Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

17 июня  (переходящая) – Собор Санкт-Петербургских святых

23 сентября – Собор Липецких святых

17 октября – Собор Казанских святых

18 ноября – Память Отцов Поместного Собора Церкви Русской 1917–1918 гг.

20 ноября

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ки­рилл, мит­ро­по­лит Ка­зан­ский и Сви­яж­ский (в ми­ру Смир­нов Кон­стан­тин Ила­ри­о­но­вич) ро­дил­ся в се­мье пса­лом­щи­ка 26 ап­ре­ля 1863 го­да в го­ро­де Крон­штадт Санкт-Пе­тер­бург­ской гу­бер­нии.
В 1887 го­ду Кон­стан­тин окон­чил Санкт-Пе­тер­бург­скую Ду­хов­ную Ака­де­мию со сте­пе­нью кан­ди­да­та бо­го­сло­вия. 21 но­яб­ря 1887 го­да он был ру­ко­по­ло­жен в свя­щен­ни­ка и опре­де­лён к Вос­кре­сен­ской церк­ви Об­ще­ства трез­во­сти в Санкт-Пе­тер­бур­ге, од­новре­мен­но ис­пол­няя обя­зан­но­сти за­ко­но­учи­те­ля Ели­са­вет­поль­ской гим­на­зии и 2-й гим­на­зии Санкт-Пе­тер­бур­га.
С 1900 го­да отец Кон­стан­тин был на­зна­чен на долж­ность на­сто­я­те­ля Крон­штадт­ско­го Свя­то-Тро­иц­ко­го клад­би­щен­ско­го хра­ма. 15 лет ба­тюш­ка про­слу­жил в свя­щен­ни­че­ском сане. Неожи­дан­ная смерть ма­лень­кой Оль­ги, му­чи­тель­но уми­рав­шей от про­гло­чен­ной иг­лы, вслед за тем и — же­ны, не пе­ре­жив­шей го­ря, по­двиг­ла 38-лет­не­го от­ца Кон­стан­ти­на в 1902 го­ду при­нять мо­на­ше­ство. Вско­ре он на­зна­ча­ет­ся на долж­ность на­чаль­ни­ка Ур­мий­ской Ду­хов­ной Мис­сии в Пер­сии с воз­ве­де­ни­ем в сан ар­хи­манд­ри­та.
6 ав­гу­ста 1904 го­да со­сто­я­лась хи­ро­то­ния ар­хи­манд­ри­та Ки­рил­ла во епи­ско­па Гдов­ско­го, ви­ка­рия Санкт-Пе­тер­бург­ской епар­хии. Же­лая, чтобы на­род пол­нее участ­во­вал в бо­го­слу­же­нии, Вла­ды­ка ввёл все­на­род­ное пе­ние за бо­го­слу­же­ни­ем в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре.
Свя­той пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский пе­ред смер­тью про­сил, чтобы его от­пе­вал мо­ло­дой епи­скоп Ки­рилл, ко­то­ро­го он знал по слу­же­нию его в Крон­штад­те. С 1908 по 1928 го­ды Вла­ды­ка управ­ля­ет Там­бов­ской и Шац­кой епар­хи­ей. Он стре­мил­ся как мож­но ча­ще со­вер­шать по­езд­ки в са­мые от­да­лён­ные ме­ста сво­ей епар­хии ра­ди об­ще­ния с паст­вой. В 1913 го­ду он воз­во­дит­ся в сан ар­хи­епи­ско­па. В 1914 го­ду тру­да­ми Вла­ды­ки со­сто­я­лось про­слав­ле­ние Свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма Там­бов­ско­го (па­мять 28 июля).
Твёр­дость ве­ры Вла­ды­ки про­яви­лась в та­ком эпи­зо­де: ко­гда по рас­по­ря­же­нию са­ни­тар­ной ко­мис­сии в свя­зи с эпи­де­ми­ей хо­ле­ры в 1909 го­ду бы­ло да­но рас­по­ря­же­ние освя­щать на Бо­го­яв­ле­ние толь­ко ки­пя­чё­ную во­ду, Вла­ды­ка от­ка­зал­ся это де­лать и освя­щал реч­ную. За­ме­ча­тель­но, что это же убеж­де­ние: «Всё, что не от ве­ры — грех», — вы­ска­за­но и в од­ном из по­след­них его пи­сем от 8 мар­та 1937 го­да.
