Дни памяти

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

17 сентября

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ми­ха­ил ро­дил­ся 19 сен­тяб­ря 1878 го­да в се­ле Мо­ло­ко­во Твер­ской гу­бер­нии. Его отец, Ни­ко­лай Бо­го­род­ский, был пись­мо­во­ди­те­лем в име­нии по­ме­щи­ка. По окон­ча­нии Твер­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии Ми­ха­ил Ни­ко­ла­е­вич был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка и слу­жил в хра­мах Твер­ской епар­хии. За без­упреч­ное ис­пол­не­ние пас­тыр­ских обя­зан­но­стей в ап­ре­ле 1922 го­да о. Ми­ха­ил был на­граж­ден Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Ти­хо­ном на­перс­ным кре­стом и са­ном про­то­и­е­рея.
Без­бож­ное го­су­дар­ство бес­по­щад­но бо­ро­лось с Цер­ко­вью, об­ви­няя од­них свя­щен­но­слу­жи­те­лей и пра­во­слав­ных ми­рян в по­ли­ти­че­ских пре­ступ­ле­ни­ях про­тив го­су­дар­ства, дру­гих — в неупла­те непо­мер­но вы­со­ких на­ло­гов. Лю­бой пред­ста­ви­тель вла­стей от лю­бо­го свя­щен­ни­ка мог по­тре­бо­вать за­пла­тить огром­ную сум­му. И по­сколь­ку ча­ще все­го этих де­нег взять бы­ло неот­ку­да, то свя­щен­ни­ка аре­сто­вы­ва­ли, рас­счи­ты­вая при этом за­крыть и храм.
Рев­ност­ная де­я­тель­ность о. Ми­ха­и­ла вско­ре бы­ла за­ме­че­на вла­стя­ми, и в ян­ва­ре 1930 го­да он был аре­сто­ван и об­ви­нен в том, что «в де­каб­ре 1929 го­да укло­нил­ся от вы­пол­не­ния вто­рич­ных за­да­ний по хле­бо­за­го­тов­кам, уста­нов­лен­ных для него ко­мис­си­ей со­дей­ствия по хле­бо­за­го­тов­кам». Суд при­го­во­рил свя­щен­ни­ка к од­но­му го­ду ли­ше­ния сво­бо­ды и штра­фу в раз­ме­ре че­ты­рёх ты­сяч руб­лей. Но по­сколь­ку та­ких средств у него не бы­ло, не в си­лах он был вы­пла­тить и мень­шую сум­му на­ло­га, то суд по­ста­но­вил опи­сать его иму­ще­ство. При­чем, же­лая от­нять у при­хо­жан доб­ро­со­вест­но­го и ува­жа­е­мо­го ими пас­ты­ря, суд по­ста­но­вил: «Вви­ду его со­ци­аль­ной опас­но­сти для дан­ной мест­но­сти, при­ме­нить к нему ссыл­ку из пре­де­лов Мос­ков­ской об­ла­сти сро­ком на пять лет с обя­за­тель­ным по­се­ле­ни­ем в от­да­лён­ных мест­но­стях, уста­нов­лен­ных НКЮ и НКВД».
Через год о. Ми­ха­ил был осво­бож­ден и вер­нул­ся в Твер­скую епар­хию. По бла­го­сло­ве­нию ар­хи­епи­ско­па Твер­ско­го свя­щен­но­му­че­ни­ка Фад­дея он был на­прав­лен слу­жить в Скор­бя­щен­ский храм се­ла Се­лец Мак­са­ти­хин­ско­го рай­о­на с на­зна­че­ни­ем быть бла­го­чин­ным 11-го бла­го­чин­ни­че­ско­го окру­га. За рев­ност­ное пас­тыр­ское слу­же­ние про­то­и­е­рей Ми­ха­ил в ап­ре­ле 1932 го­да был на­граж­ден па­ли­цею.
