Дни памяти

24 октября – Собор всех святых, в Оптиной пустыни просиявших

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

19 июля

Житие

Пре­по­доб­но­му­че­ник Ев­фи­мий ро­дил­ся в 1875 го­ду в се­ле Бу­да Мо­на­стыр­ская Ка­луж­ской гу­бер­нии в се­мье за­жи­точ­но­го кре­стья­ни­на Алек­сея Пав­ло­ви­ча Лю­бо­ви­че­ва. Отец скон­чал­ся, ко­гда маль­чи­ку ис­пол­ни­лось три­на­дцать лет, и он стал жить у бра­та и жил здесь до тех пор, по­ка не при­шел срок ид­ти на во­ен­ную служ­бу. От­слу­жив в ар­мии, Ев­фи­мий в 1902 го­ду по­сту­пил в Оп­ти­ну пу­стынь[1] и 31 ав­гу­ста 1910 го­да был за­чис­лен по­слуш­ни­ком в чис­ло бра­тии. У него бы­ло силь­ное же­ла­ние по­движ­ни­че­ской жиз­ни, хо­те­лось под­ра­жать древним от­цам-пу­стын­ни­кам, и он спи­сал­ся с по­ме­щи­ком Каш­ки­ным, лес ко­то­ро­го гра­ни­чил с вла­де­ни­я­ми Оп­ти­ны, и ис­про­сил у него поз­во­ле­ния по­се­лить­ся в при­над­ле­жа­щем ему ле­су. В бла­го­дар­ность он обе­щал по­ме­щи­ку вы­дол­бить гроб из цель­ной сос­но­вой ко­ло­ды[2]: сам пред­став­ляя глав­ным — хри­сти­ан­ский по­двиг и па­мять о смер­ти, он и о дру­гих ду­мал, что они мыс­лят так же. В этом ле­су, в трех вер­стах от Оп­ти­ной, Ев­фи­мий по­стро­ил се­бе ке­лью и, не спра­ши­вая на то раз­ре­ше­ния мо­на­стыр­ско­го на­чаль­ства, ту­да уда­лил­ся.
На сле­ду­ю­щий день по его ухо­де на­сто­я­тель Оп­ти­ной пу­сты­ни ар­хи­манд­рит Ксе­но­фонт рас­по­ря­дил­ся при­вез­ти его в мо­на­стырь. Здесь он по­ста­рал­ся объ­яс­нить по­слуш­ни­ку, опи­ра­ясь на уче­ния свя­тых от­цов, об опас­но­сти его по­ло­же­ния, «о мо­гу­щих быть в пу­стыне вра­же­ских ис­ку­ше­ни­ях»[3]. Ар­хи­манд­рит убеж­дал его быть по­слуш­ным уста­ву мо­на­сты­ря. Он и стар­шая бра­тия уве­ще­ва­ли по­слуш­ни­ка Ев­фи­мия «остать­ся в об­ще­жи­тии с бра­ти­ей, но он, от­вер­гая все это, остал­ся при сво­ем убеж­де­нии»[4], по­дал про­ше­ние об ис­клю­че­нии его из брат­ства, и Ка­луж­ская ду­хов­ная кон­си­сто­рия по­ста­но­ви­ла уво­лить его из Оп­ти­ной Пу­сты­ни. Через неко­то­рое вре­мя он сно­ва был за­чис­лен в со­став бра­тии и со­сто­ял ке­лей­ни­ком у иерос­хи­мо­на­ха Ана­то­лия (По­та­по­ва), стар­ца Оп­тин­ско­го[5].
В 1914 го­ду, в свя­зи с на­ча­лом Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, он был сно­ва при­зван в ар­мию, слу­жил в ла­за­ре­те и по­пал в плен[6]. По окон­ча­нии вой­ны в 1918 го­ду он вер­нул­ся в Оп­ти­ну, но мо­на­стырь вско­ре был за­крыт и пре­вра­щен в му­зей, в ко­то­ром он про­ра­бо­тал до 1920 го­да, а за­тем по­се­лил­ся в го­ро­де Ко­зель­ске, вы­пол­няя раз­лич­ные ра­бо­ты.
В июне 1930 го­да Ев­фи­мий от­пра­вил­ся к ар­хи­епи­ско­пу Смо­лен­ско­му Се­ра­фи­му (Ост­ро­умо­ву)[a], и тот ру­ко­по­ло­жил его во иеро­мо­на­ха ко хра­му в го­ро­де Спас-Де­мен­ске. По­сле ру­ко­по­ло­же­ния вла­ды­ка об­ра­тил­ся к иеро­мо­на­ху Ев­фи­мию с на­пут­ствен­ным сло­вом, в ко­то­ром при­звал его слу­жить ве­рой и прав­дой Церк­ви и бла­го­сло­вил сме­ло про­по­ве­до­вать в за­щи­ту ве­ры Хри­сто­вой.
В Спас-Де­мен­ске отец Ев­фи­мий про­слу­жил три ме­ся­ца; в это вре­мя осво­бо­ди­лось ме­сто свя­щен­ни­ка в се­ле Боб­ро­во, непо­да­ле­ку от его род­но­го се­ла, и отец Ев­фи­мий пе­ре­ехал ту­да. Но недол­гим бы­ло его слу­же­ние. 16 мар­та 1931 го­да он был аре­сто­ван, за­клю­чен в брян­скую тюрь­му и на сле­ду­ю­щий день до­про­шен.
Сле­до­ва­тель пред­ло­жил ему рас­ска­зать о свя­щен­ни­ке из со­сед­не­го се­ла Ни­ко­лае Манс­ве­то­ве, ко­то­рый так­же был аре­сто­ван. Отец Ев­фи­мий ска­зал, что отец Ни­ко­лай че­ло­век про­стой и к лю­дям от­но­сит­ся очень хо­ро­шо, осо­бен­но к бед­ня­кам. Сле­до­ва­тель спро­сил иеро­мо­на­ха, что он ду­ма­ет от­но­си­тель­но кол­хо­зов. «Я на­счет кол­хо­зов ду­маю, – от­ве­тил отец Ев­фи­мий, – что в кол­хоз ид­ти не мо­гу по сла­бо­сти здо­ро­вья; кол­хо­зы за­ви­сят от Бо­жьей во­ли, но в Пи­са­нии я ни­где не на­хо­дил про кол­хо­зы, а раз нет в Пи­са­нии, то, зна­чит, и кол­хо­зам не су­ще­ство­вать»[7].
30 мар­та сле­до­ва­тель сно­ва до­про­сил свя­щен­ни­ка, ин­те­ре­су­ясь, не аги­ти­ро­вал ли тот сре­ди кре­стьян про­тив кол­хо­зов.
Отец Ев­фи­мий ска­зал:
– Ко мне на квар­ти­ру ча­сто при­хо­ди­ли жен­щи­ны бед­няч­ки и се­ред­няч­ки, я вел с ни­ми бе­се­ду, и они ме­ня спра­ши­ва­ли, ид­ти ли в кол­хоз или нет. На их во­про­сы я от­ве­чал, ва­ша во­ля, хо­ти­те – иди­те, но в Пи­са­нии про кол­хо­зы ни­че­го не ска­за­но, а раз это не ска­за­но в Свя­том Пи­са­нии, зна­чит это не от Бо­га, а от дья­во­ла... А что я от­си­дел в тюрь­ме три­на­дцать дней, я очень до­во­лен, ибо стра­даю за ве­ру, и в Пи­са­нии ска­за­но – стра­дать за ве­ру, – до­ба­вил он.
– При­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ным в предъ­яв­лен­ном вам об­ви­не­нии в груп­по­вой ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти, на­прав­лен­ной к под­ры­ву и свер­же­нию со­вет­ской вла­сти пу­тем ис­поль­зо­ва­ния бед­ня­ков и се­ред­ня­ков для ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции?
– Ви­нов­ным я се­бя не при­знаю, про­тив со­вет­ской вла­сти я не аги­ти­ро­вал и ме­ро­при­я­ти­ям со­вет­ской вла­сти не про­ти­во­дей­ство­вал. В свое оправ­да­ние по­ка­зы­ваю: я слу­жил ве­рой и прав­дой ве­ре Хри­сто­вой и все­гда го­во­рил, что все ли­ше­ния про­ис­хо­дят по во­ле Бо­жьей и мы долж­ны тер­петь до смер­ти. Со­вет­ская власть в Рос­сии – это ис­пы­та­ние от Бо­га, и со­вет­ская власть в Рос­сии – на­ка­за­ние от Бо­га на­ро­ду рус­ско­му, ко­то­рый за­был ве­ру Хри­сто­ву, за­был Ца­ря Небес­но­го и Его по­ма­зан­ни­ка на зем­ле.
Ле­том 1931 го­да в брян­ской тюрь­ме рез­ко уча­сти­лись слу­чаи за­боле­ва­ния ту­бер­ку­ле­зом, за­бо­лел и отец Ев­фи­мий. 15 июля его по­ме­сти­ли в тю­рем­ную боль­ни­цу в тя­же­лом со­сто­я­нии. 19 июля 1931 го­да иеро­мо­нах Ев­фи­мий скон­чал­ся, прой­дя до кон­ца путь ис­по­вед­ни­ка Хри­сто­ва.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Оп­ти­ной пу­сты­ни».
Вве­ден­ский став­ро­пи­ги­аль­ный муж­ской мо­на­стырь
Оп­ти­на пу­стынь. 2008 год. Стр. 73-78


При­ме­ча­ния

[a] Свя­щен­но­му­че­ник. Па­мять 25 но­яб­ря /8 де­каб­ря.

[1] АОП (Ар­хив Оп­ти­ной пу­сты­ни). Фонд но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков. Пись­ма мо­на­ха Пет­ра (Дра­че­ва).
[2] Цу­ри­ков Н.А. Про­шлое. М., 2006. С. 45.
[3] ГАКО. Ф. 33. Оп. 2. Д. 1888. Л. 238 об.
[4] Там же.
[5] ОР РГБ. Ф. 213. К. 2. Д. 3. Л. 4.
[6] ОР РГБ. Ф. 213. К. 4. Д. 4. Л. 93.
[7] УФСБ Рос­сии по Ка­луж­ской обл. Д. П-13976. Л. 143 об.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест