд­ни­цей и про­ка­жен­ным, чтобы на­учить всех, что он мо­жет ис­це­лить сле­по­ту ду­ши, про­ка­зу раз­вра­щен­но­го ума... по­роч­ность. Он мо­жет вос­кре­сить ду­шу че­ло­ве­ка, как вос­кре­сил Ла­за­ря, ко­то­рый уже был мертв”. По­сле это­го свя­той Еф­рем за­мол­чал.

Рас­сказ без под­пи­си, Афи­ны, Гре­ция.

Слов­но пе­ре­ре­за­ли ни­точ­ку

Од­на­жды но­чью, пы­та­ясь за­снуть, я вдруг ощу­ти­ла ужас­ную боль в шее и по­зво­ноч­ни­ке. Я по­шла в со­сед­нюю ком­на­ту по­про­сить му­жа о по­мо­щи. Он сквозь сон про­бор­мо­тал: “Схо­ди к вра­чу”.

Я вер­ну­лась к се­бе в ком­на­ту и вы­клю­чи­ла свет. По­ду­ма­ла о свя­том Еф­ре­ме, но ре­ши­ла его не бес­по­ко­ить. По­том вне­зап­но по­чув­ство­ва­ла, что он сто­ит у мо­ей кро­ва­ти. Я ска­за­ла: “Свя­тый от­че, по­жа­луй­ста, ис­це­ли ме­ня”. Он по­нял, что я ска­за­ла, но на­чал ле­чить ме­ня не от физи­че­ской, а от ду­шев­ной бо­ли: “Что с то­бой, ча­до? По­че­му ты пла­чешь? Пе­ре­стань пла­кать и слу­шай ме­ня. Ту лю­бовь, ко­то­рую ты ищешь, име­ет толь­ко Гос­подь. Он да­ет ее всем Сво­им со­зда­ни­ям, ко­то­рые лю­бят Его и ко­то­рых Он то­же лю­бит. Я при­шел воз­ве­стить те­бе лю­бовь Бо­жию. Ко­гда име­ешь эту лю­бовь, не нуж­но ни­че­го бо­ять­ся. Бо­жия лю­бовь мо­жет спа­сти и за­щи­тить те­бя от несча­стий и бо­лез­ней. Она мо­жет хра­нить те­бя, как сте­на, ко­то­рую не сло­ма­ет ни один че­ло­век. Будь бди­тель­на до са­мо­го по­след­не­го дня тво­ей жиз­ни, чтобы не про­ме­нять Бо­жию лю­бовь на лю­бовь че­ло­ве­че­скую”. Ска­зав это, он ушел.

В то же мгно­ве­ние боль у ме­ня вдруг пре­кра­ти­лась, слов­но кто-то пе­ре­ре­зал неви­ди­мую ни­точ­ку. Я боль­ше не стра­даю и те­перь ни­ко­гда не жа­лу­юсь, ес­ли лю­ди ока­зы­ва­ют­ся не в со­сто­я­нии про­явить лю­бовь – лю­бовь, ко­то­рую невоз­мож­но срав­нить с ве­ли­кой лю­бо­вью Бо­жи­ей.

Хри­сти­на Ба­бу­кас.

В ожи­да­нии ре­бен­ка

Июнь 1983 го­да. Од­на бла­го­че­сти­вая сем­на­дца­ти­лет­няя де­вуш­ка из на­шей де­рев­ни ждет ре­бен­ка. Врач ска­зал, что она не смо­жет ро­дить есте­ствен­ным пу­тем, и она те­перь в ужа­се от со­зна­ния то­го, что ро­ды бу­дут бо­лез­нен­ны­ми и за­кон­чат­ся ке­са­ре­вым се­че­ни­ем.

Она ре­ши­ла на­ве­стить в боль­ни­це свою род­ствен­ни­цу в на­деж­де встре­тить там ка­кую-ни­будь недав­но ро­див­шую жен­щи­ну, ко­то­рая смо­жет под­бод­рить ее. Она все вре­мя мо­лит­ся свя­то­му Еф­ре­му, как мы ее на­учи­ли: “Свя­тый от­че, по­мо­ги мне ро­дить это­го ре­бе­ноч­ка как мож­но лег­че”.

