Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

26 марта

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай По­пов ро­дил­ся 6 мая 1864 го­да в се­мье стат­ско­го со­вет­ни­ка Чер­кас­ской ста­ни­цы Вой­ска Дон­ско­го Ха­ри­то­на Ива­но­ви­ча По­по­ва и до­че­ри свя­щен­ни­ка ста­ни­цы Ми­гу­лин­ской Алек­сан­дры Пет­ров­ны.
У Ха­ри­то­на Ива­но­ви­ча и Алек­сан­дры Пет­ров­ны бы­ло де­вять де­тей: че­ты­ре сы­на — Ни­ко­лай, Петр, Алек­сандр, Иван и пять до­че­рей — Неонил­ла, Се­ра­фи­ма, Ма­рия, Оль­га и еще од­на Ма­рия. В се­мье де­ти вос­пи­ты­ва­лись в люб­ви и стро­го­сти, в том бла­го­дат­ном пат­ри­ар­халь­ном ду­хе, ко­то­рый бу­ду­щий му­че­ник Хри­стов бла­го­го­вей­но хра­нил всю жизнь.
Отец Ни­ко­лая — Ха­ри­тон Ива­но­вич — был лич­но­стью за­ме­ча­тель­ной: ка­зак, дви­жи­мый пла­мен­ной лю­бо­вью к род­но­му краю, он об­ла­дал ред­кой це­ле­устрем­лен­но­стью и неис­ся­ка­е­мой энер­ги­ей. По­свя­тив всю свою дол­гую, бо­лее чем 90-лет­нюю, жизнь изу­че­нию ис­то­рии и куль­ту­ры Дон­ско­го края, Ха­ри­тон Ива­но­вич был од­ним из ини­ци­а­то­ров со­зда­ния и пер­вым ди­рек­то­ром Му­зея Дон­ско­го Ка­за­че­ства. Об­ще­ствен­ную де­я­тель­ность Ха­ри­тон Ива­но­вич со­че­тал с жерт­вен­ным слу­же­ни­ем ближ­ним, а ближ­ним для него был тот, кто об­ра­щал­ся к нему с ка­кой-ли­бо прось­бой. Ни­ко­лай вдох­но­вен­но вос­при­нял от­цов­ский при­мер жерт­вен­но­го слу­же­ния лю­дям, люб­ви к род­ной зем­ле и лич­но­го бла­го­че­стия. Глу­бо­кое вли­я­ние на Ни­ко­лая ока­за­ла его мать — Алек­сандра Пет­ров­на. Имен­но она за­ло­жи­ла ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ные ос­но­вы в ха­рак­те­ре сы­на.
Ра­нее дет­ство Ни­ко­лай про­вел в се­мье ро­ди­те­лей ма­те­ри. В боль­шой ста­ни­це, где они жи­ли, ца­рил тра­ди­ци­он­ный ка­за­чий уклад. Имея в ли­це сво­е­го де­да-свя­щен­ни­ка жи­вой при­мер ис­крен­ней люб­ви к Церк­ви Хри­сто­вой, Ни­ко­лай всем серд­цем по­лю­бил храм Бо­жий и цер­ков­ную служ­бу. Де­душ­ка при­ви­вал вос­при­им­чи­во­му к ду­хов­ной жиз­ни вну­ку при­ле­жа­ние в мо­лит­ве, обу­чал его чте­нию и пе­нию, вос­пи­ты­вал в нем хри­сти­ан­ские доб­ро­де­те­ли. Бла­го­да­ря это­му доб­ро­му вли­я­нию бу­ду­щий пас­тырь Хри­стов уже в дет­стве воз­же­лал и взыс­кал бо­лее при­об­ре­те­ний это­го ми­ра пре­бы­вать в до­ме Гос­под­нем во все дни жиз­ни сво­ей, со­зер­цать кра­со­ту Гос­под­ню и по­се­щать свя­той храм Его (Пс.26:4).
