День памяти

23 июня – Собор Сибирских святых

Житие

Сре­ди свя­тых не толь­ко Си­би­ри, а, по­жа­луй и всей Пра­во­слав­ной Церк­ви немно­гие угод­ни­ки Бо­жии спо­до­би­лись про­ро­честв о бу­ду­щей сво­ей сла­ве еще преж­де рож­де­ния. К чис­лу та­ких из­бран­ни­ков при­над­ле­жит свя­ти­тель Ге­ра­сим Аст­ра­хан­ский.

Свя­ти­тель Ге­ра­сим, в ми­ру Ге­ор­гий Доб­ро­сер­дов, ро­дил­ся 26 ок­тяб­ря 1809 го­да в се­ле Бель­ском Ба­ла­ган­ско­го окру­га Ир­кут­ской епар­хии в се­мье при­чет­ни­ка Иоан­на. Но это­му со­бы­тию пред­ше­ствова­ли сле­ду­ю­щие об­сто­я­тель­ства.

Отец Ге­ор­гия, ов­до­вев, остал­ся с дву­мя детьми на ру­ках и ре­шил про­сва­тать дочь мест­но­го тор­гов­ца, то­же Иоан­на, сын Гав­ри­ло­ва. Ни отец, ни дочь по име­ни Ма­рия не хо­те­ли это­го бра­ка, так как же­них по­ми­мо двух ма­ло­лет­них де­тей не имел за ду­шой ни­че­го. От­ка­зав ему в ру­ке до­че­ри, Иоанн бы­ло на­чал за­бы­вать об этой ис­то­рии, как вдруг од­на­жды, че­ты­ре го­да спу­стя, уви­дел сон, в ко­то­ром некий бла­го­леп­ный муж в ар­хи­ерей­ском об­ла­че­нии по­ве­лел ему не про­ти­вить­ся во­ле Гос­под­ней и от­дать свою дочь за то­го са­мо­го Иоан­на с дву­мя ма­ло­лет­ни­ми детьми. От это­го бра­ка ро­дит­ся сын, ко­то­ро­му уго­то­ва­но Гос­по­дом ве­ли­кое слу­же­ние. Проснув­шись, Иоанн раз­ду­мы­вал недол­го и ско­ро бла­го­сло­вил дочь на брак.

Через из­вест­ное вре­мя дей­стви­тель­но ро­дил­ся маль­чик. При кКре­ще­нии имя ему да­ли Ге­ор­гий. Ре­бе­нок рос ти­хим, спо­кой­ным, склон­ным к уеди­не­нию и мо­лит­ве. К се­ми го­дам он умел уже бой­ко чи­тать, строй­но петь аль­том на кли­ро­се и доб­рую по­ло­ви­ну Псал­ти­ри знал на­изусть.

На маль­чи­ка об­ра­ти­ли вни­ма­ние, и по­пе­чи­тель­ством епи­ско­па Ир­кут­ско­го Ми­ха­и­ла он был при­нят в ду­хов­ное учи­ли­ще. Учил­ся Ге­ор­гий при­леж­но и в учи­ли­ще оста­вал­ся та­ким же ти­хим маль­чи­ком, про­во­дя сво­бод­ное вре­мя не в шум­ных дет­ских за­ба­вах, а, как и до­ма, в уеди­не­нии и мо­лит­ве. Пре­дан­ность Бо­гу, нена­вист­ная вра­гу спа­се­ния, ско­ро ста­ла объ­ек­том ис­пы­та­ний со сто­ро­ны неко­то­рых же­сто­косер­дых то­ва­ри­щей. Над ним ста­ли под­шу­чи­вать, под­тру­ни­вать, а по­том и про­сто оби­жать. Од­на­жды эти под­тру­ни­ва­ния пе­ре­шли грань до­пу­сти­мо­го до та­кой сте­пе­ни, что это по­тре­бо­ва­ло спе­ци­аль­но­го рас­сле­до­ва­ния рек­то­ра. Но, несмот­ря на рас­спро­сы рек­то­ра, Ге­ор­гий не вы­дал сво­их обид­чи­ков.

Стой­кость в тер­пе­нии скор­бей, доб­ро­сер­де­чие маль­чи­ка так рас­тро­га­ли рек­то­ра, что он, ме­няя фа­ми­лии уче­ни­кам, как это бы­ло при­ня­то в то вре­мя по при­чине их небла­го­зву­чия ли­бо в свя­зи с ча­стым по­вто­ре­ни­ем од­них и тех же, дал Ге­ор­гию фа­ми­лию Доб­ро­сер­дов.

Оби­ды сверст­ни­ков и в са­мом де­ле не ра­ни­ли доб­ро­го серд­ца Ге­ор­гия. С неко­то­рых пор он по­чув­ство­вал рас­по­ло­же­ние к несе­нию по­доб­ных скор­бей Хри­ста ра­ди. Так по­сте­пен­но в нем офор­ми­лось стрем­ле­ние к по­дви­гу юрод­ства.

Не каж­дый в со­сто­я­нии по­нять ве­ли­чие это­го по­дви­га. В слу­чае с Ге­ор­ги­ем да­же мать не по­ня­ла род­но­го сы­на. В но­яб­ре 1827 го­да по ее прось­бе Ге­ор­гия уво­ли­ли из се­ми­на­рии и вско­ре во­дво­ри­ли в дом для ума­ли­шен­ных. Кро­то­стью и незло­би­ем сво­е­го серд­ца Ге­ор­гий укро­щал здесь ду­шев­но­боль­ных, да­же буй­ных, и уми­лял их так, что вско­ре все оби­та­те­ли до­ма скор­би по­лю­би­ли его, лас­ка­лись к нему и слу­ша­лись его.

Но­вые ис­пы­та­ния не от­лу­чи­ли Ге­ор­гия «от люб­ве Бо­жия» и он про­дол­жал по­двиг мо­лит­вы. Най­ти уеди­нен­ный уго­лок в боль­ни­це бы­ло невоз­мож­но, и Ге­ор­гий обо­ру­до­вал се­бе «келлию» пря­мо в спаль­ном по­ме­ще­нии. На­крыв­шись с го­ло­вой оде­я­лом, он втайне от всех окру­жав­ших воз­но­сил пла­мен­ные мо­лит­вы Иису­су Слад­чай­ше­му. И Гос­подь, ви­дя тай­ное, воз­дал ему яв­но.

Од­на­жды дом для ума­ли­шен­ных по­се­тил с ин­спек­тор­ской про­вер­кой гу­бер­на­тор Цей­длер. Уви­дев Ге­ор­гия и по­го­во­рив с ним, он при­шел к вы­во­ду, что тот пси­хи­че­ски здо­ров. «Он не глу­пее нас с ва­ми», – ска­зал он док­то­ру и рас­по­ря­дил­ся пе­ре­ве­сти Ге­ор­гия в дом для при­зре­ния убо­гих.

Свое но­вое ме­сто пре­бы­ва­ния Ге­ор­гий на­зы­вал «Эде­мом сла­до­сти». Здесь он все­це­ло пре­да­вал­ся мо­лит­ве. Как и на­сель­ни­ки су­ма­сшед­ше­го до­ма, все при­з­ре­ва­е­мые ка­ле­ки, сле­пые и пре­ста­ре­лые по­лю­би­ли его и ви­де­ли в нем зем­но­го Ан­ге­ла, по­слан­но­го им Бо­гом. Вско­ре, од­на­ко, по прось­бе стар­ца Ни­фон­та он был воз­вра­щен в се­ми­на­рию.

10 ав­гу­ста 1832 го­да Ге­ор­гий Доб­ро­сер­дов окон­чил курс се­ми­на­рии вто­рым уче­ни­ком, но по­зна­ни­я­ми он на го­ло­ву пре­вос­хо­дил сво­их со­уче­ни­ков. Рек­тор не по­ста­вил его пер­вым ис­клю­чи­тель­но по сво­ей при­чине. «По­жа­луй, воз­гор­дит­ся еще мо­ло­дой че­ло­век», – объ­яс­нял он свое ре­ше­ние кол­ле­гам. По окон­ча­нии се­ми­на­рии Ге­ор­гий был опре­де­лен на долж­ность учи­те­ля Ир­кут­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща. Здесь неза­мет­но для се­бя он сбли­зил­ся со сво­и­ми со­слу­жив­ца­ми, ско­ро при­вык к об­ще­ству и да­же по вре­ме­нам на­чи­нал ску­чать от оди­но­че­ства. Де­ло до­шло до то­го, что Ге­ор­гий и храм стал ре­же по­се­щать.

Пре­ле­сти мир­ской жиз­ни на­ко­нец за­хва­ти­ли его до та­кой сте­пе­ни, что в 1836 го­ду, 29 ян­ва­ря, он об­вен­чал­ся с де­ви­цей На­та­льей Ми­хай­ло­вой. Тем не ме­нее спа­си­тель­но­го пу­ти он не остав­лял.

Вско­ре по вен­ча­нии Ге­ор­гий Доб­ро­сер­дов был ру­ко­по­ло­жен во пре­сви­те­ра, но бе­лым свя­щен­ни­ком про­был он недол­го. Толь­ко пять лет про­жил он в бра­ке. Его су­пру­га неожи­дан­но скон­ча­лась и, ов­до­вев, Ге­ор­гий по­сту­пил в Пе­тер­бург­скую ака­де­мию.

В Пе­тер­бург бу­ду­щий свя­ти­тель ехал через Моск­ву, где был при­нят мит­ро­по­ли­том Фила­ре­том (Дроз­до­вым), ко­то­рый в бе­се­де по­ин­те­ресо­вал­ся, есть ли у него ка­кие-ли­бо про­тек­ции для по­ступ­ле­ния в ака­де­мию. «Упо­ва­ние мое Отец, при­бе­жи­ще мое Сын, по­кров мой Дух Свя­тый», – от­ве­тил Ге­ра­сим. В ака­де­мию он был при­нят без про­тек­ции и за­кон­чил ее вто­рым ма­ги­стром. На по­след­нем кур­се ака­де­мии он был по­стри­жен в мо­на­ше­ство с име­нем Ге­ра­сим. В 1845 го­ду, по окон­ча­нии ака­де­мии, иеро­мо­нах Ге­ра­сим был на­прав­лен в Тверь учи­те­лем се­ми­на­рии.

Учи­тель, ин­спек­тор, а за­тем и рек­тор се­ми­на­рии, отец Ге­ра­сим все­го се­бя от­да­вал пе­да­го­ги­че­ской де­я­тель­но­сти. Сна­ча­ла в Тве­ри, по­том, с 1849 го­да, в Став­ро­по­ле, где был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та, по­том в Сим­бир­ской, Харь­ков­ской, Ка­луж­ской се­ми­на­ри­ях, в ко­то­рых про­слу­жил по­чти два­дцать лет. В 1863 го­ду ар­хи­манд­рит Ге­ра­сим был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Ста­ро­рус­ско­го, ви­ка­рия Нов­го­род­ской епар­хии.

Слу­жа Гос­по­ду в ар­хи­ерей­ском чине, он про­дол­жал ве­сти об­раз жиз­ни, за­ве­ден­ный им при по­стри­ге. Вста­вал ото сна в че­ты­ре ча­са и по­сле мо­лит­вы чи­тал по гла­ве из Вет­хо­го и Но­во­го за­ве­тов, жи­тия свя­то­го дня, а осталь­ное вре­мя до ли­тур­гии про­во­дил за ра­бо­той с бу­ма­га­ми. По­сле ран­ней ли­тур­гии до две­на­дца­ти ча­сов за­ни­мал­ся с про­си­те­ля­ми, по­том – обед. По­сле обе­да в про­дол­же­ние ча­са гу­лял на воз­ду­хе в лю­бую по­го­ду, по­том немно­го от­ды­хал и опять при­ни­мал­ся за ра­бо­ту. И так до ве­чер­не­го бо­го­слу­же­ния. По­сле служ­бы под­креп­лял се­бя ве­чер­ним ча­ем, за­тем сно­ва ра­бо­та. За ве­чер­ним пра­ви­лом про­чи­ты­вал обя­за­тель­но оче­ред­ную ка­физ­му и толь­ко по­сле это­го от­хо­дил ко сну, от­ды­хая для тру­дов сле­ду­ю­ще­го дня.

В 1866 го­ду по­сле­до­ва­ло на­зна­че­ние его на са­мо­сто­я­тель­ную Са­мар­скую ка­фед­ру. Через один­на­дцать лет он был пе­ре­ме­щен в Аст­ра­хань, где на склоне лет управ­лял епар­хи­ей два с по­ло­ви­ной го­да. Здесь, как и в про­чих ме­стах слу­же­ния, тру­дил­ся вла­ды­ка Ге­ра­сим, ис­пол­нен­ный хри­сти­ан­ско­го и ар­хи­пас­тыр­ско­го дол­га. Сле­до­ва­ние Хри­сту со­став­ля­ло смысл его жиз­ни. Он и ко Гос­по­ду ото­шел 24 июня 1880 го­да со сло­ва­ми ис­по­ве­да­ния Свя­той Тро­и­цы, те­ми са­мы­ми, ка­ки­ми он от­ве­тил на во­прос мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та о про­тек­ции, ко­гда ехал по­сту­пать в ака­де­мию: «Упо­ва­ние мое Отец, при­бе­жи­ще мое Сын, по­кров мой Дух Свя­тый».

По­дви­гом ве­ры, рев­ност­ным слу­же­ни­ем Хри­сту укра­сил свое зем­ное жи­тель­ство свя­ти­тель Ге­ра­сим. По­то­му и по успе­нии про­сла­вил его Гос­подь в ли­ке свя­тых Си­би­ри.

Случайный тест