Дни памяти

20 июня – Собор святых Ивановской митрополии

25 сентября

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Свя­той но­во­му­че­ник отец Иоанн Пру­ден­тов ро­дил­ся в 1868 го­ду в се­ле Боль­шие Дор­ки Вяз­ни­ков­ско­го уез­да и про­ис­хо­дил из древ­не­го свя­щен­ни­че­ско­го ро­да, вос­хо­дя­ще­го сво­и­ми кор­ня­ми ко вре­ме­ни прав­ле­ния Ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча Ро­ма­но­ва. Его пра­дед, дед, отец и сам он окон­чи­ли Вла­ди­мир­скую се­ми­на­рию и Ака­де­мию. В се­ми­на­рии бы­ла да­на им и фа­ми­лия — Пру­ден­тов (от лат. ра­зум­ный).
Пра­дед — о. Па­вел Пру­ден­тов был пре­по­да­ва­те­лем Вла­ди­мир­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии. Во вре­мя по­жа­ра 1855 го­да, он ду­хов­ник Успен­ско­го жен­ско­го мо­на­сты­ря, «по­спе­шил в мо­на­стырь, чтобы вы­не­сти из за­го­рев­шей­ся церк­ви мо­щи св. Ав­ра­амия, что и успел сде­лать с боль­шою для се­бя опас­но­стию... В это са­мое вре­мя его соб­ствен­ный дом со всем иму­ще­ством сго­рел». Отец Па­вел — мест­но­чти­мый Вла­ди­мир­ский свя­той.
Свя­той но­во­му­че­ник о. Иоанн во­ис­ти­ну был доб­рый пас­тырь, все­го се­бя от­да­вав­ший Церк­ви и своё серд­це, пре­ис­пол­нен­ное Хри­сто­вой люб­ви к лю­дям и, осо­бен­но, к де­тям. При хра­ме в с. Дор­ки, где он слу­жил, бы­ла шко­ла, в ко­то­рой ба­тюш­ка сам пре­по­да­вал боль­шин­ство пред­ме­тов. Он по­стро­ил в 1902 го­ду квар­ти­ру для учи­те­ля и об­ще­жи­тие для уче­ни­ков из даль­них де­ре­вень.
Ко­гда в 1918 го­ду шко­лу за­кры­ли, о. Иоанн про­дол­жал учить де­тей на до­му. Ча­сто хо­дил к де­тям за несколь­ко ки­ло­мет­ров в де­рев­ни Плеш­ко­во и Ки­вер­ни­ко­во. Но вско­ре уро­ки эти за­пре­ти­ли вла­сти.
Бу­дучи му­зы­каль­но ода­рён, о. Иоанн сам обу­чал де­тей цер­ков­но­му пе­нию. Вме­сте с род­ным бра­том Ва­си­ли­ем со­здал в се­ле дет­ский хор. Этот хор в Боль­ших Дор­ках счи­тал­ся луч­шим в Вяз­ни­ков­ском уез­де.
У о. Иоан­на бы­ло во­семь де­тей, ко­то­рых он без­мер­но лю­бил, но вос­пи­ты­вал стро­го. Ны­неш­ние ста­ро­жи­лы, быв­шие то­гда детьми пя­ти-де­ся­ти лет, хо­ро­шо пом­нят о.Иоан­на, на­зы­вая его не ина­че как «доб­рый ба­тюш­ка».
В до­ме Пру­ден­то­вых ча­сто со­би­ра­лись сель­чане. В празд­ни­ки не нуж­но бы­ло осо­бо­го при­гла­ше­ния — дом свя­щен­ни­ка был от­крыт для всех. В сво­ём до­ме или в шко­ле о. Иоанн устра­и­вал Рож­де­ствен­скую ёл­ку, где со­би­ра­лось всё се­ло. Де­ти пе­ли пес­ни, чи­та­ли сти­хи. Каж­дое вос­кре­се­ние о. Иоанн со­би­рал всё взрос­лое на­се­ле­ние се­ла для «Вос­крес­ных бе­сед», где рас­ска­зы­вал и объ­яс­нял од­но­сель­ча­нам все со­бы­тия, про­изо­шед­шие в Рос­сии за неде­лю.