Вско­ре се­мья По­по­вых пе­ре­еха­ла в Но­во­чер­касск, где Ни­ко­лай по­сту­пил в гим­на­зию. В от­ро­че­ском воз­расте про­яви­лись глав­ные чер­ты ха­рак­те­ра бу­ду­ще­го свя­щен­но­му­че­ни­ка Ни­ко­лая — це­ле­устрем­лен­ность, от­кры­тость, вер­ность сво­им убеж­де­ни­ям. Ни­ко­лай был энер­гич­ным, пыл­ким юно­шей. Он поль­зо­вал­ся боль­шим ува­же­ни­ем сре­ди сво­их сверст­ни­ков за чест­ность, от­зыв­чи­вость, вер­ность сло­ву, по­это­му его в гим­на­зии на­зы­ва­ли по от­че­ству — «Ха­ри­то­ныч».
По­сле окон­ча­ния ше­сти клас­сов гим­на­зии Ни­ко­лай по­сту­пил в Харь­ков­ское зем­ле­дель­че­ское учи­ли­ще, где при­леж­но изу­чал аг­ро­но­мию и дру­гие на­у­ки и од­ним из луч­ших окон­чил его пол­ный курс.
В эти го­ды в ду­ше Ни­ко­лая про­ис­хо­ди­ла се­рьез­ная внут­рен­няя ра­бо­та, вы­бор даль­ней­ше­го пу­ти жиз­ни, ко­то­рый он со всей рев­но­стью ис­крен­не­го серд­ца ре­шил по­свя­тить слу­же­нию го­ря­чо лю­би­мо­му Дон­ско­му краю. Ни­ко­лай вновь и вновь раз­мыш­лял о пра­виль­но­сти сво­е­го вы­бо­ра. В его ду­ше за­го­ра­лось пла­мен­ное же­ла­ние слу­жить лю­дям. Он со­мне­вал­ся, до­ста­точ­но ли огра­ни­чить­ся од­ним внеш­ним слу­же­ни­ем, стать спе­ци­а­ли­стом и по­мо­гать на­ро­ду в ве­де­нии хо­зяй­ства? Ду­ша мо­ло­до­го че­ло­ве­ка пе­ре­жи­ва­ла непол­но­ту та­ко­го слу­же­ния. Вос­пи­тан­ный в ат­мо­сфе­ре ду­хов­но­сти, Ни­ко­лай по­ни­мал, что од­ни­ми че­ло­ве­че­ски­ми си­ла­ми и зна­ни­я­ми ис­пра­вить жизнь невоз­мож­но, что ко­рень бед ле­жит го­раз­до глуб­же, чем неспра­вед­ли­вое эко­но­ми­че­ское или об­ще­ствен­но устрой­ство. Глав­ная бе­да пра­во­слав­но­го на­ро­да в ду­хов­ном неве­же­стве, ко­то­рое по­мра­ча­ет в че­ло­ве­ке об­раз Бо­жий, вно­сит в лич­ную и об­ще­ствен­ную жизнь свои раз­ру­ши­тель­ные по­след­ствия.
Имен­но в это вре­мя у Ни­ко­лая со­зре­ло ре­ше­ние встать на путь ду­хов­но­го слу­же­ния, и, по про­ше­ствии несколь­ких лет, несмот­ря на свой уже 30-лет­ний воз­раст, Ни­ко­лай Ха­ри­то­но­вич по­сту­пил на пя­тый курс Дон­ской се­ми­на­рии, где с глу­бо­ким ин­те­ре­сом за­ни­мал­ся изу­че­ни­ем бо­го­слов­ских на­ук.
Окон­чив в 1893 го­ду курс ду­хов­ной се­ми­на­рии, бу­ду­щий свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай По­пов на­чи­на­ет свое пас­тыр­ское слу­же­ние в Успен­ской церк­ви ста­ни­цы Ак­сай­ской, из­вест­ной сво­им чу­до­твор­ным об­ра­зом Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Ар­хи­епи­ско­пом Дон­ским и Но­во­чер­кас­ским Ма­ка­ри­ем Ни­ко­лай был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на к Успен­ской церк­ви. Мень­ше го­да он со­сто­ял за­ко­но­учи­те­лем Ак­сай­ской цер­ков­но-при­ход­ской шко­лы и в но­яб­ре 1894 го­да Ар­хи­епи­скоп Дон­ской и Но­во­чер­кас­ский До­нат ру­ко­по­ло­жил диа­ко­на Ни­ко­лая во пре­сви­те­ра.
Отец Ни­ко­лай сра­зу по­ехал на но­вый при­ход в ху­тор Ко­ло­дез­ный Ми­гу­лин­ской ста­ни­цы Верхне-Дон­ско­го окру­га. Ху­тор Ко­ло­дез­ный пред­став­лял со­бой уда­лен­ное от до­рог, за­бро­шен­ное в сте­пи се­ле­ние. Мо­ло­дой свя­щен­ник столк­нул­ся с суе­ве­ри­я­ми, пьян­ством, неве­же­ством. Нелег­ка бы­ла и ма­те­ри­аль­ная жизнь — вме­сто хра­ма — мо­лит­вен­ный дом, ря­дом с ко­то­рым рас­по­ла­га­лось скром­ное жи­ли­ще свя­щен­ни­ка. Но от­ца Ни­ко­лая не сму­ти­ли ни уда­лен­ность от ми­ра его при­хо­да, ни гру­бость нра­вов ста­нич­ни­ков, ни жи­тей-ские тя­го­ты.
Отец Ни­ко­лай все­го се­бя от­дал слу­же­нию Бо­гу и ду­хов­ной по­мо­щи сво­им при­хо­жа­нам. Ис­то­вое и вдох­но­вен­ное бо­го­слу­же­ние рев­ност­но­го ба-тюш­ки, про­из­во­ди­ло на жи­те­лей ху­то­ра Ко­ло­дез­но­го неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние. Глав­ное вни­ма­ние он уде­лял со­вер­ше­нию Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, в ко­то­рой чер­пал си­лы для сво­е­го пас­тыр­ско­го слу­же­ния. Отец Ни­ко­лай ча­сто про­по­ве­до­вал, ор­га­ни­зо­вы­вал вос­крес­ные бе­се­ды. Он был уте­ши­те­лем мно­гих страж­ду­щих, его сло­во вос­при­ни­ма­лось слу­ша­те­ля­ми так, как впи­ты­ва­ет­ся дождь в ис­сох­шую зем­лю. Паства по­тя­ну­лась к ис­крен­не­му и лю­бя­ще­му свя­щен­ни­ку.
Пер­вым де­лом отец Ни­ко­лай на­чал стро­ить учи­тель­скую шко­лу с об­ще­жи­ти­ем, ко­то­рая пред­на­зна­ча­лась не толь­ко для обу­че­ния де­тей, но и для под­го­тов­ки бу­ду­щих пре­по­да­ва­те­лей. В шко­ле мог­ли обу­чать­ся так­же и де­ти из неиму­щих се­мей, что да­ва­ло воз­мож­ность лю­бо­му ода­рен­но­му юно­ше сде­лать здесь свой пер­вый шаг в жизнь. Без уста­ли тру­дил­ся отец Ни­ко­лай над сво­им лю­би­мым де­ти­щем. Он за­бо­тил­ся о бы­те сво­их вос­пи­тан­ни­ков, на соб­ствен­ные день­ги за­ка­зы­вал учеб­ни­ки, тет­ра­ди, учеб­ные по­со­бия. Лю­бовь к зна­ни­ям, при­ви­тая в дет­стве от­цом, про­яви­лась здесь в пол­ной ме­ре. Все по­лу­ча­е­мые от бла­го­тво­ри­те­лей сред­ства ба­тюш­ка жерт­во­вал на шко­лу и биб­лио­те­ку. Од­ним из жерт­во­ва­те­лей на Ко­ло­дез­ную учи­тель­скую шко­лу был и свя­той пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский, ко­то­рый от­клик­нул­ся на об­ра­ще­ние к нему от­ца Ни­ко­лая. При шко­ле бы­ла устро­е­на фер­ма и под­соб­ное хо­зяй­ство. Пас­тырь Хри­стов на прак­ти­ке при­ме­нял зна­ния, по­лу­чен­ные им в Зем­ле­дель­че­ском учи­ли­ще. Он ор­га­ни­зо­вал пра­виль­ное воз­де­лы­ва­ние зем­ли, ве­де­ние кре­стьян­ско­го хо­зяй­ства, обу­чал это­му сво­их уче­ни­ков и мест­ных жи­те­лей.
Рев­ност­ным слу­же­ни­ем, за­бо­той о про­стых лю­дях отец Ни­ко­лай стя­жал лю­бовь ка­за­ков-ста­нич­ни­ков и вско­ре во­круг Хри­сто­ва пас­ты­ря со­брал­ся креп­кий при­ход.
На непро­стом по­при­ще свя­щен­ни­че­ско­го слу­же­ния на­деж­ной опо­рой и вер­ной по­мощ­ни­цей от­ца Ни­ко­лая бы­ла его ма­туш­ка Зи­на­и­да Ге­ор­ги­ев­на. Труд­но бы­ло мо­ло­дым су­пру­гам обу­стра­и­вать­ся на за­бро­шен­ном ху­то­ре, вда­ле­ке от дру­зей и род­ных. Мно­го ис­пы­та­ний и скор­бей при­шлось пе­ре­не­сти им. Ко всем жиз­нен­ным тя­го­там при­ба­ви­лась тя­же­лая бо­лезнь и неудач­ные ро­ды ма­туш­ки Зи­на­и­ды. Все скор­би отец Ни­ко­лай пе­ре­но­сил с тер­пе­ни­ем и упо­ва­ни­ем на ми­лость Бо­жию.
От­цу Ни­ко­лаю не суж­де­но бы­ло слу­жить на ху­то­ре Ко­ло­дез­ном до кон­ца сво­их дней. Чест­ная и пря­мая по­зи­ция свя­щен­ни­ка раз­дра­жа­ла, а ино­гда да­же пу­га­ла бо­га­тых и знат­ных ста­нич­ни­ков. Мно­гие из них, жи­вя нечест­но, бо­я­лись об­ли­че­ния в неправ­де со сто­ро­ны ува­жа­е­мо­го пас­ты­ря. На­ча­лись ин­три­ги, кле­ве­та, сплет­ни. Боль­но и горь­ко бы­ло от­цу Ни­ко­лаю ви­деть от­кры­тую враж­ду со сто­ро­ны близ­ких ему лю­дей.
По­сле дол­гих пе­ре­жи­ва­ний и со­мне­ний отец Ни­ко­лай на­чи­на­ет тру­дить­ся на но­вом при­хо­де в ху­то­ре Верх­нее-Гну­то­ве ста­ни­цы Еса­у­лов­ской. Уже через несколь­ко лет за­бо­та­ми неуто­ми­мо­го ба­тюш­ки был от­ре­мон­ти­ро­ван и укра­шен жи­во­пи­сью храм, вы­зо­ло­че­ны ку­по­ла, ор­га­ни­зо­ван цер­ков­ный хор. По­пе­че­ни­ем от­ца Ни­ко­лая бы­ла по­стро­е­на на ху­то­ре но­вая шко­ла, в ко­то­рой он еже­днев­но сам вел за­ня­тия с детьми и в вос­крес­ные дни со взрос­лы­ми. Здесь при­го­ди­лись от­цу Ни­ко­лаю по­зна­ния в об­ла­сти ме­ди­ци­ны: по при­чине от­сут­ствия на ху­то­ре про­фес­сио­наль­но­го док­то­ра ему при­шлось са­мо­му ока­зы­вать ху­то­ря­нам первую ме­ди­цин­скую по­мощь.
