Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

4 июня

5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ми­ха­ил ро­дил­ся 7 ян­ва­ря 1866 го­да (по дру­гим дан­ным 1876 го­да) в се­ле Су­хая Ни­ва Де­мян­ско­го уез­да Нов­го­род­ской гу­бер­нии в се­мье диа­ко­на Кон­стан­ти­на Дмит­ри­е­ви­ча Бо­ри­со­ва.

Диа­кон Кон­стан­тин со­рок во­семь лет про­слу­жил Церк­ви – со­рок три го­да пса­лом­щи­ком и пять лет диа­ко­ном. Его ду­хов­ник, свя­щен­ник Кон­стан­тин Ви­но­гра­дов, пи­сал о нем: «Это был ги­гант и по те­ло­сло­же­нию, и по го­ло­су, не знав­ший, ка­жет­ся, уста­ло­сти; на­при­мер, ехать и не спать ни на во­лос 1–3 су­ток в са­мую от­вра­ти­тель­ную по­го­ду и сра­зу же слу­жить бы­ло для него обыч­ным де­лом... Он об­ла­дал гром­ким го­ло­сом, по­ста­вил се­бе за пра­ви­ло петь и чи­тать луч­ше ма­ло, но внят­но и при уча­стии ду­ши; он все­гда ра­зу­мел, что чи­тал и пел».

В 1888 го­ду Ми­ха­ил окон­чил Нов­го­род­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и был на­зна­чен пса­лом­щи­ком в жен­ский По­кров­ский Зве­рин мо­на­стырь в Нов­го­род­ском уез­де. 17 сен­тяб­ря 1889 го­да он был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка к но­во­по­стро­ен­ной церк­ви в се­ле Ки­пи­но Де­мян­ско­го уез­да. В 1891 го­ду отец Ми­ха­ил был пе­ре­ве­ден слу­жить в Па­рас­ке­вин­скую цер­ковь в се­ло Стро­и­ло­во, в 1902 го­ду – в Пол­нов­ский Успен­ский жен­ский мо­на­стырь в Де­мян­ском уез­де, а в 1906 го­ду – в Бо­ри­со­глеб­скую цер­ковь в Нов­го­ро­де.

За вре­мя сво­е­го слу­же­ния отец Ми­ха­ил, как де­я­тель­ный свя­щен­ник, имел мно­же­ство по­слу­ша­ний. Два го­да он со­сто­ял за­ве­ду­ю­щим и за­ко­но­учи­те­лем Ки­пин­ской цер­ков­но­при­ход­ской шко­лы, один­на­дцать лет за­ко­но­учи­те­лем Стро­и­лов­ской зем­ской шко­лы, два го­да Го­лов­ков­ской зем­ской шко­лы, че­ты­ре го­да за­ве­ду­ю­щим и за­ко­но­учи­те­лем от­кры­той им в се­ле Стро­и­ло­ве жен­ской цер­ков­но‐при­ход­ской шко­лы; в те­че­ние трех с по­ло­ви­ной лет отец Ми­ха­ил со­сто­ял на­блю­да­те­лем цер­ков­ных школ 1‐го бла­го­чин­ни­че­ско­го окру­га Де­мян­ско­го уез­да, в те­че­ние че­ты­рех лет – за­ве­ду­ю­щим и за­ко­но­учи­те­лем цер­ков­но­при­ход­ской шко­лы при Успен­ском мо­на­сты­ре, в те­че­ние де­ся­ти лет – бла­го­чин­ным 1‐го окру­га Де­мян­ско­го уез­да, в те­че­ние трех лет – де­пу­та­том на епар­хи­аль­ные съез­ды от ду­хо­вен­ства 1‐го Де­мян­ско­го бла­го­чин­ни­че­ско­го окру­га, в те­че­ние трех лет – чле­ном прав­ле­ния Нов­го­род­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии; с 1907 го­да – за­ве­ду­ю­щим, за­ко­но­учи­те­лем и учи­те­лем пе­ния в Бо­ри­со­глеб­ской цер­ков­но­при­ход­ской шко­ле, с 1909‐го по 1914 год отец Ми­ха­ил со­сто­ял чле­ном Нов­го­род­ско­го епар­хи­аль­но­го мис­си­о­нер­ско­го со­ве­та, с 1909‐го по 1915 год – чле­ном Нов­го­род­ско­го уезд­но­го от­де­ле­ния Епар­хи­аль­но­го учи­лищ­но­го со­ве­та, с 1911 го­да – по­мощ­ни­ком бла­го­чин­но­го 2‐го Нов­го­род­ско­го окру­га.