При церк­ви бы­ла со­бра­на зна­чи­тель­ная по сель­ским мас­шта­бам биб­лио­те­ка для де­тей и взрос­лых.
Из­ве­стен слу­чай, по­слу­жив­ший по­во­дом к пе­ре­пис­ке ба­тюш­ки с о.Иоан­ном Крон­штадт­ским. Дор­ков­ский по­ме­щик Обол­ду­ев устро­ил в се­ле «пи­тей­ное за­ве­де­ние», ко­то­рое при­но­си­ло ему боль­шой до­ход. Кре­стьяне не усто­я­ли, по­тя­ну­лись в ка­бак.
Ба­тюш­ка хо­дил по де­рев­ням с про­по­ве­дью, убеж­дая сель­ские об­щи­ны вы­не­сти ре­ше­ние о за­кры­тии ка­ба­ка. Отец Иоанн об­ли­чал по­ме­щи­ка пе­ред уезд­ны­ми и гу­берн­ски­ми вла­стя­ми, но Обол­ду­ев имел «свою ру­ку» при вла­ди­мир­ском гу­бер­на­то­ре. То­гда ба­тюш­ка на­пи­сал пись­мо с прось­бой о мо­лит­вен­ной по­мо­щи св. пра­вед­но­му о. Иоан­ну Крон­штад­ско­му и вско­ре по­лу­чил от него уте­ши­тель­ное пись­мо и ре­зо­лю­цию о со­дей­ствии от пред­се­да­те­ля Со­ве­та ми­ни­стров С.Ю.Вит­те. Пись­мо Крон­штад­ско­го пас­ты­ря хра­ни­лось в се­мье как свя­ты­ня. Все со­вет­ские го­ды оно ви­се­ло в крас­ном уг­лу под ико­на­ми и про­па­ло во вре­мя ограб­ле­ния вме­сте с боль­шей ча­стью икон в 1978 го­ду.
Свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние, пас­тыр­скую и пре­по­да­ва­тель­скую де­я­тель­ность о. Иоан­ну при­хо­ди­лось сов­ме­щать с тя­жё­лым кре­стьян­ским тру­дом. Вся хо­зяй­ствен­ная ра­бо­та ле­жа­ла на его пле­чах. Несмот­ря на все труд­но­сти, во вре­мя граж­дан­ской вой­ны о. Иоанн от­дал од­ну из двух сво­их ло­ша­дей на нуж­ды фрон­та. Ло­шадь у сель­ско­го свя­щен­ни­ка брать не хо­те­ли, по­ни­мая, ка­кая это по­те­ря для кре­стьян­ско­го хо­зяй­ства. Од­на­ко он на­сто­ял на сво­ём, оста­вив ло­шадь, ушёл со сло­ва­ми: «Нет, нет, возь­ми­те, она вам нуж­нее...»
Ду­хов­ная друж­ба свя­зы­ва­ла о. Иоан­на Пру­ден­то­ва со свя­ще­но-му­че­ни­ка­ми о. Пав­лом Све­то­за­ро­вым и о. Иоан­ном Рож­де­ствен­ским, при­няв­ши­ми му­че­ни­че­скую кон­чи­ну в 1922 го­ду. Со­хра­нил­ся мо­лит­во­слов, по­да­рен­ный о. Иоан­ну от­цом Пав­лом Све­то­за­ро­вым с дар­ствен­ной над­пи­сью: «Для мо­лит­вен­но­го на­зи­да­ния». Этот мо­лит­во­слов был с ба­тюш­кой и в ссыл­ке. Ча­сты­ми го­стя­ми в до­ме Пру­ден­то­вых бы­ли о. Ва­си­лий Ка­па­цин­ский из-под Па­ле­ха, о. Ми­ха­ил Аре­тин­ский, на­сто­я­тель Пре­об­ра­жен­ско­го хра­ма в с. Пу­стошь, о. Ва­си­лий Аль­биц­кий, свя­щен­ник Тро­иц­ко­го хра­ма с. Се­мё­но­во-Вы­со­ко­во, о. Ни­ко­лай Смир­нов (брат Клав­дии Пор­фи­рьев­ны), свя­щен­ник Пре­об­ра­жен­ско­го хра­ма с.М.Дор­ки, иерей Кон­стан­тин, свя­щен­ник с. Афа­на­сьев­ское. Все они бы­ли аре­сто­ва­ны и от­прав­ле­ны в ссыл­ку за ис­по­ве­да­ние сво­ей ве­ры и при­ня­ли му­че­ни­че­скую кон­чи­ну.