Во вре­мя фев­раль­ских со­бы­тий 1917 го­да Вла­ды­ка пре­ду­пре­ждал с ам­во­на: «Ес­ли не удер­жим­ся над сво­им про­шлым, то на­пи­шем та­кую стра­ни­цу сво­ей ис­то­рии, ко­то­рую сле­ду­ю­щие бу­дут чи­тать с крас­кой сты­да на ли­це, го­то­вы бу­дут вы­рвать её, но нет та­ких нож­ниц, ко­то­ры­ми мож­но бы­ло бы вы­ре­зать что-ли­бо из па­мя­ти ис­то­рии».
Во вре­мя вой­ны, по ини­ци­а­ти­ве Свя­ти­те­ля ор­га­ни­зу­ют­ся сбо­ры средств для нужд фрон­та, ла­за­ре­ты при мо­на­сты­рях, при­юты для де­тей, у ко­то­рых по­гиб­ли ро­ди­те­ли, раз­лич­ные ко­ми­те­ты по­мо­щи во­и­нам.
На По­мест­ном Со­бо­ре Вла­ды­ка был вы­дви­нут вто­рым в чис­ле пер­во­на­чаль­но из­бран­ных 25-ти кан­ди­да­тов на Пат­ри­ар­ше­ство. Так­же он был из­бран чле­ном Свя­щен­но­го Си­но­да при Свя­тей­шем Пат­ри­ар­хе Ти­хоне.
19 мар­та 1918 го­да Свя­ти­тель на­зна­ча­ет­ся на мит­ро­по­ли­чью Ти­флис­скую и Ба­кин­скую ка­фед­ру, а так­же на долж­ность Эк­зар­ха Кав­каз­ско­го, од­на­ко к ме­сту на­зна­че­ния вы­ехать ему не уда­лось. В 1919 го­ду его аре­сто­ва­ли в Москве по об­ви­не­нию «в контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ции пу­тём рас­сыл­ки воз­зва­ний и сно­ше­ния с Кол­ча­ком и Де­ни­ки­ным» и за­клю­чи­ли в тюрь­му В. Ч. К.
В 1920 го­ду, по­сле осво­бож­де­ния, он на­зна­ча­ет­ся на Ка­зан­скую и Сви­яж­скую ка­фед­ру, но через ме­сяц вновь был аре­сто­ван в Ка­за­ни по об­ви­не­нию, что «вы­ехал из Моск­вы в г. Ка­зань без раз­ре­ше­ния В. Ч. К.». Вла­ды­ка при­го­ва­ри­ва­ет­ся к за­клю­че­нию в ла­ге­ре на 5 лет. В Та­ган­ской Мос­ков­ской тюрь­ме он на­хо­дит­ся в од­ной ка­ме­ре со свя­щен­но­му­че­ни­ка­ми ар­хи­епи­ско­пом Фе­о­до­ром (Поз­де­ев­ским) и епи­ско­пом Гу­ри­ем (Сте­па­но­вым). В 1921 го­ду его осво­бож­да­ют по ам­ни­стии и Вла­ды­ка воз­вра­ща­ет­ся в Ка­зань, но в 1922 го­ду его вновь аре­сто­вы­ва­ют и по­сле за­клю­че­ния в Мос­ков­ской тюрь­ме ссы­ла­ют в Усть-Сы­сольск (ныне Сык­тыв­кар).
В Мос­ков­ской тюрь­ме он си­дел в од­ной ка­ме­ре со свя­щен­но­му­че­ни­ком Фад­де­ем, ар­хи­епи­ско­пом Аст­ра­хан­ским (па­мять 18 де­каб­ря). Вме­сте они на­пи­са­ли об­ра­ще­ние к ве­ру­ю­щим по по­во­ду «Жи­вой церк­ви», ко­то­рое уда­лось разо­слать по Рос­сии. За­тем Вла­ды­ку ссы­ла­ют в Усть-Ку­лом (Ко­ми А. О.), где он на­хо­дит­ся вме­сте с епи­ско­пом Афа­на­си­ем (Са­ха­ро­вым), а поз­же его пе­ре­во­дят в го­род Ко­тель­ни­чи Вят­ской об­ла­сти. Есть све­де­ния, что из Усть-Ку­ло­мы на­чаль­ник от­де­ла Г. П. У. Е. А. Туч­ков вы­зы­вал мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла в Моск­ву для пе­ре­го­во­ров, пред­ла­гая «до­го­во­рить­ся», то есть пой­ти на ком­про­мис­сы, но за­вер­ши­лась эта по­пыт­ка неуда­чей для вла­стей.