В 1906 го­ду отец Ми­ха­ил был на­граж­ден на­перс­ным кре­стом; 30 июля 1917 го­да – воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея. Отец Ми­ха­ил при­ни­мал де­я­тель­ное уча­стие в ре­ли­ги­оз­но‐нрав­ствен­ных чте­ни­ях, про­хо­див­ших в Нов­го­ро­де, и в цер­ков­но‐об­ще­ствен­ной жиз­ни го­ро­да.

6 июня 1917 го­да на со­бра­нии Со­ю­за объ­еди­не­ния ду­хо­вен­ства и ми­рян го­ро­да Нов­го­ро­да про­то­и­е­рей Ми­ха­ил вы­сту­пил с до­кла­дом на те­му «К ре­фор­ме при­хо­да»; он ска­зал то­гда, что глав­ной це­ли при­ход­ской жиз­ни – «ве­сти че­ло­ве­ка ко Хри­сту, к веч­но­му спа­се­нию» – долж­ны бы­ли слу­жить: «ис­то­вое бо­го­слу­же­ние с пе­ре­во­дом бо­го­слу­жеб­ных книг не на рус­ский, а на но­во‐сла­вян­ский язык, с устра­не­ни­ем всех непо­нят­ных слов и вы­ра­же­ний... бе­се­ды в хра­ме и вне хра­ма, устрой­ство школь­ных со­ве­тов, об­ществ сест­ри­че­ства... Глав­ное в при­хо­де не пра­во из­бра­ния и не за­ве­до­ва­ние иму­ще­ством, а борь­ба с гре­хом, со­де­и­ва­ние сво­е­го спа­се­ния». Близ­кие от­ца Ми­ха­и­ла вспо­ми­на­ли, что при­хо­жане лю­би­ли и ува­жа­ли свя­щен­ни­ка за то, что он все­гда с ра­до­стью им по­мо­гал.

По­сле при­хо­да к вла­сти без­бож­ни­ков на­ча­лись го­не­ния: отец Ми­ха­ил был аре­сто­ван в 1926 го­ду и про­был в тюрь­ме два­дцать дней. В 1931 го­ду свя­щен­ник с се­мьей был вы­се­лен из до­ма.

В 1933 го­ду Нов­го­род­ское ОГПУ на­ча­ло де­ло про­тив ре­ли­ги­оз­но‐тру­до­во­го Брат­ства, ко­то­рое воз­глав­лял епи­скоп Ма­ка­рий (Опоц­кий), жив­ший в это вре­мя в Нов­го­ро­де на по­ло­же­нии ссыль­но­го. Брат­ство име­ло неофи­ци­аль­ный ха­рак­тер и вклю­ча­ло в свой со­став немно­гим бо­лее два­дца­ти че­ло­век, ко­то­рые мо­ли­лись вме­сте с епи­ско­пом Ма­ка­ри­ем, тру­ди­лись на сво­их по­слу­ша­ни­ях и часть средств пе­ре­да­ва­ли Брат­ству, от­ку­да они жерт­во­ва­лись по ме­ре необ­хо­ди­мо­сти нуж­да­ю­щим­ся – бед­ным и на­хо­дя­щим­ся в за­клю­че­нии.

20 ап­ре­ля 1933 го­да бы­ли аре­сто­ва­ны и за­клю­че­ны в нов­го­род­скую тюрь­му все чле­ны Брат­ства во гла­ве с епи­ско­пом Ма­ка­ри­ем, а вме­сте с ни­ми и мно­гие ав­то­ри­тет­ные свя­щен­ни­ки го­ро­да, хо­тя и не вхо­див­шие в со­став Брат­ства, но знав­шие епи­ско­па лич­но. В их чис­ле был аре­сто­ван и про­то­и­е­рей Ми­ха­ил Бо­ри­сов; ему шел то­гда шесть­де­сят вось­мой год.