Хо­тя в этот день ее осмат­ри­вал врач и не за­ме­тил ни­че­го необыч­но­го, ве­че­ром у бу­ду­щей ма­те­ри воз­ник­ло чув­ство бес­по­кой­ства. У нее не бы­ло еще при­зна­ков при­бли­жа­ю­щих­ся ро­дов, но ее муж про­яв­лял необы­чай­ную на­стой­чи­вость и убеж­дал ее в том, что ей по­ра ехать в род­дом. По пу­ти в кли­ни­ку же­на драз­ни­ла его, счи­тая, что вра­чи и мед­сест­ры под­ни­мут их на смех из-за это­го бес­смыс­лен­но­го ви­зи­та.

В боль­ни­це по­сле осмот­ра мед­сест­ра ска­за­ла, что она очень ско­ро ро­дит. Ко­гда при­шел врач, пе­ре­пу­ган­ная де­вуш­ка на­ча­ла мо­лить­ся, и через три ми­ну­ты мла­де­нец ока­зал­ся у док­то­ра в ру­ках, по­явив­шись на свет со­вер­шен­но без­бо­лез­нен­но. Док­тор по­том уве­рял мо­ло­дую ма­му, что ее ро­ды, обе­щав­шие быть необык­но­вен­но труд­ны­ми, ока­за­лись са­мы­ми лег­ки­ми из всех, что ему до­ве­лось при­нять за два­дцать пять лет вра­чеб­ной ­прак­ти­ки.

Ма­рия, го­род Ка­ла­ми­та, 16 сен­тяб­ря 1983 г.

Неве­ру­ю­щая

Од­на­жды ко мне при­шел один зна­ко­мый и по­да­рил икон­ку свя­то­го по име­ни Еф­рем. Я при­ня­ла по­да­рок и веж­ли­во по­бла­го­да­ри­ла, но в ду­ше ре­ши­ла по­ско­рее из­ба­вить­ся от ико­ны, по­сколь­ку в Бо­га не ве­ри­ла. А по­ка по­ста­ви­ла ее в сто­ло­вой на сто­ле.

Через несколь­ко дней, в пол­ночь, за­ме­ти­ла пе­ред ико­ной свя­то­го блед­ный крас­но­ва­тый свет. Сна­ча­ла я ис­пу­га­лась, а по­том ощу­ти­ла ка­кую-то внут­рен­нюю ра­дость. Свет, слов­но от све­чи, си­ял всю ночь. На сле­ду­ю­щий день рас­ска­за­ла об этом чу­де со­се­дям. Они все уди­ви­лись, так как зна­ли, что я неве­ру­ю­щая.

Про­шло еще несколь­ко дней, но свет боль­ше не по­яв­лял­ся. Я не хо­те­ла при­ка­сать­ся к этой иконе – бо­я­лась. Ре­ши­ла ­от­дать ее ко­му-ни­будь, по­то­му что не хо­те­ла сно­ва уви­деть этот крас­ный свет. В ту ночь мне при­снил­ся свя­той Еф­рем. Он был вы­со­кий, вид имел су­ро­вый. Одет он был в длин­ную ту­ни­ку до пят, а во­круг та­лии у него бы­ла по­вя­за­на ве­рев­ка с узел­ка­ми. Осо­бен­но же мне за­пом­ни­лись его ви­зан­тий­ские сан­да­лии. Я, по­чув­ство­вав свою гре­хов­ность, не мог­ла смот­реть на его лик. Он про­из­нес вну­ши­тель­ным го­ло­сом: “Этот свет ты боль­ше не уви­дишь, так как ска­за­ла, что не же­ла­ешь это­го, но знай – ты мо­жешь убрать мою ико­ну, но сам я все­гда бу­ду здесь”.

Бла­го­да­ря свя­то­му Еф­ре­му те­перь я ве­рю в Бо­га.

Ека­те­ри­на Ка­ло­ге­ра­тос, Неос Кос­мос, Афи­ны.

Эк­за­мен по хи­мии

Мое имя – Еле­на Вул­га­ра­кис. Я по­да­ла до­ку­мен­ты для по­ступ­ле­ния в уни­вер­си­тет и сда­ла об­щий всту­пи­тель­ный эк­за­мен в июне 1985 го­да. Я не бы­ла так уж силь­на в точ­ных на­у­ках и, хо­тя и ста­ра­лась мно­го за­ни­мать­ся, физи­ку сда­ла по­сред­ствен­но. В тот день мне пред­сто­я­ло сда­вать эк­за­мен по хи­мии. Пом­ню, это был чет­верг. Я очень нерв­ни­ча­ла. К по­лу­дню эк­за­мен по­чти за­кон­чил­ся, но я не бы­ла уве­ре­на, что на­пи­са­ла все пра­виль­но, и го­ря­чо мо­ли­ла Бо­га о по­мо­щи.

По­том, слов­но при­слу­ши­ва­ясь к ти­хо­му го­ло­су, го­во­рив­ше­му мне на ухо, я стер­ла все, что успе­ла на­пи­сать. Ря­дом со мной буд­то кто-то сто­ял, дик­туя пра­виль­ные от­ве­ты.

При­дя до­мой, узна­ла, что во вре­мя эк­за­ме­на од­на на­ша род­ствен­ни­ца по­зво­ни­ла в мо­на­стырь и по­про­си­ла на­сто­я­тель­ни­цу Макарию по­мо­лить­ся обо мне свя­то­му Еф­ре­му. Вот он и сто­ял воз­ле ме­ня на эк­за­мене, по­мо­гая от­ве­чать пра­виль­но. Он это сде­лал по сво­ей ве­ли­кой люб­ви к лю­дям.

Я очень бла­го­дар­на свя­то­му, ведь с его по­мо­щью да­ла вер­ные от­ве­ты на 90% во­про­сов на эк­за­мене по хи­мии.

Еле­на Вул­га­ра­кис, Некея, Афи­ны.

“Сле­ди за сво­им до­мом”

Мне при­сни­лось, что я на­хо­жусь в хра­ме свя­то­го Еф­ре­ма и ви­жу по­сре­ди хра­ма его ра­ку. Свя­той при мо­ем по­яв­ле­нии встал и ска­зал: “Сле­ди за сво­им до­мом”. Он еще что-то го­во­рил, но я не за­пом­ни­ла. Я все про­си­ла его про­стить ме­ня, а по­том по­це­ло­ва­ла его ру­ку, и он ме­ня бла­го­сло­вил. По­том я слов­но бы уви­де­ла го­ря­щий предо­хра­ни­тель и услы­ша­ла, как од­на из мо­их по­друг кри­чит: “Де­мет­ра, по­че­му ты не слу­ша­ешь свя­то­го? По­жа­луй­ста, по­чи­ни элек­три­че­ство, а то оно убьет те­бя”.

Просну­лась и по­ду­ма­ла: “Это чу­до. Свя­той пре­ду­пре­жда­ет ме­ня”.

Утром вы­зва­ла элек­три­ка. Ока­за­лось, что про­вод­ка долж­на бы­ла вот-вот за­го­реть­ся!

Свя­той Еф­рем еще не раз по­мо­гал на­шей се­мье. Как-то мо­ей до­че­ри по­тре­бо­ва­лась опе­ра­ция на гла­зу. К то­му же у нее на ла­до­нях и ступ­нях го­да­ми не про­хо­ди­ла эк­зе­ма. Я ма­за­ла ее свя­тым мас­лом из лам­па­ды у его мо­щей, и она, сла­ва Бо­гу, ­по­пра­ви­лась. Я все­гда бла­го­да­рю свя­то­го Еф­ре­ма за его бла­го­де­я­ния.

Де­мет­ра Ян­но­тис, ул. Ар­ги­ро­ка­ст­ру, 23, Гу­ди, Афи­ны.