В 1924 го­ду Свя­ти­тель воз­вра­ща­ет­ся из ссыл­ки и встре­ча­ет­ся в Москве с св. Пат­ри­ар­хом Ти­хо­ном, успеш­но убеж­дая его от­ка­зать­ся от при­ми­ре­ния и со­труд­ни­че­ства с об­нов­лен­цем В. Крас­ниц­ким. Г. П. У. на­вя­зы­ва­ло эти дей­ствия Свя­тей­ше­му, обе­щая то­гда вы­пу­стить из тю­рем ар­хи­пас­ты­рей. На эти обе­ща­ния Вла­ды­ка ска­зал Свя­тей­ше­му: «Ва­ше Свя­тей­ше­ство, о нас, ар­хи­ере­ях, не ду­май­те. Мы те­перь толь­ко и год­ны на тюрь­мы...». Вы­слу­шав это, Свя­тей­ший вы­черк­нул из под­пи­сан­ной бу­ма­ги фа­ми­лию Крас­ниц­ко­го.
Из Моск­вы Вла­ды­ка пе­ре­ез­жа­ет под Ельск, за­тем в Пе­ре­рво­лок. По за­ве­ща­тель­но­му рас­по­ря­же­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на от 25 де­каб­ря 1924 го­да он на­зна­ча­ет­ся пер­вым кан­ди­да­том на долж­ность Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля. Вско­ре Свя­ти­те­ля сно­ва от­прав­ля­ют в ссыл­ку. По этой при­чине, по­сле кон­чи­ны св. Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, он не смог вос­при­ять долж­ность Ме­сто­блю­сти­те­ля и им стал свя­щен­но­му­че­ник мит­ро­по­лит Пётр (По­лян­ский).
В 1926 го­ду сре­ди епи­ско­па­та воз­ник­ла мысль о тай­ном из­бра­нии Пат­ри­ар­ха. Под ак­том из­бра­ния мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла, у ко­то­ро­го ис­те­кал срок ссыл­ки, бы­ло со­бра­но 72 ар­хи­ерей­ские под­пи­си (в то вре­мя за мит­ро­по­ли­та Сер­гия (Стра­го­род­ско­го) все­го од­на. Та­ким об­ра­зом, мит­ро­по­лит Ки­рилл был из­бран Пат­ри­ар­хом, но ин­тро­ни­за­ция его не со­сто­я­лась, так как Г. П. У. ста­ла из­вест­на эта ак­ция.
Туч­ков, ко­гда ему ста­ли из­вест­ны ре­зуль­та­ты го­ло­со­ва­ния, за­явил, что до­пу­стит ин­тро­ни­за­цию мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла на Пат­ри­ар­ший Пре­стол толь­ко с усло­ви­ем, что в бу­ду­щем тот при по­став­ле­нии епи­ско­пов станет сле­до­вать его ука­за­ни­ям. Вла­ды­ка от­ве­тил «Ев­ге­ний Алек­се­е­вич, вы — не пуш­ка, а я — не сна­ряд, при по­мо­щи ко­то­ро­го вы на­де­е­тесь уни­что­жить Рус­скую Цер­ковь».
Вско­ре по­сле­до­ва­ла вол­на аре­стов. Был аре­сто­ван на­хо­див­ший­ся в ссыл­ке Вла­ды­ка Ки­рилл, ко­то­ро­го за­клю­чи­ли в тюрь­му го­ро­да Вят­ка. Вла­ды­ку при­го­во­ри­ли до­пол­ни­тель­но к трём го­дам ссыл­ки и с ап­ре­ля 1927 го­да он вы­сы­ла­ет­ся в ста­нок Хан­тай­ка Ту­ру­хан­ско­го рай­о­на Крас­но­яр­ско­го окру­га, а за­тем в го­род Ени­сейск.