3 мая 1933 го­да отец Ми­ха­ил был вы­зван на до­прос и, от­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, ска­зал: «Я враж­деб­но на­стро­ен к со­вет­ской вла­сти, по­то­му что она устра­и­ва­ет го­не­ния на ре­ли­гию, ду­хо­вен­ство об­ла­га­ет непо­силь­ны­ми на­ло­га­ми, де­рет с него по­след­нюю шку­ру, во­об­ще ду­хо­вен­ству не да­ет ни­ка­ко­го жи­тья. Со­вет­ская власть все ду­хо­вен­ство по­ста­ви­ла вне за­ко­на. Со­вет­ская власть ду­хо­вен­ство и во­об­ще ве­ру­ю­щих са­жа­ет невин­но в тюрь­мы и ссы­ла­ет на Се­вер, за­став­ля­ет без ви­ны пе­ре­но­сить стра­да­ния, го­лод и хо­лод. Со­вет­ская власть нам со­вер­шен­но ни­че­го не да­ла, кро­ме слез и стра­да­ний. Имея та­кие взгля­ды, я не мог со­чув­ствен­но от­но­сить­ся к со­вет­ской вла­сти и спо­кой­но, мол­ча все пе­ре­но­сить. Я вы­ше­пе­ре­чис­лен­ные свои взгля­ды вы­ска­зы­вал сре­ди ве­ру­ю­щих, что те­перь не ста­ло ни­ка­ко­го жи­тья, кру­гом на ве­ру­ю­щих идет го­не­ние, от­би­ра­ют по­след­ний ку­сок хле­ба... со­вет­ская власть ста­ла гра­бить жи­во­го и мерт­во­го. Я так­же го­во­рил во вре­мя цер­ков­ной служ­бы ан­ти­со­вет­ские про­по­ве­ди, что со­вет­ская власть – есть власть ан­ти­хри­ста, ко­то­рая по­сла­на Бо­гом за тяж­кие на­ши гре­хи, и что ско­ро на­станет вре­мя, ко­гда сой­дет Хри­стос на зем­лю и по­го­нит всех этих ан­ти­хри­стов и дья­воль­скую си­лу... Я и сей­час остал­ся та­ких же убеж­де­ний, что, дол­го ли, ко­рот­ко ли, но власть ан­ти­хри­ста долж­на бу­дет за­ме­не­на дру­гой, Бо­жьей вла­стью, или же со­вет­ская власть долж­на бу­дет пе­ре­ме­нить свою по­ли­ти­ку в от­но­ше­нии Церк­ви, то есть пре­кра­тить го­не­ния.

Я знаю, что епи­скоп Ма­ка­рий и мой сын... ока­зы­ва­ли ма­те­ри­аль­ную по­мощь се­мьям невин­но по­стра­дав­ших от со­вет­ской вла­сти. Я, как бла­го­чин­ный, со­би­рал день­ги от при­хо­дов и по­сы­лал в Таш­кент вы­слан­но­му невин­но мит­ро­по­ли­ту Ар­се­нию*, и во­об­ще мы ма­те­ри­аль­но по­мо­га­ли со­слан­но­му ду­хо­вен­ству...

В лич­ных сво­их бе­се­дах и про­по­ве­дях про­во­дил ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию, так как с су­ще­ство­ва­ни­ем со­вет­ской вла­сти при­ми­рить­ся не мо­гу».

19 мая 1933 го­да трой­ка ОГПУ при­го­во­ри­ла про­то­и­е­рея Ми­ха­и­ла к ли­ше­нию пра­ва про­жи­ва­ния в двух сто­лич­ных го­ро­дах, их об­ла­стях и в по­гра­нич­ной по­ло­се. И он уехал в го­род Уг­лич Яро­слав­ской об­ла­сти, где стал слу­жить в хра­ме Воз­не­се­ния Гос­под­ня. Во вре­мя слу­же­ния в Уг­ли­че свя­щен­ник был на­граж­ден оче­ред­ной на­гра­дой – па­ли­цей.

При­хо­жане пи­са­ли ему по по­во­ду это­го на­граж­де­ния: «Мы, при­хо­жане свя­то­го хра­ма се­го, по­здрав­ля­ем Вас с вы­со­кой Пат­ри­ар­шей на­гра­дой – да­ро­ван­ной вам па­ли­цей. Па­ли­ца – это ду­хов­ный жезл в Ва­ших ру­ках, охра­ня­ю­щий паст­ву Ва­ши­ми мо­лит­ва­ми и за­бо­та­ми от вся­ко­го жи­тей­ско­го со­блаз­на.

Гос­подь Бог наш дал нам ве­ли­кую ра­дость ви­деть Его бла­го­во­ле­ние к Ва­шим мо­лит­вен­ным тру­дам о нас, греш­ных. Вы неустан­но мо­ли­тесь, боль­шую часть сво­е­го вре­ме­ни про­во­дя в мо­лит­ве до­ма и в хра­ме, твер­до ис­пол­няя за­по­ве­ди Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста...»

13 но­яб­ря 1933 го­да су­пру­га от­ца Ми­ха­и­ла на­пра­ви­ла в Нов­го­род­ское ОГПУ за­яв­ле­ние, в ко­то­ром, в част­но­сти, пи­са­ла: «Так как нам, бо­лез­нен­ным ста­ри­кам, бы­ло бы весь­ма го­рест­но уме­реть вда­ли друг от дру­га, то я по­кор­ней­ше про­шу Нов­го­род­ское ОГПУ предо­ста­вить му­жу мо­е­му пра­во воз­вра­ще­ния на жи­тель­ство в Нов­го­род...»

Эта прось­ба су­пру­ги свя­щен­ни­ка не бы­ла удо­вле­тво­ре­на, и про­то­и­е­рей Ми­ха­ил остав­лен был в Уг­ли­че и про­дол­жал слу­жить в Воз­не­сен­ском хра­ме. Здесь он встре­тил оче­ред­ную вол­ну го­не­ний на Цер­ковь, ко­то­рая стре­ми­тель­но сме­та­ла все на сво­ем пу­ти.

Отец Ми­ха­ил был аре­сто­ван 28 ок­тяб­ря 1937 го­да и в тот же день до­про­шен.

– Вы аре­сто­ва­ны как участ­ник контр­ре­во­лю­ци­он­ной цер­ков­но‐мо­нар­хи­че­ской груп­пы. При­зна­е­те ли вы се­бя в этом ви­нов­ным? – спро­сил его сле­до­ва­тель.
– Я участ­ни­ком груп­пы не со­сто­ял и ви­нов­ным се­бя в этом не при­знаю.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет до­ста­точ­но под­твер­жден­ны­ми ма­те­ри­а­ла­ми о ва­шем уча­стии в контр­ре­во­лю­ци­он­ной цер­ков­но‐мо­нар­хи­че­ской груп­пе по про­ве­де­нию контр­ре­во­лю­ци­он­ной тер­ро­ри­сти­че­ской де­я­тель­но­сти. Пред­ла­га­ем дать след­ствию прав­ди­вые по­ка­за­ния по су­ще­ству.
– Это я от­ри­цаю и за­яв­ляю, что ни­ко­гда к контр­ре­во­лю­ци­он­ной цер­ков­но‐мо­нар­хи­че­ской груп­пе не при­над­ле­жал и контр­ре­во­лю­ци­он­ной тер­ро­ри­сти­че­ской аги­та­ции не вел.

В тот же день след­ствие бы­ло за­кон­че­но, и 30 ок­тяб­ря сле­до­ва­тель со­ста­вил об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние, в ко­то­ром на­пи­сал, что, хо­тя свя­щен­ник «ви­нов­ным се­бя не при­знал, но ма­те­ри­а­ла­ми след­ствия пол­но­стью изоб­ли­ча­ет­ся в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти».

По­сле со­став­ле­ния об­ви­ни­тель­но­го за­клю­че­ния про­то­и­е­рей Ми­ха­ил был от­прав­лен ожи­дать при­го­вор в яро­слав­скую тюрь­му. 5 но­яб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла его к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния, но по ста­ро­сти и немощ­но­сти он был остав­лен в ис­пра­ви­тель­но‐тру­до­вой ко­ло­нии в Яро­слав­ле. Про­то­и­е­рей Ми­ха­ил Бо­ри­сов скон­чал­ся 4 июня 1942 го­да в яро­слав­ской ис­пра­ви­тель­но‐тру­до­вой ко­ло­нии и был по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.

Случайный тест

(7 голосов: 5 из 5)