Как мно­гие свя­щен­ни­ки, по­бы­вав­шие в за­клю­че­нии, о. Ми­ха­ил дер­жал­ся осто­рож­но, воз­дер­жи­ва­ясь го­во­рить на по­ли­ти­че­ские те­мы. Но ко­гда на­ча­лось но­вое го­не­ние на Пра­во­слав­ную Цер­ковь, ни­ка­кое бла­го­ра­зу­мие не мог­ло огра­дить от аре­ста. Со­труд­ни­ки НКВД вы­зва­ли за­пу­ган­ных лже­сви­де­те­лей, и хо­тя те не мог­ли ска­зать об о. Ми­ха­и­ле ни­че­го по­ро­ча­ще­го, но все, что они го­во­ри­ли, оформ­ля­лось как цен­ные сви­де­тель­ства. «В по­след­них чис­лах июля 1937 го­да воз­ле цер­ков­ной огра­ды при встре­че с от­цом Ми­ха­и­лом на мой во­прос, как жи­вет­ся, отец Ми­ха­ил Бо­го­род­ский от­ве­тил: "Жи­ву ни­че­го. Ве­ру­ю­щих уве­ли­чи­ва­ет­ся, тя­га к церк­ви все боль­ше и боль­ше"». Эти све­де­ния поз­во­ли­ли сле­до­ва­те­лю на­пи­сать впо­след­ствии, что контр­ре­во­лю­ци­он­ная де­я­тель­ность свя­щен­ни­ка под­твер­жда­ет­ся сви­де­тель­ски­ми по­ка­за­ни­я­ми и дру­ги­ми дан­ны­ми. В ка­че­стве сви­де­те­ля вы­зва­ли од­но­го из жи­те­лей до­ма, где по­се­лил­ся о. Ми­ха­ил, ко­то­рый по­ка­зал, что тот го­во­рил: «До ре­во­лю­ции бы­ло к свя­щен­ни­кам ува­же­ние, но­вая кон­сти­ту­ция да­ет воз­мож­ность цер­ков­но­го слу­же­ния, да­ет пра­ва свя­щен­ни­ку как и осталь­ным чле­нам об­ще­ства, и он, о. Ми­ха­ил, ни­ко­гда не бро­сит свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние».
8 ав­гу­ста 1937 го­да вла­сти аре­сто­ва­ли о. Ми­ха­и­ла. При обыс­ке за­бра­ли цер­ков­ные до­ку­мен­ты, об­ра­тив осо­бен­ное вни­ма­ние на то, что ему бла­го­слов­ля­ет­ся быть ду­хов­ни­ком бла­го­чи­ния для ду­хо­вен­ства и чле­нов их се­мей. По­это­му пер­вый во­прос сра­зу же по­сле аре­ста свя­щен­ни­ка был — ка­кую ор­га­ни­за­ци­он­ную ра­бо­ту по­ру­ча­ет о. Ми­ха­и­лу ар­хи­епи­скоп Фад­дей.
— В 1933-36-м го­дах я вел учет и ис­по­ведь ду­хо­вен­ства и их се­мей в сво­ем бла­го­чи­нии, — от­ве­тил свя­щен­ник.
— След­ствию из­вест­но, что вы по воз­вра­ще­нии из ссыл­ки ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную и ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию.
— Контр­ре­во­лю­ци­он­ной и ан­ти­со­вет­ской ра­бо­ты я ни­где и ни­ко­гда не вел. Я ино­гда го­во­рил, что рань­ше бы­ло ува­же­ние к нам, свя­щен­ни­кам, а сей­час сме­ют­ся и пре­зи­ра­ют.
— След­ствию из­вест­но, что вы кри­ти­ко­ва­ли свод­ки о со­бы­ти­ях в Ис­па­нии, опуб­ли­ко­ван­ные в «Прав­де», до­ка­зы­вая, что они непра­виль­ны, так как осве­ща­ют­ся толь­ко по­те­ри мя­теж­ни­ков.
— По это­му во­про­су я ни­че­го не мо­гу ска­зать, но ход со­бы­тий в Ис­па­нии мне из­ве­стен, так как я ре­гу­ляр­но чи­таю га­зе­ту «Прав­да».
На этом до­прос был окон­чен. 13 сен­тяб­ря Трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла о. Ми­ха­и­ла к рас­стре­лу. Про­то­и­е­рей Ми­ха­ил Бо­го­род­ский был рас­стре­лян через несколь­ко дней, 17 сен­тяб­ря 1937 го­да.
При­чис­лен к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский).

"Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви XX сто­ле­тия". Тверь, Из­да­тель­ство "Бу­лат", т.1 1992, т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест