Дни памяти

20 ноября – Обре́тение мощей

9 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

2 октября

Житие

Священномученик Константин (Голубев) и иже с ним два мученика

С кон­ца ХVIII ве­ка пре­де­лы Са­ра­тов­ской гу­бер­нии бы­ли за­се­ле­ны раз­но­го тол­ка рас­коль­ни­ка­ми, мно­гие из ко­то­рых при­е­ха­ли из Поль­ши вслед­ствие ука­за им­пе­ра­три­цы Ека­те­ри­ны II. В это вре­мя здесь еще не бы­ло ни са­мо­сто­я­тель­ной епар­хии с цен­тром в Са­ра­то­ве (она бы­ла об­ра­зо­ва­на толь­ко в 1828 го­ду), ни тем бо­лее до­ста­точ­но­го чис­ла ду­хо­вен­ства для успеш­ной мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­сти на об­шир­ных степ­ных про­стран­ствах.
Воль­ский уезд в то вре­мя со­сто­ял из по­лу­сот­ни сел с при­ле­га­ю­щи­ми к ним де­рев­ня­ми. При­чем боль­шин­ство се­ле­ний бы­ло за­ра­же­но лже­уче­ни­я­ми. Пра­во­слав­ных се­ле­ний не на­би­ра­лось и де­ся­ти. Центр мест­но­го рас­ко­ла на­хо­дил­ся в го­ро­де Воль­ске, где во вто­рой по­ло­вине ХVIII ве­ка рас­коль­ни­ки ос­но­ва­ли це­лые сло­бо­ды. Ря­дом с Воль­ском впа­да­ет в Вол­гу ре­ка Ир­гыз, здесь рас­коль­ни­ки ор­га­ни­зо­ва­ли несколь­ко мо­на­сты­рей. Сво­е­го рас­цве­та рас­кол в этих ме­стах до­стиг в кон­це ХVIII – на­ча­ле ХIХ сто­ле­тия. В то же вре­мя, на­сто­я­те­ли этих оби­те­лей, от­ли­чав­ши­е­ся глу­бо­ким и ис­крен­ним бла­го­че­сти­ем, смог­ли к 1797 го­ду за­ло­жить в Са­ра­тов­ской гу­бер­нии на­ча­ло еди­но­ве­рия. Од­на­ко и по­сле при­ня­тия еди­но­ве­рия, бла­го­дат­но­го свя­щен­ства и при­со­еди­не­ния ча­сти рас­коль­ни­ков к пра­во­сла­вию рас­кол в этих ме­стах был еще очень си­лен и угро­жал по­гло­тить це­лые се­ле­ния. Из трид­ца­ти ты­сяч че­ло­век, на­се­ляв­ших Вольск, де­сять ты­сяч при­над­ле­жа­ло к рас­коль­ни­кам. Чис­лен­ный пе­ре­вес в го­ро­де име­ли бег­ло­по­пов­цы, а по бо­гат­ству и об­ще­ствен­но­му вли­я­нию – по­сле­до­ва­те­ли Бе­ло­кри­ниц­кой иерар­хии.
Се­ло Ба­ра­нов­ка Воль­ско­го уез­да не пред­став­ля­ло ис­клю­че­ния и в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни бы­ло на­се­ле­но сек­тан­та­ми и рас­коль­ни­ка­ми. В се­ле бы­ло да­же несколь­ко рас­коль­ни­чьих сект: спа­сов­ская, по­мор­ская, бег­ло­по­пов­ская и ав­стрий­ская. Боль­ше по­ло­ви­ны бы­ло спа­сов­цев, треть – по­мор­цев. Как все­гда бы­ва­ет с рас­ко­лом, он сам со вре­ме­нем стал раз­де­лять­ся на сек­ты. Спа­сов­ская сек­та раз­де­ли­лась на че­ты­ре тол­ка. Пер­вый толк счи­тал, что хо­тя ни­ка­кие та­ин­ства не со­вер­ша­ют­ся в Пра­во­слав­ной Церк­ви, од­на­ко кре­стить­ся и вен­чать­ся сле­ду­ет в церк­ви. Вто­рой толк в Ба­ра­нов­ке со­ста­вил­ся из ста­ри­ков и ста­рух, ко­то­рые не же­ла­ли ни с кем со­об­щать­ся, ни в ком не ви­де­ли пра­во­сти и же­ла­ли спа­сать­ся уеди­нен­но, по при­ме­ру, как они счи­та­ли, древ­них пу­стын­ни­ков, пред­став­ляя в этом от­но­ше­нии об­раз­цо­вое во­пло­ще­ние пре­ле­сти. Тре­тий толк утвер­ждал, что ан­ти­христ разо­гнал ис­тин­ное свя­щен­ство и оно те­перь жи­вет скрыт­но, в тай­ных ме­стах, по­это­му ра­ди та­ко­вых об­сто­я­тельств со­вер­шать та­ин­ство кре­ще­ния мо­жет про­стец-на­чет­чик. Чет­вер­тый толк – спа­сов­цев имел на­име­но­ва­ние нетов­цев. Они счи­та­ли, что со вре­ме­ни пат­ри­ар­ха Ни­ко­на ан­ти­христ уни­что­жил Цер­ковь и ни­ка­кие та­ин­ства не со­вер­ша­ют­ся, и за­став­ля­ли ма­лень­ких де­тей на­де­вать кре­сты на но­во­рож­ден­ных некре­ще­ных мла­ден­цев и то не ру­кой, а лу­чин­кой.
Дер­зость и са­мо­мне­ние рас­коль­ни­ков бы­ли на­столь­ко ве­ли­ки, что вы­нуж­да­ли их вы­хо­дить за пре­де­лы про­стых здра­вых по­ня­тий. Толь­ко се­бя они счи­та­ли во всем пра­вы­ми и, по­доб­но за­пад­но­ев­ро­пей­ским про­те­стан­там, ед­ва ли не спас­ши­ми­ся и свя­ты­ми. На осталь­ных они смот­ре­ли свер­ху вниз, по­чи­тая толь­ко се­бя за вы­со­ко­нрав­ствен­ных и все зна­ю­щих лю­дей. Они от­кры­то и без вся­ко­го сму­ще­ния со­ве­сти го­во­ри­ли, что хо­ро­шо зна­ют, как до­стичь Цар­ства Небес­но­го. Си­дит, бы­ва­ло, та­кой «пра­вед­ный» му­жи­чок на за­ва­лин­ке у сво­е­го до­ма и рас­смат­ри­ва­ет про­хо­дя­щих, чтобы по обык­но­ве­нию сек­тан­тов цеп­лять­ся к ним. Ви­дит – идет жен­щи­на, су­дя по вре­ме­ни, в храм на ли­тур­гию. Му­жик оста­но­вил ее и, слов­но дух-ис­ку­си­тель, на­чи­на­ет во­про­шать:
– Ку­да ты идешь?
– В цер­ковь, ба­тюш­ка мой, – от­ве­ти­ла жен­щи­на.
– Как бы я те­бе не ве­лел ту­да ид­ти. Че­му там ны­мать­ся-то[1] доб­ро­му. При­шла бы ты к нам. Уж вот все­му на­учат. Уж ска­жу хоть про се­бя, по­хва­люсь: умею и мо­гу сго­то­вить се­бе Цар­ство Небес­ное.
Жен­щи­на, услы­шав над­мен­ные сло­ва, пол­ные са­мо­мне­ния и гор­до­сти, по­ста­ра­лась ско­рее уй­ти в цер­ковь, а за­зы­вав­ший ее в свое ре­ли­ги­оз­ное об­ще­ство че­ло­век вско­ре умер – без по­ка­я­ния, без та­инств, вне Церк­ви.
Упрям­ство и упор­ство са­ра­тов­ских рас­коль­ни­ков бы­ли на­столь­ко ве­ли­ки, что их не вра­зум­ля­ли и яв­ные чу­де­са. У од­но­го кре­стья­ни­на за­бо­ле­ла ос­пой пя­ти­лет­няя дочь. В пер­вые дни, несмот­ря на нестер­пи­мые стра­да­ния, она мог­ла еще го­во­рить с окру­жа­ю­щи­ми, но по про­ше­ствии де­ся­ти дней бо­лез­ни от силь­ной бо­ли со­вер­шен­но умолк­ла и ле­жа­ла, ни­че­го не ви­дя и не го­во­ря в те­че­ние пя­ти су­ток, так что ро­ди­те­ли счи­та­ли, что она вот-вот отой­дет. Рас­коль­ни­ки меж­ду тем пред­ло­жи­ли пе­ре­кре­стить де­воч­ку по рас­коль­ни­чье­му об­ря­ду, обе­щая за это ее ро­ди­те­лям ма­те­ри­аль­ную по­мощь. Рав­но­ду­шие к Пра­во­слав­ной Церк­ви и ма­те­ри­аль­ная за­ин­те­ре­со­ван­ность скло­ни­ли мать к рас­ко­лу, и она из­ве­сти­ла о сво­ем со­гла­сии рас­коль­ни­ков.
Де­воч­ку уло­жи­ли в пе­ред­ний угол под об­ра­за и за­жгли пе­ред ико­ной све­чу. В это вре­мя при­шли по­зван­ные ста­рик-рас­коль­ник и дев­ка-рас­коль­ни­ца, ко­то­рые при­го­то­ви­ли боль­шую ка­душ­ку с во­дой. Весть о пред­сто­я­щем пе­ре­кре­щи­ва­нии со­бра­ла мно­же­ство лю­бо­пыт­ных. Ко­гда все бы­ло при­го­тов­ле­но, сре­ди при­сут­ству­ю­щих во­ца­ри­лась на­пря­жен­ная ти­ши­на, и вдруг де­воч­ка, не ви­дев­шая сол­неч­но­го све­та уже бо­лее неде­ли и не го­во­рив­шая, об­ра­ща­ясь к сто­яв­ше­му ря­дом от­цу, ска­за­ла:
– Тять­ка, что это вы де­ла­е­те? Вы не ду­ма­е­те ли ме­ня пе­ре­кре­щи­вать? Раз­ве я некре­ще­ная? Я еще ма­лень­кая кре­ще­на в церк­ви, вы мне са­ми это го­во­ри­ли, а два ра­за ни­ко­го не кре­стят. Ба­тюш­ка Ис­тин­ный Хри­стос один раз кре­стил­ся!
При этих сло­вах уми­ра­ю­щей де­воч­ки ста­рик-рас­коль­ник, оч­нув­шись от изум­ле­ния, ти­хонь­ко по­до­шел к ней и ед­ва слыш­но про­го­во­рил:
– Ни­че­го, доч­ка, мы хо­тим те­бя ис­ку­пать в теп­лень­кой во­дич­ке и на­деть на те­бя бе­лую ру­ба­шеч­ку.
– Знаю, знаю, – от­ве­ти­ла де­воч­ка, – по­ди-ка ко мне, ста­рый, по­бли­же, я те­бе бо­ро­ду вы­щип­лю, ты и дру­гих по­то­пил и ме­ня хо­чешь ту­да же, не хо­чу я! Тять­ка, про­го­ни их от­сю­да!
По­след­ние сло­ва по­ра­зи­ли от­ца де­воч­ки, и он, до­се­ле мол­чав­ший, ска­зал ста­ри­ку:
– Де­душ­ка, оставь ее, ко­ли не хо­чет кре­стить­ся, так и не нуж­но!
То­гда ста­ла уго­ва­ри­вать де­воч­ку мать:
– Ми­лая до­чень­ка! Ведь ты уми­ра­ешь, те­бя нуж­но ис­ку­пать и на­деть бе­лую ру­ба­шеч­ку!
Но де­воч­ка про­дол­жа­ла го­во­рить:
– Гос­подь Ис­тин­ный один раз кре­стил­ся, я не хо­чу, чтобы вы ме­ня по­то­пи­ли.
Это бы­ло оче­вид­ное чу­до, про­ис­шед­шее на гла­зах мно­гих, – ма­лень­кая де­воч­ка вслух про­по­ве­до­ва­ла Хри­ста и ис­тин­ность Церк­ви, и рас­коль­ни­ки, по­чув­ство­вав се­бя об­ли­ча­е­мы­ми, по­ти­хонь­ку по­ки­ну­ли дом. Впро­чем, озлоб­ле­ние и нена­висть к Церк­ви бы­ли столь ве­ли­ки, что рас­коль­ни­ца, ухо­дя, зло вслух ска­за­ла:
– Это бе­си ее му­ча­ют, бе­си ей пред­став­ля­ют­ся.
Через неко­то­рое вре­мя по­сле ухо­да рас­коль­ни­ков, по­чти пе­ред са­мой смер­тью, де­воч­ка ска­за­ла от­цу:
– Тять­ка, что вы не хо­ди­те в цер­ковь, хо­ди­те ту­да и там мо­ли­тесь.
Из-за мно­же­ства рас­коль­ни­ков и сек­тан­тов в храм се­ла Ба­ра­нов­ки при мно­го­чис­лен­но­сти жи­те­лей лю­дей хо­ди­ло немно­го, и в празд­ни­ки и в вос­крес­ные дни цер­ковь бы­ла по­чти пу­стой. Ес­ли рас­коль­ни­ки и за­хо­ди­ли в храм, то в буд­ние дни и толь­ко те, ко­му их идео­ло­гия поз­во­ля­ла по­се­щать пра­во­слав­ные хра­мы. Эти­ми-то слу­ча­я­ми и ста­рал­ся вос­поль­зо­вать­ся свя­щен­ник Мат­фей Ва­си­льев. Хо­ро­шо зная со­сто­я­ние рас­ко­ла в сво­ем при­хо­де и суть уче­ния рас­коль­ни­ков, отец Мат­фей, ес­ли ви­дел сре­ди сво­их при­хо­жан при­шед­ших рас­коль­ни­ков, то сра­зу же на­чи­нал про­по­ве­до­вать им от­но­си­тель­но их лже­уче­ний, ка­са­ю­щих­ся Церк­ви, та­инств и свя­щен­ства, ста­ра­ясь брать при­ме­ры для сво­их про­по­ве­дей и по­уче­ний из жиз­ни и бы­та слу­ша­те­лей, чтобы они бы­ли по­нят­ны им, и в свое вре­мя это при­нес­ло пло­ды – сек­тан­ты все се­рьез­нее за­ду­мы­ва­лись о спа­се­нии, со­мне­ва­лись – ис­тин­ный ли путь они из­бра­ли.
Здесь, в се­ле Ба­ра­нов­ке, в 1852 го­ду ро­дил­ся Кон­стан­тин Го­лу­бев. Его отец, Алек­сей Го­лу­бев, слу­жил в хра­ме пса­лом­щи­ком и умер, ко­гда маль­чи­ку бы­ло все­го де­вять лет. Кон­стан­тин по­сту­пил в Са­ра­тов­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и окон­чил ее по пер­во­му раз­ря­ду. В это вре­мя ему ис­пол­ни­лось два­дцать че­ты­ре го­да и он по­чув­ство­вал в се­бе дар слу­же­ния мис­си­о­нер­ско­му де­лу, ко­то­рый пре­и­зобиль­но был в нем укреп­лен бо­го­слов­ски­ми зна­ни­я­ми, по­лу­чен­ны­ми в се­ми­на­рии. Для Кон­стан­ти­на Алек­се­е­ви­ча это бы­ли не фор­маль­ные зна­ния, свод мерт­вых за­ко­нов и пра­вил, а са­мо от­кро­ве­ние Ду­ха. И невоз­мож­но это­му ис­тин­но­му цер­ков­но­му зна­нию не на­учить дру­гих, оста­вить бо­гат­ство со­кро­вищ­ни­цы цер­ков­ной со­кры­тым.
В 1867 го­ду в Са­ра­тов­ской епар­хии бы­ло ор­га­ни­зо­ва­но цер­ков­ное Брат­ство Свя­то­го Кре­ста, ко­то­рое ста­ви­ло сво­ей за­да­чей де­я­тель­ность мис­си­о­нер­скую, про­све­ти­тель­но-ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ную и бла­го­тво­ри­тель­ную. Мис­си­о­нер­ская ра­бо­та про­во­ди­лась в Са­ра­то­ве и в се­ле­ни­ях Са­ра­тов­ской епар­хии, све­де­ния о рус­ском рас­ко­ле спе­ци­аль­но пре­по­да­ва­лись уча­щим­ся 6-го клас­са Са­ра­тов­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии, и Кон­стан­тин Го­лу­бев еще в се­ми­на­рии по­дроб­но озна­ко­мил­ся с раз­лич­ны­ми от­ветв­ле­ни­я­ми рас­ко­ла и вполне осво­ил их уче­ние.
Брат­ство Свя­то­го Кре­ста име­ло книж­ный склад, за­ни­ма­лось из­да­ни­ем «Са­ра­тов­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стей», устра­и­ва­ло ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ные чте­ния для на­ро­да в празд­нич­ные и вос­крес­ные дни, а так­же со­дер­жа­ло шко­лу. Мно­гие из обу­чав­ших­ся в ней де­тей на­хо­ди­лись на пол­ном обес­пе­че­нии Брат­ства. Боль­шое зна­че­ние при­да­ва­лось учре­жде­нию в се­лах, за­ра­жен­ных рас­ко­лом, биб­лио­тек, ко­то­рые снаб­жа­лись все­ми необ­хо­ди­мы­ми кни­га­ми, ка­са­ю­щи­ми­ся рас­ко­ла. Часть из них бы­ла ста­ро­пе­чат­ная, и при­об­ре­те­ние та­ких книг тре­бо­ва­ло зна­чи­тель­ных рас­хо­дов.
Один из пер­вых мис­си­о­нер­ских ста­нов Брат­ства Свя­то­го Кре­ста в Воль­ском уез­де был ор­га­ни­зо­ван в се­ле Ба­ра­нов­ке, здесь бы­ла устро­е­на про­ти­во­рас­коль­ни­че­ская биб­лио­те­ка с пре­крас­ным под­бо­ром книг, сю­да на­прав­ля­лись вос­пи­тан­ни­ки Са­ра­тов­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии для прак­ти­че­ских бе­сед на те­му рас­ко­ла.
Кон­стан­тин Алек­се­е­вич всту­пил в Са­ра­тов­ское Брат­ство Свя­то­го Кре­ста и по­лу­чил бла­го­сло­ве­ние епи­ско­па Са­ра­тов­ско­го и Ца­ри­цын­ско­го Ти­хо­на (По­кров­ско­го) от­пра­вить­ся в род­ное се­ло Ба­ра­нов­ку в ка­че­стве мис­си­о­не­ра Брат­ства.
Он на­чал свою мис­си­о­нер­скую де­я­тель­ность с то­го, что ос­но­вал цер­ков­но­при­ход­скую шко­лу, где был и ди­рек­то­ром, и учи­те­лем по мно­гим пред­ме­там, в част­но­сти по За­ко­ну Бо­жию. Он был уве­рен, что рас­кол и сек­ты об­ра­зу­ют­ся там, где недо­ста­точ­но про­по­ве­ду­ет­ся пра­во­сла­вие, где нет церк­ви, цер­ков­ной про­по­ве­ди и вме­сте с нею под­лин­но­го про­све­ще­ния. На­сто­я­тель хра­ма свя­щен­ник Мат­фей под­дер­жал мис­си­о­не­ра, по­ни­мая, что Кон­стан­тин Алек­се­е­вич идет на по­двиг, бе­ря на се­бя крест про­по­вед­ни­че­ской де­я­тель­но­сти в при­хо­де, на­по­ло­ви­ну за­ра­жен­ном рас­ко­лом.
Через неко­то­рое вре­мя, в ос­нов­ном уси­ли­я­ми Кон­стан­ти­на Алек­се­е­ви­ча и от­ца Мат­фея, чис­ло рас­коль­ни­ков здесь ста­ло за­мет­но со­кра­щать­ся и об­ра­зо­ва­лась из мест­ных кре­стьян боль­шая груп­па рев­ни­те­лей пра­во­сла­вия, для ко­то­рых от­ста­и­ва­ние чи­сто­ты и ис­ти­ны пра­во­сла­вия ста­ло смыс­лом жиз­ни; про­по­ведь рас­коль­ни­че­ская и сек­тант­ская вос­при­ни­ма­лась ими как де­ло да­ле­ко не без­опас­ное, так как она увле­ка­ла непро­све­щен­ных или рав­но­душ­ных лю­дей в се­ти лжи и веч­ной по­ги­бе­ли. В кон­це кон­цов бла­го­да­ря рев­но­сти пра­во­слав­ных в цер­ковь ста­ли при­хо­дить и за­ко­ре­не­лые рас­коль­ни­ки, ко­то­рые, уви­дев под­ви­за­ю­щих­ся в Бо­зе лю­дей, слов­но оч­ну­лись от спяч­ки и по­ня­ли, что жизнь, ко­то­рую про­во­дят они, со­всем не та, к ка­кой при­зы­вал Гос­подь.
Бе­се­ды с пра­во­слав­ны­ми и ста­ро­об­ряд­ца­ми Кон­стан­тин Алек­се­е­вич про­во­дил в цер­ков­ной сто­рож­ке во все вос­крес­ные и празд­нич­ные дни. Боль­шин­ство ста­ро­об­ряд­цев по­на­ча­лу недо­вер­чи­во от­нес­лись к бе­се­дам и хо­тя при­хо­ди­ли, слу­ша­ли и, по-ви­ди­мо­му, со мно­гим внут­ренне со­гла­ша­лись, но пред­по­чи­та­ли мол­чать, над­ме­ва­ясь сво­ей мни­мо­нрав­ствен­ной жиз­нью и мно­го­знай­ством. Од­на­ко рев­ност­ный мис­си­о­нер не от­сту­пал­ся, не те­рял на­деж­ды, и это впо­след­ствии ста­ло да­вать пло­ды. Од­ним из упор­ных спор­щи­ков с мис­си­о­не­ром был ува­жа­е­мый рас­коль­ни­ка­ми рас­ко­ло­учи­тель Иван Бо­ро­дин. И вдруг, по­сле мно­гих бе­сед с Кон­стан­ти­ном Алек­се­е­ви­чем, в кон­це 1877 го­да он при­шел в цер­ков­ную сто­рож­ку, где ве­лись бе­се­ды, и в при­сут­ствии всех сво­их еди­но­вер­цев ска­зал, что при­зна­ет право­ту пра­во­слав­но­го уче­ния и все­го то­го, что го­во­рит Кон­стан­тин Го­лу­бев, ко­гда по­уча­ет на­род.
– Да за­чем же ты сам пре­бы­вал в рас­ко­ле?! – с удив­ле­ни­ем ста­ли вос­кли­цать при­сут­ству­ю­щие.
– По за­блуж­де­нию, – от­ве­тил Иван.
Вско­ре по­сле это­го он на об­ще­ствен­ном схо­де пред­ло­жил ста­ри­кам-сель­ча­нам от­слу­жить в пра­во­слав­ной церк­ви бла­годар­ствен­ный мо­ле­бен за по­бе­ду рус­ско­го ору­жия при Кар­се и сам на мо­лебне с бла­го­го­ве­ни­ем мо­лил­ся Бо­гу.
Бы­ва­ло, что жиз­нен­ные об­сто­я­тель­ства под­тал­ки­ва­ли че­ло­ве­ка к углуб­лен­ным раз­мыш­ле­ни­ям. Некий два­дца­ти­двух­лет­ний мо­ло­дой че­ло­век, ро­ди­те­ли ко­то­ро­го при­над­ле­жа­ли к по­мор­ско­му со­гла­сию, за­ду­мал же­нить­ся, но у по­мор­цев нет та­ин­ства вен­ча­ния, и он со сму­ще­ни­ем в серд­це об­вен­чал­ся в пра­во­слав­ной церк­ви. Од­на­ко чем боль­ше он раз­мыш­лял о по­мор­ском со­гла­сии, тем боль­ше у него воз­ни­ка­ло со­мне­ний в его пра­виль­но­сти и пра­во­слав­но­сти, а спро­сить, кро­ме Кон­стан­ти­на Го­лу­бе­ва, бы­ло не у ко­го. Он был един­ствен­ным мис­си­о­не­ром в этих ме­стах, но об­ра­тить­ся к нему мо­ло­дой че­ло­век бо­ял­ся, и глав­ным об­ра­зом по­то­му, что еще недав­но при­люд­но бра­нил всех, кто шел в цер­ков­ную сто­рож­ку по­бе­се­до­вать с мис­си­о­не­ром. Но все же он пре­одо­лел се­бя и за­шел к Кон­стан­ти­ну Го­лу­бе­ву по­бе­се­до­вать. По­том за­шел еще и еще раз, а за­тем стал при­хо­дить к Кон­стан­ти­ну Алек­се­е­ви­чу все ча­ще и в кон­це кон­цов убе­дил­ся вполне, что по­мор­цы яв­ля­ют­ся людь­ми, за­блу­див­ши­ми­ся в ве­ре.
Лю­ди слу­ша­ли убеж­ден­но­го в право­те Пра­во­слав­ной Церк­ви мис­си­о­не­ра, спра­ши­ва­ли и спо­ри­ли с ним, но глав­ное – сам мис­си­о­нер не жа­лел вре­ме­ни для уяс­не­ния ис­тин ве­ры и рас­кры­тия за­блуж­де­ний, ино­гда бе­се­ды дли­лись по че­ты­ре и по пять ча­сов. И в кон­це кон­цов про­изо­шло в се­ле до то­го небы­ва­лое – лю­ди по­тя­ну­лись к пра­во­слав­ной ве­ре и церк­ви; не при­ча­щав­ши­е­ся по пят­на­дцать лет, а то и всю жизнь, ста­ли го­веть и при­ча­щать­ся; ста­ли при­ча­щать­ся де­ти из шко­лы, ко­то­рой за­ве­до­вал Кон­стан­тин Алек­се­е­вич, при­том, что ро­ди­те­ли мно­гих из этих де­тей бы­ли рас­коль­ни­ка­ми.
За два го­да, бла­го­да­ря мис­си­о­нер­ским тру­дам Кон­стан­ти­на Алек­се­е­ви­ча, из рас­ко­ла к Пра­во­слав­ной Церк­ви при­со­еди­ни­лось ты­ся­ча пять­сот че­ло­век.
В 1876 го­ду Кон­стан­тин Го­лу­бев пред­ста­вил на­пи­сан­ные им проб­ные лек­ции и по рас­смот­ре­нии их епи­ско­пом Ти­хо­ном был утвер­жден учи­те­лем рус­ско-сла­вян­ско­го язы­ка Воль­ско­го Ду­хов­но­го учи­ли­ща и на­зна­чен, как мис­си­о­нер Брат­ства Свя­то­го Кре­ста, ру­ко­во­ди­те­лем мис­си­о­нер­ских бе­сед и блю­сти­те­лем про­ти­во­рас­коль­ни­че­ской биб­лио­те­ки в го­ро­де Воль­ске.
Пер­вые со­бе­се­до­ва­ния с рас­коль­ни­ка­ми в Воль­ске бы­ли на­ча­ты толь­ко в на­ча­ле се­ми­де­ся­тых го­дов свя­щен­ни­ка­ми Иоан­ном Крас­но­вым и Ев­ге­ни­ем Ти­хо­ми­ро­вым. Но по но­визне де­ла и при от­сут­ствии необ­хо­ди­мых книг, в част­но­сти книг, со­дер­жа­щих тек­сты, на ко­то­рые обыч­но ссы­ла­ют­ся рас­коль­ни­ки и ко­то­рые бы­ли из­да­ны толь­ко спу­стя го­ды, – бе­се­ды меж­ду свя­щен­ни­ка­ми и рас­коль­ни­ка­ми вы­нуж­ден­но пре­кра­ти­лись.
Пер­вым воз­об­но­вил бе­се­ды с рас­коль­ни­ка­ми и сек­тан­та­ми Кон­стан­тин Алек­се­е­вич Го­лу­бев. В от­ли­чие от сво­их пред­ше­ствен­ни­ков на мис­си­о­нер­ском по­при­ще в Воль­ске он ока­зал­ся пре­крас­но под­го­тов­лен­ным мис­си­о­не­ром. Уро­же­нец се­ла, по­ра­жен­но­го сек­та­ми и рас­ко­лом, он в се­ми­на­рии осо­бое пред­по­чте­ние ока­зы­вал изу­че­нию пред­ме­тов, изъ­яс­ня­ю­щих су­ще­ство рас­ко­ла и раз­лич­ных сект. Он сам был де­я­тель­ным участ­ни­ком бе­сед с рас­коль­ни­ка­ми, про­во­див­ших­ся в Са­ра­то­ве, а так­же на сво­ей ро­дине в се­ле Ба­ра­нов­ке. Бе­се­ды в Воль­ске Кон­стан­тин Алек­се­е­вич про­во­дил по­на­ча­лу по вос­кре­се­ньям в зда­нии епар­хи­аль­но­го учи­ли­ща. Мест­ные рас­коль­ни­ки точ­но оч­ну­лись, дре­мот­ная за­мкну­тость рас­коль­ни­чье­го об­ще­ства бы­ла раз­ру­ше­на. Ожи­ви­лись, уви­дев в Кон­стан­тине Алек­се­е­ви­че бли­ста­тель­но­го за­щит­ни­ка ис­ти­ны, и пра­во­слав­ные. По­яви­лись де­я­тель­ные и та­лант­ли­вые за­щит­ни­ки со сто­ро­ны рас­коль­ни­ков, но яви­лись и мест­ные за­щит­ни­ки пра­во­сла­вия. Лю­дей, осо­бен­но в осен­нее и зим­нее вре­мя, а так­же во вре­мя по­стов, со­би­ра­лось так мно­го, что зал учи­ли­ща не вме­щал всех же­ла­ю­щих услы­шать со­бе­се­до­ва­ния рас­коль­ни­ков и пра­во­слав­ных. На со­бе­се­до­ва­ни­ях раз­би­ра­лись все во­про­сы, ко­то­рые вол­но­ва­ли рас­коль­ни­ков: о клят­вах Со­бо­ра 1667 го­да, а так­же об ис­прав­ле­ни­ях книг. Неко­то­рые ста­тьи по этим во­про­сам, как, на­при­мер, о клят­вах Со­бо­ра 1666 и 1667 го­дов, Кон­стан­тин Алек­се­е­вич опуб­ли­ко­вал поз­же в «Са­ра­тов­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях». Ско­ро бе­се­ды в Воль­ске при­об­ре­ли из­вест­ность и сре­ди рас­коль­ни­ков уез­да, ко­то­рые ста­ли при­ез­жать в го­род, чтобы при­сут­ство­вать на них.
В 1879 го­ду епи­скоп Са­ра­тов­ский Ти­хон на­зна­чил Кон­стан­ти­на Алек­се­е­ви­ча на долж­ность разъ­езд­но­го епар­хи­аль­но­го мис­си­о­не­ра, и с это­го вре­ме­ни его бе­се­ды в Воль­ске бы­ли пе­ре­ве­де­ны из епар­хи­аль­но­го учи­ли­ща в бо­лее по­ме­сти­тель­ный Пред­те­чен­ский со­бор. Здесь при со­бо­ре Кон­стан­тин Алек­се­е­вич со­брал про­ти­во­рас­коль­ни­че­скую биб­лио­те­ку, где бы­ли все необ­хо­ди­мые для бе­сед кни­ги. По­сте­пен­но ста­ло про­яс­нять­ся, что рас­кол не так кре­пок и упор­ны­ми оста­ют­ся толь­ко лю­ди стар­ше­го по­ко­ле­ния, а мо­ло­дое по­ко­ле­ние го­то­во рас­смат­ри­вать и об­суж­дать пред­ме­ты ве­ры. Труд­ность его де­я­тель­но­сти за­клю­ча­лась глав­ным об­ра­зом в том, что он был един­ствен­ным в то вре­мя мис­си­о­не­ром в Воль­ске, и ни учи­те­ля ду­хов­но­го учи­ли­ща, ни мест­ное ду­хо­вен­ство, по­гло­щен­ное це­ли­ком ис­пол­не­ни­ем свя­щен­ни­че­ских обя­зан­но­стей, не мог­ли ему ока­зать ни­ка­кой по­мо­щи. А меж­ду тем в го­ро­де чис­ло рас­коль­ни­ков до­сти­га­ло се­ми ты­сяч че­ло­век, и мно­гие из них об­на­ру­жи­ва­ли зна­чи­тель­ную на­чи­тан­ность и се­рьез­ность в об­суж­де­нии пред­ме­та.
В обя­зан­но­сти Кон­стан­ти­на Алек­се­е­ви­ча вхо­ди­ли по­езд­ки по всей об­шир­ной Са­ра­тов­ской гу­бер­нии, во все те по­се­ле­ния, где или не бы­ло пра­во­слав­но­го пас­ты­ря, или у пас­ты­ря не бы­ло до­ста­точ­ной под­го­тов­ки для борь­бы с сек­тан­та­ми, или он ро­бел пе­ред ни­ми, так как в иных слу­ча­ях они по­ка­зы­ва­ли боль­шую спло­чен­ность и ор­га­ни­зо­ван­ность. Но Кон­стан­тин Алек­се­е­вич без­бо­яз­нен­но шел с воз­гла­ви­те­ля­ми сек­тант­ских и рас­коль­ни­че­ских об­ществ на пря­мой и при­люд­ный диа­лог, чем стя­жал се­бе все­об­щую лю­бовь ду­хо­вен­ства и жи­те­лей, не ис­клю­чая и са­мих рас­коль­ни­ков и сек­тан­тов. Его неод­но­крат­ные бе­се­ды с из­вест­ным апо­ло­ге­том Бе­ло­кри­ниц­кой иерар­хии Кли­мен­том Пе­ре­тру­хи­ным и с бес­по­пов­цем Ху­до­ши­ным, в ре­зуль­та­те ко­то­рых Пе­ре­тру­хин и Ху­до­шин бе­жа­ли от сво­их разъ­ярен­ных со­бра­тьев-рас­коль­ни­ков, име­ли сво­им след­стви­ем то, что мно­же­ство рас­коль­ни­ков об­ра­ти­лось от за­блуж­де­ния и при­со­еди­ни­лось к Пра­во­слав­ной Церк­ви. Мно­гих пра­во­слав­ных, скло­няв­ших­ся к рас­ко­лу и пе­ре­хо­ду в ми­сти­че­ские и ра­цио­на­ли­сти­че­ские сек­ты, Кон­стан­тин Алек­се­е­вич удер­жал от та­ко­го пе­ре­хо­да, утвер­дил в пра­во­сла­вии и на­ста­вил в ис­тин­ной ве­ре сво­и­ми бе­се­да­ми. В се­ле Сал­ты­ков­ском Сер­доб­ско­го уез­да вна­ча­ле в храм по ве­ли­ким по­стам хо­ди­ли мо­лить­ся и ис­по­ве­до­вать­ся не бо­лее вось­ми че­ло­век, а в 1890 го­ду та­ко­вых уже бы­ло че­ты­ре­ста че­ло­век.
С бла­го­сло­ве­ния епи­ско­па Са­ра­тов­ско­го Ни­ко­лая (На­ли­мо­ва) и епи­ско­па Во­ро­неж­ско­го Ана­ста­сия (До­бра­ди­на) Кон­стан­тин Алек­се­е­вич ез­дил в Во­ро­неж­скую епар­хию по прось­бе ду­хо­вен­ства и в се­лах Но­во­хопер­ско­го уез­да про­во­дил бе­се­ды с сек­тан­та­ми. Неко­то­рые се­ле­ния Кон­стан­тин Алек­се­е­вич по­се­щал по два, по три и да­же по че­ты­ре ра­за, что де­ла­лось для за­креп­ле­ния до­стиг­ну­тых ра­нее бла­го­при­ят­ных ре­зуль­та­тов, а так­же по прось­бе ста­ро­об­ряд­цев, ко­то­рые бы­ли оза­да­че­ны сде­лан­ны­ми мис­си­о­не­ром разъ­яс­не­ни­я­ми на преж­них бе­се­дах и, ви­дя бес­си­лие сво­их мест­ных ру­ко­во­ди­те­лей-на­чет­чи­ков до­ка­зать право­ту сво­их мне­ний, об­ра­ща­лись к со­дей­ствию бо­лее силь­ных, по их мне­нию, на­чет­чи­ков, зва­ли их к се­бе на по­мощь и в та­ких слу­ча­ях при­гла­ша­ли и пра­во­слав­но­го мис­си­о­не­ра в на­деж­де на то, что Пе­ре­тру­хи­ны, Ху­до­ши­ны, Ша­ро­вы и про­чие за­щи­тят их пе­ред об­ли­че­ни­я­ми мис­си­о­не­ра; ино­гда та­кие по­се­ще­ния про­ис­хо­ди­ли по при­гла­ше­нию пра­во­слав­ных, сму­ща­е­мых рас­коль­ни­ка­ми.
В Мос­ков­ской гу­бер­нии од­ним из са­мых за­ра­жен­ных рас­ко­лом и сек­тант­ством был Бо­го­род­ский уезд[2]. Про­ис­хо­ди­ло это от­ча­сти по­то­му, что здесь бы­ли рас­по­ло­же­ны фаб­ри­ки бо­га­тых рас­коль­ни­ков, при­над­ле­жав­ших к Бе­ло­кри­ниц­кой иерар­хии. Бо­го­род­ско-Глу­хов­ская об­щи­на ста­ро­об­ряд­цев ав­стрий­ско­го со­гла­сия бы­ла в Рос­сии вто­рой по ве­ли­чине по­сле об­щи­ны, имев­шей сво­им цен­тром храм на Ро­гож­ском клад­би­ще. Гла­ва се­мей­ства Мо­ро­зо­вых, вла­де­лец тек­стиль­ных ма­ну­фак­тур в Бо­го­род­ске, Ар­се­ний Мо­ро­зов, по­мо­гал рас­коль­ни­чьим об­ще­ствам по всей Рос­сии, но в первую оче­редь жив­шим в Бо­го­род­ске и Бо­го­род­ском уез­де. По­ло­же­ние хо­зя­и­на фаб­ри­ки, где в на­ча­ле ХХ сто­ле­тия ра­бо­та­ло око­ло де­ся­ти ты­сяч че­ло­век, об­лег­ча­ло вли­я­ние, тем бо­лее что на са­мой фаб­ри­ке ра­бо­та­ло мно­го ста­ро­об­ряд­цев. Ар­се­ний Мо­ро­зов ока­зы­вал ши­ро­кую бла­го­тво­ри­тель­ную по­мощь мно­гим го­род­ским учре­жде­ни­ям, в ре­зуль­та­те че­го го­род­ские вла­сти смот­ре­ли сквозь паль­цы на рас­про­стра­не­ние рас­ко­ла, прин­ци­пи­аль­но иг­но­ри­руя от­ли­чие рас­коль­ни­че­ско­го об­ще­ства от Пра­во­слав­ной Церк­ви. Го­род­ско­му чи­нов­ни­ку раз­ли­чия меж­ду пра­во­слав­ны­ми и ста­ро­об­ряд­ца­ми ав­стрий­ско­го со­гла­сия ка­за­лись ис­клю­чи­тель­но внеш­ни­ми, фор­маль­ны­ми: ка­кая раз­ни­ца, к ка­кой внеш­ней фор­ме при­бе­га­ет че­ло­век для сво­е­го об­ра­ще­ния к Бо­гу, тем бо­лее, ес­ли этот че­ло­век – щед­рый бла­го­тво­ри­тель для го­ро­да. Не оста­ва­лось без щед­рых по­жерт­во­ва­ний от бо­га­тых рас­коль­ни­ков и мест­ное ду­хо­вен­ство.
В ре­зуль­та­те все­го это­го пра­во­сла­вие в го­ро­де и уез­де мáли­лось, ста­но­ви­лось ед­ва ли не пре­сле­ду­е­мой ве­рой, а рас­кол тор­же­ство­вал и укреп­лял­ся. Епар­хи­аль­ные вла­сти в ме­ру сил ста­ра­лись ис­пра­вить по­ло­же­ние, по­сы­лая епар­хи­аль­ных мис­си­о­не­ров в этот до­нель­зя рас­тлен­ный рас­ко­лом и сек­тант­ством уезд, но успе­ха мис­си­о­не­ры не име­ли, по­то­му что со сто­ро­ны ду­хо­вен­ства мест­ных при­хо­дов они вме­сто под­держ­ки встре­ча­ли враж­деб­ное от­но­ше­ние, так как пра­во­слав­ные свя­щен­ни­ки за­ви­се­ли ма­те­ри­аль­но от рас­коль­ни­ков. Мис­си­о­не­ры же, ви­дя столь па­губ­ное яв­ле­ние тор­же­ства рас­коль­ни­ков в пра­во­слав­ных при­хо­дах, не име­ли ре­аль­ной вла­сти для воз­дей­ствия на нера­ди­вых свя­щен­ни­ков.
В 1893 го­ду на Мос­ков­скую ка­фед­ру был на­зна­чен се­ми­де­ся­ти­че­ты­рех­лет­ний мит­ро­по­лит Сер­гий (Ля­пи­дев­ский). По мне­нию неко­то­рых жиз­не­опи­са­те­лей, «вы­со­ко­прео­свя­щен­ный Сер­гий об­ла­дал той еди­но­спа­са­ю­щей пра­во­слав­ной цер­ков­но­стью, ко­то­рая предо­хра­ня­ет па­со­мых от вся­ких яв­ных и скры­тых опас­но­стей. Он был глу­бо­ко про­ник­нут ве­рой в веч­ную ис­ти­ну Пра­во­слав­ной Церк­ви, где ни­че­го нель­зя ни при­ба­вить, ни уба­вить без ис­ка­же­ния ис­ти­ны. По­доб­но мит­ро­по­ли­ту Фила­ре­ту, он хра­нил цер­ков­ность, как свя­ты­ню. Во имя цер­ков­ной прав­ды он ста­рал­ся под­дер­жать и воз­вы­сить вы­со­кий дух в слу­жи­те­лях Церк­ви, па­мя­туя, од­на­ко, и гра­ни­цы че­ло­ве­че­ских сил, а по­то­му, не впа­дая в об­ман­чи­вую стро­гость непри­ми­ри­мо­го ри­го­риз­ма, он охра­нял пра­ва Церк­ви с той же осмот­ри­тель­но­стью; его лю­би­мым на­став­ле­ни­ем бы­ло пра­ви­ло, что долж­но до­сти­гать тор­же­ства прав­ды, а не огор­че­ния про­тив­ни­ка. Эту осмот­ри­тель­ность, эту обя­за­тель­ную зре­лость и взве­шен­ность вся­ко­го ре­ше­ния не мог­ли не ува­жать са­ми нетер­пе­ли­вые рев­ни­те­ли, склон­ные ви­деть в ней мед­ли­тель­ность».
По­сле на­зна­че­ния вла­ды­ки на Мос­ков­скую ка­фед­ру его по­се­ти­ли с хле­бом-со­лью ста­ро­об­ряд­цы ав­стрий­ско­го со­гла­сия.
«Под бла­го­сло­ве­ние ко вла­ды­ке ста­ро­об­ряд­цы не по­до­шли, а про­си­ли толь­ко при­нять от них хлеб-соль. Вла­ды­ка спро­сил, с ка­кою це­лью под­но­сят они ему это. Ста­ро­об­ряд­цы от­ве­ти­ли, что они ра­ды его при­ез­ду в Моск­ву и в знак ува­же­ния к нему, по рус­ско­му обы­чаю, под­но­сят ему и про­сят при­нять хлеб-соль.
Вла­ды­ка от­ве­тил:
– По­нят­но, ко­гда вы, со­блю­дая, как го­во­ри­те, рус­ский обы­чай, под­но­си­те хлеб-соль свет­ским ли­цам, ко­то­рым под­чи­не­ны; но я – ли­цо ду­хов­ное, от ко­то­ро­го вы не со­сто­и­те ни в ка­кой за­ви­си­мо­сти. Ко­гда кто из пра­во­слав­ных под­но­сит мне хлеб-соль, то преж­де под­хо­дит под бла­го­сло­ве­ние, и я, хо­тя че­ло­век греш­ный, но по­лу­чив­ший пре­ем­ствен­но от апо­сто­лов епи­скоп­скую бла­го­дать, пре­по­даю им бла­го­сло­ве­ние, и по­лу­чив­шие мое бла­го­сло­ве­ние со­зна­ют, что спо­доб­ля­ют­ся бла­го­да­ти по сво­ей ве­ре. По­се­му, ко­гда слу­ча­лось мне, при обо­зре­нии епар­хии, при­ни­мать хлеб от де­ре­вен­ских жи­те­лей, я имел обык­но­ве­ние, бла­го­сло­вив его, пре­лом­лять на ча­сти. Вку­шал сам и раз­да­вал пред­сто­я­щим и под­нес­шим, в знак ду­хов­но­го об­ще­ния. А те­перь мо­гу ли я сде­лать так?.. Вы не под­хо­ди­те ко мне под бла­го­сло­ве­ние, по­се­му и от бла­го­слов­лен­но­го мною хле­ба вку­шать не бу­де­те... Как же я мо­гу при­нять от вас хлеб-соль, ко­гда вы вку­сить от бла­го­слов­лен­но­го мною хле­ба счи­та­е­те невоз­мож­ным? Ес­ли вы не мо­же­те при­нять мо­е­го бла­го­сло­ве­ния, то и я не мо­гу при­нять ва­ше­го при­но­ше­ния. При­нять его бы­ло бы про­тив­но мо­ей со­ве­сти, и этим я ввел бы се­бя в за­зре­ние у пра­во­слав­ных.
Ста­ро­об­ряд­цы, од­на­ко, на­ста­и­ва­ли, чтобы вла­ды­ка при­нял хлеб-соль про­сто по рус­ско­му обы­чаю, не бла­го­слов­ляя.
Вла­ды­ка от­ве­тил:
– То же го­во­ри­ли мне лю­ди раз­ных ис­по­ве­да­ний, и да­же евреи, под­но­ся хлеб-соль; о ду­хов­ном об­ще­нии тут не мог­ло быть и ре­чи, они не де­ла­ли о том ни­ка­ко­го упо­ми­на­ния и оста­ва­лись при сво­ей ве­ре, счи­тая ее ис­тин­ною. Так и у вас, ста­ро­об­ряд­цев, сколь­ко есть раз­лич­ных тол­ков, или со­гла­сий, сколь­ко раз­де­ле­ний, и каж­дое об­ще­ство се­бя толь­ко по­ла­га­ет быть пра­вым и по­чи­та­ет свя­тою со­бор­ною и апо­столь­скою цер­ко­вью. Про­чих всех – ере­ти­ка­ми. Ес­ли я от вас при­му хлеб-соль, то при­дут ко мне раз­ных тол­ков бес­по­пов­цы, при­дут ва­ши неокруж­ки, ссы­ла­ясь на вас, бу­дут го­во­рить: “Как при­нял от них хлеб-соль, так при­ми и от нас; при­том мы луч­ше их – мы од­ни пра­во­ве­ру­ю­щие, мы толь­ко и со­став­ля­ем со­бою со­бор­ную и апо­столь­скую цер­ковь”. И ко­гда при­му от вас хлеб-соль, то на­до при­ни­мать и от всех, за что и вы не по­хва­ли­те ме­ня.
Ста­ро­об­ряд­цы про­дол­жа­ли про­сить.
Вла­ды­ка ска­зал:
– Вы на­ста­и­ва­е­те, чтоб я при­нял от вас хлеб-соль, а под бла­го­сло­ве­ние не под­хо­ди­те; ска­жи­те, за ко­го вы ме­ня по­чи­та­е­те, ко­му под­но­си­те хлеб-соль? Я с ва­ми го­во­рю от­кро­вен­но, – а вы со мною го­во­ри­те уклон­чи­во. Не при­ни­мая мо­е­го бла­го­сло­ве­ния, вы этим пря­мо да­е­те знать, что при­зна­е­те ме­ня за ере­ти­ка.
Ста­ро­об­ряд­цы воз­ра­зи­ли:
– Мы под бла­го­сло­ве­ние не под­хо­дим, по­то­му что, как са­ми зна­е­те, еще в пред­ках на­ших сде­ла­лось раз­де­ле­ние.
Вла­ды­ка от­ве­тил:
– Пред­ки ва­ши от Церк­ви от­де­ли­лись неспра­вед­ли­во, ошиб­лись, а вы обя­за­ны ли сле­до­вать их ошиб­ке?
Ста­ро­об­ряд­цы ска­за­ли, что они сле­ду­ют ста­рине.
Вла­ды­ка от­ве­тил:
– В ста­рых кни­гах есть об­ря­ды ва­ши и на­ши, – есть дву­пер­стие, есть и трое­пер­стие. Ко­гда то и дру­гое есть в ста­рых кни­гах, из-за че­го же раз­де­лять­ся и раз­ди­рать Цер­ковь? А при­том Цер­ковь в об­ря­дах де­ла­ет вам все­воз­мож­ные уступ­ки...
Ста­ро­об­ряд­цы ска­за­ли:
– Ва­ши пред­ше­ствен­ни­ки от нас при­ни­ма­ли хлеб-соль.
Вла­ды­ка от­ве­тил:
– Я дей­ствую по мо­е­му убеж­де­нию и объ­яс­нил уже вам, по ка­ким при­чи­нам не мо­гу при­нять.
Ста­ро­об­ряд­цы ска­за­ли:
– Мит­ро­по­лит Ин­но­кен­тий, при­ни­мая нас, ска­зал: нуж­но мо­лить­ся, и бла­го­дать по­мо­жет рас­смот­реть ис­ти­ну. И Гос­подь ска­зал в Еван­ге­лии: “ни­кто не мо­жет прий­ти ко Мне...” – но даль­ней­шие сло­ва умол­ча­ли.
Вла­ды­ка на это ска­зал:
– Гос­подь ска­зал в Еван­ге­лии: “ни­кто не мо­жет прий­ти ко Мне, аще не Отец, по­сла­вый Мя, при­вле­чет его”.
Ста­ро­об­ряд­цы воз­ра­зи­ли:
– Ви­ди­те, толь­ко бла­го­дать при­вле­ка­ет че­ло­ве­ка!
Вла­ды­ка ска­зал:
– Бла­го­дать упор­ных и нехо­тя­щих не при­вле­ка­ет. Сам Гос­подь ска­зал: об­ра­ти­те­ся ко Мне, и об­ра­щу­ся к вам; ве­ле­но ис­пы­ты­вать Пи­са­ния, чтобы ура­зу­меть ис­ти­ну.
Ста­ро­об­ряд­цы со­гла­си­лись, что нуж­но рас­смат­ри­вать ис­ти­ну.
Вла­ды­ка ска­зал:
– Ес­ли хо­ти­те рас­смат­ри­вать ис­ти­ну, то мо­же­те все­гда при­хо­дить ко мне; я го­тов вся­ко­му ска­зать прав­ду.
За­тем, не при­няв при­но­ше­ния, мит­ро­по­лит от­пу­стил ста­ро­об­ряд­цев».
Уви­дев, в ка­ком пла­чев­ном ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ном от­но­ше­нии на­хо­дят­ся жи­те­ли Бо­го­род­ско­го уез­да, мит­ро­по­лит Сер­гий при­гла­сил в Мос­ков­скую епар­хию Кон­стан­ти­на Алек­се­е­ви­ча Го­лу­бе­ва, ко­то­рый столь успеш­но дей­ство­вал уже око­ло два­дца­ти лет про­тив раз­но­го ро­да рас­коль­ни­ков и сек­тан­тов.
4 мар­та 1895 го­да Кон­стан­тин Алек­се­е­вич Го­лу­бев был опре­де­лен мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем на про­то­и­е­рей­скую ва­кан­сию к Бо­го­яв­лен­ско­му со­бо­ру го­ро­да Бо­го­род­ска с пра­вом пер­во­сто­я­ния меж­ду все­ми свя­щен­ни­ка­ми Бо­го­род­ско­го и Пав­ло-По­сад­ско­го уез­дов. Под его на­ча­ло ото­шли шест­на­дцать при­хо­дов. Пра­во­слав­ные в го­ро­де и уез­де вздох­ну­ли с об­лег­че­ни­ем и ста­ли смот­реть на бу­ду­щее с на­деж­дой, спра­вед­ли­во по­ла­гая, что де­ло мис­си­о­нер­ства в уез­де бу­дет те­перь по­став­ле­но на над­ле­жа­щую вы­со­ту, а уезд­ные мис­си­о­не­ры в ли­це Кон­стан­ти­на Го­лу­бе­ва по­лу­чат за­щи­ту и не бу­дут тер­петь тех невзгод и пре­сле­до­ва­ний, ка­ким они под­вер­га­лись преж­де.
12 мар­та епи­скоп Мо­жай­ский Ти­хон (Ни­ка­но­ров) ру­ко­по­ло­жил Кон­стан­ти­на Алек­се­е­ви­ча в сан свя­щен­ни­ка. На од­ном из бо­го­слу­же­ний, ко­то­рое он со­вер­шал со­бор­но с ду­хо­вен­ством Бо­го­род­ска, отец Кон­стан­тин по­сле ли­тур­гии об­ра­тил­ся с мо­лит­вен­ным по­же­ла­ни­ем как к сво­ей пра­во­слав­ной пастве, так и к рас­коль­ни­че­ско­му об­ще­ству, име­ну­ю­ще­му се­бя ста­ро­об­ряд­ца­ми. В от­вет ста­ро­ста со­бо­ра про­из­нес при­вет­ствен­ную речь и под­нес от­цу Кон­стан­ти­ну от ли­ца при­хо­жан ико­ну свя­ти­те­ля Ни­ко­лая чу­до­твор­ца в се­реб­ря­ной вы­зо­ло­чен­ной ри­зе. В тот же день от­ца Кон­стан­ти­на по­се­ти­ли пред­ста­ви­те­ли при­ход­ских се­ле­ний. Сер­ги­ев­ское об­ще­ство хо­ругве­нос­цев го­ро­да Бо­го­род­ска под­нес­ло ему ико­ну Спа­си­те­ля в се­реб­ря­ной ри­зе.
Вско­ре отец Кон­стан­тин во­шел в чис­ло ди­рек­то­ров Бо­го­род­ско­го уезд­но­го от­де­ле­ния по­пе­чи­тель­но­го о тюрь­мах ко­ми­те­та и стал при­ни­мать ак­тив­ное уча­стие в его де­я­тель­но­сти и в со­вер­ше­нии бо­го­слу­же­ний в тю­рем­ном хра­ме, по­ка ту­да не был опре­де­лен по­сто­ян­ный свя­щен­ник.
Вес­ной 1896 го­да его на­зна­чи­ли пред­се­да­те­лем Бо­го­род­ско­го Бо­го­яв­лен­ско­го от­де­ле­ния Ки­рил­ло-Ме­фо­ди­ев­ско­го Брат­ства. В том же го­ду отец Кон­стан­тин был на­граж­ден фио­ле­то­вой ску­фьей, через год за рев­ност­ное слу­же­ние Церк­ви Бо­жи­ей – ка­ми­лав­кой, а за об­ра­ще­ние пра­во­слав­ных из рас­ко­ла и сек­тант­ства – на­перс­ным кре­стом. В 1897 го­ду он был по­став­лен за­ве­ду­ю­щим Ис­том­кин­ской при фаб­ри­ке Ши­ба­е­вых цер­ков­но­при­ход­ской шко­лой, в ко­то­рой в 1901 го­ду стал за­ко­но­учи­те­лем.
В 1897 го­ду про­то­и­е­рей Кон­стан­тин Го­лу­бев был из­бран на три го­да чле­ном по­пе­чи­тель­но­го со­ве­та Бо­го­род­ской жен­ской про­гим­на­зии. За­ня­тия в по­пе­чи­тель­ном со­ве­те вы­яви­ли про­бле­мы ре­ли­ги­оз­но­го об­ра­зо­ва­ния и про­све­ще­ния жен­щин в Рос­сии, от ко­то­рых в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни за­ви­се­ло ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ное вос­пи­та­ние на­ро­да. Ка­ки­ми бу­дут жен­щи­ны в стране, ка­ко­ва бу­дет их ве­ра и ре­ли­ги­оз­ная про­све­щен­ность, та­ки­ми бу­дут и граж­дане Рос­сии. Это име­ло осо­бен­ное зна­че­ние для фаб­рич­ных го­ро­дов, ка­ким был Бо­го­родск в то вре­мя. И в 1900 го­ду отец Кон­стан­тин от­крыл при Бо­го­яв­лен­ском со­бо­ре жен­скую цер­ков­но­при­ход­скую шко­лу, в ко­то­рой стал за­ве­ду­ю­щим и за­ко­но­учи­те­лем. В 1901 го­ду отец Кон­стан­тин был из­бран чле­ном Бо­го­род­ско­го ко­ми­те­та на­род­ной трез­во­сти. При всех сво­их об­шир­ных на­чи­на­ни­ях отец Кон­стан­тин не остав­лял мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­сти, и по при­ез­де в Бо­го­родск им бы­ло ор­га­ни­зо­ва­но бо­лее де­ся­ти пуб­лич­ных бе­сед как в са­мом го­ро­де, так и в се­лах и де­рев­нях Бо­го­род­ско­го уез­да. Бе­се­ды разъ­яс­ня­ли ста­ро­об­ряд­че­ские за­блуж­де­ния, при­чем по­сколь­ку они про­во­ди­лись пуб­лич­но и вне стен хра­ма, то бы­ли от­кры­ты для лю­бых во­про­ша­ний и дис­пу­тов.
В де­каб­ре 1895 го­да га­зе­та «Мос­ков­ские ве­до­мо­сти» пи­са­ла об от­це Кон­стан­тине: «С осе­ни те­ку­ще­го го­да в мест­ном со­бо­ре (в Бо­го­род­ске. – И. Д.) от­кры­ты про­ти­во­рас­коль­ни­че­ские бе­се­ды мис­си­о­не­ром – бла­го­чин­ным от­цом Кон­стан­ти­ном Го­лу­бе­вым. Так как Бо­го­родск и его уезд на­се­ле­ны рас­коль­ни­ка­ми, пре­иму­ще­ствен­но при­ем­лю­щи­ми ав­стрий­ское лже­свя­щен­ство (все­го в уез­де око­ло 57 000 рас­коль­ни­ков обо­е­го по­ла), то пред­ме­том бе­сед от­ца Го­лу­бе­ва слу­жит по­ло­жи­тель­ное уче­ние о свя­той Церк­ви и о свя­щен­стве, ка­ко­вым уче­ни­ем и раз­об­ла­ча­ют­ся за­блуж­де­ния име­ну­е­мых ста­ро­об­ряд­цев. Бе­се­ды, ос­но­ван­ные ис­клю­чи­тель­но на сло­ве Бо­жи­ем, на уче­нии свя­той Церк­ви и на ста­ро­пе­чат­ных кни­гах, чуж­ды да­же на­ме­ков на уко­риз­ну, а по­то­му они охот­но по­се­ща­ют­ся и слу­ша­ют­ся как пра­во­слав­ны­ми, так и рас­коль­ни­ка­ми, ко­то­рые яв­ля­ют­ся к бе­се­дам в огром­ном ко­ли­че­стве, хо­тя и не вы­сту­па­ют с воз­ра­же­ни­я­ми. И ес­ли в на­сто­я­щее вре­мя плод бе­сед от­ца Го­лу­бе­ва об­на­ру­жил­ся в при­со­еди­не­нии несколь­ких ста­ро­об­ряд­цев ко свя­той Церк­ви, то в бу­ду­щем, и, по­жа­луй, неда­ле­ком, от бе­сед мож­но и долж­но ожи­дать боль­ших пло­дов.
С дру­гой сто­ро­ны, бе­се­ды при­но­сят поль­зу и в том от­но­ше­нии, что предо­хра­ня­ют пра­во­слав­ных от рас­коль­ни­че­ских за­блуж­де­ний, пре­ду­пре­жда­ют слу­чаи со­вра­ще­ния пра­во­слав­ных в рас­кол и воз­вы­ша­ют дух пра­во­слав­но­го на­ро­да, здесь при­ни­жен­но­го мас­сой ста­ро­об­ряд­цев. А ведь недав­но еще у нас бы­ли слу­чаи, что пра­во­слав­ные учи­тель­ни­цы пе­ре­хо­ди­ли в рас­кол и да­же вы­хо­ди­ли за­муж за ев­ре­ев, кре­стив­ших­ся и пе­ре­шед­ших в рас­кол. И все это про­хо­ди­ло без­на­ка­зан­но, бла­го­да­ря по­кро­ви­тель­ству бо­га­чей-рас­коль­ни­ков.
Рас­коль­ни­ки со­став­ля­ют у нас в уез­де по пре­иму­ще­ству бо­га­тый класс на­се­ле­ния. В чис­ле их по­па­да­ют­ся круп­ные и из­вест­ные ком­мер­сан­ты, бла­го­да­ря ко­то­рым рас­кол дер­жит­ся в на­ших кра­ях, по-ви­ди­мо­му, проч­но.
“Ведь осер­ди его (ка­пи­та­ли­ста-рас­коль­ни­ка), ни­где ме­ста по­том не най­дешь... Вез­де те­бя из­ма­ра­ет ху­же худ­ше­го. Ведь мы что? Так се­бе, ни­что­же­ство, а ему, небось, вез­де две­ри от­кры­ты...” – так обык­но­вен­но от­зы­ва­ют­ся бед­ня­ки-рас­коль­ни­ки о бо­га­чах-рас­коль­ни­ках, у ко­то­рых со­сто­ят в ка­ба­ле. И на­до ду­мать, это горь­кая прав­да...
Сто­ит ли го­во­рить о том, что рас­коль­ни­чьи лже­по­пы хо­дят у нас от­кры­то в ря­сах, что до­се­ле год от го­ду мно­жи­лись мо­лен­ные рас­коль­ни­ков, что рас­коль­ни­чьи лжевла­ды­ки, за­ез­жая в глушь на­ших де­ре­вень, слу­жат от­кры­то “со сла­вой”. И все это, опять-та­ки бла­го­да­ря мощ­ным по­кро­ви­те­лям рас­ко­ла, не брез­гу­ю­щим ни­ка­ки­ми сред­ства­ми, чтобы под­дер­жать рас­кол, про­хо­ди­ло до­се­ле без­на­ка­зан­но.
Что-то бу­дет впе­ре­ди?»
Отец Кон­стан­тин участ­во­вал во мно­гих цер­ков­ных ме­ро­при­я­ти­ях в Бо­го­род­ском уез­де, в освя­ще­нии но­во­воз­дви­га­е­мых хра­мов, в съез­дах пре­по­да­ва­те­лей цер­ков­ных школ. Од­ним из цен­траль­ных во­про­сов пер­во­го съез­да пре­по­да­ва­те­лей, со­сто­яв­ше­го­ся в 1900 го­ду, был во­прос о том, «как ве­сти пре­по­да­ва­ние За­ко­на Бо­жия, цер­ков­но­го пе­ния, сла­вян­ской гра­мо­ты в свя­зи с ис­то­ри­ей и об­ли­че­ни­ем рас­ко­ла в тех шко­лах, где вме­сте с пра­во­слав­ны­ми детьми учат­ся де­ти ста­ро­об­ряд­цев». И здесь нема­лым под­спо­рьем яви­лись со­ве­ты и по­мощь от­ца Кон­стан­ти­на.
В фев­ра­ле 1911 го­да в го­ро­де Бо­го­род­ске со­сто­я­лось пас­тыр­ское мис­си­о­нер­ское со­бра­ние свя­щен­ни­ков и диа­ко­нов двух бла­го­чин­ни­че­ских окру­гов Бо­го­род­ско­го уез­да с уча­сти­ем мос­ков­ско­го епар­хи­аль­но­го мис­си­о­не­ра Ни­ко­лая Юрье­ви­ча Вар­жан­ско­го, со­брав­шее трид­цать пять свя­щен­но­слу­жи­те­лей.
«Епар­хи­аль­ный мис­си­о­нер сде­лал до­клад со­бра­нию о тя­же­лом на­сто­я­щем вре­ме­ни для Пра­во­сла­вия от крайне силь­но­го раз­ви­тия сек­тант­ства так на­зы­ва­е­мых “брат­чи­ков”, а так­же бап­ти­стов, паш­ков­цев и адвен­ти­стов. Мис­си­о­нер ука­зал, как утвер­жда­ет­ся и раз­ви­ва­ет­ся сек­тант­ство, а так­же со­об­щил о глав­ных при­чи­нах это­го раз­ви­тия. Как на сред­ство про­ти­во­дей­ствия сек­тант­ско­му на­тис­ку бы­ло ука­за­но на необ­хо­ди­мость ре­ли­ги­оз­но­го про­све­ще­ния и нрав­ствен­но-цер­ков­но­го оздо­ров­ле­ния пра­во­слав­но­го на­ро­да, для че­го же­ла­тель­на ка­те­хи­за­ция на­ро­да, устрой­ство при­ход­ских на­род­но-мис­си­о­нер­ских кур­сов, вне­бо­го­слу­жеб­ных бе­сед и чте­ний с све­то­вы­ми кар­ти­на­ми, об­ра­зо­ва­ние круж­ков рев­ни­те­лей пра­во­сла­вия, братств трез­во­сти, на­род­но-мис­си­о­нер­ских биб­лио­тек и рас­про­стра­не­ние цер­ков­но-нрав­ствен­ной и про­ти­во­сек­тант­ской ли­те­ра­ту­ры, че­му мо­жет спо­соб­ство­вать от­кры­тие от­де­лов Брат­ства Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва, име­ю­ще­го це­лью цер­ков­но-ре­ли­ги­оз­ное про­све­ще­ние пра­во­слав­ных и цер­ков­но­при­ход­ских братств трез­во­сти.
Со­бра­ние, по пред­ло­же­нию от­ца про­то­и­е­рея Кон­стан­ти­на Го­лу­бе­ва, еди­но­глас­но по­ста­но­ви­ло от­крыть в воз­мож­но ско­рей­шем вре­ме­ни от­дел Брат­ства Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва и немед­лен­но же, не до­жи­да­ясь от­кры­тия от­де­ла Брат­ства, учре­дить склад необ­хо­ди­мых мис­си­о­нер­ских книг и по­со­бий для ка­те­хи­за­ции на­ро­да и цер­ков­но-ре­ли­ги­оз­ной ли­те­ра­ту­ры, с та­ким рас­че­том, чтобы к Ве­ли­ко­му по­сту все при­сут­ство­вав­шие на со­бра­нии пас­ты­ри мог­ли по­ку­пать необ­хо­ди­мую ли­те­ра­ту­ру при пер­вом бла­го­чин­ни­че­ском окру­ге Бо­го­род­ско­го уез­да. Бы­ло за­тем вы­ра­же­но же­ла­ние фор­маль­но­го от­кры­тия фак­ти­че­ски дав­но уже су­ще­ству­ю­щих цер­ков­но­при­ход­ских братств трез­во­сти и учре­жде­ния но­вых, а так­же сде­ла­ны ука­за­ния, как по­сту­пать при по­яв­ле­нии сек­тан­тов, как воз­дей­ство­вать на их про­па­ган­ду.
Несмот­ря на то, что со­бра­ние дли­лось око­ло пя­ти ча­сов без пе­ре­ры­ва, сре­ди при­сут­ству­ю­щих бы­ло боль­шое во­оду­шев­ле­ние».
В 1913 го­ду скон­ча­лась по­сле двух с по­ло­ви­ной лет тя­же­лой бо­лез­ни же­на от­ца Кон­стан­ти­на Ма­рия, быв­шая на про­тя­же­нии мно­гих лет его вер­ной по­мощ­ни­цей.
Спу­стя три го­да по­сле ее кон­чи­ны их сын Лео­нид, сту­дент Ду­хов­ной ака­де­мии, пи­сал о ней: «...В про­дол­же­ние всей сво­ей жиз­ни она бы­ла глу­бо­ко ве­ру­ю­щей. Она очень бо­я­лась, как бы не уме­реть вдруг, неожи­дан­но, – а при ее бо­лез­ни все­гда мож­но бы­ло ожи­дать вне­зап­ной смер­ти, – и го­ря­чо мо­ли­лась, чтобы Гос­подь да­ро­вал ей хри­сти­ан­скую кон­чи­ну жиз­ни – без­бо­лез­нен­ную, непо­стыд­ную, мир­ную, и же­ла­ла, го­ря­чо же­ла­ла при­ча­стить­ся по воз­мож­но­сти неза­дол­го до смер­ти. В ночь сво­ей смер­ти она мо­ли­лась: “Ска­жи мне, Гос­по­ди, кон­чи­ну мою и чис­ло дней мо­их кое есть?!” – и при­зы­ва­ла в мо­лит­ве Фила­ре­та Ми­ло­сти­во­го, па­мять ко­то­ро­го – в день ее смер­ти, 1-го де­каб­ря. И Гос­подь услы­шал ее. Она осу­ще­стви­ла и под­твер­ди­ла сло­ва вен­це­нос­но­го про­ро­ка Да­ви­да: “Как лань же­ла­ет к по­то­кам во­ды, так же­ла­ет ду­ша моя к Те­бе, Бо­же! Жаж­дет ду­ша моя к Бо­гу креп­ко­му, жи­во­му”.
В по­след­ние три дня сво­ей жиз­ни она при­ча­ща­лась еже­днев­но. В по­след­нюю ночь, в суб­бо­ту, си­дя на сво­ей по­сте­ли, она вы­ра­зи­ла же­ла­ние при­ча­стить­ся на дру­гой день – в вос­кре­се­нье за ран­ней ли­тур­ги­ей, – но по­том, чув­ствуя ухуд­ше­ние, по­про­си­ла при­ча­стить ее по­ско­рее. Вы­слу­шав мо­лит­вы к при­ча­ще­нию, она са­ма про­чла “Ве­рую, Гос­по­ди, и ис­по­ве­дую” и при­ча­сти­лась око­ло трех ча­сов но­чи.
Вско­ре по­сле это­го она ска­за­ла: “Фила­рет Ми­ло­сти­вый услы­шал ме­ня... уми­раю... Ныне пер­вая ек­те­ния за­упо­кой­ная бу­дет за но­во­пре­став­лен­ную ра­бу Бо­жию Ма­рию...”
Ста­ла чи­тать “Ныне от­пу­ща­е­ши...”. За­тем про­го­во­ри­ла: “Гос­подь Бог мой, Иисус Хри­стос, спа­сет и по­ми­лу­ет ме­ня! От­че! В ру­ки Твои пре­даю дух мой!..” Ска­за­ла гром­ко, яс­но, от­чет­ли­во. За­тем ей пред­ло­жи­ли: “Не по­чи­тать ли мо­лит­вы?” – ра­зу­мея мо­лит­вы на ис­ход ду­ши. – “Ско­рее чи­тай­те, ско­рее!.. я и за­бы­ла!..” – бес­по­кой­но ска­за­ла она... И лишь на­ча­ли чи­тать, она несколь­ко успо­ко­и­лась. Ко­гда ей пы­та­лись ока­зы­вать по­мощь, она гром­ко го­во­ри­ла: “Уй­ди­те, не ме­шай­те!.. не тро­гай­те! Дай­те спо­кой­но уме­реть...” К че­ты­рем ча­сам утра она ста­ла при­ни­мать все бо­лее и бо­лее уми­ро­тво­рен­ный вид, и за­тем уже труд­но бы­ло в точ­но­сти опре­де­лить, ко­гда окон­чи­лась ее жизнь...»
При­шло вре­мя го­не­ний на Пра­во­слав­ную Цер­ковь, и в первую оче­редь они об­ру­ши­лись на де­ла­те­лей Хри­сто­вых, на ис­по­вед­ни­ков свя­то­го пра­во­сла­вия. В 1918 го­ду еще не вполне и не вез­де бы­ла уста­нов­ле­на со­вет­ская власть, но отец Кон­стан­тин уже был аре­сто­ван, за­клю­чен в тюрь­му и без су­да осуж­ден на смерт­ную казнь. По-ви­ди­мо­му, о том, что он бу­дет рас­стре­лян, ему бы­ло в кон­це кон­цов объ­яв­ле­но, так как по­сле это­го он пе­ре­дал из тюрь­мы де­тям свой на­перс­ный крест и слу­жеб­ник. Свя­щен­ник не про­сил, чтобы его осво­бо­ди­ли, он знал, что осуж­ден на смерть, и был к ней го­тов. Не знал он толь­ко то­го, что зло­деи, вполне ис­пы­тав си­лу ве­ры свя­щен­ни­ка за вре­мя его на­хож­де­ния в тюрь­ме, из­бра­ли для ис­по­вед­ни­ка казнь му­чи­тель­ную. Отец Кон­стан­тин это по­нял то­гда, ко­гда эта казнь на­ча­лась. Но и то­гда он не о том про­сил, чтобы его от­пу­сти­ли, а чтобы, уже ре­шив убить, уби­ва­ли ско­рее, без то­го му­чи­тель­но­го изу­вер­ства, к ко­то­ро­му при­бег­ли па­ла­чи.
Неглу­бо­кая мо­ги­ла бы­ла вы­ры­та на опуш­ке сос­но­во­го бо­ра на дне неболь­шо­го ка­рье­ра, от­ку­да ко­гда-то бра­лась зем­ля для раз­лич­ных тех­ни­че­ских нужд. Ар­хи­манд­рит Сер­гий (Ше­ин), ко­то­ро­му бы­ло по­ру­че­но на Со­бо­ре 1917/18 го­дов сде­лать до­клад о го­не­ни­ях на Цер­ковь и о но­вых му­че­ни­ках, так опи­сы­ва­ет смерть от­ца Кон­стан­ти­на: «При рас­стре­ле в Бо­го­род­ске Мос­ков­ской епар­хии про­то­и­е­рея от­ца Кон­стан­ти­на Го­лу­бе­ва убий­цы на­нес­ли ему толь­ко ра­ну и еще жи­во­го бро­си­ли в яму и ста­ли за­сы­пать зем­лею. Несчаст­ный поды­мал из ямы го­ло­ву и мо­лил при­кон­чить его; на­хо­див­ша­я­ся при этом дочь его на ко­ле­нях, с ры­да­ни­я­ми умо­ля­ла так­же, чтобы ее от­ца не хо­ро­ни­ли жи­вым, но ни­что не по­мог­ло, и зло­дей­ствие бы­ло до­ве­де­но до кон­ца – его за­сы­па­ли жи­вым».
О пред­сто­яв­шей каз­ни свя­щен­ни­ка бы­ло из­вест­но за­ра­нее. Про­то­и­е­рей Кон­стан­тин про­слу­жил в Бо­го­род­ске два­дцать три го­да и за это вре­мя стал ду­хов­ным от­цом мно­гих пра­во­слав­ных жи­те­лей го­ро­да. Ко­гда от­ряд крас­но­гвар­дей­цев вы­вел свя­щен­ни­ка из тюрь­мы и по­вел к ме­сту каз­ни, за ним дви­ну­лась гу­стая тол­па лю­дей. Те, кто шли ря­дом с ним, слы­ша­ли, как отец Кон­стан­тин вслух ска­зал: «Не ве­да­ют, что тво­рят».
Цер­ков­ные пре­да­ния со­хра­ни­ли све­де­ния, что фа­ми­лия на­чаль­ни­ка от­ря­да крас­но­гвар­дей­цев бы­ла Бе­лов. По­сле рас­стре­ла от­ца Кон­стан­ти­на свя­щен­ник стал яв­лять­ся ему. Од­на­жды, ко­гда в ком­на­ту во­шла с рас­пу­щен­ны­ми во­ло­са­ми его же­на, он при­нял ее за уби­то­го им свя­щен­ни­ка, вы­стре­лил в нее и убил. И за­тем за­стре­лил­ся сам.
Дол­гое вре­мя ме­сто по­гре­бе­ния от­ца Кон­стан­ти­на бы­ло по­чи­та­е­мо жи­те­ля­ми Бо­го­род­ска. На мо­ги­ле ча­сто слу­жи­лись па­ни­хи­ды, го­ре­ла лам­па­да, сю­да при­но­си­лись ико­ны и цве­ты. Без­бож­ни­ки, об­на­ру­жи­вая эти зна­ки по­чи­та­ния, уни­что­жа­ли мо­гиль­ный холм, за­ры­ва­ли остав­ши­е­ся на мо­ги­ле цве­ты, ико­ны и све­чи, и со вре­ме­нем ме­сто за­хо­ро­не­ния бы­ло утра­че­но. Но па­мять о вы­да­ю­щем­ся мис­си­о­не­ре-свя­щен­ни­ке, за­сви­де­тель­ство­вав­шем вер­ность Хри­сту сво­им му­че­ни­че­ством, до­шла до на­ше­го вре­ме­ни. И в ка­нун празд­ни­ка ар­хи­стра­ти­га Бо­жия Ми­ха­и­ла, 20 но­яб­ря 1995 го­да, бы­ли об­ре­те­ны мо­щи свя­щен­но­му­че­ни­ка и пе­ре­не­се­ны в Тих­вин­ский храм го­ро­да. При об­ре­те­нии бы­ли об­на­ру­же­ны остан­ки двух дру­гих му­че­ни­ков, по­стра­дав­ших од­новре­мен­но с про­то­и­е­ре­ем Кон­стан­ти­ном Го­лу­бе­вым. Один из них был сол­да­том, со­сто­яв­шим в от­ря­де крас­но­гвар­дей­цев, ро­дом из Бо­го­род­ска. Он от­ка­зал­ся стре­лять в свя­щен­ни­ка и был за это убит.


Со­ста­ви­тель игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. Сен­тябрь-Ок­тябрь». Тверь, 2003 год, стр. 50-74.

Биб­лио­гра­фия

ЦГИАМ. Ф. 1490, оп. 2, ед. хр. 2.
РГИА. Ф. 833, оп. 1, ед. хр. 26.
Са­ра­тов­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти. 1894, № 2; 1896, № 1.
«Мос­ков­ские ве­до­мо­сти». 1895, № 354.
Мос­ков­ские цер­ков­ные ве­до­мо­сти. 1911, № 10; 1916, № 49-50.
Мит­ро­по­лит Ма­ну­ил (Ле­ме­шев­ский). Рус­ские пра­во­слав­ные иерар­хи. Куй­бы­шев, 1966. Ма­ши­но­пись. Ч. 6.
Да­мас­кин (Ор­лов­ский), игу­мен. Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви XX сто­ле­тия. Кн. 5. Тверь, 2001.

При­ме­ча­ния

[1] На­брать­ся-то
[2] Ныне Но­гин­ский рай­он Мос­ков­ской об­ла­сти

Богослужения

Служба священномученику Константину Богородскому

НА ВЕЛИЦЕЙ ВЕЧЕРНИ

Блажен муж: 1-й антифон.
На Господи, воззвах: стихиры святаго на 8, глас 4.
Подобен: Дал еси знамение:
Беззаконных шатания / и демонская служения / в страданиих твердостию, Константине, низложил еси, / Спаса всех ясно возвещая / и верных просвещая мысли, богоблаженне, / и мрак отгоняя идольскаго суетства словесы твоими / и подвигов светлостию.
Образ пастыря добраго был еси, священномучениче блаженне, / о стаде Христове попечение неленостно имый, / Богородския земли похвало и Российския земли утверждение, / и всея вселенныя удобрение. / Темже сердцем и усты тя, священномучениче Константине, ублажаем / и радующеся вопием: / слава Божию еже о нас смотрению.
Крест Господень взем, священномучениче Константине, / истинно последовал еси Христу, / нас ради на кресте распеншемуся, / и Его ради любве вся земная и тленная оставил еси, / и Того Единаго возлюбил еси. / Егоже моли спастися нам.
Священномучениче отче Константине, / вельми тя Христос прослави / и дарова тебе слово Божественнаго разума, / имже отсекл еси лжу от истины / и исторгл еси плевелы неверия, / и научил еси славити Троицу Единосущную, / покланяемаго в Триех Ипостасех Единаго Бога. / Того убо моли, священномучениче, / даровати просящим исцеление, мир и велию милость.
Кую похвалу принесем ти, святе Константине? / Яко цвет благоуханен Церкви Христове явился еси, / неустанно бо учил еси люди познанию веры Христовы, / грешников приводя к покаянию, / тайная человеческаго сердца ведый, / и будущая яко настоящая зрел еси, / и чада твоя вся подвигнул еси терпети за Имя Христово, / темже молитвами твоими, блаженне, дарует Спас наш верным велию милость.
Светло ликует ныне страна Российская, / прославляющи святую память твою, / отче Константине, / тя бо новаго молитвенника сия обрете / и теплаго предстателя у Престола Божия, / скораго в бедах заступника и немощным врача безмезднаго. / Слава Даровавшему ти благодать исцелений, / слава Прославльшему тя, / слава Прославляющему тобою Святую Церковь Свою.
Добродетельми просвещаяся, благочестием украшаемь, пресвитер Божественный был еси, / и яко многосветлое солнце, мир протекл еси, / насевая всюду веры проповедание, / раскол же искореняя серпом твоего языка, / пресвитере богомудре, великопроповедателю Константине.
Благовернаго князя Константина имя носил еси / и, его житию последуя, / благоверия лучами просвещая град Богородск и ересей тьму отгоняя, / миру благое украшение, / огнепальные стрелы демонския попрал еси, / и превыше всякия добродетели быв, / соводворяешися во Царствии Небеснем с горними чины: / с ними молися о нас Христу Богу, святе Константине.
Слава, глас 8:
Приидите, архиереи, священницы и христоименитии людие, / со страхом и трепетом / предстанем раце мощей новаго мученика Константина, / твердаго исполнителя поста и молитвы, / строгаго хранителя церковных преданий, / истиннаго проповедника Божественнаго Евангелия, / вернаго пастыря стада Христова, / христианского благочестия истиннаго ревнителя, / ересей и расколов искоренителя, / безбожия грознаго обличителя, / на свещнице церковнем верою и любовию горящаго, / согревающаго вся притекающия к раце мощей его / и указующаго путь иже ко спасению душ наших.
И ныне, глас тойже:
Царь Небесный / за человеколюбие на земли явися / и с человеки поживе: / от Девы бо Чистыя плоть приемый / и из Нея прошедый с восприятием, / един есть Сын, сугуб естеством, но не Ипостасию. / Темже совершенна Того Бога / и совершенна человека воистинну проповедающе, / исповедуем Христа Бога нашего; / Егоже моли, Мати Безневестная, / помиловатися душам нашим.
Вход. Прокимен дне. Чтения три мученическая.
Пророчества Исаиина чтение (глава 43):
Тако глаголет Господь: / вси языцы собрашася вкупе, и соберутся князи от них, кто возвестит сия в них? / Или яже от начала, кто слышана сотворит вам? / Да приведут свидетели своя и оправдятся, / и да услышат, и да рекут истину. / Будите Ми свидетели, и Аз Свидетель, глаголет Господь Бог, / и отрок, егоже избрах. / Да познаете и веруете Ми, и разумеете, яко Аз есмь: прежде Мене не бысть ин бог / и по Мне не будет. / Аз есмь Бог и несть, разве Мене, спасаяй, / Аз возвестих и спасох, / уничижих и не бе в вас чуждий. / Вы Мне свидетели, и Аз Господь Бог, / и еще от начала Аз есмь, / и несть от рук Моих избавляяй. / Сотворю, и кто отвратит то? / Сице глаголет Господь Бог, / избавляяй вас Святый Израилев.
Премудрости Соломоновы чтение (глава 3):
Праведных души в руце Божией, / и не прикоснется их мука. / Непщевани быша во очесех безумных умрети, / и вменися озлобление исход их: и еже от нас шествие сокрушение, / они же суть в мире. / Ибо пред лицем человеческим, аще и муку приимут, / упование их безсмертия исполнено. / И вмале наказани бывше, великими благодетельствовани будут, / яко Бог искуси я и обрете их достойны Себе. / Яко злато в горниле, искуси их, / и яко всеплодие жертвенное прият я. / И во время посещения их возсияют / и яко искры по стеблию потекут. / Судят языком и обладают людьми, / и воцарится Господь в них во веки. / Надеющиися Нань разумеют истину, / и вернии в любви пребудут Ему. / Яко благодать и милость в преподобных Его, / и посещение во избранных Его.
Премудрости Соломоновы чтение (глава 4):
Праведник аще постигнет скончатися, в покои будет. / Старость во честна не многодетна, / ниже в числе лет исчитается. седина же есть мудрость человеком, / и возраст старости житие нескверное. / Благоугоден Богови быв, возлюблен бысть / и живый посреде грешник преставлен бысть. / Восхищен бысть, да не злоба изменит разума его / или лесть прельстит душу его. / Рачение бо злобы помрачает добрая / и парение похоти пременяет ум незлобив, / Скончався вмале, исполни лета долга, / угодна бо бе Господеви душа его, / сего ради потщася от среды лукавствия. / Людие же видевше, и не разумевше, / ниже положше в помышлении таковое, / яко благодать и милость в преподобных Его / и посещение во избранных Его.
На литии стихиры, глас 5:
Возсиял еси, яко звезда лучезарная, / и в Церкви Российстей светом Христова учения / ревностию твоею о славе Божией, достохвальне, / тьму нечестия разгнал еси / и еретичествующих посрамил еси лукавое мудрование, / проповедию твоею славною обращая заблуждших ко спасению, / в темнице заключенным бываяй утешение, / чадом тебе от Господа вверенным охранение и защищение; / мы же недостойнии, не могуще добродетели и подвиги твоя изчести, / умильно вопием тебе: / досточудне отче Константине, спасай нас молитвами твоими.
Стих: Праведник, яко финикс, процветет, / яко кедр, иже в Ливане, умножится.
Кровию мученическою обагрив твою священную одежду, / вшел еси во святая святых, / Константине славне, / и ныне наслаждаешися обожения, / добродетельми украшаемь и мучением сияя, / и ангел показуяся чистейшими причащении. / Тем тя почитаем и любовию празднуем / твое священнейшее торжество, достоблаженне.
Стих: Насаждени в дому Господни / во дворех Бога нашего процветут.
Блаженне и чудне, / мужу желаний Господних / и заповедей Его ревнителю, / святе Константине, / молися о присно воспевающих тя.
Слава, глас 6:
В Церковь Небесную / священно вшел еси, / священно обливаемь, блаженне, кровию, / и Троице предстоиши, / богатно сияя нам блистании истекающими, пребогате, / темже днесь, священномучениче, / твою память совершающе, / чувствия души просвещаем.
И ныне, глас тойже:
Тучами Духа Пресвятаго, Пречистая, / мою мысль ороси, / яже каплю рождшая Христа, / неизчетно безмерная беззакония человеком щедротами измывшую: / изсуши источник страстей моих / и сподоби мя пищи животныя присно / молитвами Твоими.
На стиховне стихиры, глас 6:
Сущих во тьме и сени смертней / премудрый просветитель, о спасении людей, / в пучине греховней потопляемых, / благостный попечитель, / не ведущих Бога и окамененных сердцем к покаянию побуждаяй, / сердец строптивых и злонравных благостное умягчение, / ленивых и коснеющих совестию милостивое обличение, / слова Божия и правды Его проповедник неустрашимый, / житием благонравным козни духов злобы поднебесных победивый ты еси, Константине, / земли Российския молитвенниче предивный.
Стих: Священницы Твои облекутся в правду, / и преподобнии Твои возрадуются.
Сеятелю правды, / слезами твоими землю нашу освятивый, / обличителю неправды, души верных / от прелести греховныя свободивый, / свете сердец кротких и разумных, / путь к Богу указуяй, ученьми твоими, / яко кормилица кроткая, / нас греяй и питаяй, и греховное злосмрадие потребляяй, / молися о нас, отче Константине.
Стих: Блажен муж, бояйся Господа, / в заповедех Его восхоти зело.
Силою благодати, яже в тебе, / немощнии духом в любви Божией укрепляются / и твоими молитвами кающиися плена греховнаго свобождаются, / труды твоими алчущии и жаждущии правды Христовы насыщаются, / благовестием твоим врази Церкве посрамляются, / молитвами твоими силы ада низлагаются, / воздеянием рук твоих врата небесная верным отверзаются. / Умилостивление за народ наш молитву, / яко кадило благовонное, / херувимски Богу приносивый, / не остави и нас молитвами твоими.
Слава, глас 8:
Богоизбранный и богопрославленный пастырю земли Российския, / восславил еси Имя Божие, / пророком и апостолом добре поревновавый, / бежати гнева Божия / и творити плоды покаяния мудре наставивый, / о Отечестве и людех его теплый молитвенниче, / веры православныя славный ревнителю, / яко пресветлая луча, / просиял еси, путь к Жизни Вечней озаряя, / неисчерпаемую благость Божию нам открывая, / учителю правды Божия, / еюже вси христолюбивии людие украшаются. / Темже вопием тебе: / поминай нас в твоих молитвах, священномучениче преславне.
И ныне, Богородичен воскресен:
Безневестная Дево, / Яже Бога неизреченно заченши плотию, / Мати Бога Вышняго, / Твоих рабов мольбы приими, Всенепорочная, / всем подающи очищение прегрешений: / ныне наша моления приемлющи, / моли спастися всем нам.
Тропарь, глас 4:
Украшение священников явился еси Константине, / восприем бо крест яко оружие, / проповедию славною устраняя раскол и ереси, / благовествовал еси Иисуса Христа глаголя: / спасайтеся от рода сего развращеннаго. / Сего ради мученическою кровию обагрися славне, / и ныне радуяся с лики ангельскими, моли Христа Бога / Церковь Всероссийскую от ересей и расколов сохранити / и спасти души наша.
Слава, и ныне, Богородичен гласа.

НА УТРЕНИ

На Бог Господь: тропарь святаго, дважды. Слава, и ныне, Богородичен.
По 1-й кафизме седален, глас 3.
Преславным веры исповеданием / прелести угасил еси злославие, обличив идольское безбожие, / и всесожжение Божественное быв, / чудотворением озаряеши концы, отче преподобне. / Христа Бога моли даровати нам велию милость. (Дважды).
Слава, и ныне, Богородичен:
Божественная скиния была еси Слова, / Едина Пречистая Дево Мати, Ангелов честнейшая, / и мене паче всех осквернена прегрешеньми многими, / очисти молитвами Твоими, / подающи, Чистая, велию милость.
По 2-й кафизме седален, глас 4.
Возсияв якоже солнца заря, / блистаеши, преподобне, всему миру светло учении твоими, / богогласе Константине светоносне, мучеником похвало. (Дважды).
Слава, и ныне, Богородичен:
Пречистеи руце Твои, Дево Мати, простерши, / покрый покровом Твоим уповающия на Тя и Сыну Твоему зовущия: / всем подаждь, Христе, милости Твоя.
По полиелеи величание:
Величаем тя, / священномучениче Константине, / и чтем честная страдания твоя, / яже за Христа претерпел еси.
Псалом избранный: Услышите сия вси языцы:
По полиелеи седален, глас 8. Подобен: Премудрости:
Окормляемь силою вседетельною / и ветрилом окриляемь крестным, / преплыл еси житейское море / и к Божественному пристанищу воистинну достигл еси, / добродетелей куплю многу сотворив, / ихже Владыце всех принесл еси, / и еже "благий рабе" слышал еси, и сим последующая: / темже, Константине блаженне, моли Христа Бога грехов оставление подати / чтущим любовию святую память твою. (Дважды).
Слава, и ныне, Богородичен:
В напасти многоплетенныя впад / от враг видимых и невидимых, / бурею одержимь безчисленных согрешений моих, / и, яко к теплому защищению и покрову моему, Чистая, / ко пристанищу притекаю Твоея благости. / Темже, Пречистая, из Тебе Воплощенному безсеменно молися прилежно / о всех рабех Твоих, непрестанно молящих Ти ся, Богородице Пречистая, / молящи Его присно согрешений оставление даровати / воспевающим достойно славу Твою.
Степенна, 1-й антифон 4-го гласа.
Прокимен, глас 4: Честна пред Господем / смерть преподобных Его. Стих: Что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми?
Всякое дыхание: Евангелие от Луки, зачало 106.
По 50-м псалме стихира, глас 6:
Поюще твое достохвальное житие на земли / и славу юже стяжал еси на Небеси, / молим тя, прехвальне Константине, / вознеси о нас молитвы к престолу Пресвятыя Троицы, / да помиловани будем в День Судный / и спасаеми твоими молитвами, / радостию вопием тебе: / радуйся, силою молитвы твоея чистыя узы супружеския укрепляяй, / радуйся, крине, присно благоухаяй, росою благодати Божия напоенный, / радуйся, истиннаго просвещения и христианскаго благочестия ревностный насадителю, / радуйся, порфирою покаяния всех облекаяй, / радуйся, диадимою благодати славно увенчанный, / радуйся, прехвальный Константине, земли Богородския молитвенниче предивный.
Канон святаго, глас 8.
Песнь 1
Ирмос: Воду прошед яко сушу / и египетскаго зла избежав, / израильтянин вопияше: / Избавителю и Богу нашему поим.
Припев: Святый священномучениче Константине, моли Бога о нас.
Светом Христовым просвещаемь, расколы и ереси искореняя, / священномучениче славне Константине, / молитвами твоими, преблаженне, омраченную душу мою просвети, / яко да воспою тя.
Лествицею добродетелей на Небеса возшел еси, / тем и Христос тя, священномучениче, еще на земли суща, / в меру возраста духовнаго приведе / и земли Саратовския наставника постави.
О, радосте наша, Константине пресвитере, / великия твоя апостольския подвиги и труды почитаем, / ты бо многия приходящия к тебе научил еси / право воспевати Единосущную Троицу.
Богородичен: Даждь нам помощь мольбами Твоими, Пречистая, / прилоги отревающи лютых обстояний.
Песнь 3
Ирмос: Ты еси утверждение / притекающих к Тебе, Господи. Ты еси Свет омраченных, / и поет Тя дух мой.
Всесовершенну жертву живу / себе Христу принесл еси мучением, / совестию мученическою, / прежде пострадав воздержанием.
Господь призва тя в землю Богородскую, / и житием явился еси, Константине, образ благочестия, / люди православныя ко спасению приводя, / и Церкве Христовы великий пресвитере, / темже память твою вернии сошедшеся любовию почитаем.
Управив богоразумно, преподобне, ум твой, / заповедей Спасовых делателю нелицемерный в житии твоем бываяй, / темже славный воин Христов явился еси / и мученик добропобедный.
Богородичен: Подаждь нам помощь мольбами Твоими. Пречистая Богородице, / от скорбей находящих на ны / и печалей многих, Пречистая, избави.
Седален, глас 3:
Божественным духом просвещен, / свирепство мучителей безбожных дерзновением пастырским, богомудре, посрамил еси, / и, прешед прелести пучину, / ко пристанищу Божественному достигл еси; / отче Константине, Христа Бога моли / даровати нам велию милость.
Слава, и ныне, Богородичен:
Кийждо идеже спасается, / тамо праведно и притекает: / и кое иное таковое прибежище, / яко Ты, Богородице, / покрывающее души наша.
Песнь 4
Ирмос: Услышах, Господи, / смотрения Твоего таинство, / разумех дела Твоя / и прославих Твое Божество.
Красуйся, граде Богородск, / имея молитвенника твоего, / священномученика Константина, / молящагося присно о душах наших.
Стадо Христово, священномучениче, наставляя к свету богоразумия, / безбожия тьму отгнал еси.
Безбожных нечестие / труды и поты твоими / и преславными мучении, отче, / яко священномученик посрамил еси.
Богородичен: Ты похвала христианом еси, Владычице, / и стена к Тебе прибегающим, / Тя и ныне на помощь призываем, Госпоже: / от обдержащих нас бед, спаси души наша.
Песнь 5
Ирмос: Просвети нас повелении Твоими, Господи, / и мышцею Твоею высокою, / Твой мир подаждь нам, Человеколюбче.
Твое богомудрое наставление, Константине славне, / яко мед сладкий бывающе всем к тебе приходящим: / ты бо, по глаголу апостолову, / горняя, а не земная всегда мудрствовати люди учил еси.
Жезлом веры отгоняеши ересей и расколов ловитвы / и союзом любве спряг стадо твое, / надеждою и верою сохраняеши невредно.
Священнаго Писания от юности научився, богоносне Константине, / ралом словес твоих окаменевшая богородских людей сердца возделал еси, / и Божественное семя в них всеяв, / плод красный Христу принесл еси.
Богородичен: Теплая Заступнице к Тебе прибегающим и ненадеющихся Надеждо, / виждь скорбь людей Твоих / и милость Свою яви, Пречистая.
Песнь 6
Ирмос: Молитву пролию ко Господу / и Тому возвещу печали моя, / яко зол душа моя исполнися, / и живот мой аду приближися, / и молюся, яко Иона: / от тли, Боже, возведи мя.
В Царство Небесное вшед узким путем и прискорбным, по заповеди Владыки своего Христа, / священномучениче отче Константине, / широкий и пространный путь возненавидев, / ум мой помраченный просвети, / да возмогу малое мое моление принести, совершая днесь пречестную память твою.
Каменю веры, Петру апостолу уподобился еси, / распялся еси мирови во всем житии твоем, священномучениче, / и нозе свои невозвратно к Небесному шествию управил еси, / ныне со святыми предстоя Святей Троице, / моли о нас Единаго Благаго Человеколюбца.
Не отвратися, Господи, от моления сего, / ниже помяни множество грехов наших, / паче же помяни древния Своя милости, и ради благоутробия Твоего, / и ради Константина страдальца добляго, / не лиши нас обетованных Твоих милостей / и подаждь прощение прегрешений наших.
Богородичен: Лютых мя мук и тьмы кромешныя, / и геенны Твоими молитвами свободи, Дево, / имаши бо волю и силу, / Господа рождшая, Единаго Преблагаго.
Кондак, глас 4:
От младенчества к Богу устремився, / благочестия ревнителю и раскола искоренителю, / священномучениче Константине, / Христа мужественно исповедав, / жесточайшая мучения приял еси, / Церкве Русския благое украшение, / моли Христа Бога / грехов оставление подати / чтущим любовию святую память твою.
Икос:
Павлову словеси поревновав, всехвальне Константине, / песньми почтил еси российских пастырей, / приснобдящих пред Престолом Небеснаго Царя о нашем Отечестве, / с нимиже радуяйся ныне, учителю и наставниче, / моли Христа Бога / сохранится нам в вере и благочестии невредимо.
Песнь 7
Ирмос: От Иудеи дошедше отроцы, / в Вавилоне иногда / верою Троическою пламень пещный попраша, поюще: / отцев Боже, благословен еси.
Милосердия и помощи Спаса и Господа чаяй, / егда призван был из земли Саратовския, / прешел еси, Константине, подвизатися в град Богородск. / Похваляюще дерзновение твое, вопием: / отцев наших Боже, благословен еси.
В Богородске граде от святителя Тихона чин иерейский получив, / помале первый среди иереев поставлен был еси, / и тамо непрестанно о душах человеческих попечение имея, / собратьев и мирских наставлял еси, / како по заповедем Божиим жити, / да благословен будет Бог отец наших.
В темнице заблуждших посещая, / учил еси их прилежно творити молитву Господню, / и сим исправил еси нерадивых и обратил тех ко Господу, / Емуже вси вернии возопиим: / отец наших Боже, благословен еси.
Богородичен: Узы смерти и ада Расторгшаго, / страдании, смертию и воскресением / род человеческий от вечнаго осуждения Спасшаго Мати, / Того моли, да прощение грехов всем верным дарует.
Песнь 8
Ирмос: Царя Небеснаго, / Егоже поют вои Ангельстии, / хвалите и превозносите во вся веки.
Егда вознеслся еси на Кресте, Слове, / абие предста Жертва Сыновняя, / завеса церковная раздрася: / был еси, Спасе, Сам прежде заклан от людей злочестивых, / предводя вся во образ Твой и за имя Твое умученныя, / ихже память ныне прославим.
Оле нечестия богопротивных, на Владыку Кроткаго руки простерших, / ихже не ужасе ни тьма полуденная, ни трус, / ни воскресших явление, ниже самое Владычне востание, / но на горшее паки простирахуся, / в беззаконием праведников заклании паки страсти Христове ругатися мняху, / тии же незлобием агнчим в смерти своей Агнца Божия величаху.
О, преславнаго чудесе! / Како святии загражденными усты обличают жестосердие, / како кровей своих течением заграждают потоки беззакония, / нас же подвизают ко трезвению, памяти смертней непрестанней и небоязненному истины исповеданию?
Богородичен: Твоею, Дево, всечестною иконою древле Творец всех чудодействова, / спасе град наш Богородск от нахождения иноплеменник, / сице и земли нашей буди, Госпоже, покров и заступление.
Песнь 9
Ирмос: Ужасеся о сем Небо, / и земли удивишася концы, / яко Бог явися человеком плотски, / и чрево Твое бысть пространнейшее небес: / тем Тя Богородицу / Ангелов и человек чиноначалия величают.
Киими песньми святыми воспоем священномученика Константина, / кровьми своими страсть Христову изобразивша, / злостраданьми Ему уподобившася?
Целомудрию твоему и чистоте поругатися ищуще, / безбожнии бесоводимии тя избраша, отцу своему диаволу пожрети желающе, / но явился еси жертва Господеви непорочная, спострадалец Спасов.
Божественное бысть некое Смотрение в безвременней лютей кончине твоей, отче, / да страдании твоими, вкупе же и сонма новых мучеников, утвердится Церковь Российская, / обновится и славно украсится, Жениху Своему Христу предстоящи. / Мы же, подвиги твоя зряще и День Судный помышляюще, / восплачим о себе горько.
Богородичен: Прегрешения моя умножишася, / прещения и суда достоин сый, Чистая, / припадая зову Ти: / прежде конца подаждь ми очищение и умиление, и нравом исправление.
Светилен, глас 6.
Яко иерей Божий, / на земли вязати и решати имеяй власть. разреши зол моих союз, / и к любви Божией причти мя / и Царствия причастника, блаженне, соделай молитвами твоими.
Богородичен: Просвети, Чистая, душу мою омраченную / и вечнующаго мя пламене и мрака избави ходатайством Твоим, яко да с веселием хвалю Твое величие.
На хвалитех стихиры, глас 6.
Благодать желанную, священномучениче, / нося Небесную земная же небрегл еси: / сего ради, яко безплотен, / страдальческое избрал еси житие, / яко присносущнаго потока пищи / благонасладитися хотя богоприятне, / и слезами изсушил еси / мутный источник страстей, / и напоил еси душепищныя класы.
Любовию и надеждею вооружився / и верою огражден, / разорил еси хитрости и коварства вражия, / и победитель быв, ныне венценосец живеши / с Божественными лики Ангел и преподобных окрест Престола всех Царя.
Мир церквам испроси, священномучениче, твоими молитвами, / Отечеству нашему помощь на сопротивныя, / и рог Российския земли возвыси, блаженне, / предстоя Престолу Святыя Троицы, / да присно тя ублажаем.
Малое сие и смиренное хваление приими, священномучениче, / от недостойных устен и мерзкаго моего языка, / и от сердца нечиста: / ты бо, Константине преславне, / преочищенный душею и телом, / паче солнечных лучей облистал еси, / Божия заповеди совершив, / и к Свету Невечернему преставился еси. / Верно тя чтущим молися / подати оставление грехов, / отче блаженне.
Слава, глас 4:
Нов сад якоже маслина, / на Божией трапезе положился еси, / яко сын ходящих по пути Господню: / мучения ради благослови тя Господь, / и узриши благая Вышняго Сиона, / наслаждаяся Божественнаго радования со всеми святыми, / священномучениче Константине, достопетый: / имже общники нас быти / мольбами твоими сотвори.
И ныне, Богородичен, глас тойже:
Богородице, всех Царице, / православных похвало, / еретичествующих шатания разори / и лица их посрами, / не поклоняющихся Тебе, ниже чтущих, Пречистая, / честный Твой образ.

НА ЛИТУРГИИ

Блаженны на 8, песни 3-я и 6-я,
Прокимен, глас 7: Восхвалятся преподобнии во славе и возрадуются на ложах своих. Стих: Воспойте Господеви песнь нову, хваление Его в Церкви преподобных.
Апостол ко Евреем, зачало 334.
Аллилуиа, глас 2-й: Священницы Твои облекутся в правду, / и преподобнии Твои возрадуются.
Евангелие от Луки, зачало 67.
Причастен: В память вечную будет праведник:

Молитвы

Тропарь священномученику Константину Богородскому (Голубеву), глас 4

Украше́ние свяще́нников яви́лся еси́ Константи́не, восприе́м бо кре́ст я́ко ору́жие,/ про́поведию сла́вною устраня́я раско́л и е́реси,/ благовествова́л еси́ Иису́са Христа́ глаго́ля:/ спаса́йтеся от ро́да сего́ развраще́ннаго./ Сего́ ра́ди му́ченическою кро́вию обагри́ся сла́вне,/ и ны́не ра́дуяся с ли́ки а́нгельскими,/ моли́ Христа́ Бо́га Це́рковь Всеросси́йскую/ от ересе́й и раско́лов сохрани́ти/ и спасти́ души́ на́ша.

Перевод: Украшением священников ты стал, Константин, ибо взяв крест как оружие, проповедью славной устраняя раскол и ереси, благовествовал ты Иисуса Христа, говоря: «Спасайтесь от этого развращенного поколения» (Мф.17:17). Потому мученической кровью обагрился, прославляемый, и сейчас радуясь с собранием ангельским, моли Христа Бога Церковь Всероссийскую от ересей и расколов сохранить и спасти души наши.

Кондак священномученику Константину Богородскому (Голубеву), глас 4

От младе́нчества к Бо́гу устреми́вся,/ благоче́стия ревни́телю и раско́ла искорени́телю,/ священному́чениче Константи́не,/ Христа́ му́жественно испове́дав,/ жесточа́йшая муче́ния прия́л еси́,/ Це́ркве Ру́сския благо́е украше́ние,/ моли́ Христа́ Бо́га/ грехо́в оставле́ние пода́ти/ чту́щим любо́вию святу́ю па́мять твою́.

Перевод: С младенчества устремившись к Богу, благочестия ревнитель и раскола искоренитель, священномученик Константин, Христа мужественно исповедав, жесточайшие мучения ты претерпел, Церкви Русской прекрасное украшение, моли Христа Бога грехов прощение подать всем почитающим с любовью святую память твою.

показать все

Молитва священномученику Константину Богородскому (Голубеву)

О, страстоте́рпче Христо́в Константи́не блаже́нне! Кро́вию твое́ю я́ко багряни́цею украси́вся и небе́сных черто́гов и ве́чнующия сла́вы сподо́бився, не забу́ди и на́с на земли́ су́щих, но те́плым хода́тайством твои́м пред Бо́гом изба́ви все́х на́с от вся́кия ско́рби и боле́зни. Се́ бо, к честне́й и многоцеле́бней ра́це святы́х моще́й твои́х благогове́йно припа́дающе и лобыза́юще ю́, мы́ недосто́йнии и многогре́шнии к тебе́, я́ко ско́рому помо́щнику и те́плому моли́твеннику на́шему, прибега́ем, и с сокруше́нным и смире́нным ду́хом вопие́м: не пре́зри моле́ния на́с гре́шных, немощны́х во мно́гая беззако́ния впа́дших, но, я́ко благода́тию Бо́жиею венча́нный, очи́сти на́с от неду́г на́ших и испроси́ на́м у Христа́ Бо́га на́шего здра́вие душе́вное и теле́сное. Ты́ бо неоску́дную благода́ть исцеле́ний от Спа́са на́шего Иису́са Христа́ за ве́ру твою́, кро́вию запечатле́нную, прия́л еси́. Те́мже у́бо помози́ на́м в лю́тых не́мощех лежа́щим и челове́честей по́мощи отча́явшимся, к тебе́ же те́пле с ве́рою прибега́ющим, и исцеле́ние на́м подава́й неоску́дно: все́м же ве́рным грехо́в оставле́ние испроси́, да сла́вят ди́внаго во святы́х Свои́х Го́спода Бо́га и Спа́са на́шего Иису́са Христа́, и Пречи́стую Ма́терь Его́, и твое́ те́плое заступле́ние, всегда́, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Каноны и Акафисты

Акафист священномученику Константину Богородскому (Голубеву)

Священномученик Константин (Голубев), Богородский

Кондак 1

Избранный от сынов российских быти исповедником Христа Распятого, за Него же пострадав даже до крове, послуживый Богу и ближнему проповедию Евангельскою и твердым стоянием в вере Православней, раскола искоренителю и ересей низложителю, восхваляем подвиги и страдания твоя. Ты же, яко имеяй дерзновение ко Господу, заступай нас, любовию тебе зовущих:

Радуйся, священномучениче Константине, добрый пастырю и преславный исповедниче.

Икос 1

Ангелов Творец и всея твари Создатель избра тя, святе Константине, в проповедника веры Православныя среди ересию раскола одержимых. Ты же, яко добрый воин Христов, Креста оружием вооруженный, со усердием провозвещал еси Учение Его, за еже слышиши от всех сицевая:

Радуйся, с раннего детства благочестием украшенный.

Радуйся, плод благоуханен житием твоим от юности являяй.

Радуйся, усердный исполнителю заповедей Божиих.

Радуйся, честный обличителю неверия и раскола.

Радуйся, таинств церковных благоговейный совершителю.

Радуйся, возлюбленный пастырю стада Христова.

Радуйся, священномучениче Константине, добрый пастырю и преславный исповедниче.

Кондак 2

Видевше чада церковныя твердое стояние твое в вере Православней, возлюбиша тя, яко отца чадолюбива, паче же возлюбиша Господа, Его же ты, отче, проповедал еси, призывая всех воспевати Ему: Аллилуиа.

Икос 2

Разум совершен стяжал еси, отче, от Бога, яко противостати последователем треокаянного Аввакума, вся бо труды твоя направляя, да будет едино стадо и Един Пастырь. И много преуспел еси в сих трудех твоих: мнози бо из раскола в лоно Матери Церкви возвратишася и паки спасение узревше, возопиша к тебе таковая:

Радуйся, раскола искоренителю.

Радуйся, заблуждения Аввакумова и последователей его обличителю.

Радуйся, молние, ереси пожигающая.

Радуйся, одождение догматов Православия.

Радуйся, веру чрез многия труды непреложно утвердивый.

Радуйся, многих заблудших на путь истины наставивый.

Радуйся, священномучениче Константине, добрый пастырю и преславный исповедниче.

Кондак 3

Сила Вышняго, немощная врачующая и оскудевающая восполняющая, обильно сниде на тя, отче, егда святителем Сергием в область столичную в богоспасаемый град Богородск призванный на служение и во иерея поставлен бысть, да многия души, в сети раскола уловленныя, спасеши и научиши всех православно воспевати Богу: Аллилуиа.

Икос 3

Имущи дарования многоразличныя от Господа, в юном возрасте встал еси на миссионерства стезю и, Крестом Святым укрепляемый, многажды трудился еси, да вернии людие имут училища, идеже Закону Божию обучаеми, просвещение истинное приемлют. Ты бо рекл еси: «Аще не имут проповеди церковной и просвещения подлиннаго, тогда и от Православия отходят». Поминающе таковая твоя словеса, приносим тебе, святе, благохваления сицевыя:

Радуйся, школу духовную в веси твоей устроивый.

Радуйся, закону Христову учитель изрядный в ней был еси.

Радуйся, всем сердцем и всем помышлением твоим Бога возлюбивый.

Радуйся, сего ради и чада твоя духовная искренне того любити учивый.

Радуйся, благочиния православнаго верный хранителю.

Радуйся, сосуде благодати, просвещающий верных.

Радуйся, священномучениче Константине, добрый пастырю и преславный исповедниче.

Кондак 4

Бурею духовною обуреваемии народи Российстии от веры отеческия отхождаху и Заповеди Божий нарушаху. Ты же учил еси: «Не познают чада истиннаго Бога, аще матери их не сохранят веру Христову». Сего ради училище для жен устроил еси, отче, научая их воспевати Единому Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слыша Филарета Милостивого, в тонком сне тебе явльшагося, глаголющаго о тяжком недуге супруги твоея Марии, не унывал еси, отче Константине, но паче к Богу молитвы твоя о здравии тоя возсылати потщался еси, на милосердие Его уповая. В сих узревше твердость духа твоего, со умилением взываем тебе:

Радуйся, в супружестве в любви и целомудрии поживый.

Радуйся, яко супруге твоей болящей молитвенник и духовный целитель был еси.

Радуйся, чад своих в Законе Христовом воспитавый.

Радуйся, в добрых делех их и наш наставник явивыйся.

Радуйся, супругом благочестивым покровителю.

Радуйся, скорбных сердец радостотворный посетителю.

Радуйся, священномучениче Константине, добрый пастырю и преславный исповедниче.

Кондак 5

Боготечная звезда явился еси, отче Константине, во граде Богородске, проповедию боговдохновенных словес твоих вся просвещая, от ереси и раскола отвращая и призывая всех взывати Света Подателю Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Видевше Преосвященный Архипастырь Московский и вси православнии людие Божие избрание тя в миссионера земли Богородския, радовахуся. Мы же со благоговением воспеваем сице:

Радуйся, любимиче Божий, на подвиг равноапостольский избранный.

Радуйся, служителю Господень, предопределенный для возделывания нивы Христовой.

Радуйся, пастырю словесного стада Христова, блуждавшаго по вертепам неверия и раскола.

Радуйся, проповедниче веры истинныя в краю нечестия Аввакумова.

Радуйся, света истиннаго распространителю.

Радуйся, диавольския тьмы прогонителю.

Радуйся, священномучениче Константине, добрый пастырю и преславный исповедниче.

Кондак 6

Проповедник богоносный быв, отче праведный, истинному боговедению и благочестию поучал еси паству твою и вся люди земли Богородския словом спасения, паче же образом жития своего наставляя на путь спасения, да вопиют вси Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиял еси яко вторый Павел проповедию твоею в земли Богородстей, отче Константине, возвещая Истину Христову и во узах сущим. Они же, слово твое доброе послушающе, радости и надежды исполняхуся, зовуще ти сице:

Радуйся, сущих во узах посетителю неленостный.

Радуйся, проповедию твоею всех утешал еси.

Радуйся, Божественныя Литургии и в тюремном храме совершителю.

Радуйся, Божественными тайнами укреплял еси отчаянных.

Радуйся, примером добраго по Бозе жития твоего многих исправлял еси.

Радуйся, сего ради от Христа духовныя дары приял еси.

Радуйся, священномучениче Константине, добрый пастырю и преславный исповедниче.

Кондак 7

Хотение едино всегда имел еси, отче, да чада Церковная в мире и благочестии пребывают, сего ради благовествовал еси Слово Христово, да вси любят друг друга и единем сердцем и единеми усты вопиют Богу: Аллилуиа.

Икос 7

Дивно и пречудно служение твое бысть, святе Константине, всякое нечестие и беззаконие небоязненно обличал еси, и от народа за то зело любим был еси, вся бо назидал еси во спасение. Мы же, ревностному служению твоему подражати желая, приносим ти глаголы сия:

Радуйся, отче, святостию и чистотою светло украшенный.

Радуйся, Богоносе, дарами Божественными свыше одаренный.

Радуйся, яко твоею проповедию грешнии покаянием Богу угодиша.

Радуйся, яко твоими наставленьми заблуждшии правый путь спасения обретоша.

Радуйся, ближния твоя искренне возлюбивый.

Радуйся, спасению их усердно послуживый.

Радуйся, священномучениче Константине, добрый пастырю и преславный исповедниче.

Кондак 8

Странно и ужасно бе видети, егда вера Христова во Отечестве нашем от единоплеменников поругашася, и тя, исповедника оныя, яко преступника воини ведяху на страдания; духовная бо чада твоя со слезами сретаху тя, Константине, поюще Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Желание имый разрешитися и со Христом быти, ты шествуя на страдания твоя, со скорбью молился еси, святе, за мучителей твоих: «Прости им, Господи! Не ведают бо, что творят!» Таковому незлобию твоему умиляющеся и любовь велию к пастве твоей воспевающе, приносим ти похвалы таковыя:

Радуйся, желание имый разрешитися и со Христом быти.

Радуйся, подражателю Его страстей и незлобия.

Радуйся, яко за гонящих тя Господеви молился еси.

Радуйся, о них, яко о заблудших, скорбел еси.

Радуйся, яко веру во Христа сохранил еси.

Радуйся, яко надежду несумненну на Него имел еси.

Радуйся, священномучениче Константине, добрый пастырю и преславный исповедниче.

Кондак 9

Весь град содрогнулся, егда страшная казнь уготовася тебе, страстотерпче. Ты же рекл еси: «Мне еже жити — Христос, и еже умрети — приобретение; аз ко Христу моему иду, и стражду Его ради, поюще Ему: Аллилуиа».

Икос 9

Витии человеческия умолкают в страхе и трепете, не могущие видети лютую кончину твою: к рову тя приведоша воини и, ураниши тя, еще жива суща в ров сей ввергоша и землею покрыша тело твое. Сие воспоминая со слезами зовем ти:

Радуйся, образе мужества и терпения.

Радуйся, яко не убоялся еси лютого мучения, тебе уготованнаго.

Радуйся, душу свою положивый за овцы своя.

Радуйся, мучениче и пастырю.

Радуйся, жертво принесенная в воню благоухания.

Радуйся, яко диавола посрамил еси.

Радуйся, священномучениче Константине, добрый пастырю и преславный исповедниче.

Кондак 10

Спасти хотя душу свою, вдал еси себе, Константине, в руце мучителей, иже осудиша тя судом неправедным. Но вся сия ведый, паче пламенел еси серафимскою любовию к Богу, тем же вселился еси в Небесныя Обители, идеже со ангелы воспеваеши песнь хвалебную: Аллилуиа.

Икос 10

Царя земнаго чтити не восхотесте и Небесному Царю кланятися не возжелаете богопротивнии людие, заповеди Божия оставиша и беззакония многа сотвориша. Ты же, святе, не устрашился еси их, ниже усомнился еси во Всеукрепляющей помощи Божией: укрепляемый бо ею вся претерпел еси и служителей диавола тем посрамил еси. Тем же вопием ти, отче Константине, сицевая:

Радуйся, не убоявыйся волка грядущего.

Радуйся, даже до смерти Христово Евангелие возвещал еси.

Радуйся, стяжавый мученичества венец.

Радуйся, яко грехом расслабленныя воздвигл еси на путь спасения.

Радуйся, злобы богоотступных не устрашивыйся.

Радуйся, твердейший адаманта в терпении твоем показавыйся.

Радуйся, священномучениче Константине, добрый пастырю и преславный исповедниче.

Кондак 11

Пение хвалебное тебе приносяще, страстотерпче Христов Константине, воспеваем подвиги твоя и с тобою пострадавших за истину, иже не восхотеста тлетворному духу века сего служити и беззаконная веления исполняти: ов убо стреляти отказахся, ова убо собою тя прикрывала. Ныне же с тобою Богу предстоят, немолчно взывая Ему: Аллилуиа.

Икос 11

Светозарная звезда явишася святыя мощи твоя, мучениче добропобедный, не токмо граду Богородску, но и всей России, просвещая всякого человека ко Христу грядуща и о покаянии радеюща, подвизая всех вопити тебе сице:

Радуйся, угодниче Христов.

Радуйся, скорый в бедах помощниче.

Радуйся, покров и заступление притекающих к тебе с верою.

Радуйся, светильниче Божий, горяй и светяй.

Радуйся, во светлостех святых вселивыйся.

Радуйся, мощами бо твоими нетленными с нами присно пребываеши.

Радуйся, священномучениче Константине, добрый пастырю и преславный исповедниче.

Кондак 12

Благодать велию и богатую милость приял еси от Христа Бога нашего молитися за всех, с верою призывающих тя; тем же молим тя: помози нам предстательством своим у Господа сохранити в сердце своем веру истинную, упование непреложно, любовь к Богу и ближнему нелицемерну, подвигом добрым подвизатися, воспевая Богу: Аллилуиа.

Икос 12

Поем твоя крепкия подвиги, Константине священномучениче, почитаем страдания твоя, хвалим многое долготерпение твое, благоговейно покланяемся многоцелебным мощем твоим, имиже прослави тя Христос Бог по всей земли. В честь же победоносных подвигов твоих и страданий восписуем ти похвальная сия:

Радуйся, яко Христос Бог за доблестная страдания твоя славу и велелепие на тя возложил есть.

Радуйся, от мученических ликов под венец славы провождаемый во гласе радования.

Радуйся, Царствия Христова сонаследниче.

Радуйся, славы Божия сопричастниче.

Радуйся, граду Богородску и всем нам всегдашний покровителю.

Радуйся, помощь свою всем чтущим тя присно являющий.

Радуйся, священномучениче Константине, добрый пастырю и преславный исповедниче.

Кондак 13

О, святый и добропобедный священномучениче Константине! Нынешнее малое сие моление от нас приимши, исходатайствуй твоими всемощными молитвами мир и тишину Церкви нашей, да сохранит ю Христос Бог от ересей и раскола; нас же, любовию тя почитающих, сохранит и защитит Своею благодатию от всякого зла в жизни сей, и во время кончины нашея не оставит нас и Царствия Небесного наследники да явит, идеже с тобою воспоем Ему победную песнь: Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.

Этот кондак читается трижды. Затем икос 1-й: «Ангелов Творец…» и кондак 1-й: «Избранный от сынов российских…»

Случайный тест