Ле­том 1920 го­да в со­сед­нем се­ле Пу­стошь про­изо­шло со­бы­тие, кос­вен­но по­слу­жив­шее по­во­дом к пер­во­му аре­сту о. Иоан­на.
В это вре­мя боль­ше­ви­ки про­во­ди­ли так на­зы­ва­е­мую «прод­раз­вёрст­ку», в дей­стви­тель­но­сти — на­силь­ствен­но от­ни­ма­ли боль­шую часть уро­жая у кре­стьян, ко­то­рые и без то­го с тру­дом мог­ли про­кор­мить свои мно­го­чис­лен­ные се­мьи. Ска­зать, что в на­ро­де рос­ло недо­воль­ство, зна­чит, не ска­зать ни­че­го, — кре­стьяне бы­ли из­му­че­ны и озлоб­ле­ны.
В жар­кий июль­ский день 1920 го­да два боль­ше­ви­ка-аги­та­то­ра еха­ли на ве­ло­си­пе­дах из Па­ле­ха в Шую. В со­сед­нем с Дор­ка­ми се­ле Пу­стошь они оста­но­ви­лись, чтобы на­пить­ся во­ды из ко­лод­ца. Бы­ло вре­мя се­но­ко­са, с по­ля воз­вра­ща­лись жен­щи­ны с граб­ля­ми и ви­ла­ми, и боль­ше­ви­ки на­ча­ли с ни­ми раз­го­вор о до­сто­ин­ствах Со­вет­ской вла­сти. Убе­дить пу­сто­шен­ских кре­стья­нок боль­ше­ви­кам не уда­лось — спор ско­ро пе­ре­шёл в брань, кон­чив­шу­ю­ся тем, что од­но­го боль­ше­ви­ка разъ­ярён­ные жен­щи­ны ви­ла­ми за­би­ли до смер­ти. Уда­ри­ли в на­бат.
Из со­сед­них сёл сбе­жа­лись кре­стьяне, во­ору­жён­ные сель­ско­хо­зяй­ствен­ны­ми ору­ди­я­ми. Сын ба­тюш­ки Алек­сандр, услы­шав зов ко­ло­ко­ла, то­же по­шёл в Пу­стошь. Стал уго­ва­ри­вать на­род не уби­вать вто­ро­го боль­ше­ви­ка, а от­пу­стить его с ми­ром. Его по­слу­ша­ли, боль­ше­ви­ка от­пу­сти­ли. Тот без огляд­ки умчал на сво­ём ве­ло­си­пе­де в Шую, но вско­ре вер­нул­ся... с ка­ра­тель­ным от­ря­дом. Крас­но­ар­мей­цы рас­стре­ля­ли несколь­ко без­оруж­ных лю­дей, слу­чай­но встре­тив­ших­ся им на до­ро­ге и ра­пор­то­ва­ли о по­дав­ле­нии контр­ре­во­лю­ци­он­но­го мя­те­жа в с. Пу­стошь.
Сту­ден­че­скую фу­раж­ку и пенсне Алек­сандра боль­ше­вик хо­ро­шо за­пом­нил; вы­яс­ни­ли к то­му же, что он — сын свя­щен­ни­ка. Пе­ре­одев­шись и сняв фу­раж­ку, Алек­сандр ушёл в с.Южа, к сво­е­му зна­ко­мо­му. К ве­че­ру к до­му о. Иоан­на на­гря­ну­ли вер­хо­вые, до­пра­ши­ва­ли. Обыс­кав дом и окрест­но­сти, они уеха­ли ни с чем. А Алек­сандр, про­жив в Юже несколь­ко дней, бла­го­по­луч­но вер­нул­ся до­мой. Но оста­вать­ся в оте­че­ском до­ме бы­ло уже небез­опас­но, и он по­ехал в Моск­ву.
Этот слу­чай, как и сле­до­ва­ло ожи­дать, не остал­ся для от­ца Иоан­на без по­след­ствий. В 1930 го­ду его пы­та­лись об­ви­нить в уча­стии в контр­ре­во­лю­ци­он­ном мя­те­же в с. Пу­стошь, под­стре­ка­тель­стве и ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции. Об­ви­ня­ли в том, что это он уда­рил в на­бат.
20 ок­тяб­ря 1930 го­да о. Иоанн был аре­сто­ван. Из до­ку­мен­тов, хра­ня­щих­ся в ар­хи­ве УФСБ г. Ива­но­во вид­но, что ви­нов­ным в ор­га­ни­за­ции контр­ре­во­лю­ци­он­но­го мя­те­жа отец Иоанн се­бя не при­знал, но ко­мис­сия по­счи­та­ла крайне опас­ным его вли­я­ние на на­се­ле­ние. В об­ви­ни­тель­ном за­клю­че­нии есть ссыл­ки на вы­ска­зы­ва­ния о. Иоан­на и об­ви­ни­те­лей: «В 1921 г. в мо­мент изъ­я­тия цер­ков­ных цен­но­стей вы­сту­пал в церк­ви пе­ред ве­ру­ю­щи­ми с при­зы­вом не от­да­вать со­вет­ской вла­сти цен­но­сти», «в цер­ков­ной сто­рож­ке, где каж­дый празд­ник меж­ду обед­ня­ми со­би­ра­лось мно­го ве­ру­ю­щих, каж­дый раз он за­во­дил раз­го­во­ры о тя­жё­лой жиз­ни кре­стьян в на­сто­я­щее вре­мя, го­во­рил, что со­вет­ская власть раз­вра­ща­ет на­род, а глав­ное, юно­ше­ство, и при­зы­вал ве­ру­ю­щих не слу­шать без­бож­ни­ков».
25 де­каб­ря 1930 го­да «трой­ка» Шуй­ско­го ОГПУ вы­нес­ла по­ста­нов­ле­ние: «Пру­ден­то­ва Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча по ста­тье 58/10 вы­слать в се­вер­ный край на 3 го­да...» Ссыл­ку о. Иоанн от­бы­вал в Си­би­ри, в се­ле Ко­ло­ми­но Том­ско­го окру­га Кри­во­ше­ин­ско­го рай­о­на.
Рас­ска­зы­ва­ли, что от­ца Иоан­на там уго­ва­ри­ва­ли от­ка­зать­ся от са­на свя­щен­ни­ка, обе­щая в этом слу­чае вер­нуть до­мой. Отец Иоанн от­ве­тил без­бож­ни­кам: «Слу­жу Бо­гу мо­е­му дон­де­же семь!»
Вер­нул­ся до­мой о. Иоанн осе­нью 1933 го­да. Ему шёл седь­мой де­ся­ток, здо­ро­вье бы­ло пол­но­стью рас­стро­е­но в ссыл­ке. Средств к су­ще­ство­ва­нию — ни­ка­ких. Ещё в 1929 го­ду мест­ный «Со­вет бед­но­ты» вы­нес по­ста­нов­ле­ние о за­кры­тии хра­мов и пре­кра­ще­нии служб. Из свя­щен­ни­че­ско­го до­ма вы­нес­ли прак­ти­че­ски всё, хо­зяй­ствен­ные по­строй­ки разо­бра­ли. Но мест­ные вла­сти не остав­ля­ли «быв­ше­го слу­жи­те­ля куль­та». Од­но за дру­гим по­сы­ла­ли из­ве­ще­ния о вы­пол­не­нии обя­за­тельств по по­став­ке мя­са и с/х про­дук­тов го­су­дар­ству. Двум ста­ри­кам-ин­ва­ли­дам, всё хо­зяй­ство ко­то­рых со­сто­я­ло из двух гря­док в ого­ро­де и од­ной ко­зы, пред­ла­га­лось: «...в обя­за­тель­ном по­ряд­ке вы­пол­нить твёр­дое за­да­ние по за­го­тов­кам с 19 де­каб­ря 1934 го­да в трёх­днев­ный срок: рожь — 192 кг, овёс — 320 кг, кар­то­фелъ — 1000 кг, се­на — 40 пуд, шер­сти — 2 кг. Кро­ме то­го, еже­год­но мя­са долж­но быть по­став­ле­но го­су­дар­ству — 45 кг и 23 руб­ля — де­неж­ный на­лог».
