Дни памяти

27 ноября

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай ро­дил­ся в 1877 го­ду в се­мье свя­щен­ни­ка Ва­си­лия Бо­го­род­ско­го, слу­жив­ше­го в Успен­ской церк­ви по­го­ста Ока­то­во Кимр­ско­го уез­да Твер­ской гу­бер­нии.
По окон­ча­нии Ду­хов­ной се­ми­на­рии Ни­ко­лай Ва­си­лье­вич стал слу­жить при хра­ме пса­лом­щи­ком. Это слу­же­ние про­дол­жа­лось с 1892 по 1906 год, ко­гда он был ру­ко­по­ло­жен в сан диа­ко­на ко хра­му Бла­го­ве­ще­ния по­го­ста Бла­го­ве­ще­нье Ржев­ско­го уез­да[1]. В этом хра­ме он слу­жил во все вре­мя го­не­ний, с ним был свя­зан его ис­по­вед­ни­че­ский по­двиг, здесь он был аре­сто­ван в по­след­ний раз неза­дол­го пе­ред му­че­ни­че­ской кон­чи­ной. К это­му вре­ме­ни его де­ти – две до­че­ри и сын – разъ­е­ха­лись, и он остал­ся вме­сте с су­пру­гой Ма­ри­ей Ва­си­льев­ной. Управ­лять­ся с хо­зяй­ством им по­мо­га­ла ня­ня де­тей, ко­то­рая, как это то­гда ча­сто бы­ва­ло, свя­за­ла с се­мьей свою жизнь.
До 1929 го­да у о. Ни­ко­лая бы­ло кое-ка­кое хо­зяй­ство – немно­го зем­ли при церк­ви, ло­шадь, две ко­ро­вы. В 1929 го­ду ему ве­ле­ли упла­тить на­лог, при­чем сум­ма бы­ла столь ве­ли­ка, что отец диа­кон ни­ко­им об­ра­зом не мог ее во­вре­мя вы­пла­тить, и то­гда вла­сти ото­бра­ли его иму­ще­ство, вклю­чая лич­ные ве­щи, а за несвоевре­мен­ную упла­ту на­ло­га при­го­во­ри­ли к од­но­му го­ду за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь и к трем­стам руб­лям штра­фа[2]. От­быв за­клю­че­ние в ла­ге­ре, свя­щен­ник вер­нул­ся в свой храм и здесь слу­жил до го­не­ний кон­ца трид­ца­тых го­дов.
Отец Ни­ко­лай был аре­сто­ван 6 но­яб­ря 1937 го­да и за­клю­чен в Ржев­скую тюрь­му[3]. На сле­ду­ю­щий день по­сле аре­ста сле­до­ва­тель НКВД до­про­сил его. Был за­дан все­го один во­прос.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, – ска­зал сле­до­ва­тель, – что вы про­во­ди­ли ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность. Рас­ска­жи­те об этом по­дроб­но.
– Ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­стью я не за­ни­мал­ся и ви­нов­ным се­бя в этом не при­знаю, – от­ве­тил о. Ни­ко­лай[4].
До­ка­за­тельств пре­ступ­но­сти от­ца диа­ко­на у сле­до­ва­те­ля не бы­ло ни­ка­ких, и до­прос на этом за­кон­чил­ся.
19 но­яб­ря сле­до­ва­тель до­про­сил пред­се­да­те­ля мест­но­го сель­со­ве­та и из­ба­ча. Они ни­че­го о "пре­ступ­ной де­я­тель­но­сти" диа­ко­на рас­ска­зать не смог­ли. Но ска­за­ли, что о. Ни­ко­лай яв­ля­ет­ся ак­тив­ным де­я­те­лем цер­ков­ной два­дцат­ки, мож­но ска­зать, ее ор­га­ни­за­то­ром, что он все вре­мя при­зы­ва­ет кре­стьян не остав­лять ве­ры, по­се­щать цер­ковь[5].
Через шесть дней по­сле по­след­них до­про­сов сви­де­те­лей, 25 но­яб­ря, Трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла о. Ни­ко­лая к рас­стре­лу. Диа­кон Ни­ко­лай Бо­го­род­ский был рас­стре­лян 27 но­яб­ря 1937 го­да[6].


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ХХ сто­ле­тия. Жиз­не­опи­са­ния и ма­те­ри­а­лы к ним. Кни­га 3». Тверь. 2001. С. 373

При­ме­ча­ния

[1] Ар­хив УФСБ РФ по Твер­ской обл. Арх. № 21798-С. Л. 3.
[2] Там же. Л. 5.
[3] Там же. Л. 14.
[4] Там же. Л. 6.
[5] Там же. Л. 7-10.
[6] Там же. Л. 15-16.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест