Ваш город - Ашберн?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

Житие

Пре­по­доб­ная Фе­о­до­ра Ца­ре­град­ская жи­ла в Кон­стан­ти­но­по­ле в пер­вой по­ло­вине Х в.. Она бы­ла за­му­жем, но вско­ре ов­до­ве­ла и ве­ла бла­го­че­сти­вую жизнь, слу­жа бед­ным и стран­ни­кам, а за­тем при­ня­ла мо­на­ше­ство и жи­ла под ру­ко­вод­ством пре­по­доб­но­го Ва­си­лия Но­во­го (па­мять 26 мар­та), оби­тав­ше­го в ее до­ме в уеди­нен­ной кел­лии. Скон­ча­лась пре­по­доб­ная в пре­клон­ном воз­расте в 940 го­ду. Уче­ник свя­то­го Ва­си­лия Но­во­го, Гри­го­рий, по смер­ти свя­той Фе­о­до­ры с моль­бой про­сил свя­то­го от­крыть ему за­гроб­ную участь ста­ри­цы. "Так ты очень же­ла­ешь это­го?" – спро­сил пре­по­доб­ный Ва­си­лий. "Да, очень же­лал бы", – от­ве­тил Гри­го­рий. Пре­по­доб­ный ска­зал: "Ты уви­дишь ее се­го­дня, ес­ли с ве­рой про­сишь об этом и ес­ли глу­бо­ко уве­рен в воз­мож­но­сти ис­пол­не­ния про­си­мо­го". Гри­го­рий был силь­но удив­лен и рас­суж­дал сам с со­бой, как и где он смо­жет уви­деть ту, ко­то­рая ото­шла в веч­ную жизнь. Ко­гда в эту же ночь Гри­го­рий за­снул, к нему по­до­шел бла­го­об­раз­ный юно­ша и ска­зал: "Встань, зо­вет те­бя пре­по­доб­ный отец Ва­си­лий, чтобы вме­сте по­се­тить Фе­о­до­ру; ес­ли ты хо­чешь уви­деть ее, то иди с ним и уви­дишь". Гри­го­рий тот­час же по­шел к пре­по­доб­но­му, но не на­шел его. При­сут­ство­вав­шие ска­за­ли ему, что пре­по­доб­ный Ва­си­лий сам по­шел по­се­тить пре­по­доб­ную Фе­о­до­ру. Огор­чен­но­му Гри­го­рию ука­за­ли путь, по ко­то­ро­му ушел пре­по­доб­ный. Гри­го­рий по­шел по нему, по­ка не очу­тил­ся в неве­до­мом ла­би­рин­те. Уз­кая и неудоб­ная до­ро­га при­ве­ла к за­пер­тым во­ро­там. Уви­дев в сква­жи­ну, что за во­ро­та­ми на­хо­дит­ся двор, Гри­го­рий оклик­нул си­дев­шую там жен­щи­ну. Она объ­яс­ни­ла, что этот двор при­над­ле­жит от­цу Ва­си­лию, ко­то­рый при­шел сю­да по­се­тить ду­хов­ных чад. "От­крой­те мне, я то­же ча­до свя­то­го Ва­си­лия", – про­сил Гри­го­рий. Но без раз­ре­ше­ния пре­по­доб­ной Фе­о­до­ры слу­жан­ка не от­кры­ла две­ри. Гри­го­рий на­чал силь­но сту­чать в две­ри. Пре­по­доб­ная Фе­о­до­ра услы­ша­ла и с ра­до­стью впу­сти­ла его, го­во­ря: "Вот он – воз­люб­лен­ный сын гос­по­ди­на мо­е­го, Ва­си­лия!" При­вет­ство­вав его, пре­по­доб­ная спро­си­ла: "Брат Гри­го­рий, кто те­бя на­ста­вил прий­ти сю­да?" То­гда он по­дроб­но рас­ска­зал, как по мо­лит­ве свя­то­го Ва­си­лия до­стиг сча­стья ви­деть ее во сла­ве, ко­то­рую она при­об­ре­ла сво­ей по­движ­ни­че­ской жиз­нью. Гри­го­рий стал про­сить пре­по­доб­ную рас­ска­зать ему ра­ди ду­хов­ной поль­зы, как она рас­ста­лась с те­лом и ми­мо кле­вет­ни­ков про­шла в эту свя­тую оби­тель. Пре­по­доб­ная от­ве­ча­ла: "Как я мо­гу, до­ро­гое ча­до Гри­го­рий, рас­ска­зать те­бе всё? По­сле то­го, что я в стра­хе и тре­пе­те ис­пы­та­ла, я мно­гое за­бы­ла, тем бо­лее, что ви­де­ла та­кие ли­ца и слы­ша­ла та­кие го­ло­са, ка­ких не при­хо­ди­лось ни­ко­гда ви­деть и слы­шать в те­че­ние всей сво­ей жиз­ни. Что я мо­гу ска­зать, так это то, что лю­тая мне встре­ти­лась бы смерть за мои непра­вые де­ла. со­вер­шён­ные на зем­ле, ес­ли бы не мо­лит­вы от­ца на­ше­го Ва­си­лия. Од­ни мо­лит­вы его сде­ла­ли мою смерть лег­кой". По­сле это­го пре­по­доб­ная Фе­о­до­ра ста­ла рас­ска­зы­вать, как устра­ши­ли её при кон­чине мно­же­ство вдруг явив­ших­ся злых ду­хов. Они при­нес­ли боль­шие кни­ги, в ко­то­рых бы­ли за­пи­са­ны гре­хи всей жиз­ни, и пе­ре­смат­ри­ва­ли их в нетер­пе­нии, как буд­то ожи­дая с ми­ну­ты на ми­ну­ту при­хо­да ка­ко­го-то судьи. Ви­дя всё это, пре­по­доб­ная при­шла в та­кой тре­пет и ужас, что вко­нец из­не­мог­ла и в стра­да­нии огля­ды­ва­лась по сто­ро­нам, же­лая уви­деть ко­го-ни­будь, кто смог бы ото­гнать бе­сов. На­хо­дясь в та­ком му­чи­тель­ном со­сто­я­нии, пре­по­доб­ная уви­де­ла двух Ан­ге­лов, став­ших по пра­вую сто­ро­ну от нее. Злые ду­хи тут же ото­шли даль­ше. "За­чем вы, мрач­ные вра­ги ро­да че­ло­ве­че­ско­го, сму­ща­е­те и му­чи­те ду­шу уми­ра­ю­щей? Не ра­дуй­тесь, здесь ва­ше­го ни­че­го нет", – про­го­во­рил Ан­гел. То­гда бес­стыд­ные ду­хи на­ча­ли вспо­ми­нать всё, что свя­тая сде­ла­ла от юно­сти, сло­вом ли, де­лом ли или по­мыш­ле­ни­ем. При этом они мно­гое при­бав­ля­ли от се­бя, ста­ра­ясь окле­ве­тать пре­по­доб­ную. На­ко­нец при­шла смерть. Она на­ли­ла че­го-то в ча­шу и под­нес­ла свя­той ис­пить, а по­сле, взяв нож, от­сек­ла го­ло­ву. "Ах, ча­до мое, – про­дол­жа­ла рас­сказ пре­по­доб­ная Фе­о­до­ра, – как мне то­гда ста­ло горь­ко, горь­ко! В эту-то ми­ну­ту смерть ис­торг­ла мою ду­шу, ко­то­рая быст­ро от­де­ли­лась от те­ла, по­доб­но то­му, как пти­ца быст­ро от­ска­ки­ва­ет от ру­ки лов­ца, ес­ли он вы­пус­ка­ет ее на сво­бо­ду". Све­то­зар­ные Ан­ге­лы при­ня­ли ду­шу пре­по­доб­ной и на­ча­ли от­хо­дить с ней на Небо, те­ло же свя­той оста­лось ле­жать на зем­ле, слов­но сбро­шен­ная одеж­да. Ко­гда свя­тые Ан­ге­лы дер­жа­ли ду­шу пре­по­доб­ной, злые ду­хи опять при­сту­пи­ли, ска­зав: "Мы име­ем мно­гие ее гре­хи, от­ве­чай­те нам за них". И то­гда Ан­ге­лы ста­ли вспо­ми­нать все доб­рые де­ла, ко­то­рые со­тво­ри­ла свя­тая: её ми­ло­сер­дие, ми­ро­лю­бие, лю­бовь к хра­му Бо­жию, тер­пе­ние, сми­ре­ние, по­ще­ние и мно­гие дру­гие по­дви­ги, ко­то­рые пре­по­доб­ная по­нес­ла в жиз­ни. Всё это со­брав, они про­ти­во­по­ста­ви­ли гре­хам доб­рые де­ла, ко­то­рые ис­ку­пи­ли их. Злые ду­хи за­скре­же­та­ли зу­ба­ми, же­лая по­хи­тить свя­тую ду­шу и вверг­нуть ее в без­дну. В это вре­мя вне­зап­но явил­ся сво­им ду­хом пре­по­доб­ный Ва­си­лий и ска­зал свя­тым Ан­ге­лам: "По­кро­ви­те­ли мои, эта ду­ша мно­го мне по­слу­жи­ла, успо­ка­и­вая мою немощь и ста­рость. Я мо­лил­ся о ней Гос­по­ду, и Он да­ро­вал мне бла­го­сты­ню эту". При этом пре­по­доб­ный Ва­си­лий дал Ан­ге­лам ка­кой-то ков­че­жец, до­ба­вив: "Ко­гда хо­ти­те мы­тар­ства воз­душ­ные ми­но­вать, ис­ку­пай­те ее, взяв из это­го ков­чеж­ца и от­да­вая лу­ка­вым и злым ду­хам". От­дав ков­че­жец, свя­той ото­шел. Уви­дев это, злые ду­хи дол­го оста­ва­лись в недо­уме­нии и без­глас­ны­ми, а по­том вдруг, гром­ко вос­клик­нув, за­во­пи­ли: "Го­ре нам! на­прас­но мы тру­ди­лись, сле­див­ши за ней, как и где она гре­ши­ла". Ска­зав это, они мгно­вен­но ис­чез­ли. За­тем сно­ва явил­ся пре­по­доб­ный Ва­си­лий и при­нес с со­бой мно­го раз­лич­ных со­су­дов с аро­ма­та­ми, ко­то­рые вру­чил Ан­ге­лам. От­кры­вая один со­суд за дру­гим, Ан­ге­лы воз­ли­ва­ли на пре­по­доб­ную Фе­о­до­ру аро­ма­ты. Она ис­пол­ни­лась ду­хов­но­го бла­го­уха­ния и по­чув­ство­ва­ла, что из­ме­ни­лась и ста­ла очень свет­ла. Пре­по­доб­ный Ва­си­лий ска­зал: "По­кро­ви­те­ли мои! Ко­гда всё необ­хо­ди­мое со­вер­ши­те над нею, то­гда, при­вед­ши ее в преду­го­то­ван­ную мне от Гос­по­да оби­тель, оставь­те её там". Ска­зав это, он ото­шел. Свя­тые Ан­ге­лы взя­ли пре­по­доб­ную Фе­о­до­ру и на­пра­ви­лись вверх на Небе­са, вос­хо­дя как бы по воз­ду­ху.

И вот на пу­ти вне­зап­но встре­ти­лось пер­вое мы­тар­ство, ко­то­рое на­зы­ва­ет­ся мы­тар­ством Празд­но­сло­вия и Сквер­но­сло­вия. Ис­тя­за­те­ли тре­бо­ва­ли дать от­вет во всем, что пре­по­доб­ная Фе­о­до­ра ко­гда-ли­бо о ком-ни­будь дур­но го­во­ри­ла, об­ви­ня­ли за непри­лич­ный смех, на­смеш­ки, дур­ные пес­ни. Всё это свя­тая за­бы­ла, ибо мно­го вре­ме­ни про­шло с тех пор, как она на­ча­ла ве­сти жизнь, угод­ную Бо­гу. Но Ан­ге­лы за­щи­ти­ли ее.

Вы­ше на­хо­ди­лось мы­тар­ство Лжи. На­хо­див­ши­е­ся там злые ду­хи бы­ли очень мерз­ки, про­тив­ны и сви­ре­пы. Они с яро­стью на­ча­ли кле­ве­тать на свя­тую, но Ан­ге­лы да­ли им из ков­чеж­ца и ми­но­ва­ли их без бе­ды.

Ко­гда пре­по­доб­ная до­стиг­ла тре­тье­го мы­тар­ства – Осуж­де­ния и Кле­ве­ты, от злых ду­хов вы­шел бо­лее ста­рый и на­чал рас­ска­зы­вать, ка­ки­ми дур­ны­ми сло­ва­ми пре­по­доб­ная окле­ве­та­ла ко­го-ли­бо в сво­ей жиз­ни. Мно­го он по­ка­зы­вал лож­но­го, но уди­ви­тель­но бы­ло, с ка­кой по­дроб­но­стью и точ­но­стью за­пом­ни­ли бе­сы то, что за­бы­ла са­ма пре­по­доб­ная.

Слу­ги чет­вер­то­го мы­тар­ства – Объ­яде­ния и Пьян­ства, слов­но хищ­ные вол­ки, го­то­вы бы­ли по­гло­тить свя­тую, вспо­ми­ная, как она ела утром, не по­мо­лив­шись Бо­гу, ела до обе­да и ужи­на и без ме­ры, на­ру­ша­ла по­сты. Ста­ра­ясь вы­рвать пре­по­доб­ную из рук Ан­ге­лов, один из злых ду­хов ска­зал: "Не ты ли обе­ща­ла при Свя­том Кре­ще­нии Гос­по­ду Бо­гу сво­е­му от­речь­ся от са­та­ны и всех дел его и от все­го, что при­над­ле­жит са­тане? Дав та­кой обет, как ты мог­ла со­вер­шить то, что ты со­вер­ши­ла?" И бе­сы пе­ре­счи­та­ли да­же все ча­ши ви­на, ко­то­рые вы­пи­ла пре­по­доб­ная Фе­о­до­ра в те­че­ние всей жиз­ни. Ко­гда она ска­за­ла: "Да, это бы­ло, и это я пом­ню", – Ан­ге­лы сно­ва да­ли часть из ков­чеж­ца свя­то­го Ва­си­лия, как это они де­ла­ли на каж­дом мы­тар­стве, и от­пра­ви­лись даль­ше.

"Зна­ют ли на­хо­дя­щи­е­ся на зем­ле лю­ди, что ждет их здесь и с чем они встре­тят­ся по сво­ей смер­ти?" – спро­си­ла пре­по­доб­ная Фе­о­до­ра Ан­ге­лов. "Да, они зна­ют, – от­ве­тил Ан­гел, – но на­сла­жде­ния и пре­ле­сти жиз­ни так силь­но дей­ству­ют на них, так по­гло­ща­ют их вни­ма­ние, что они неволь­но за­бы­ва­ют о том, что их ждет за гро­бом. Доб­ро тем, ко­то­рые пом­нят Свя­щен­ное Пи­са­ние и тво­рят ми­ло­сты­ню или де­ла­ют ка­кие-ли­бо дру­гие бла­го­де­я­ния, ко­то­рые впо­след­ствии мо­гут ис­ку­пить их от веч­ных мук ада. Но го­ре тем, ко­то­рые жи­вут небреж­но, как буд­то бес­смерт­ные, ду­мая толь­ко о бла­гах чре­ва и гор­до­сти. Ес­ли вне­зап­но по­стигнет их смерть, то окон­ча­тель­но по­гу­бит, так как они не бу­дут иметь в за­щи­ту се­бя ни­ка­ких доб­рых дел; ду­ши тех лю­дей тем­ные кня­зья этих мы­тарств, силь­но из­му­чив, от­ве­дут в тем­ные ме­ста ада и бу­дут дер­жать их до при­ше­ствия Хри­сто­ва. Так и ты, Фе­о­до­ра, по­стра­да­ла бы, ес­ли бы не по­лу­чи­ла от угод­ни­ка Бо­жия Ва­си­лия да­ро­ва­ний, ко­то­рые те­бя спас­ли здесь от все­го дур­но­го". В та­кой бе­се­де Ан­ге­лы до­стиг­ли пя­то­го мы­тар­ства – Ле­но­сти, где ис­тя­зу­ют­ся греш­ни­ки за все дни и ча­сы, про­ве­ден­ные в празд­но­сти. Тут же за­дер­жи­ва­ют­ся ту­не­яд­цы, ле­ня­щи­е­ся в празд­нич­ные дни хо­дить в храм Бо­жий. Там же ис­пы­ту­ет­ся уны­ние и небре­же­ние как мир­ских, так и ду­хов­ных лю­дей и раз­би­ра­ет­ся нера­де­ние каж­до­го о сво­ей ду­ше. Мно­гие от­ту­да низ­вер­га­ют­ся в про­пасть. Ан­ге­лы вос­пол­ни­ли недо­стат­ки пре­по­доб­ной да­ра­ми свя­то­го Ва­си­лия и от­пра­ви­лись даль­ше.

Ше­стое мы­тар­ство – Во­ров­ство они про­шли сво­бод­но. Так­же и седь­мое мы­тар­ство – Среб­ро­лю­бия и Ску­по­сти Ан­ге­лы про­шли без за­держ­ки, по­то­му что, по ми­ло­сти Бо­жи­ей, пре­по­доб­ная все­гда до­воль­ство­ва­лась тем, что да­вал Бог, и усерд­но раз­да­ва­ла име­ю­ще­е­ся нуж­дав­шим­ся.

Ду­хи вось­мо­го мы­тар­ства – Ли­хо­им­ства, ис­тя­зу­ю­щие взя­точ­ни­че­ство и лесть, за­скре­же­та­ли от зло­сти зу­ба­ми, ко­гда Ан­ге­лы про­шли от них, ибо они ни­че­го не име­ли про­тив пре­по­доб­ной. Де­вя­тое мы­тар­ство – Неправ­ды и Тще­сла­вия, де­ся­тое – За­ви­сти и один­на­дца­тое – Гор­до­сти Ан­ге­лы так­же про­шли сво­бод­но.

Вско­ре на пу­ти встре­ти­лось две­на­дца­тое мы­тар­ство – Гне­ва. Ста­рей­ший из ду­хов, ис­пол­нен­ный гне­ва, яро­сти и гор­до­сти, при­ка­зал слу­гам му­чить и ис­тя­зать пре­по­доб­ную. Бе­сы по­вто­ри­ли все под­лин­ные сло­ва пре­по­доб­ной, ска­зан­ные ею в гне­ве, при­пом­ни­ли да­же, как она с гне­вом смот­ре­ла на сво­их де­тей или стро­го на­ка­зы­ва­ла их. На всё это Ан­ге­лы от­ве­ти­ли, дав из ков­чеж­ца.

Слов­но раз­бой­ни­ки, под­ско­чи­ли злые ду­хи три­на­дца­то­го мы­тар­ства – Зло­па­мят­ства, но, ни­че­го не най­дя в сво­их за­пи­сях, горь­ко за­пла­ка­ли. То­гда пре­по­доб­ная осме­ли­лась спро­сить од­но­го из Ан­ге­лов, от­ку­да злые ду­хи зна­ют, кто и что сде­лал в жиз­ни дур­но­го. Ан­гел от­ве­чал: "Вся­кий хри­сти­а­нин при Свя­том Кре­ще­нии при­ем­лет Ан­ге­ла Хра­ни­те­ля, ко­то­рый неви­ди­мо обе­ре­га­ет его от все­го дур­но­го и на­став­ля­ет на всё доб­рое, ко­то­рый за­пи­сы­ва­ет все доб­рые де­ла, со­вер­шён­ные этим че­ло­ве­ком. С дру­гой сто­ро­ны, злой ан­гел в те­че­ние всей жиз­ни сле­дит за злы­ми де­ла­ми лю­дей и их за­пи­сы­ва­ет в сво­ей кни­ге. Он за­пи­сы­ва­ет все гре­хи, в ко­то­рых, как ты ви­де­ла, ис­пы­ты­ва­ют­ся лю­ди, про­хо­дя­щие мы­тар­ства и на­прав­ля­ю­щи­е­ся на Небо. Гре­хи эти мо­гут воз­бра­нить ду­ше вход в Рай и при­ве­сти пря­мо в без­дну, в ко­то­рой злые ду­хи са­ми жи­вут. И там эти ду­ши бу­дут жить до вто­ро­го при­ше­ствия Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, ес­ли не име­ют за со­бой бла­гих дел, ко­то­рые бы мог­ли вы­рвать их из рук диа­во­ла. Лю­ди, ве­ру­ю­щие во Свя­тую Тро­и­цу, при­об­ща­ю­щи­е­ся как мож­но ча­ще Свя­тых Тайн Те­ла и Кро­ви Хри­ста Спа­си­те­ля, пря­мо вос­хо­дят на Небо без вся­ких пре­пят­ствий. И свя­тые Ан­ге­лы Бо­жии яв­ля­ют­ся за­щит­ни­ка­ми, и свя­тые угод­ни­ки Бо­жии мо­лят­ся о спа­се­нии душ пра­вед­но по­жив­ших лю­дей. О зло­че­сти­вых же и зло­вер­ных ере­ти­ках, ко­то­рые не со­вер­ша­ют в сво­ей жиз­ни ни­че­го по­лез­но­го, ни­кто не за­бо­тит­ся и в за­щи­ту их ни­че­го Ан­ге­лы не мо­гут ска­зать". В че­тыр­на­дца­том мы­тар­стве – Раз­бой­ни­че­ства, ко­то­ро­го до­стиг­ли Ан­ге­лы, ис­пы­ты­ва­лись все, кто ко­го-ни­будь толк­нул с гне­вом, бил по ще­кам или ка­ким-ли­бо ору­ди­ем. И это мы­тар­ство Ан­ге­лы ми­но­ва­ли сво­бод­но. Вне­зап­но они очу­ти­лись в пят­на­дца­том мы­тар­стве – Ча­ро­де­я­ния, оба­я­ния (кол­дов­ства), отрав­ле­ния, при­зы­ва­ния бе­сов. Здесь на­хо­ди­лись змее­об­раз­ные ду­хи, цель су­ще­ство­ва­ния ко­то­рых – вво­дить лю­дей в со­блазн и раз­врат. По бла­го­да­ти Хри­сто­вой пре­по­доб­ная ско­ро ми­но­ва­ла это мы­тар­ство. По­сле это­го она спро­си­ла, за вся­кий ли грех, ко­то­рый че­ло­век со­вер­шит в жиз­ни, он ис­тя­зу­ет­ся в мы­тар­ствах или воз­мож­но ещё при жиз­ни за­гла­дить грех, чтобы очи­стить­ся от него и не му­чить­ся при мы­тар­ствах. Ан­ге­лы от­ве­ча­ли пре­по­доб­ной Фе­о­до­ре, что не всех так по­дроб­но ис­пы­ты­ва­ют на мы­тар­ствах, но толь­ко тех, кто, по­доб­но ей, не ис­по­ве­дал­ся чи­сто­сер­деч­но пе­ред смер­тью. "Ес­ли бы я ис­по­ве­да­ла от­цу ду­хов­но­му без вся­ко­го сты­да и стра­ха всё гре­хов­ное и ес­ли бы по­лу­чи­ла от ду­хов­но­го от­ца про­ще­ние, – ска­за­ла пре­по­доб­ная Фе­о­до­ра, – то я пе­ре­шла бы бес­пре­пят­ствен­но все эти мы­тар­ства, и ни в од­ном гре­хе мне не при­шлось бы быть ис­тя­зу­е­мой. Но так как я не хо­те­ла чи­сто­сер­деч­но ис­по­ве­дать ду­хов­но­му от­цу сво­их гре­хов, то здесь и ис­тя­за­ют ме­ня за это. Ко­неч­но, мне мно­го по­мог­ло то, что я в те­че­ние всей сво­ей жиз­ни ста­ра­лась и же­ла­ла из­бе­гать гре­ха. Тот, кто с усер­ди­ем стре­мит­ся к по­ка­я­нию, все­гда по­лу­ча­ет от Бо­га про­ще­ние, а через это и сво­бод­ный пе­ре­ход от этой жиз­ни в бла­жен­ную за­гроб­ную жизнь. Злые ду­хи, ко­то­рые на­хо­дят­ся в мы­тар­ствах вме­сте со сво­и­ми пи­са­ни­я­ми, рас­крыв­ши их, ни­че­го не на­хо­дят на­пи­сан­ным, ибо Свя­той Дух де­ла­ет неви­ди­мым всё на­пи­сан­ное. И ви­дят это они и зна­ют, что всё за­пи­сан­ное ими из­гла­же­но бла­го­да­ря ис­по­ве­ди, и очень скор­бят то­гда. Ес­ли че­ло­век ещё жив, то они ста­ра­ют­ся на этом ме­сте сно­ва впи­сать ка­кие-ли­бо дру­гие гре­хи. Ве­ли­ко по­ис­ти­не спа­се­ние че­ло­ве­ка в ис­по­ве­ди! Она спа­са­ет его от мно­гих бед и несча­стий, да­ет воз­мож­ность бес­пре­пят­ствен­но прой­ти все мы­тар­ства и при­бли­зить­ся к Бо­гу. Иные не ис­по­ве­да­ют­ся в на­деж­де, что бу­дет ещё вре­мя и для спа­се­ния, и для остав­ле­ния гре­хов. Иные про­сто сты­дят­ся на ис­по­ве­ди вы­ска­зать ду­хов­ни­ку свои гре­хи – вот та­кие-то лю­ди бу­дут ис­пы­та­ны в мы­тар­ствах стро­го. Есть и та­кие, ко­то­рые сты­дят­ся всё вы­ска­зать од­но­му ду­хов­но­му от­цу, а из­би­ра­ют несколь­ко, и од­ни гре­хи од­но­му ду­хов­ни­ку от­кры­ва­ют, а дру­гие – дру­го­му и так да­лее. За та­кую ис­по­ведь они бу­дут на­ка­за­ны и нема­ло пре­тер­пят при пе­ре­хо­де из мы­тар­ства в мы­тар­ство". Неза­мет­но при­бли­зи­лось шест­на­дца­тое мы­тар­ство – Блу­да. Ис­тя­за­те­ли изу­ми­лись то­му, что свя­тая бес­пре­пят­ствен­но до­стиг­ла их, и ко­гда на­ча­ли го­во­рить, что она сде­ла­ла в жиз­ни, да­ли мно­го лож­ных по­ка­за­ний, при­во­дя в под­твер­жде­ние име­на и ме­ста. Так же по­сту­пи­ли и слу­ги сем­на­дца­то­го мы­тар­ства – Пре­лю­бо­де­я­ния. Во­сем­на­дца­тое мы­тар­ство – Со­дом­ское, где ис­тя­зу­ют­ся все про­ти­во­есте­ствен­ные блуд­ные гре­хи и кро­во­сме­ше­ния, все сквер­ней­шие, тай­но со­вер­ша­е­мые де­ла, о ко­то­рых, по сло­ву апо­сто­ла, стыд­но и го­во­рить, пре­по­доб­ная Фе­о­до­ра ми­но­ва­ла ско­ро. Ко­гда под­ня­лись вы­ше, Ан­ге­лы ска­за­ли ей: "Ты ви­де­ла страш­ные и от­вра­ти­тель­ные блуд­ные мы­тар­ства. Знай, что ред­кая ду­ша ми­ну­ет их сво­бод­но. Весь мир по­гру­жен во зле со­блаз­нов и скверн, все по­чти лю­ди сла­сто­лю­би­вы, "по­мыш­ле­ние серд­ца че­ло­ве­че­ско­го – зло от юно­сти его" (Быт.8:21). Ма­ло умерщ­вля­ю­щих плот­ские по­хо­ти и ма­ло та­ких, ко­то­рые бы сво­бод­но про­шли ми­мо этих мы­тарств. Боль­шая часть, до­шед­ши сю­да, по­ги­ба­ет. Вла­сти блуд­ных мы­тарств хва­лят­ся, что они од­ни бо­лее всех про­чих мы­тарств на­пол­ня­ют ог­нен­ное род­ство во аде. Бла­го­да­ри Бо­га, Фе­о­до­ра, что ты ми­но­ва­ла этих блуд­ных ис­тя­за­те­лей мо­лит­ва­ми от­ца сво­е­го, пре­по­доб­но­го Ва­си­лия. Уже бо­лее не уви­дишь стра­ха". На де­вят­на­дца­том мы­тар­стве – Идо­ло­слу­же­ния и вся­кой ере­си пре­по­доб­ную ни в чем не ис­пы­ты­ва­ли. В по­след­нем, два­дца­том мы­тар­стве – Неми­ло­сер­дия и Же­сто­ко­сер­дия бы­ли за­пи­са­ны все неми­ло­сти­вые, же­сто­кие, су­ро­вые и нена­ви­дя­щие. Ду­шу че­ло­ве­ка, не сле­до­вав­ше­го за­по­ве­ди Бо­жи­ей о ми­ло­сер­дии, сбра­сы­ва­ют от­сю­да в ад и за­тво­ря­ют до об­ще­го вос­кре­се­ния. Слов­но на­зой­ли­вые пче­лы, под­ле­те­ли слу­ги же­сто­ко­го бе­са, но, не най­дя ни­че­го в пре­по­доб­ной, ото­шли.

Ра­дост­ные Ан­ге­лы про­ве­ли свя­тую сквозь Небес­ные вра­та. Ко­гда они во­шли внутрь Неба, во­да, быв­шая над зем­лей, рас­сту­пи­лась, а по­за­ди сно­ва со­еди­ни­лась. Ли­ку­ю­щий сонм Ан­ге­лов встре­тил свя­тую и по­вел ее к Пре­сто­лу Бо­жию. Ко­гда они шли, то на них спу­сти­лись два Бо­же­ствен­ных об­ла­ка. На необъ­яс­ни­мой вы­со­те сто­ял Пре­стол Бо­жий, та­кой бе­лый, что про­све­щал всех пред­сто­я­щих пред ним. "Всё там на­хо­дит­ся та­кое, что невоз­мож­но ни по­нять, ни объ­яс­нить; ум омра­ча­ет­ся недо­уме­ни­ем, и па­мять ис­че­за­ет, и я за­бы­ла, где я на­хо­жусь", – так рас­ска­зы­ва­ла пре­по­доб­ная Фе­о­до­ра. Она по­кло­ни­лась Неви­ди­мо­му Бо­гу и услы­ша­ла го­лос, по­велев­ший по­ка­зать ей все ду­ши пра­вед­ных и греш­ных и по­сле это­го дать по­кой, где ука­жет угод­ник Ва­си­лий. Ко­гда всё это бы­ло ей по­ка­за­но, один из Ан­ге­лов ска­зал: "Зна­ешь, Фе­о­до­ра, что в ми­ре есть обы­чай: в 40-й день по­сле смер­ти остав­ши­е­ся в жи­вых тво­рят па­мять по умер­шим. Так вот, там, на зем­ле, се­го­дня по­ми­на­ет те­бя Ва­си­лий пре­по­доб­ный". "Итак, – за­кон­чи­ла рас­сказ пре­по­доб­ная Фе­о­до­ра, – те­перь, ду­хов­ное ча­до мое Гри­го­рий, по­сле 40 дней раз­лу­че­ния мо­ей ду­ши с те­лом я на­хо­жусь в этом ме­сте, ко­то­рое уго­то­ва­но для пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Ва­си­лия". По­сле это­го она про­ве­ла его по Небес­ной оби­те­ли, где Гри­го­рий встре­тил во двор­це за тра­пе­зой пре­по­доб­но­го Ва­си­лия. За­тем свя­тая по­ве­ла его в сад. По­ра­жен­ный бла­га­ми, Гри­го­рий стал до­пы­ты­вать­ся о них. Но пре­по­доб­ная Фе­о­до­ра лишь ска­за­ла, что всё это незем­ное, но до­ста­ет­ся то­му, кто в зем­ной жиз­ни пе­ре­но­сит мно­го скор­бей и на­па­стей, кто обе­ре­га­ет за­по­ве­ди Гос­под­ни и в точ­но­сти вы­пол­ня­ет их. Ко­гда пре­по­доб­ная Фе­о­до­ра ска­за­ла, что жизнь на Небе от­ли­ча­ет­ся от жиз­ни зем­ной, Гри­го­рий неволь­но ося­зал се­бя, же­лая узнать, во пло­ти ли он еще. Дух его был ра­до­стен, чув­ства и по­мыс­лы чи­сты. Он за­хо­тел вер­нуть­ся из са­да, ко­то­рый ему по­ка­зы­ва­ла пре­по­доб­ная, во дво­рец. Ко­гда они вер­ну­лись, за тра­пе­зой ни­ко­го не бы­ло. По­кло­нив­шись пре­по­доб­ной Фе­о­до­ре, Гри­го­рий вер­нул­ся до­мой, и в это са­мое мгно­ве­ние, проснул­ся и стал раз­мыш­лять, где он был и что бы­ло всё то, что он слы­шал и ви­дел. Он бо­ял­ся, не бе­сов­ское ли это на­ва­жде­ние, и при­шел к учи­те­лю. То­гда пре­по­доб­ный Ва­си­лий сам рас­ска­зал то, что ви­дел Гри­го­рий, и про­сил его за­пи­сать всё ви­ден­ное и слы­шан­ное на поль­зу ближ­них.


См. так­же: "Па­мять пре­по­доб­ной Фе­о­до­ры Ца­ре­град­ской" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

( Православный календарь 0 голосов: 0 из 5 )