Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

8 января

Житие

Про­то­и­е­рей Ми­ха­ил Чель­цов ро­дил­ся 27 мая 1870 го­да в се­ле Ки­ки­но Ряж­ско­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии, в се­мье свя­щен­ни­ка Зна­мен­ской церк­ви Пав­ла Ми­хай­ло­ви­ча Чель­цо­ва и Агрип­пи­ны Сер­ге­ев­ны (в де­ви­че­стве По­лян­ская). Она бы­ла вну­ча­той пле­мян­ни­цей Прео­свя­щен­но­го Ин­но­кен­тия (Ива­на По­лян­ско­го), Епи­ско­па Во­ро­неж­ско­го.
От­рок Ми­ха­ил сре­ди сверст­ни­ков вы­де­лял­ся глу­бо­ко­мыс­ли­ем и се­рьез­ным от­но­ше­ни­ем к уче­бе. На раз­ви­тие спо­соб­но­стей и фор­ми­ро­ва­ние воле­во­го ха­рак­те­ра юно­ши боль­шое вли­я­ние ока­зал дя­дя, Ста­хий Сер­ге­е­вич По­лян­ский, из­вест­ный в Ря­зан­ской гу­бер­нии свя­щен­ник и ду­хов­ный пи­са­тель. По окон­ча­нии Ря­зан­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии в 1890 го­ду, Ми­ха­ил Чель­цов по­сту­пил на ис­то­ри­че­ское от­де­ле­ние Ка­зан­ской Ду­хов­ной Ака­де­мии, ко­то­рая от­ли­ча­лась мис­си­о­нер­ской на­прав­лен­но­стью, имев­шей це­лью об­ра­ще­ние в пра­во­сла­вие рас­коль­ни­ков и ино­вер­цев. Мис­си­о­нер­ское от­де­ле­ние ака­де­мии при­об­ща­ло к этой де­я­тель­но­сти сту­ден­тов, сре­ди ко­то­рых был и Ми­ха­ил Чель­цов.
Окон­чив в 1894 го­ду Ака­де­мию со сте­пе­нью кан­ди­да­та бо­го­сло­вия, Ми­ха­ил Пав­ло­вич пре­по­да­вал в Ка­луж­ской се­ми­на­рии об­ли­чи­тель­ное бо­го­сло­вие (ис­то­рия и об­ли­че­ние рус­ско­го рас­ко­ла, сек­тант­ства и за­пад­ных ис­по­ве­да­ний). Он всту­пил в Ка­луж­ское цер­ков­ное Брат­ство во имя св. апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва и вско­ре стал де­ло­про­из­во­ди­те­лем его Со­ве­та. Ак­тив­но про­по­ве­до­вал пра­во­слав­ную ве­ру, уме­ло вёл бе­се­ды с рас­коль­ни­ка­ми, сек­тан­та­ми и ста­ро­об­ряд­ца­ми, об­ра­щая их к Пра­во­слав­ной Церк­ви. За че­ты­ре го­да пре­по­да­ва­тель­ской и мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­сти в Ка­лу­ге Ми­ха­ил Чель­цов опуб­ли­ко­вал боль­шое ко­ли­че­ство ста­тей в епар­хи­аль­ной пе­ри­о­ди­че­ской пе­ча­ти. В 1897 го­ду он участ­во­вал в 3-м Все­рос­сий­ском мис­си­о­нер­ском съез­де в Ка­за­ни.
Осе­нью 1898 го­да Ми­ха­ил Пав­ло­вич Чель­цов был при­гла­шен из Ка­лу­ги в Пе­тер­бург и на­зна­чен на долж­ность епар­хи­аль­но­го мис­си­о­не­ра по борь­бе с рас­ко­лом и сек­та­ми. В мае 1900 го­да на­граж­ден ор­де­ном Свя­то­го Ста­ни­сла­ва 3-й сте­пе­ни; с сен­тяб­ря 1901 — при­чис­лен к кан­це­ля­рии Обер-про­ку­ро­ра Си­но­да; с ян­ва­ря 1902 го­да чис­лил­ся в чине кол­леж­ско­го асес­со­ра, а в июле то­го же го­да про­из­ве­ден в на­двор­ные со­вет­ни­ки.
18 но­яб­ря 1899 го­да в Ка­зан­ской Ду­хов­ной Ака­де­мии со­сто­я­лась за­щи­та его ма­ги­стер­ской дис­сер­та­ции по те­ме «Цер­ковь Ко­ролев­ства Серб­ско­го со вре­мен при­об­ре­те­ния ею ав­то­ке­фаль­но­сти (1879-1896)». Со­чи­не­ние вы­шло от­дель­ной кни­гой, ко­то­рая не по­те­ря­ла на­уч­ной цен­но­сти до сих пор.
В сен­тяб­ре 1903 го­да Ми­ха­ил Пав­ло­вич Чель­цов был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка и на­зна­чен на­сто­я­те­лем до­мо­вой церк­ви свя­щен­но­му­че­ни­ка Си­мео­на при Ин­сти­ту­те Граж­дан­ских ин­же­не­ров. Так­же он был на­зна­чен пре­по­да­ва­те­лем в этом ин­сти­ту­те. Курс бо­го­сло­вия чи­тал ин­те­рес­но и поль­зо­вал­ся за­мет­ной по­пуляр­но­стью сре­ди сту­ден­тов. Пе­ред на­ча­лом учеб­но­го го­да 1 сен­тяб­ря 1904 го­да, по­сле мо­леб­на, отец Ми­ха­ил об­ра­тил­ся к сту­ден­там с про­по­ве­дью, ко­то­рая то­гда же бы­ла из­да­на от­дель­ной бро­шю­рой «Ос­нов­ная за­да­ча выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния».
Отец Ми­ха­ил с 1903 по 1906 го­ды был ре­дак­то­ром и из­да­те­лем жур­на­ла «Пра­во­слав­ный пу­те­во­ди­тель»; в ок­тяб­ре 1908 го­да на­зна­чен чле­ном епар­хи­аль­но­го мис­си­о­нер­ско­го Со­ве­та», с 1908 по 1910 го­ды со­сто­ял чле­ном прав­ле­ния Санкт-Пе­тер­бург­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии.
Од­новре­мен­но в эти го­ды ба­тюш­ка пре­по­да­вал За­кон Бо­жий в ре­аль­ном учи­ли­ще Г.К. Штемб­ер­га, част­ных гим­на­зи­ях П.М. Иозе­фо­ви­ча, Ю.С. Ива­но­вой, М.П. Сто­ю­ни­ной. Сре­ди его уче­ни­ков бы­ли Ма­рия и Дмит­рий Шо­ста­ко­ви­чи. На его пуб­лич­ные лек­ции все­гда со­би­ра­лась пол­ная ауди­то­рия. При­хо­ди­ли лю­ди раз­ных ве­ро­ис­по­ве­да­ний, да­же ате­и­сты. Уро­ки бы­ли ин­те­рес­ны — бы­ло мно­го рас­суж­де­ний, дис­кус­сий.
В де­каб­ре 1904 го­да отец Ми­ха­ил был на­граж­ден на­бед­рен­ни­ком, в сле­ду­ю­щем го­ду — ску­фьей и ка­ми­лав­кой, 6 мая 1908 — на­перс­ным кре­стом. В ок­тяб­ре 1908 го­да свя­щен­ник был на­зна­чен чле­ном Епар­хи­аль­но­го мис­си­о­нер­ско­го Со­ве­та, через 3 го­да за по­не­сён­ные тру­ды — все­ми­ло­сти­вей­ше со­при­чис­лен к ор­де­ну Свя­той Ан­ны 3 сте­пе­ни. 22 мая 1914 го­да отец Ми­ха­ил был воз­ве­дён в сан про­то­и­е­рея, с се­ре­ди­ны 1916 со­сто­ял чле­ном Со­ве­та «Пет­ро­град­ско­го За­ко­но­учи­тель­ско­го брат­ства», ко­то­рое объ­еди­ня­ло 200 че­ло­век.
Вплоть до 1917 го­да про­то­и­е­рей Ми­ха­ил Чель­цов на­хо­дил­ся в цен­тре ду­хов­но-про­све­ти­тель­ской жиз­ни сто­ли­цы. Он жи­во от­кли­кал­ся на нуж­ды лю­дей, на со­бы­тия совре­мен­но­сти, был лю­бим сво­и­ми уче­ни­ка­ми и при­хо­жа­на­ми, ува­жа­ем и це­ним на­чаль­ством.
Ак­тив­но участ­вуя в цер­ков­но-об­ще­ствен­ной жиз­ни и имея боль­шую се­мью, про­фес­сор Чель­цов успе­вал за­ни­мать­ся твор­че­ством. Он на­пи­сал и опуб­ли­ко­вал 18 книг, бро­шюр, учеб­ни­ков и очень мно­го ста­тей в пе­ри­о­ди­че­ской пе­ча­ти — все­го око­ло 170 ра­бот по бо­го­сло­вию, фило­со­фии, ис­то­рии, пе­да­го­ги­ке, ли­те­ра­ту­ро­ве­де­нию. Вот неко­то­рые из них: «Еди­но­ве­рие за вре­мя сто­лет­не­го су­ще­ство­ва­ния в Рус­ской церк­ви» (1900), «Совре­мен­ная жизнь в рас­ко­ле и сек­тант­стве»(1905), «Прав­да и смысл жиз­ни» (по совре­мен­ным бел­ле­три­стам) (1909), «В по­мощь за­ко­но­учи­те­лю. О пре­по­да­ва­нии За­ко­на Бо­жия в на­чаль­ной шко­ле» (1915), «По по­во­ду ис­то­ри­че­ских ми­ро­вых со­бы­тий, пе­ре­жи­ва­е­мых в на­сто­я­щее вре­мя. (Ис­то­ри­че­ская за­пис­ка) (1915)… Отец Ми­ха­ил Чель­цов раз­ра­бо­тал уни­каль­ный курс лек­ций по на­уч­ной апо­ло­ге­ти­ке хри­сти­ан­ско­го ве­ро­уче­ния, ко­то­рый лег в ос­но­ву кни­ги «Хри­сти­ан­ское ми­ро­со­зер­ца­ние», вы­шед­шей в 1917 го­ду (пе­ре­из­да­на в 1997 го­ду).
В июле 1917 го­да в Пет­ро­гра­де со­сто­ял­ся вто­рой съезд За­ко­но­учи­те­лей, в ко­то­ром про­то­и­е­рей Ми­ха­ил при­ни­мал ак­тив­ное уча­стие в ка­че­стве из­бран­но­го пред­се­да­те­ля «Со­ве­та со­ю­за за­ко­но­учи­те­лей». Пас­ты­ри и ми­ряне все­ми си­ла­ми ста­ра­лись со­хра­нить пре­по­да­ва­ние За­ко­на Бо­жия в шко­лах. К кон­цу сен­тяб­ря под на­блю­де­ни­ем от­ца Ми­ха­и­ла бы­ли от­пе­ча­та­ны и разо­сла­ны одоб­рен­ные Си­но­дом учеб­ные про­грам­мы. Но не про­шло и трех ме­ся­цев, как бы­ло опуб­ли­ко­ва­но по­ста­нов­ле­ние о необя­за­тель­но­сти пре­по­да­ва­ния За­ко­на Бо­жия в шко­лах. Тем не ме­нее, Со­юз за­ко­но­учи­те­лей еще ка­кое-то вре­мя су­ще­ство­вал и с но­яб­ря 1917 го­да на­чал вы­пус­кать жур­нал «Ре­ли­гия и шко­ла», ре­дак­то­ра­ми ко­то­ро­го ста­ли про­то­и­е­рей Ми­ха­ил Чель­цов и Ви­та­лий Ле­бе­дев.
От­цу Ми­ха­и­лу при­шлось пе­рей­ти из за­кры­той ин­сти­тут­ской церк­ви в Тро­иц­кий Из­май­лов­ский со­бор, где он был пять лет на­сто­я­те­лем. Ли­шив­шись ка­зён­ной квар­ти­ры, се­мья пе­ре­еха­ла в квар­ти­ру на 2-ю Крас­но­ар­мей­скую, при­над­ле­жав­шую до ре­во­лю­ции его дру­гу ин­же­не­ру Куд­ряв­це­ву Н.Г.
От­цу Ми­ха­и­лу при­шлось очень ско­ро на се­бе ис­пы­тать от­но­ше­ние со­вет­ской вла­сти к ду­хо­вен­ству. Пер­вый обыск — ян­варь 1918 го­да. Пер­вый арест — ко­нец ав­гу­ста 1918 го­да. (Впер­вые на Го­ро­хо­вой в ЧК; конц­ла­герь в Де­ря­бин­ской тюрь­ме). Вто­рой арест — ок­тябрь 1918 го­да (Вы­борг­ская быв­шая во­ен­ная тюрь­ма). В обос­но­ва­нии на­пи­са­ли: «С ок­тяб­ря 1917 г. ло­яль­но­сти к со­вет­ской вла­сти не об­на­ру­жил и, как эле­мент наи­бо­лее энер­гич­ный и ум­ный из чёр­ной ко­сти ду­хо­вен­ства, мо­жет быть опас­ным для со­ци­а­ли­сти­че­ской ре­во­лю­ции».
Сле­ду­ю­щие обыс­ки бы­ли в 1919, 1920 гг. Тре­тий арест — в ав­гу­сте 1919 го­да. Чет­вер­тый арест (в Крон­штад­те) — июнь 1920 го­да. Аре­сты ба­тюш­ка пе­ре­но­сил со сми­ре­ни­ем — не воз­му­щал­ся, не жа­ло­вал­ся, не ру­гал со­вет­скую власть — все про­ис­хо­дя­щее он при­ни­мал как по­пуще­ние Бо­жие. «Это Гос­подь так устро­ил, — пи­сал он, — что нас, свя­щен­ни­ков, са­жа­ли по тюрь­мам, го­ня­ли по раз­ным се­ве­рам, югам и во­сто­кам. С од­ной сто­ро­ны это бы­ло ис­куп­ле­ни­ем ви­ны на­шей и от­цов на­ших пе­ред на­ро­дом и пе­ред хри­сти­ан­ством за мно­гие на­ши пре­гре­ше­ния пе­ред ни­ми, а с дру­гой сто­ро­ны, — мы необ­хо­ди­мы бы­ли для за­клю­чен­ных, ибо в тюрь­ме без свя­щен­ни­ка тя­же­ло».
На до­про­сах он все­гда дер­жал­ся твер­до и му­же­ствен­но, не скры­вал сво­их взгля­дов. Так, на во­прос об от­но­ше­нии к вла­сти боль­ше­ви­ков он от­ве­тил, что он ее при­зна­ет, по­сколь­ку её по­пустил Бог, и что «дур­ные вла­сти по­сы­ла­ют­ся в на­уче­ние и на­ка­за­ние».
В 1919 го­ду про­то­и­е­рей Ми­ха­ил был из­бран пред­се­да­те­лем Пет­ро­град­ско­го Епар­хи­аль­но­го Со­ве­та при Мит­ро­по­ли­те Ве­ни­а­мине. На этом по­сту он оста­вал­ся до сво­е­го по­след­не­го аре­ста.
Пер­вые че­ты­ре от­сид­ки под­го­то­ви­ли от­ца Ми­ха­и­ла к тяж­ко­му ис­пы­та­нию — аре­сту 30 мая 1922 го­да, су­ду и со­ро­ка­днев­но­му тю­рем­но­му за­клю­че­нию в ожи­да­нии рас­стре­ла.
По сфаб­ри­ко­ван­но­му боль­ше­ви­ка­ми «де­лу о со­про­тив­ле­нии изъ­я­тию цер­ков­ных цен­но­стей» в по­мощь го­ло­да­ю­щим По­вол­жья, на ска­мье под­су­ди­мых ока­за­лись мит­ро­по­лит Пет­ро­град­ский Ве­ни­а­мин, са­мые близ­кие к нему пра­во­слав­ные свя­щен­ни­ки и ми­ряне — все­го 86 че­ло­век. Сре­ди при­го­во­рен­ных к рас­стре­лу был и про­то­и­е­рей Ми­ха­ил Чель­цов. Ис­тин­ной при­чи­ной его аре­ста бы­ла де­я­тель­ность на по­сту пред­се­да­те­ля Епар­хи­аль­но­го Со­ве­та и бли­зость к Мит­ро­по­ли­ту Ве­ни­а­ми­ну.
Ожи­дая рас­стре­ла 40 дней и но­чей, отец Ми­ха­ил ста­рал­ся как мож­но боль­ше мо­лить­ся — слу­жил мо­леб­ны, па­ни­хи­ды, обед­ни­цы, за­ста­вил се­бя про­чи­тать се­бе «от­ход­ную». В по­след­ний день ему бы­ло объ­яв­ле­но по­ста­нов­ле­ние ВЦИК из Моск­вы о за­мене рас­стре­ла пя­тью го­да­ми тю­рем­но­го за­клю­че­ния. Впо­след­ствии срок за­клю­че­ния со­кра­ти­ли до 1,5 лет.
Вый­дя на сво­бо­ду в 1925 го­ду, ба­тюш­ка стал на­сто­я­те­лем церк­ви Ми­ха­и­ла Ар­хан­ге­ла в Ма­лой Ко­ломне, в цен­тре Ле­нин­гра­да, и про­дол­жал пре­по­да­ва­ние на Выс­ших Бо­го­слов­ских кур­сах (про­фес­сор по кур­сам «Дог­ма­ти­че­ское Бо­го­сло­вие» и «Но­вый За­вет»). Это бы­ло един­ствен­ное в стране учеб­ное за­ве­де­ние, го­то­вив­шее свя­щен­но­слу­жи­те­лей.
Свои пе­ре­жи­ва­ния в ка­ме­ре смерт­ни­ка на Шпа­лер­ной про­то­и­е­рей Ми­ха­ил Чель­цов вы­ра­зи­тель­но опи­сал в «Вос­по­ми­на­ни­ях «смерт­ни­ка» о пе­ре­жи­том» (Из­да­тель­ство им. свя­ти­те­ля Иг­на­тия Став­ро­поль­ско­го, Москва, 2001). Эта кни­га яв­ля­ет­ся цен­ным ис­то­ри­че­ским ис­точ­ни­ком по «де­лу Мит­ро­по­ли­та Ве­ни­а­ми­на» и всех про­хо­дя­щих по нему об­ви­ня­е­мых.
2 сен­тяб­ря 1930 го­да ба­тюш­ка был аре­сто­ван в ше­стой, по­след­ний, раз. Это слу­чи­лось в до­ме № 14 по 2-й Крас­но­ар­мей­ской, где Чель­цов жил со сво­им мно­го­чис­лен­ным се­мей­ством (7 де­тей) уже в двух, а не в ше­сти, как преж­де, ком­на­тах.
Ле­том 1929 го­да при­бы­ли из за­гра­ни­цы в Ле­нин­град два быв­ших офи­це­ра и вы­вез­ли из СССР Ека­те­ри­ну Кон­стан­ти­нов­ну Зар­не­кау, дочь прин­ца Оль­ден­бург­ско­го. По сфаб­ри­ко­ван­но­му ОГПУ «де­лу гра­фи­ни Зар­не­кау» про­хо­ди­ло 40 че­ло­век. Быв­ших дво­рян, во­ен­но­слу­жа­щих, свя­щен­ни­ков, бы­вав­ших у неё до­ма, объ­еди­ни­ли в ми­фи­че­скую контр­ре­во­лю­ци­он­ную ор­га­ни­за­цию. Семь че­ло­век, в том чис­ле свя­щен­ник Ми­ха­ил Чель­цов, знав­ший о пред­сто­я­щем неле­галь­ном отъ­ез­де и слу­жив­ший на­пут­ствен­ный мо­ле­бен, бы­ли рас­стре­ля­ны.
Со­хра­ни­лось сви­де­тель­ство со­ка­мер­ни­ка о по­след­них днях жиз­ни от­ца Ми­ха­и­ла: «В од­ну из на­би­тых ка­мер III кор­пу­са до­ма пред­ва­ри­тель­но­го за­клю­че­ния в Пет­ро­гра­де позд­ней осе­нью 1930 г. вво­дят се­до­ва­то­го свя­щен­ни­ка в тем­ных оч­ках и ли­ло­вой ря­се, прот. о. Ми­ха­и­ла Чель­цо­ва... По­сле до­про­са о. Ми­ха­ил го­во­рил, что сле­до­ва­тель его пре­ду­пре­дил, что его, быв­ше­го «смерт­ни­ка», те­перь, без­услов­но, ждет рас­стрел. Я был по­ра­жен, с ка­ким спо­кой­стви­ем го­во­рил ма­сти­тый про­то­и­е­рей о пред­сто­я­щей каз­ни: … про­жи­та жизнь, не все­гда лег­кая. Де­ти уже вы­рос­ли и мне на­до ра­до­вать­ся, что Гос­подь по­сы­ла­ет мне этот ко­нец, а не стар­че­ский недуг и мно­го­лет­ние стра­да­ния на од­ре бо­лез­ни… Ме­ня Гос­подь при­зы­ва­ет к се­бе та­ким бла­го­сло­вен­ным пу­тем».
При­го­вор о рас­стре­ле был вы­не­сен 2 ян­ва­ря 1931 го­да на за­се­да­нии трой­ки, рас­стрел про­из­ве­ден 7 ян­ва­ря, в день Рож­де­ства Хри­сто­ва, в 23.30. Один из кон­вой­ных или из сто­ро­жей, при­сут­ство­вав­ших при рас­стре­ле, по­том рас­ска­зы­вал вдо­ве от­ца Ми­ха­и­ла: «…ну и ста­рик был, его на смерть ве­дут, а он тро­па­ри Рож­де­ству по­ет». По­гре­бен свя­щен­но­му­че­ник, ско­рее все­го, на Ле­ва­шов­ской пу­сто­ши на Ка­рель­ском пе­ре­шей­ке.

Ис­точ­ник: http://www.history-ryazan.ru

Случайный тест

(3 голоса: 5 из 5)