За недо­вы­пол­не­ние «твёр­дых за­да­ний» в ука­зан­ный срок вла­сти гро­зи­ли но­вым су­дом. На все про­ше­ния от­ца Иоан­на от­ве­ча­ли крайне ци­нич­но. Уни­же­ния и из­де­ва­тель­ства, хож­де­ния по ин­стан­ци­ям про­дол­жа­лись вплоть до аре­ста в 1937 го­ду.
Сно­ва до­про­сы, об­ви­не­ния в контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ции про­тив кол­хоз­но­го стро­и­тель­ства. На во­прос: «В предъ­яв­лен­ном вам об­ви­не­нии ви­нов­ным при­зна­ё­те се­бя?» Он от­ве­тил: «Не при­знаю!» «При­зна­е­те ли Вы, что ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ные раз­го­во­ры сре­ди на­се­ле­ния? От­ве­чай­те!» Он, яко­бы, от­ве­тил, что при­зна­ёт, что го­во­рил: «По­стро­ен­ные кол­хо­зы пу­тём на­си­лия над кре­стья­на­ми при­ве­ли к ра­зо­ре­нию, об­ни­ща­нию кол­хоз­ни­ков; а кол­хоз­ни­ки, ра­бо­тая до упад­ка сил, хлеб весь сда­ют го­су­дар­ству, а са­ми си­дят го­лод­ные, ра­зу­тые и раз­де­тые, за сво­им же хле­бом хо­дят в ко­опе­ра­цию и про­ста­и­ва­ют ча­са­ми, не все­гда его по­лу­чая». Го­во­рил: «Со­вет­ская власть чи­нит го­не­ния на ре­ли­гию, но ре­ли­гия су­ще­ство­ва­ла, су­ще­ству­ет и бу­дет су­ще­ство­вать; ес­ли со­вет­ское пра­ви­тель­ство ста­ра­ет­ся при­крыть хра­мы, на­кла­ды­ва­ет непо­силь­ные на­ло­ги на нас, мы все вме­сте долж­ны бо­роть­ся до кон­ца сво­ей жиз­ни и разъ­яс­нять лю­дям, что без ре­ли­гии не бу­дет жи­тья не толь­ко слу­жи­те­лям куль­та, но и всем тру­дя­щим­ся». На ос­но­ва­нии этих сфаб­ри­ко­ван­ных про­то­ко­лов «трой­ка» УНКВД Ива­нов­ской об­ла­сти 22 сен­тяб­ря вы­нес­ла при­го­вор: Пру­ден­то­ва И. А. — рас­стре­лять. По сло­вам со­труд­ни­ков УФСБ при­го­вор был при­ве­ден в ис­пол­не­ние на пу­сты­ре де­рев­ни Ба­ли­но близ го­ро­да Ива­но­во (ныне клад­би­ще «Ба­ли­но») 25 сен­тяб­ря 1937 го­да в 23:00.
В сек­рет­ном де­ле о рас­стре­ле хра­нит­ся по­след­няя фо­то­гра­фия о. Иоан­на, сде­лан­ная в УНКВД Ива­нов­ской об­ла­сти. Все­го за несколь­ко ча­сов до вос­ше­ствия на свою гол­го­фу, смот­рит на нас убе­лён­ный се­ди­на­ми свя­той ста­рец, му­че­ник и ис­по­вед­ник, уже го­то­вый «раз­ре­ши­ти­ся и со Хри­стом бы­ти». Всю свою жизнь от­дал слу­же­нию Бо­гу и лю­дям свя­той свя­щен­но­му­че­ник Иоанн.

Ис­точ­ник: http://www.russdom.ru

Случайный тест