Ваш город - Ашберн?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

5 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

6 декабря

Житие

Ис­по­вед­ник Иоанн ро­дил­ся в 1869 го­ду в се­ле Мартья­но­во Сер­пу­хов­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье ра­бо­че­го-сле­са­ря Сер­гея Ва­си­лье­ва.
С 1884 го­да он ра­бо­тал в хар­чев­ной лав­ке фаб­ри­ки Ря­бо­ва, где стал со вре­ме­нем при­каз­чи­ком. По­сле уволь­не­ния он в 1922 го­ду от­крыл свою тор­гов­лю.
С 1919 го­да Иван Ва­си­льев был цер­ков­ным ста­ро­стой Ни­коль­ско­го хра­ма в се­ле Бу­тур­ли­но Сер­пу­хов­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии, а на­сто­я­те­лем в хра­ме яв­лял­ся свя­щен­ник Кон­стан­тин Уа­ров.
В 1927 го­ду ком­со­моль­цы в се­ле Бу­тур­ли­но ре­ши­ли уста­но­вить ра­дио­при­ем­ник на цер­ков­ной ко­ло­кольне, од­на­ко ве­ру­ю­щие вос­про­ти­ви­лись это­му, и за­тея мо­ло­дых без­бож­ни­ков не уда­лась.
В июле 1929 го­да в се­ле умер 18-лет­ний ком­со­мо­лец Ак­се­нов. Ро­ди­те­ли ку­пи­ли гроб и все необ­хо­ди­мое для по­хо­рон, при­гла­си­ли свя­щен­ни­ка от­петь умер­ше­го, до­го­во­рив­шись это сде­лать на сле­ду­ю­щий день утром у се­бя до­ма. На­ка­нуне по­хо­рон к ма­те­ри при­шел пред­се­да­тель ком­со­моль­ской ячей­ки Бе­ло­усов и ска­зал, что ком­со­моль­цы же­ла­ют хо­ро­нить то­ва­ри­ща са­ми, для че­го ими со­бра­ны день­ги на ве­нок и ду­хо­вой ор­кестр, куп­ле­на крас­ная ткань для обив­ки гро­ба. При этом Бе­ло­усов на­ста­и­вал, чтобы по­хо­ро­ны бы­ли без свя­щен­ни­ка. Мать не со­гла­си­лась, «так как я уже ку­пи­ла гроб за свои день­ги, а ес­ли бы они рань­ше ска­за­ли, то я бы со­гла­си­лась», – ска­за­ла она впо­след­ствии сле­до­ва­те­лю.
В 11 ча­сов утра отец Кон­стан­тин при­шел со­вер­шать от­пе­ва­ние. Брат по­кой­но­го, ак­тив­ный ком­со­мо­лец, не до­ждав­шись окон­ча­ния от­пе­ва­ния, вме­сте с дру­ги­ми ком­со­моль­ца­ми взя­ли гроб и по­нес­ли в крас­ный уго­лок.
Отец Кон­стан­тин шел ка­кое-то вре­мя с ка­ди­лом за гро­бом. Бе­ло­усов ска­зал свя­щен­ни­ку: «До­воль­но те­бе ка­дить, ты, мо­жет, с на­ми и в крас­ный уго­лок пой­дешь?» Ба­тюш­ка оста­но­вил­ся и, ни­че­го не ска­зав, по­шел к се­бе.
При­дя в крас­ный уго­лок, ком­со­моль­цы оби­ли гроб крас­ным по­лот­ном, устро­и­ли по­чет­ный ка­ра­ул. Через че­ты­ре ча­са при­шел фо­то­граф и сфо­то­гра­фи­ро­вал их с гро­бом, а ко­гда при­шел ор­кестр, с му­зы­кой по­нес­ли гроб на клад­би­ще.
Пер­вый ми­тинг был устро­ен ком­со­моль­ца­ми око­ло крас­но­го угол­ка, при­сут­ство­ва­ло до 100 че­ло­век. Из се­ла Ле­ва­шо­во по­нес­ли гроб в Бу­тур­ли­но. На пло­ща­ди про­тив церк­ви был устро­ен еще один ан­ти­ре­ли­ги­оз­ный ми­тинг. Вы­сту­пав­шие го­во­ри­ли о том, что граж­дан­ские по­хо­ро­ны луч­ше цер­ков­ных. Из на­ро­да, ко­то­ро­го со­бра­лось че­ло­век 500, ста­ли раз­но­сить­ся ре­пли­ки: «От­дай­те по­кой­ни­ка свя­щен­ни­ку, что вы так хо­ро­ни­те, как ско­ти­ну». Уве­рен­ные в сво­ей все­доз­во­лен­но­сти, ком­со­моль­цы по­нес­ли гроб на клад­би­ще, где сно­ва хо­те­ли устро­ить ми­тинг.
На­род стал сра­мить мать, го­во­ря ей о том, что хо­ро­нить так, без свя­щен­ни­ка, грех и ей долж­но быть стыд­но, неуже­ли так и по­хо­ро­нят ее ре­бен­ка без свя­щен­ни­ка, ко­то­рый дол­жен пре­да­вать те­ло зем­ле. Мать и сест­ры по­кой­но­го не да­ли опу­стить гроб в мо­ги­лу. Под­нял­ся крик и шум, тол­па лю­дей от­стра­ни­ла ком­со­моль­цев от мо­ги­лы, от­ня­ла гроб с те­лом и по­нес­ла его в цер­ковь.
Отец Кон­стан­тин в хра­ме ка­кое-то вре­мя ожи­дал, не при­не­сут ли те­ло в цер­ковь. Но гроб про­нес­ли ми­мо церк­ви. Отец Кон­стан­тин, диа­кон Сер­гей Тро­иц­кий и дру­гие, быв­шие в церк­ви, ста­ли со­би­рать­ся до­мой. При­хо­дит род­ствен­ник умер­ше­го и про­сит ба­тюш­ку прид­ти на клад­би­ще. Сна­ча­ла отец Кон­стан­тин по­счи­тал неудоб­ным ид­ти ту­да, но по­том со­гла­сил­ся. Под­хо­дя к клад­би­щу, он уви­дел, что идут граж­дан­ские по­хо­ро­ны. Же­на от­ца Кон­стан­ти­на, а так­же же­на диа­ко­на и дру­гие лю­ди по­со­ве­то­ва­ли ему вер­нуть­ся об­рат­но в цер­ковь. Через несколь­ко ми­нут сно­ва при­хо­дит род­ня по­кой­но­го и вто­рич­но про­сит от­ца Кон­стан­ти­на прид­ти на клад­би­ще. По­ка они до­го­ва­ри­ва­лись, гроб с те­лом был при­не­сен в храм, и отец Кон­стан­тин вме­сте с при­чтом за­кон­чил от­пе­ва­ние.
26 июля 1929 го­да в га­зе­те «На­бат», из­да­ва­е­мой ком­му­ни­ста­ми Сер­пу­хов­ско­го уез­да, бы­ла на­пе­ча­та­на за­мет­ка под за­го­лов­ком «Си­лой унес­ли гроб в цер­ковь», под­пи­сан­ная псев­до­ни­мом Без­бож­ник.
«В де­ревне Бу­тур­ли­но, – пи­са­ла га­зе­та, – про­изо­шел слу­чай, по сво­ей наг­ло­сти пре­вос­хо­дя­щий все осталь­ные, ко­то­рые об­наглев­шая по­пов­щи­на вы­ки­ды­ва­ет за по­след­нее вре­мя. В на­ча­ле июля ком­со­моль­ская ячей­ка хо­ро­ни­ла сво­е­го чле­на тов. Ак­се­но­ва по до­го­во­рен­но­сти с ро­ди­те­ля­ми без по­па. В че­ты­ре ча­са дня из по­ме­ще­ния крас­но­го угол­ка де­рев­ни Ле­ва­шо­во по­хо­рон­ная про­цес­сия с ор­кест­ром дви­ну­лась по на­прав­ле­нию к Бу­тур­ли­но. Но поп свои по­зи­ции без боя ре­шил не сда­вать. Для до­сти­же­ния сво­ей це­ли он мо­би­ли­зо­вал весь цер­ков­ный ак­тив. По­хо­рон­ную про­цес­сию цер­ков­ный ак­тив стал встре­чать груп­па­ми че­ло­век по 10-15, и тот­час же при­сту­пи­ли к аги­та­ции про­тив граж­дан­ских по­хо­рон. Ру­ко­во­дил аги­та­ци­ей свя­щен­ник, ко­то­рый шел в тол­пе за гро­бом. На ми­тин­ге, устро­ен­ном на пло­ща­ди ком­со­моль­ца­ми с це­лью разъ­яс­не­ния граж­дан­ских по­хо­рон, пред­ста­ви­те­лю от про­све­ще­ния тов. Чай­ки­ной не да­ли окон­чить речь. По­сле окон­ча­ния ми­тин­га гроб по­нес­ли на клад­би­ще, где ком­со­моль­цы хо­те­ли про­из­не­сти над­гроб­ное сло­во. Но тол­па, со­бран­ная по­пом, не да­ла воз­мож­но­сти вы­го­во­рить ни од­но­го сло­ва. Ко­гда ком­со­моль­цы ста­ли при­го­тов­лять­ся за­бить гроб, то же­на по­па, же­на дьяч­ка и кре­стьян­ка Бы­ко­ва под­ня­ли ис­те­ри­че­ский крик: без пре­да­ния зем­ле хо­ро­нить нель­зя… Мест­ным ор­га­нам вла­сти нуж­но при­влечь ху­ли­га­нов к от­вет­ствен­но­сти».
По по­ру­че­нию на­чаль­ни­ка Сер­пу­хов­ско­го рай­он­но­го адми­ни­стра­тив­но­го от­де­ла бы­ло про­ве­де­но рас­сле­до­ва­ние об­сто­я­тельств опи­сан­но­го в ста­тье про­ис­ше­ствия и сде­лан вы­вод, что фак­ты в ста­тье из­ло­же­ны невер­но, со сто­ро­ны свя­щен­ни­ка «ху­ли­ган­ских дей­ствий про­яв­ле­но не бы­ло, и дан­ный слу­чай про­изо­шел по вине ком­со­моль­ской ор­га­ни­за­ции, так как по­след­няя не со­гла­со­ва­ла во­прос с род­ствен­ни­ка­ми умер­ше­го, что они бу­дут его хо­ро­нить без свя­щен­ни­ка».
30 ав­гу­ста 1929 го­да ОГПУ за­ве­ло уго­лов­ное де­ло в от­но­ше­нии свя­щен­ни­ка Кон­стан­ти­на Уа­ро­ва, слу­жив­ше­го в Ни­коль­ском хра­ме в Бу­тур­ли­но. Ста­ро­ста хра­ма Иван Сер­ге­е­вич Ва­си­льев был об­ви­нен «в рас­про­стра­не­нии лож­ных слу­хов о неви­нов­но­сти по­па».
На­шлись лже­сви­де­те­ли, ко­то­рые до­нес­ли в ОГПУ, что Иван Ва­си­льев го­во­рил: «Вот в Мих­нев­ском рай­оне на съез­де, как на­пе­ча­та­но в “На­ба­те” 31 июля, го­во­ри­лось, что 39 церк­вей бу­дет ис­поль­зо­ва­но на куль­тур­ные нуж­ды рай­о­на, на­до за­яв­лять в ВКП(б), что огром­ное боль­шин­ство кре­стьян ра­зум­но смот­рит на это де­ло, луч­ше но­вые шко­лы стро­ить, а ста­рые зда­ния со­хра­нять», на что «быв­шие тут до 300 че­ло­век при­хо­жан кри­ча­ли Ва­си­лье­ву: боль­ше­ви­ки не зна­ют, что де­ла­ют, ты пра­виль­но го­во­ришь».
3 сен­тяб­ря Иван Ва­си­льев был аре­сто­ван и за­клю­чен в Сер­пу­хов­ской дом за­клю­че­ния. В тот же день его до­про­си­ли. На во­про­сы сле­до­ва­те­ля он от­ве­тил: «Во вре­мя по­хо­рон я не при­сут­ство­вал и по­это­му ни­че­го не ви­дел и не знаю. Со слов свя­щен­ни­ка Уа­ро­ва, его про­си­ла мать умер­ше­го ком­со­моль­ца от­слу­жить все­нощ­ную и на сле­ду­ю­щий день от­петь по­кой­ни­ка. По­че­му свя­щен­ник Уа­ров от­пе­вал его в церк­ви, я не знаю».
16 сен­тяб­ря след­ствие бы­ло за­кон­че­но. Ста­ро­ста хра­ма Иван Ва­си­льев был об­ви­нен в том, «что пы­тал­ся со­здать об­ще­ствен­ное мне­ние в за­щи­ту свя­щен­ни­ка Уа­ро­ва и аги­ти­ро­вал сре­ди ре­ли­ги­оз­но-на­стро­ен­ных ра­бо­чих и кре­стьян за ор­га­ни­зо­ван­ную борь­бу про­тив по­ли­ти­ки со­вет­ской вла­сти по от­но­ше­нию к Церк­ви».
