Дни памяти:

28 июня  (переходящая) – Собор Новгородских святых

22 августа – Собор Соловецких святых

Житие

Ни­ки­фор, сын нов­го­род­ско­го иерея, при­шел в оби­тель еще в мо­ло­дых го­дах. По­лю­би­лась ему ино­че­ская жизнь. Он мо­лил на­сто­я­те­ля по­стричь его; но юность и кра­со­та его за­ста­ви­ли от­кло­нить та­кое же­ла­ние. От­каз толь­ко уси­лил в юно­ше рве­ние к ино­че­ской жиз­ни. С при­ез­жи­ми из Нов­го­ро­да он по­лу­чил от сво­их ро­ди­те­лей пись­мо, в ко­то­ром они зва­ли его ско­рее во­ро­тить­ся до­мой. «Ска­жи­те ро­ди­те­лям, – от­ве­чал он по­да­те­лям пись­ма, – что они бо­ле не уви­дят ме­ня в этой жиз­ни: мы сви­дим­ся там, за гро­бом». Ни­ки­фор про­дол­жал тру­дить­ся для мо­на­сты­ря с дру­ги­ми, со­блю­дая стро­гий пост. Для сна он ни­ко­гда не ло­жил­ся, но си­дя от­ды­хал немно­го. В ча­сы до­су­га он лю­бил чи­тать жи­тие Мар­ка Фра­че­ско­го, об­раз это­го пу­стын­но­жи­те­ля глу­бо­ко за­пе­чат­лел­ся в нем и влек его к от­шель­ни­че­ской жиз­ни. Од­на­жды при всех Ни­ки­фор вско­чил со сту­ла, осе­нил се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, снял по­яс, сан­да­лии, в од­ной се­рой свит­ке по­бе­жал в лес и про­был в пу­сты­ни на Со­ло­вец­ком ост­ро­ве 12 лет в по­сте, мо­лит­ве и ко­ле­но­пре­кло­не­ни­ях. То­гда один пу­стын­ник по­стриг его в ино­че­ство. Про­ве­дя три го­да в ино­че­ских по­дви­гах, он скон­чал­ся в 1605 г., в Неде­лю Цве­то­нос­ную.
Бы­ли от­шель­ни­ки, ко­их име­на оста­лись ве­до­мы од­но­му Бо­гу. Со­ло­вец­кий инок, по нуж­дам оби­те­ли хо­дя по ост­ро­ву, от уста­ло­сти хо­тел от­дох­нуть под­ле од­ной кру­той го­ры. Со­би­ра­ясь при­лечь на зем­лю, он пе­ре­кре­стил­ся и вслух про­из­нес Иису­со­ву мо­лит­ву; вдруг с вы­со­ты го­ры из рас­се­ли­ны он слы­шит: «Аминь». Не ве­ря сво­е­му слу­ху, он в дру­гой и в тре­тий раз про­из­но­сит мо­лит­ву и опять слы­шит то же: «Аминь». «Кто ты, – в изум­ле­нии спра­ши­ва­ет инок, – че­ло­век или дух?» «Я – греш­ный че­ло­век, – от­ве­ча­ет неви­ди­мый, – и пла­чу о гре­хах». «Как имя твое и как ты при­шел сю­да?» – «Имя мое и как я при­шел сю­да, зна­ет один Бог». – «Один ли ты здесь?» – «Под­ле ме­ня жи­вут два стар­ца; был и тре­тий, но ото­шел ко Гос­по­ду, и мы по­хо­ро­ни­ли его». – «Чем же вы пи­та­е­тесь?» – «Вспом­ни, брат, сло­ва Гос­по­да: не о хле­бе еди­ном жив бу­дет че­ло­век, но о вся­ком гла­го­ле, ис­хо­дя­щем из уст Бо­жи­их. Он пи­та­ет и гре­ет внут­рен­не­го че­ло­ве­ка. Вспом­ни, как в преж­нее вре­мя пре­по­доб­ные му­жи и же­ны оби­та­ли в го­рах, вер­те­пах и про­па­стях зем­ных. Со­зда­тель Бог пи­тал их, и ныне не един ли и тот же Бог? Ес­ли хо­чешь узнать, чем Вла­ды­ка пи­та­ет брен­ное мое те­ло, возь­ми это». С эти­ми сло­ва­ми он сбро­сил ку­сок че­го-то, инок взял и ел. Это был бе­лый мох, стер­тый с брус­ни­кою. «Вот чем пи­та­ет ме­ня Вла­ды­ка мой», – ска­зал от­шель­ник. Инок на­чал мо­лить его, чтобы он ска­зал, сколь­ко лет на этом ме­сте и как про­во­дил вре­мя. «Я здесь де­сять или бо­лее лет, – от­ве­чал от­шель­ник. – В пер­вый год пре­бы­ва­ния мно­го и тяж­ко я стра­дал от стра­хо­ва­ния бе­сов­ско­го. Бе­сы, яв­ля­ясь в ви­де раз­бой­ни­ков, устра­ша­ли ме­ня, би­ли нещад­но, та­щи­ли из ке­ллии, тре­бо­ва­ли, чтоб я уда­лил­ся с ост­ро­ва или ушел в оби­тель. Из­му­чив ме­ня, остав­ля­ли ед­ва жи­вым. То­гда при­хо­ди­ли ко мне два свя­то­леп­ных му­жа, имея просфо­ру в ру­ках. Они го­во­ри­ли: «Встань, брат, и, осе­нив се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, со­тво­ри мо­лит­ву Иису­со­ву; не бой­ся коз­ней вра­жи­их, му­жай­ся и кре­пись – и Бог по­мо­жет те­бе. Вку­си от этой просфо­ры, мы бу­дем те­бя по­се­щать». Лишь толь­ко вку­шал я просфо­ру, тот­час чув­ство­вал се­бя здо­ро­вым и ра­дост­ным. В пер­вый год, ко­гда осо­бен­но на­па­да­ли на ме­ня де­мо­ны, стар­цы ча­сто по­се­ща­ли ме­ня, вно­си­ли ме­ня в хи­жи­ну и укреп­ля­ли. На дру­гой год на­па­де­ния де­мо­нов ста­ли сла­бее, а те­перь, бла­го­да­тию Хри­сто­вою, я без­опа­сен от всех на­ве­тов вра­жи­их. Но стар­цы ино­гда по­се­ща­ют ме­ня и при­но­сят просфо­ру и хлеб». Ко­гда инок про­щал­ся, пу­стын­ник про­сил его при­не­сти в на­зна­чен­ный день ла­да­ну. Инок обе­щал, но не успел ис­пол­нить в опре­де­лен­ное вре­мя, а по­том уже не на­шел пу­стын­ни­ка. На дру­гой год инок, од­на­ко же, опять при­шел на то ме­сто, где бе­се­до­вал с пу­стын­ни­ком, и, утру­див­шись, лег от­дох­нуть. В сон­ном ви­де­нии явил­ся ему от­шель­ник и, ска­зав: «Те­перь ты на­прас­но при­шел», – дал ему просфо­ру.

Случайный тест