Дни памяти:

5 мая

28 июня – Перенесение мощей

Житие

Житие преподобного Феодора Сикеота, епископа Анастасиупольского

Пре­по­доб­ный Фе­о­дор Си­кеот ро­дил­ся в се­ре­дине VI ве­ка в се­ле Си­кее, неда­ле­ко от го­ро­да Ана­ста­си­о­по­ля (Ма­лая Азия), в бла­го­че­сти­вой се­мье. Ко­гда его мать Ма­рия за­ча­ла свя­то­го, ей бы­ло во сне ви­де­ние, что свет­лая звез­да со­шла к ней в утро­бу. Про­зор­ли­вый ста­рец, к ко­то­ро­му она об­ра­ти­лась, разъ­яс­нил, что это бла­го­дать Бо­жия со­шла на за­ча­то­го ею мла­ден­ца.

Ко­гда маль­чик до­стиг ше­сти­лет­не­го воз­рас­та, мать по­да­ри­ла ему зо­ло­той по­яс, так как хо­те­ла, чтобы сын стал во­и­ном. Но­чью в сон­ном ви­де­нии ей явил­ся ве­ли­ко­му­че­ник Ге­ор­гий (па­мять 23 ап­ре­ля) и при­ка­зал не по­мыш­лять о во­ен­ной служ­бе сы­на, по­то­му что мла­де­нец был пред­на­зна­чен слу­жить Бо­гу. Отец свя­то­го, Кос­ма, слу­жив­ший ско­ро­хо­дом у им­пе­ра­то­ра Юс­ти­ни­а­на Ве­ли­ко­го (527–565), скон­чал­ся ра­но. Маль­чик остал­ся на по­пе­че­нии ма­те­ри, вме­сте с ко­то­рой жи­ли его ба­буш­ка Ел­пи­дия, тет­ка Диспе­ния и ма­лень­кая сест­ра Влат­та.

В шко­ле свя­той Фе­о­дор об­на­ру­жил боль­шие спо­соб­но­сти к уче­нию, а глав­ное – недет­ский ра­зум и муд­рость: он был спо­ко­ен, кро­ток, умел все­гда успо­ко­ить то­ва­ри­щей, не до­пус­кал ссор и зло­бы сре­ди них. В до­ме его ма­те­ри жил бла­го­че­сти­вый ста­рец Сте­фан. Под­ра­жая ему, свя­той Фе­о­дор с 8 лет на­чал в Ве­ли­кий пост съе­дать лишь неболь­шой ку­сок хле­ба по ве­че­рам. Чтобы мать не при­нуж­да­ла его обе­дать вме­сте со все­ми, маль­чик воз­вра­щал­ся из шко­лы толь­ко к ве­че­ру, по­сле то­го как он в церк­ви при­ча­щал­ся Свя­тых Та­ин вме­сте со стар­цем Сте­фа­ном. По прось­бе ма­те­ри учи­тель стал от­пус­кать его на обед во вре­мя пе­ре­ры­ва в за­ня­ти­ях. Но свя­той Фе­о­дор ухо­дил в цер­ковь ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия, где по­кро­ви­тель хра­ма яв­лял­ся ему в ви­де юно­ши и вво­дил в храм.

Ко­гда свя­то­му Фе­о­до­ру ис­пол­ни­лось 10 лет, он смер­тель­но за­бо­лел. Его при­нес­ли в цер­ковь свя­то­го Иоан­на Кре­сти­те­ля и по­ло­жи­ли пред ал­та­рем. Маль­чи­ка ис­це­ли­ли две кап­ли ро­сы, упав­шие с ли­ка Спа­си­те­ля, на­пи­сан­но­го на сво­де хра­ма. В это вре­мя маль­чи­ку по но­чам стал яв­лять­ся ве­ли­ко­му­че­ник Ге­ор­гий, ко­то­рый во­дил его мо­лить­ся в свой храм до утра. Мать, бо­ясь опас­но­стей ноч­ной до­ро­ги в ле­су, уго­ва­ри­ва­ла сы­на не хо­дить по но­чам. Од­на­жды, ко­гда маль­чик все же ушел, она в гне­ве по­шла за ним в цер­ковь, за во­ло­сы вы­ве­ла от­ту­да и при­вя­за­ла к по­сте­ли. Но в ту же ночь ей в сон­ном ви­де­нии явил­ся ве­ли­ко­му­че­ник Ге­ор­гий и гроз­но по­ве­лел не за­пре­щать от­ро­ку хо­дить в храм. Та­кое же ви­де­ние бы­ло Ел­пи­дии и Диспе­нии. Жен­щи­ны убе­ди­лись в осо­бом при­зва­нии свя­то­го Фе­о­до­ра и боль­ше не пре­пят­ство­ва­ли ему со­вер­шать свой по­двиг, а ма­лень­кая сест­ра Влат­та ста­ла под­ра­жать ему.

В две­на­дцать лет свя­той удо­сто­ил­ся в тон­ком сне уви­деть на Пре­сто­ле Ца­ря Сла­вы Хри­ста, Ко­то­рый ска­зал: "Под­ви­зай­ся, Фе­о­дор, чтобы при­нять в Цар­ствии Небес­ном со­вер­шен­ную на­гра­ду".

С то­го вре­ме­ни свя­той Фе­о­дор на­чал тру­дить­ся еще усерд­нее. Первую и Кре­сто­по­клон­ную сед­ми­цы Ве­ли­ко­го по­ста он про­во­дил в со­вер­шен­ном мол­ча­нии.

Диа­вол за­ду­мал по­гу­бить его. Он явил­ся свя­то­му маль­чи­ку в об­ра­зе од­но­класс­ни­ка Ге­рон­тия, стал уго­ва­ри­вать спрыг­нуть в про­пасть и да­же сам по­ка­зал в этом при­мер. Но маль­чи­ка спас его по­кро­ви­тель, ве­ли­ко­му­че­ник Ге­ор­гий.

Од­на­жды маль­чик от­пра­вил­ся за бла­го­сло­ве­ни­ем к пу­стын­ни­ку стар­цу Гли­ке­рию. В это вре­мя в стране бы­ла страш­ная за­су­ха, и ста­рец ска­зал: "Ча­до, пре­кло­ним ко­ле­на и по­мо­лим­ся Гос­по­ду, чтобы Он по­слал дождь. Та­ким об­ра­зом мы узна­ем, угод­ны ли Гос­по­ду на­ши мо­лит­вы". Ста­рец и от­рок, пре­кло­нив ко­ле­на, ста­ли мо­лить­ся – и тот­час по­шел дождь. То­гда ста­рец ска­зал свя­то­му Фе­о­до­ру, что на нем по­ко­ит­ся бла­го­дать Бо­жия, и бла­го­сло­вил его стать ино­ком, ко­гда при­дет вре­мя.

В че­тыр­на­дцать лет свя­той Фе­о­дор ушел из до­ма и жил при церк­ви ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия. Мать при­но­си­ла ему еду, но свя­той Фе­о­дор все остав­лял на кам­нях при церк­ви, а сам съе­дал в день лишь од­ну просфо­ру. В та­ком юном воз­расте пре­по­доб­ный Фе­о­дор был удо­сто­ен да­ра ис­це­ле­ния: по его мо­лит­ве вы­здо­ро­вел бес­но­ва­тый юно­ша.

Пре­по­доб­ный Фе­о­дор из­бе­гал люд­ской сла­вы и уда­лил­ся в пол­ное уеди­не­ние. Под боль­шим кам­нем неда­ле­ко от церк­ви ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия он вы­ко­пал пе­ще­ру и уго­во­рил од­но­го диа­ко­на за­сы­пать вход зем­лей, оста­вив лишь неболь­шое от­вер­стие для воз­ду­ха. Диа­кон при­но­сил ему хлеб с во­дой и ни­ко­му не го­во­рил, где скрыл­ся пре­по­доб­ный.

Два го­да про­вел пре­по­доб­ный Фе­о­дор в за­тво­ре и пол­ном мол­ча­нии. Род­ные опла­ки­ва­ли свя­то­го и ду­ма­ли, что его съе­ли зве­ри.

Но диа­кон от­крыл тай­ну, так как бо­ял­ся, что пре­по­доб­ный Фе­о­дор умрет в тес­ной пе­ще­ре, и жа­лел ры­дав­шую мать. Пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра из­влек­ли из пе­ще­ры по­лу­жи­вым.

Мать хо­те­ла взять сы­на до­мой, чтобы вос­ста­но­вить его здо­ро­вье, но свя­той остал­ся при церк­ви ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия и через несколь­ко дней со­вер­шен­но ис­це­лел.

Весть о по­дви­гах юно­ши до­шла до мест­но­го епи­ско­па Фе­о­до­сия. В церк­ви ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия он по­свя­тил его в сан диа­ко­на, а за­тем – во свя­щен­ни­ка, хо­тя пре­по­доб­но­му бы­ло все­го 17 лет.

Через неко­то­рое вре­мя пре­по­доб­ный Фе­о­дор от­пра­вил­ся на по­кло­не­ние свя­тым ме­стам в Иеру­са­лим и там, в Хо­зе­вит­ской Лав­ре близ Иор­да­на, при­нял мо­на­ше­ство.

Ко­гда он вер­нул­ся на ро­ди­ну, то про­дол­жал жить при церк­ви ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия. Его баб­ка Ел­пи­дия, сест­ра Влат­та и мать по со­ве­там пре­по­доб­но­го уда­ли­лись в мо­на­стырь, а тет­ка скон­ча­лась в доб­ром ис­по­ве­да­нии.

По­движ­ни­че­ская жизнь мо­ло­до­го иеро­мо­на­ха при­вле­ка­ла к нему лю­дей, ищу­щих спа­се­ния. Пре­по­доб­ный по­стриг в ино­че­ство юно­шу Епи­фа­ния, за­тем бла­го­че­сти­вая жен­щи­на, ис­це­лен­ная свя­тым от бо­лез­ни, при­ве­ла к нему сво­е­го сы­на Филу­ме­на. При­шел и доб­ро­де­тель­ный юно­ша Иоанн. Так по­сте­пен­но око­ло пре­по­доб­но­го со­бра­лась бра­тия.

Пре­по­доб­ный Фе­о­дор про­дол­жал нести тя­же­лые по­дви­ги. По его прось­бе куз­нец сде­лал для него же­лез­ную клет­ку без кры­ши, та­кую уз­кую, что в ней мож­но бы­ло толь­ко сто­ять. В этой клет­ке в тя­же­лых ве­ри­гах пре­по­доб­ный сто­ял от Свя­той Пас­хи до Рож­де­ства Хри­сто­ва. От Кре­ще­ния Гос­под­ня до Свя­той Пас­хи он за­тво­рял­ся в пе­ще­ре, от­ку­да вы­хо­дил толь­ко для со­вер­ше­ния Бо­го­слу­же­ния в суб­бо­ту и вос­кре­се­нье. Во всю свя­тую Че­ты­ре­де­сят­ни­цу свя­той вку­шал лишь ово­щи и яро­вой хлеб по суб­бо­там и вос­кре­се­ньям.

Под­ви­за­ясь та­ким об­ра­зом, он по­лу­чил от Гос­по­да власть над ди­ки­ми зве­ря­ми. Мед­ве­ди и вол­ки при­хо­ди­ли к нему и бра­ли пи­щу из рук. По мо­лит­ве пре­по­доб­но­го ис­це­ля­лись про­ка­жен­ные, из це­лых об­ла­стей из­го­ня­лись бе­сы. Ко­гда в со­сед­нем се­ле­нии Ма­га­тии по­яви­лась са­ран­ча, уни­что­жав­шая по­се­вы, жи­те­ли об­ра­ти­лись с прось­бой о по­мо­щи к пре­по­доб­но­му Фе­о­до­ру. Он от­пра­вил их в цер­ковь. По­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, ко­то­рую со­вер­шал пре­по­доб­ный Фе­о­дор, жи­те­ли воз­вра­ти­лись к се­бе и узна­ли, что за это вре­мя вся са­ран­ча вы­мер­ла.

Ко­гда во­е­во­да Мав­ри­кий воз­вра­щал­ся в Кон­стан­ти­но­поль по­сле пер­сид­ской вой­ны через Га­ла­тию, пре­по­доб­ный пред­ска­зал ему, что он станет им­пе­ра­то­ром. Пред­ска­за­ние ис­пол­ни­лось, и им­пе­ра­тор Мав­ри­кий (582–602) ис­пол­нил прось­бу свя­то­го – при­сы­лал каж­дый год в мо­на­стырь хлеб для мно­же­ства лю­дей, кор­мив­ших­ся там.

Ма­лень­кий храм ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия не вме­щал всех, кто хо­тел мо­лить­ся в нем. То­гда ста­ра­ни­я­ми свя­то­го был по­стро­ен но­вый пре­крас­ный храм. В то вре­мя скон­чал­ся Ана­ста­си­о­поль­ский епи­скоп. Жи­те­ли го­ро­да упро­си­ли Ан­кир­ско­го мит­ро­по­ли­та Пав­ла по­ста­вить им епи­ско­пом пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра.

Как ни про­ти­вил­ся свя­той, по­слан­цы мит­ро­по­ли­та и жи­те­ли Ана­ста­си­о­по­ля си­лой вы­ве­ли его из ке­ллии и увез­ли в го­род.

Став епи­ско­пом, свя­ти­тель Фе­о­дор мно­го тру­дил­ся на бла­го Церк­ви. Ду­ша же его ис­ка­ла уеди­нен­но­го об­ще­ния с Бо­гом. Через несколь­ко лет он от­пра­вил­ся на по­кло­не­ние свя­тым ме­стам в Иеру­са­лим. Там, не от­кры­вая сво­е­го са­на, он по­се­лил­ся в Лав­ре пре­по­доб­но­го Сав­вы, где жил в без­мол­вии от Рож­де­ства Хри­сто­ва до Пас­хи. За­тем ве­ли­ко­му­че­ник Ге­ор­гий ве­лел ему вер­нуть­ся в Ана­ста­си­о­поль.

Тай­ные вра­ги пы­та­лись отра­вить свя­ти­те­ля, но Бо­жия Ма­терь да­ла ему три зер­ныш­ка. Свя­ти­тель съел их и остал­ся невре­дим. Свя­той Фе­о­дор тя­го­тил­ся бре­ме­нем епи­скоп­ства и ис­про­сил у Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха Ки­ри­а­ка (595–606) раз­ре­ше­ния уй­ти об­рат­но в свой мо­на­стырь и со­вер­шать там Бо­го­слу­же­ние.

Свя­тость пре­по­доб­но­го бы­ла столь яв­на, что во вре­мя со­вер­ше­ния им Ев­ха­ри­стии бла­го­дать Свя­то­го Ду­ха в ви­де свет­лой пор­фи­ры по­кры­ва­ла Свя­тые Да­ры. Од­на­жды, ко­гда пре­по­доб­ный при­под­нял дис­кос с Бо­же­ствен­ным Агн­цем и про­воз­гла­сил "Свя­тая свя­тым", – Бо­же­ствен­ный Аг­нец под­нял­ся на воз­дух, а за­тем сно­ва опу­стил­ся на дис­кос.

Вся Пра­во­слав­ная Цер­ковь по­чи­та­ла пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра свя­тым еще при его жиз­ни.

Ко­гда в од­ном из го­ро­дов Га­ла­тии слу­чи­лось страш­ное про­ис­ше­ствие – во вре­мя крест­но­го хо­да де­ре­вян­ные кре­сты ста­ли са­ми со­бой ко­ле­бать­ся и раз­би­вать­ся, то Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх свя­той Фо­ма (607–610; па­мять 21 мар­та) при­звал к се­бе пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра, чтобы от него узнать тай­ну это­го страш­но­го чу­да. На­де­лен­ный да­ром про­зре­ния, пре­по­доб­ный Фе­о­дор объ­яс­нил, что это яв­ля­ет­ся пред­ве­сти­ем гря­ду­щих бед для Церк­ви Бо­жи­ей (так он про­ро­че­ски ука­зал на бу­ду­щую ересь ико­но­бор­че­ства). Опе­ча­лен­ный свя­той пат­ри­арх Фо­ма про­сил пре­по­доб­но­го мо­лить­ся о сво­ей ско­рей­шей кон­чине, чтобы не ви­деть ему бед­ствия.

В 610 го­ду свя­той пат­ри­арх Фо­ма пре­ста­вил­ся, ис­про­сив бла­го­сло­ве­ния у пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра. В 613 го­ду ото­шел ко Гос­по­ду и пре­по­доб­ный Фе­о­дор Си­кеот.

28 (15 ст. ст.) июня – перенесение мощей

Пе­ре­не­се­ние мо­щей пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Си­кео­та из Га­ла­тии в Кон­стан­ти­но­поль бы­ло не позд­нее IX ве­ка. Мо­щи его в 1200 го­ду в мо­на­сты­ре свя­то­го Ге­ор­гия ви­дел рус­ский па­лом­ник Ан­то­ний.

См. так­же: "Жи­тие пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Фе­о­до­ра Си­кео­та, епи­ско­па Ана­ста­си­у­поль­ско­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Молитвы

Тропарь преподобному Феодору Сикеоту

Позна́н быв от пеле́н освяще́н/ и я́влься благода́тей испо́лнен,/ чудесы́ мир озари́л еси́/ и де́монов мно́жество отгна́л еси́,/ священноде́телю Фео́доре,// те́мже о нас моли́ся Го́сподеви.

Перевод: С пеленок был освящен и наполнен благодатью, ты осветил мир чудесами и отгнал множество демонов, совершитель священного служения Феодор, потому молись о нас Господу.

Кондак преподобному Феодору Сикеоту

Я́ко на о́гненную колесни́цу доброде́тельми, Богоно́се, возше́д,/ восте́кл еси́ на Небе́сная жили́ща,/ я́ко А́нгел, с челове́ки пожи́л еси́/ и, я́ко челове́к, со А́нгелы о́крест ликовству́еши./ Сего́ ра́ди показа́лся еси́// чуде́с Боже́ственное прия́телище, Феодо́ре преподо́бне.

Перевод: Как на огненную колесницу, Богоносный, ты поднялся добродетелями, взошел ты в Небесные жилища, как Ангел, жил с людьми и, как человек, торжествуешь окруженный Ангелами. Поэтому ты явился хранилищем божественных чудес, Феодор преподобный.

Случайный тест

(18 голосов: 5 из 5)