По­сле вы­хо­да в 1927 го­ду Де­кла­ра­ции мит­ро­по­ли­та Сер­гия, Вла­ды­ка от­де­лил­ся от об­ще­ния с ним, так как не хо­тел участ­во­вать в том, что его «со­весть...при­зна­ла гре­хов­ным». В утвер­ждён­ном мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем Вре­мен­ном Пат­ри­ар­шем Свя­щен­ном Си­но­де он ви­дел угро­зу це­ло­сти Пат­ри­ар­ше­го строя и под­ме­ну его кол­ле­ги­аль­ным управ­ле­ни­ем.
В адми­ни­стра­тив­ной цер­ков­ной де­я­тель­но­сти мит­ро­по­ли­та Сер­гия, Вла­ды­ка (как и Ме­сто­блю­сти­тель, свя­щен­но­му­че­ник мит­ро­по­лит Пётр (По­лян­ский)) усмат­ри­вал пре­вы­ше­ние пол­но­мо­чий, предо­став­лен­ных ему зва­ни­ем За­ме­сти­те­ля Ме­сто­блю­сти­те­ля, что по­влек­ло за со­бой рас­кол в Церк­ви. Вла­ды­ка счи­тал бес­смыс­лен­ным и вред­ным со­хра­не­ние цен­траль­ной цер­ков­ной вла­сти та­кой це­ной. В усло­ви­ях, ко­гда ле­галь­ное устро­е­ние цен­траль­ной адми­ни­стра­тив­но-цер­ков­ной вла­сти невоз­мож­но, и ко­гда ста­ло яс­но, что «мит­ро­по­лит Сер­гий пра­вит Цер­ко­вью без ру­ко­вод­ства мит­ро­по­ли­та Пет­ра», он при­зы­вал ру­ко­вод­ство­вать­ся ука­зом св. Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на от 20 но­яб­ря 1920 г., со­глас­но ко­то­ро­му епи­ско­пы долж­ны бы­ли со­зда­вать мест­ное са­мо­управ­ле­ние, чтобы по­том при бо­лее бла­го­при­ят­ных усло­ви­ях дать от­чёт Со­бо­ру о сво­ей де­я­тель­но­сти.
С мая по но­ябрь 1929 го­да Вла­ды­ка вёл пе­ре­пис­ку с мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем, пы­та­ясь убе­дить его сой­ти с па­губ­но­го пу­ти ком­про­мис­сов. Эти пись­ма Вла­ды­ки, глу­бо­ко про­ду­ман­ные и чёт­ко ар­гу­мен­ти­ро­ван­ное, вскры­ва­ют ду­хов­но-нрав­ствен­ную суть про­бле­мы.
Мит­ро­по­лит Сер­гий от­ве­чал угро­за­ми ка­но­ни­че­ско­го пре­ще­ния, тре­буя со­хра­не­ния цер­ков­ной дис­ци­пли­ны. Вла­ды­ка же, за­щи­щая тех, кто ис­по­ве­дал своё несо­гла­сие с цер­ков­ным кур­сом За­ме­сти­те­ля Ме­сто­блю­сти­те­ля, не же­лая «участ­во­вать в том, что со­весть их при­зна­ла гре­хов­ным», так от­ве­ча­ет на это тре­бо­ва­ние: «Это ис­по­ве­да­ние вме­ня­ют им в на­ру­ше­ние цер­ков­ной дис­ци­пли­ны, но и дис­ци­пли­на спо­соб­на со­хра­нять свою дей­ствен­ность лишь до тех пор, по­ка яв­ля­ет­ся дей­ствен­ным от­ра­же­ни­ем иерар­хи­че­ской со­ве­сти со­бор­ной Церк­ви, за­ме­нить же со­бою эту со­весть дис­ци­пли­на ни­как не смо­жет. Лишь толь­ко она предъ­явит свои тре­бо­ва­ния не в си­лу ука­за­ний этой со­ве­сти, а по по­буж­де­ни­ям, чуж­дым Церк­ви или неис­крен­ним, как ин­ди­ви­ду­аль­ная иерар­хи­че­ская со­весть непре­мен­но встанет на стра­жу со­бор­но-иерар­хи­че­ско­го прин­ци­па бы­тия Церк­ви, ко­то­рый во­все не од­но и то же с внеш­ним „еди­не­ни­ем во что бы то ни ста­ло“». В де­каб­ре 1929 го­да мит­ро­по­лит Сер­гий пре­да­ёт Свя­ти­те­ля су­ду ар­хи­ере­ев и уволь­ня­ет его от управ­ле­ния Ка­зан­ской ка­фед­рой.
С 1932 го­да Вла­ды­ка на­хо­дил­ся в ссыл­ке в Ту­ру­хан­ском крае. Пол­го­да здесь длит­ся ночь, пре­ры­ва­е­мая толь­ко Се­вер­ным си­я­ни­ем, пол­го­да оби­та­те­ли это­го края ото­рва­ны от все­го ми­ра: ни пи­сем, ни га­зет, ни по­сы­лок. Мо­роз до­хо­дит до 60-ти гра­ду­сов. Ко­рот­кое по­ляр­ное ле­то и ми­ри­а­ды му­чи­тель­ных ко­ма­ров-гну­сов, цин­га, от­сут­ствие пред­ме­тов пер­вой необ­хо­ди­мо­сти... Та­ко­ва об­ста­нов­ка в ссыл­ках за По­ляр­ным кру­гом… Здесь мно­гие со­слан­ные епи­ско­пы жи­ли в ма­лень­ких по­сёл­ках да­ле­ко друг от дру­га, так что ви­деть­ся не мог­ли. Лишь со свя­щен­но­му­че­ни­ком епи­ско­пом Да­мас­ки­ным (Цед­ри­ком) уда­лось Вла­ды­ке недол­го по­об­щать­ся и с тех пор они ста­ли дру­зья­ми на­все­гда.
По­сле осво­бож­де­ния в ав­гу­сте 1933 го­да Свя­ти­тель непро­дол­жи­тель­ное вре­мя про­жи­вал в го­ро­де Гжат­ске. Еди­но­мыс­лен­ное ду­хо­вен­ство на­стой­чи­во про­си­ло Свя­ти­те­ля за­явить свои пра­ва и взять на се­бя бре­мя управ­ле­ния страж­ду­щей Цер­ко­вью. Но Вла­ды­ка счи­тал для се­бя невоз­мож­ным это сде­лать, по­ка пол­но­стью не уяс­нит со­здав­ше­е­ся по­ло­же­ние. В 1934 го­ду Свя­ти­тель при­е­хал в Моск­ву и явил­ся в Пат­ри­ар­хию. Учи­нён­ный страж пре­гра­дил ему вход, но вы­со­кий, ко­гда-то мо­гу­чий мит­ро­по­лит, от­стра­нив его, шаг­нул в ка­бинет мит­ро­по­ли­та Сер­гия. Через несколь­ко мгно­ве­ний Вла­ды­ка вы­шел; ви­ди­мо, ему всё ста­ло яс­но. Это бы­ла их по­след­няя встре­ча.
Вско­ре ле­том 1934 го­да он был аре­сто­ван в Гжат­ске по об­ви­не­нию в «контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти» и за­клю­чён во внут­рен­ний изо­ля­тор осо­бо­го на­зна­че­ния Бу­тыр­ской тюрь­мы г. Моск­вы. Свя­ти­те­ля при­го­во­ри­ли к 3 го­дам ссыл­ки, ко­то­рую от­бы­вал в пос. Яны-Кур­ган (Юж­но-Ка­зах­стан­ская обл.). Непо­да­лё­ку в той же ссыл­ке жил мит­ро­по­лит Иосиф (Пет­ро­вых) и два стар­ца-мит­ро­по­ли­та бы­ли уте­ше­ны хоть ка­кой-то воз­мож­но­стью об­ще­ния. «С мит­ро­по­ли­том Иоси­фом, — так пи­сал Вла­ды­ка, — я на­хо­жусь в брат­ском об­ще­нии, бла­го­дар­но оце­ни­вая то, что с его имен­но бла­го­сло­ве­ния был вы­ска­зан от Пет­ро­град­ской епар­хии пер­вый про­тест про­тив за­теи мит­ро­по­ли­та Сер­гия и да­но бы­ло всем предо­сте­ре­же­ние в гря­ду­щей опас­но­сти».
Вла­ды­ка, по сло­вам его вер­но­го по­сле­до­ва­те­ля-ис­по­вед­ни­ка епи­ско­па Афа­на­сия (Са­ха­ро­ва, па­мять 15 ок­тяб­ря), до­пус­кал в ка­че­стве про­те­ста непо­се­ще­ние «сер­ги­ан­ских» хра­мов, но при этом он осуж­дал ху­ле­ния нера­зум­ных рев­ни­те­лей в адрес со­вер­ша­е­мых там бо­го­слу­же­ний. Для се­бя же он до­пус­кал толь­ко в слу­чае смерт­ной нуж­ды ис­по­ве­дать­ся у «сер­ги­ев­ско­го» свя­щен­ни­ка. В од­ном из пи­сем 1929 го­да Свя­ти­тель на­пи­сал: «Со­вер­шён­ную им (м. Сер­ги­ем) под­ме­ну вла­сти, ко­неч­но, нель­зя на­звать от­па­де­ни­ем от Церк­ви, но это есть, несо­мнен­но, тяг­чай­ший грех па­де­ния. Со­вер­ши­те­лей гре­ха я не на­зо­ву без­бла­го­дат­ны­ми, но участ­во­вать с ни­ми в при­ча­ще­нии не ста­ну и дру­гих не бла­го­слов­ляю, так как у ме­ня нет дру­го­го спо­со­ба к об­ли­че­нию со­гре­ша­ю­ще­го бра­та». Непо­сред­ствен­но мит­ро­по­ли­ту Сер­гию он пи­сал: «Во всей пол­но­те своё воз­дер­жа­ние я от­но­шу толь­ко к Вам, но не к ря­до­во­му ду­хо­вен­ству и тем ме­нее к ми­ря­нам. Сре­ди ря­до­во­го ду­хо­вен­ства очень немно­го со­зна­тель­ных идео­ло­гов Ва­шей цер­ков­ной де­я­тель­но­сти». Од­на­ко, «для тех, кто хо­ро­шо по­ни­ма­ет су­ще­ству­ю­щую в сер­ги­ан­стве неправ­ду», — пи­сал Вла­ды­ка в 1934 г., — «... сво­им непро­тив­ле­ни­ем ей об­на­ру­жи­ва­ет пре­ступ­ное рав­но­ду­шие к по­ру­га­нию Церк­ви».
Но эта мяг­кая по­зи­ция Свя­ти­те­ля несколь­ко уже­сто­чи­лась в по­след­ние го­ды жиз­ни, воз­мож­но, бла­го­да­ря об­ще­нию в ссыл­ке со свя­щен­но­му­че­ни­ком мит­ро­по­ли­том Иоси­фом (Пет­ро­вых), а так­же то­му, что ис­тек­ли все сро­ки ожи­да­ния рас­ка­я­ния мит­ро­по­ли­та Сер­гия в па­губ­ном кур­се цер­ков­ной по­ли­ти­ки.
7 июля 1937 го­да Вла­ды­ка был аре­сто­ван в ссыл­ке и за­клю­чён в тюрь­му г. Чим­кент. На до­про­се, где об­ви­нял­ся в том, что «воз­глав­лял всё контр­ре­во­лю­ци­он­ное ду­хо­вен­ство», Вла­ды­ка дер­жал­ся очень му­же­ствен­но и всю от­вет­ствен­ность по об­ви­не­нию след­ствия взял на се­бя. 6 но­яб­ря он был осуж­дён трой­кой У. Н. К. В. Д. и при­го­во­рён к рас­стре­лу.
7 (20 н. ст.) но­яб­ря Свя­ти­тель был рас­стре­лян в Ли­сьем овра­ге под Чим­кен­том вме­сте со свя­щен­но­му­че­ни­ка­ми мит­ро­по­ли­том Иоси­фом (Пет­ро­вых) и епи­ско­пом Ев­ге­ни­ем (Ко­бра­но­вым).
Мит­ро­по­лит Ки­рилл — один из са­мых вы­да­ю­щих­ся иерар­хов в ис­то­рии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Этот осо­бой ду­хов­ной си­лы ар­хи­пас­тырь был по­слан Гос­по­дом в эпо­ху неслы­хан­ных го­не­ний, как об­ра­зец твёр­до­сти в ис­по­ве­да­нии ве­ры. Он был Свя­ти­тель без­упреч­ный, со­еди­нив­ший мо­лит­вен­ный по­двиг с ак­тив­ной ар­хи­пас­тыр­ской де­я­тель­но­стью, до­сто­ин­ство вы­со­ко­го са­на с ис­тин­ной про­сто­той, сми­ре­ни­ем и лю­бо­вью. Во всех ме­стах слу­же­ния Вла­ды­ки про­яв­ля­ет­ся его осо­бый дар: к нему при­тя­ги­ва­ют­ся лю­ди, при­вле­чён­ные его ду­хов­ной кра­со­той, несо­кру­ши­мой ве­рой.
При­чис­лен к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.

Богослужения

Служба священномученику Кириллу (Смирнову), епископу Казанскому

На Го́споди воззва́х, стихи́ры, глас 1:

Богому́дре блаже́нне, Кири́лле, / очервле́ньми твоея́ кро́ве, свяще́нную твою́ оде́жду украси́л еси́: / от си́лы бо благоче́стну в си́лу, / и от сла́вы в сла́ву боже́ственную ра́дуяся преше́л еси́, / и ны́не моли́ся, дарова́ти душа́м на́шим // мир и ве́лию ми́лость.

Же́ртву пе́рвее Бо́гу принося́ безкро́вную, / я́ко свяще́нник зако́ннейший, богоглаго́ливе всече́стне, / по́слежде я́ко всепло́дие и прия́тну же́ртву, / тебе́ сама́го кро́вию, я́ко му́ченик и́стиннейший, / Христу́ прине́сл еси́, // его́же моли́ о пою́щих тя.

Му́ченик во́инства, / Христу́ о́тче, приве́л еси́ уче́нии твои́ми и наказа́нии, / уча́ и наказу́я, / и я́ве о́браз богому́дре, тебе́ сама́го предлага́я. / С ни́миже моли́ся, дарова́ти душа́м на́шим // мир и ве́лию ми́лость.

Слава, глас 6:

Свяще́нник зако́ннейший, / да́же до кончи́ны твоея́ был еси, блаже́нне Кири́лле / священноде́йствуя бо боже́ственная и неизглаго́ланная та́инства, / кровь твою́ излия́л еси́ за Христа́ Бо́га, / и же́ртву благоприя́тную себе́ приве́л еси́. / Тем дерзнове́ние име́я к Нему́, / приле́жно моли́ся о ве́рою и любо́вию соверша́ющих твою́ пречестну́ю па́мять, / и почита́ющим сию́ изба́витися напа́стей // и вся́ких бед и обстоя́ний.

И ныне, глас тойже:

Кто Тебе́ не ублажи́т, Пресвята́я Де́во; / кто ли не воспое́т Твоего́ Пречи́стаго Рождества́; / безле́тно бо от Отца́ возсия́вый Сын Единоро́дный, / То́йже от Тебе́, Чи́стыя, про́йде, / неизрече́нно вопло́щься, / естество́м Бог Сый, / и естество́м быв Челове́к нас ра́ди; / не во двою́ лицу́ разделя́емый, / но во двою́ естеству́ / несли́тно познава́емый. / Того́ моли́, Чи́стая Всеблаже́нная, // поми́ловатися душа́м на́шим.

На стихо́вне стихи́ры, глас 6:

Кро́вию обагри́в твою́ свяще́нную оде́жду, / вшел еси́ во свята́я святы́х, / свят ты быв Кири́лле сла́вне, / и я́ве всегда́ наслажда́яйся обоже́ния, / украша́ем и муче́нием сия́я, / и а́нгел показу́яся чисте́йшим причаще́нии. / Тем тя чтим, и любо́вию пра́зднуем // твое́ свяще́ннейшее торжество́ достоблаже́нне.

Стих: Пра́ведник я́ко фи́никс процвете́т, // и я́ко кедр, и́же в Лива́не умно́жится.

Желе́зом око́ван, непреткнове́нно стезю́ ше́ствовал еси́, преподо́бне, / к небе́сному гра́ду веду́щую, / честны́ми твои́ми ра́нами, Кири́лле, всему́дре, / я́коже у́тварию обложе́н. / В него́же вшед я́ко победи́тель и́стиннейший / и му́ченик непобеди́м, и священноде́йственник свяще́ннейший, / пое́ши со а́нгелы песнопе́ние боже́ственное чи́сто: // Свят, Свят, Свят, Тро́ице Единосу́щная.

Стих: Насажде́ни в дому́ Госпо́дни, // во дво́рех Бо́га на́шего процвету́т.

Восхо́дный степе́нь Це́рковь стяжа́, / свяще́нныя твоя́ по́двиги, священному́чениче Кири́лле, / ю́же и храни́ши незы́блему и ненаве́тну от волко́в держа́вных, / пропове́дающую до́блести твоя́, и велича́ющую твоя́ страда́ния, // я́же за Христа́ зако́нно пострада́л еси́ блаже́нне.

Слава, глас 4:

В це́рковь небе́сную свяще́нно вшел еси́, / свяще́нно облива́ем, блаже́нне, кро́вию, / и Тро́ице предстои́ши, / бога́тно сия́я отту́ду блиста́нии истека́ющими, пребога́те. / Те́мже днесь, Кири́лле, твою́ па́мять светоно́сную соверша́юще, // чу́ствия души́ просвеща́ем.

Тропарь, глас 5:

Я́коже со́лнце светоза́рное, / возсия́ днесь па́мять твоя́ святи́телю и испове́дниче, Кири́лле, / луча́ми благода́ти озаря́я ве́рных сердца́, / к прославле́нию ди́внаго во святы́х свои́х Бо́га, / дарова́вшего тебе́ кре́пость во испове́дании и терпе́ние в ско́рбех, / не премолчи́ о нас, уго́дниче Христо́в, / и изба́ви нас от вся́каго зла, / Це́рковь Ру́сскую сохрани́ от раздо́ров и нестрое́ний, / мир ми́рови испроси́ // и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

СЛАВА: И НЫНЕ:

Кондак, глас 3:

Столп и же́ртва Це́ркве Христо́вы о́тче быв, / сию́ непоколеби́му от искуше́ний лука́вого прему́дро соблю́л еси́, / и ко́зни вра́жия тве́рдым умо́м разори́л еси́, / и еди́ною Це́рковь апо́стольскую пропове́дал еси́, / Кири́лле блаже́нне, святи́телей Росси́йских похвало́, // моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

На хвалитех стихиры, глас 4:

Благода́ть духо́вная, Кири́лле, о́тче / тебе́ возсия́вши, све́тло просвети́ тя: / отсю́ду ума́ли страстну́ю нощь, и безсра́стия день пости́же, / чи́сте чисте́йшему све́ту совоку́плься. / О не́мже жи́тельствуя, не забу́ди богогла́се священному́чениче, // ве́рою пою́щих па́мять твою́.

Благода́ть жела́нную, священному́чениче Кири́лле, / нося́ небе́сную, земны́я же небре́гл еси́: / сего́ ра́ди я́ко безпло́ден, страда́льческое избра́л еси́ житие́, / я́ко присносу́щнаго пото́ка пи́щи, / благонаслади́тися хотя благоприя́тне, / и слеза́ми изсуши́л еси́, му́тный исто́чник страсте́й, // и напои́л еси́ душепи́щные кла́сы.

Слава, глас 4:

Нов сад я́коже ма́слина, / на Бо́жией трапе́зе положи́лся еси́, / я́ко сын ходя́щих по пути́ Госпо́дню: / муче́ния ра́ди благослови́ тя Госпо́дь, / и у́зриши блага́я вы́шняго Сио́на, / наслажда́лся Боже́ственнаго ра́дования со все́ми, / священному́чениче Кири́лле, достойнопе́тый: // и́мже о́бщники нас бы́ти мольба́ми твои́ми сотвори́.

И ныне, глас тойже:

Богоро́дице всех Цари́це, / правосла́вных похвало́, / ерети́чествующих шата́ния разори́, и ли́ца их посрами́, / не кла́няющихся ниже́ чту́щих Пречи́стая, // честны́й Твой о́браз.

Молитвы

Тропарь священномученику Кириллу (Смирнову), епископу Казанскому

глас 5

Я́коже со́лнце светоза́рное,/ возсия́ дне́сь па́мять твоя́ святи́телю и испове́дниче, Кири́лле,/ луча́ми благода́ти озаря́я ве́рных сердца́,/ к прославле́нию ди́внаго во святы́х свои́х Бо́га,/ дарова́вшаго тебе́ кре́пость во испове́дании и терпе́ние в ско́рбех,/ не премолчи́ о на́с, уго́дниче Христо́в,/ и изба́ви на́с от вся́каго зла́,/ Це́рковь Ру́сскую сохрани́ от раздо́ров и нестрое́ний,/ ми́р ми́рови испроси́// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Кондак священномученику Кириллу (Смирнову), епископу Казанскому

глас 3

Сто́лп и же́ртва Це́ркве Христо́вы о́тче бы́в,/ сию́ непоколеби́му от искуше́ний лука́ваго прему́дро соблю́л еси́,/и ко́зни вра́жия тве́рдым умо́м разори́л еси́,/ и еди́ною Це́рковь апо́стольскую пропове́дал еси́,/ Кири́лле блаже́нне, святи́телей Росси́йских похвало́,// моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Случайный тест

(4 голоса: 5 из 5)