Сле­до­ва­тель, од­на­ко, кон­ста­ти­ро­вал, что «в де­ле не име­ет­ся до­ста­точ­ных сви­де­тель­ских по­ка­за­ний, ука­зы­ва­ю­щих на пря­мое уча­стие Уа­ро­ва и Ва­си­лье­ва в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния, при­пи­сы­ва­е­мо­го им по ста­тье 58-0 ч. 2 УК, в по­ряд­ке ста­тьи 202 УПК на­сто­я­щее де­ло даль­ней­шим след­стви­ем пре­кра­тить, но, при­ни­мая во вни­ма­ние… со­ци­аль­ную опас­ность об­ви­ня­е­мых, по­ста­но­вил… де­ло на­пра­вить в Осо­бое Со­ве­ща­ние при ОГПУ с хо­да­тай­ством о при­ме­не­нии адми­ни­стра­тив­ной вы­сыл­ки… сро­ком на три го­да для каж­до­го».
4 но­яб­ря 1929 го­да трой­ка ОГПУ при­го­во­ри­ла от­ца Кон­стан­ти­на к за­клю­че­нию в конц­ла­герь на три го­да, а Ива­на Ва­си­лье­ва к вы­сыл­ке на три го­да в Ка­зах­стан.
Иван Ва­си­льев был от­прав­лен в ме­стеч­ко Жам­ши, стан­ция Ка­ра­ган­да Ка­унрад­ско­го рай­о­на, Ак­то­гай, ку­да эта­пом он до­би­рал­ся вме­сте с уго­лов­ни­ка­ми пол­го­да. Срок вы­сыл­ки ис­тек 3 сен­тяб­ря 1932 го­да, но осво­бож­де­ния он не по­лу­чил. Из-за су­ро­вых усло­вий ссыл­ки Иван Сер­ге­е­вич, бу­дучи уже по­жи­лым че­ло­ве­ком, силь­но за­бо­лел рев­ма­тиз­мом ног. Из-за ост­рых бо­лей он не мог хо­дить. Зем­лян­ка, в ко­то­рой он жил, бы­ла раз­ме­ром 3,5 на 3,5 мет­ра, и в ней оби­та­ло три че­ло­ве­ка. Ме­сто ссыл­ки на­хо­ди­лось бо­лее чем в 400 вер­стах от же­лез­ной до­ро­ги, по­че­му да­же и по окон­ча­нии сро­ка боль­но­му че­ло­ве­ку нелег­ко бы­ло вы­ехать от­ту­да.
Сын Ива­на Сер­ге­е­ви­ча хо­да­тай­ство­вал о до­сроч­ном осво­бож­де­нии от­ца, ука­зы­вая и ту при­чи­ну, что срок на­ка­за­ния ис­те­ка­ет в ок­тяб­ре, и ес­ли бу­ма­ги об осво­бож­де­нии за­дер­жат­ся хо­тя бы на ме­сяц, то из-за по­год­ных усло­вий и пол­ной непро­хо­ди­мо­сти пу­сты­ни в это вре­мя отец не смо­жет вы­ехать в те­че­ние 7‑8 ме­ся­цев. 4 де­каб­ря 1932 го­да род­ствен­ни­ки по­лу­чи­ли те­ле­грам­му, а по­том пись­мо от свя­щен­ни­ка Сквор­цо­ва, от­бы­вав­ше­го на­ка­за­ние вме­сте с Ива­ном Сер­ге­е­ви­чем, где бы­ло ска­за­но, что их отец смер­тель­но бо­лен, у него от­ня­лись ру­ки и но­ги и по­мочь ему нечем.
Иван Сер­ге­е­вич Ва­си­льев умер 6 де­каб­ря 1932 го­да и был по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.
Отец Кон­стан­тин был от­прав­лен эта­пом в Со­ло­вец­кий ла­герь. Со­глас­но по­ста­нов­ле­нию цен­траль­ной Ко­мис­сии ОГПУ по раз­груз­ке СЛАГ, в ап­ре­ле 1931 го­да отец Кон­стан­тин был осво­бож­ден и 6 мая 1931 го­да на остав­ший­ся срок вы­слан в Се­вер­ный край, в го­род Кот­лас. Ко­гда на­ча­лась Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная вой­на, он вер­нул­ся в Бу­тур­ли­но, где 30 ав­гу­ста 1942 го­да умер и был по­гре­бен око­ло Ни­коль­ско­го хра­ма, за­кры­то­го по­сле его аре­ста.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. До­пол­ни­тель­ный том 3». Тверь, 2005 год, стр. 207–213.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест

(2 голоса: 5 из 5)