Дни памяти

29 декабря

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Илия ро­дил­ся 20 июля 1878 го­да в го­ро­де Ка­шине Твер­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Иоан­на Че­ре­де­е­ва. В 1901 го­ду он окон­чил Твер­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка. Отец Илья слу­жил в хра­ме се­ла Вы­со­ко­во Нерль­ско­го уез­да.

Ко­гда на­ча­лись го­не­ния на Пра­во­слав­ную Цер­ковь в кон­це два­дца­тых го­дов, мест­ные вла­сти вы­гна­ли о. Илью из его до­ма, ото­бра­ли все иму­ще­ство, и под угро­зой аре­ста ему бы­ло пред­ло­же­но по­ки­нуть рай­он. Отец Илья уехал к род­ствен­ни­кам в го­род Ка­шин; жи­вя там, он по­лу­чил на­зна­че­ние от свя­то­го ар­хи­епи­ско­па Фад­дея в храм се­ла Стель­ко­во Ка­ля­зин­ско­го рай­о­на.

В 1931 го­ду о. Илья по тра­ди­ции стал об­хо­дить до­ма сво­их при­хо­жан с мо­леб­на­ми и тре­ба­ми, был за это аре­сто­ван, при­го­во­рен к ше­сти ме­ся­цам при­ну­ди­тель­ных ра­бот и по­слан для от­бы­ва­ния на­ка­за­ния в кол­хоз се­ла Стель­ко­во.

В 1934 го­ду ар­хи­епи­скоп Фад­дей на­зна­чил о. Илью в храм се­ла Кон­стан­ти­но­ва Ка­ля­зин­ско­го рай­о­на. Его же­на к то­му вре­ме­ни умер­ла, и един­ствен­ную дочь, ко­то­рой бы­ло то­гда две­на­дцать лет, по­мо­га­ла вос­пи­ты­вать его неза­муж­няя сест­ра На­та­лья Ива­нов­на. Здесь он слу­жил до ле­та 1937 го­да, ко­гда ста­ло из­вест­но, что вла­сти на­ме­ре­ва­ют­ся за­крыть храм под пред­ло­гом, что ве­ру­ю­щие пе­ре­ста­ли его ре­мон­ти­ро­вать.

По­сле все­нощ­ной под празд­ник Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри о. Илья со­брал наи­бо­лее ак­тив­ных при­хо­жан в цер­ков­ной сто­рож­ке и со­об­щил им, что мест­ные вла­сти со­би­ра­ют­ся за­крыть храм, са­мо зда­ние сло­мать, а кир­пич ис­поль­зо­вать для стро­и­тель­ства те­ат­ра в Ка­ля­зине. «Я при­зы­ваю вас, ве­ру­ю­щих лю­дей, — ска­зал со­брав­шим­ся свя­щен­ник, — про­ти­во­дей­ство­вать от­да­нию на­ше­го хра­ма на по­ру­га­ние. Он сто­ит у нас уже две­сти лет, луч­ше со­бе­рем день­ги и укра­сим храм Бо­жий».

На сле­ду­ю­щий день о. Илья и ста­ро­ста хра­ма по­шли по при­хо­ду со­би­рать по­жерт­во­ва­ния и со­бра­ли до­ста­точ­но средств, чтобы сде­лать ре­монт. Через две неде­ли бы­ли за­вер­ше­ны все ра­бо­ты, вы­кра­ше­на кры­ша и по­бе­ле­ны сте­ны, так что храм вы­гля­дел те­перь, буд­то толь­ко что вы­стро­ен­ный.

Но недол­го при­шлось про­слу­жить в нем свя­щен­ни­ку. Рев­ност­ный пас­тырь, не от­сту­пив­ший от ис­пол­не­ния сво­их хри­сти­ан­ских обя­зан­но­стей да­же и во вре­мя са­мых лю­тых го­не­ний, был аре­сто­ван 21 де­каб­ря 1937 го­да. В Ка­ля­зине в ре­зуль­та­те про­ве­ден­но­го ме­ди­цин­ско­го об­сле­до­ва­ния вы­яс­ни­лось, что свя­щен­ник тя­же­ло бо­лен мио­кар­ди­том, к физи­че­ско­му тру­ду не спо­со­бен, но дой­ти пеш­ком до Ка­ши­на, где раз­ме­ща­лась бли­жай­шая тюрь­ма, все же смо­жет. В тот же день о. Илья был от­прав­лен в Ка­шин­скую тюрь­му и вско­ре до­про­шен. По­сле обыч­ных во­про­сов, за что свя­щен­ни­ка аре­сто­вы­ва­ли ра­нее, сле­до­ва­тель спро­сил:

— Вы аре­сто­ва­ны за про­ве­де­ние сре­ди кол­хоз­ни­ков ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции. При­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ным?

— Я раз­го­во­ров про­тив со­вет­ской вла­сти ни­ко­гда не про­во­дил. Ви­нов­ным се­бя не при­знаю, — от­ве­тил свя­щен­ник.

На этом до­прос был за­кон­чен. Несмот­ря на угро­зы сле­до­ва­те­ля, о. Илья от­ка­зал­ся ого­ва­ри­вать се­бя или дру­гих.

Через несколь­ко дней, 27 де­каб­ря, Трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла свя­щен­ни­ка к рас­стре­лу. Свя­щен­ник Илья Че­ре­де­ев был рас­стре­лян 29 де­каб­ря 1937 го­да.

При­чис­лен к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.


Игу­мен Да­мас­кин.

"Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви XX сто­ле­тия". Тверь, Изд-во "Бу­лат", т. 1 1992, т. 2 1996, т. 3 1999, т. 4 2000, т. 5 2001.

Случайный тест