Со­блю­де­ние по­ста

Я ни­ко­гда не по­стил­ся, но во вре­мя по­след­не­го Ве­ли­ко­го по­ста на­ка­нуне Суб­бо­ты Ака­фи­ста мне при­снил­ся сон: дверь мо­ей ком­на­ты от­кры­ва­ет­ся, и пе­ре­до мной пред­ста­ет вы­со­кий ху­дой мо­нах. Я узнал его: это был свя­той Еф­рем. Он про­из­нес: “Ты те­перь бу­дешь по­стить­ся каж­дую сре­ду и пят­ни­цу. Ты по­ни­ма­ешь ме­ня?” Он ска­зал это очень стро­гим го­ло­сом, и я проснул­ся в ис­пу­ге.

Я тот­час же по­обе­щал свя­то­му и са­мо­му се­бе, что бу­ду по­стить­ся по сре­дам, пят­ни­цам и дру­гим дням, в ко­то­рые Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью уста­нов­лен пост.

Сла­ва те­бе, пре­по­доб­но­му­че­ни­че Еф­ре­ме!

Ка­ра­во­ки­рис Со­ло­мос, Ко­ринф.

Молитвы

Тропарь преподобномученику Ефрему Новому, Неа-Макринскому, глас 1

На горе́ Непоро́чных я́ко со́лнце возсия́л еси́,/ и му́ченически, богоно́сне, к Бо́гу изше́л еси́,/ ва́рварское наше́ствие претерпе́л еси́,/ Ефре́ме великому́чениче Христо́в,/ си́м при́сно источа́еши благода́ть все́м благоче́стно вопию́щим ти́./ Сла́ва да́вшему ти́ кре́пость,/ сла́ва просла́вльшему тя́,// сла́ва подаю́щему тобо́ю все́м исцеле́ния!

Перевод: На горе Непорочных (гора Амомон, от греч. Αμώμων - Непорочных) как солнце ты воссиял и как мученик, богоносный, отошел к Богу. Претерпел ты нашествие мусульманское, великомученик Христов Ефрем, потому всегда источаешь благодать всем с благочестием взывающим к тебе: «Слава Давшему тебе силу, слава Прославившему тебя, слава Подающему через тебя всем исцеления».

Кондак преподобномученику Ефрему Новому, Неа-Макринскому, глас 3

На горе́ Непоро́чных подвиза́лся еси́, богому́дре,/ и на се́й проше́л еси́ му́ченичества пу́ть,/ сего́ ра́ди сугу́бым венце́м Живодавец досто́йно тя́ венча́л е́сть,/ священному́чениче Ефре́ме,// приле́жно прося́ща поми́ловати славосло́вящих тя́.

Перевод: На горе Непорочных ты подвизался, богомудрый, и прошел на ней путь мученичества, поэтому Податель жизни по достоинству венчал тебя особым венцом, священномученик Ефрем, настойчиво просящий помиловать прославляющих тебя.

показать все

Молитва преподобномученику Ефрему Новому, Неа-Макринскому

О, пресла́вный священному́чениче Ефре́ме! и ско́рый помо́щниче Христиа́ном в боле́знех! Ве́рую от всея́ души́ и помышле́ния, я́ко даде́ся тебе́ от Го́спода да́р боля́щия врачева́ти и разсла́бленныя укрепля́ти. Сего́ ра́ди к тебе́, я́ко благода́тному врачу́ боле́зней, а́з немощны́й прибега́ю и, тво́й досточти́мый о́браз с благогове́нием лобыза́я, молю́ся: твои́м предста́тельством у Царя́ Небе́снаго испроси́ мне́ боля́щему исцеле́ние от удруча́ющия мя́ боле́зни, а́ще бо и недосто́ин е́смь тебе́, бла́гостнейшаго отца́ и при́снаго засту́пника моего́, но ты́, бы́в подража́тель человеколю́бия Бо́жия, сотвори́ мя́ досто́йна твоего́ заступле́ния чрез мое́ обраще́ние от злы́х де́л к благо́му житию́, уврачу́й оби́льно дарова́нною тебе́ благода́тию я́звы и стру́пы души́ и те́ла моего́, да́руй ми́ здра́вие и спасе́ние и во все́м благо́е поспеше́ние, да та́ко, ти́хое и безмо́лвное житие́ пожи́в во вся́ком благоче́стии и чистоте́, сподо́блюся со все́ми святы́ми сла́вити Всесвято́е и́мя Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха. Ами́нь.

Случайный тест