Отец Ни­ко­лай ста­но­вит­ся ав­то­ри­те­том не толь­ко в при­хо­де, но и сре­ди со­бра­тьев-свя­щен­ни­ков, он пе­ри­о­ди­че­ски из­би­ра­ет­ся де­ле­га­том на епар­хи­аль­ные съез­ды ду­хо­вен­ства.
На­ча­лась Пер­вая Ми­ро­вая вой­на. Гроз­ная ат­мо­сфе­ра на­дви­гав­шей­ся сму­ты все бо­лее и бо­лее сгу­ща­лась, сна­ча­ла гря­нул Фев­раль­ский, а за­тем Ок­тябрь­ский пе­ре­во­рот.
Неспо­кой­но ста­ло на До­ну. С воз­вра­ще­ни­ем с фрон­та во­ин­ских ча­стей воз­рас­та­ло в сре­де ка­за­че­ства ре­во­лю­ци­он­ное дви­же­ние, а с бли­жай­ших же­лез­но­до­рож­ных стан­ций ста­ли под­тя­ги­вать­ся тол­пы «крас­ных гвар­дей­цев» в по­ис­ках лег­кой на­жи­вы. Вско­ре без­бож­ные пра­ви­те­ли объ­яви­лись в Но­во­чер­кас­ске. По все­му До­ну про­ка­ти­лась мощ­ная вол­на во­ору­жен­ных вы­ступ­ле­ний, и власть в сто­ли­це Вой­ска Дон­ско­го вновь вер­ну­лась к все­на­род­но из­бран­но­му ата­ма­ну. Но огонь Граж­дан­ской вой­ны бо­лее и бо­лее раз­го­рал­ся, раз­ру­шая Оте­че­ство.
Все это вре­мя отец Ни­ко­лай оста­вал­ся со сво­и­ми ху­то­ря­на­ми, раз­де­ляя с ни­ми труд­но­сти и скор­би во­ен­но­го вре­ме­ни. К зи­ме 1918-1919 го­да ли­ния фрон­та вплот­ную при­бли­зи­лась к Верхне-Гну­то­ву, по­тя­ну­лись бе­жен­цы, не хва­та­ло про­дук­тов и ме­ди­ка­мен­тов. Раз­ра­зи­лась эпи­де­мия ти­фа, лю­ди уми­ра­ли де­сят­ка­ми в день. Несмот­ря на уго­во­ры ху­то­рян, на опас­ность за­ра­же­ния, отец Ни­ко­лай от­ка­зал­ся по­ки­нуть свою паст­ву и остал­ся в Гну­то­ве, пол­ный ре­ши­мо­сти до кон­ца про­не­сти свой крест пас­тыр­ско­го слу­же­ния. Ба­тюш­ка са­мо­от­вер­жен­но ис­пол­нял свой долг — ез­дил по ста­ни­це, ис­по­ве­до­вал, при­ча­щал боль­ных и уми­ра­ю­щих. Од­на­жды толь­ко за один день он на­пут­ство­вал Свя­ты­ми Тай­на­ми 27 че­ло­век, но к ве­че­ру слег, за­ра­зив­шись ти­фом. Ху­то­ряне ре­ши­ли спа­сти сво­е­го ба­тюш­ку и под гро­хот ору­дий от­пра­ви­ли его в Но­во­чер­касск. Бы­ло уже позд­но: в бли­жай­шем ху­то­ре обоз на­стиг «крас­ный» от­ряд, и рас­те­ряв­ши­е­ся бе­жен­цы бро­си­ли от­ца Ни­ко­лая в под­во­де на ули­це.
В этот раз Гос­подь со­хра­нил Сво­е­го угод­ни­ка. По­до­брал ба­тюш­ку учи­тель мест­ной шко­лы, ко­то­рый ока­зал ему ме­ди­цин­скую по­мощь и укрыл от аре­ста. Отец Ни­ко­лай с ра­до­стью узнал в сво­ем спа­си­те­ле быв­ше­го уче­ни­ка Ко­ло­дез­ной шко­лы. Вско­ре при­е­ха­ла ма­туш­ка Зи­на­и­да и за­бра­ла ба­тюш­ку до­мой.
Бо­лезнь про­те­ка­ла тя­же­ло. Толь­ко через два ме­ся­ца смог отец Ни­ко­лай под­нять­ся с по­сте­ли. Не до­ждав­шись пол­но­го вы­здо­ров­ле­ния, он на­чал со­вер­шать бо­го­слу­же­ния в сво­ем до­ме. Несмот­ря на недо­воль­ство но­вой вла­сти, вновь по­тя­ну­лись ху­то­ряне к сво­е­му ду­хов­но­му от­цу за уте­ше­ни­ем и под­держ­кой. Пер­вый раз в кон­це мар­та отец Ни­ко­лай вы­шел из до­ма, чтобы в хра­ме на­пут­ство­вать при­хо­жан Свя­ты­ми Тай­на­ми. К ве­че­ру то­го же дня он вер­нул­ся уста­лый, но от­дох­нуть ему не при­шлось. Ху­тор­ской рев­ком по­ста­но­вил про­из­ве­сти у от­ца Ни­ко­лая обыск и аре­сто­вать его вме­сте с дву­мя из­вест­ны­ми мест­ны­ми жи­те­ля­ми.
В то вре­мя рев­ком воз­глав­лял «крас­ный» ко­мис­сар по про­зви­щу «Ма­хор». До ре­во­лю­ции он за­ни­мал­ся из­во­зом и бы­вал в го­стях у ба­тюш­ки, да­же си­дел с ним за од­ним сто­лом. Во вре­мя обыс­ка в до­ме от­ца Ни­ко­лая ко­мис­сар уви­дел на стене фо­то­гра­фию его бра­та — по­ход­но­го ата­ма­на Пет­ра Ха­ри­то­но­ви­ча По­по­ва, ко­то­рый воз­гла­вил часть дон­ских ка­за­ков про­тив но­вой без­бож­ной вла­сти. Это­го бы­ло до­ста­точ­но, чтобы вы­не­сти ба­тюш­ке смерт­ный при­го­вор. Двух аре­сто­ван­ных с ним ху­то­рян рас­стре­ля­ли в тот же день. Зная, что мест­ные жи­те­ли очень лю­би­ли от­ца Ни­ко­лая, ко­мис­сар не по­смел сра­зу при­ве­сти свой за­мы­сел в ис­пол­не­ние. Три дня дер­жа­ли пас­ты­ря Хри­сто­ва под аре­стом. Все это вре­мя во­круг тюрь­мы сто­я­ли под­во­ды с людь­ми, умо­ляв­ши­ми ко­мис­са­ра от­пу­стить ба­тюш­ку при­ча­стить Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин уми­ра­ю­щих. Ма­хор был вы­нуж­ден вся­кий раз со­гла­шать­ся, и аре­сто­ван­ный свя­щен­ник под кон­во­ем три дня ез­дил по ху­то­рам, на­пут­ствуя тя­же­ло­боль­ных.
При­бли­жал­ся празд­ник Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Отец Ни­ко­лай по­про­сил при­не­сти ему в за­сте­нок Свя­той Еван­ге­лие и ико­ны. Вме­сте с дру­ги­ми аре­сто­ван­ны­ми он, по­доб­но пер­вым му­че­ни­кам, пре­вра­тил тю­рем­ную ка­ме­ру в дом мо­лит­вы. Ре­шив рас­пра­вить­ся с нена­вист­ным аре­стан­том как мож­но ско­рее, ко­мис­сар от­пра­вил от­ца Ни­ко­лая на стан­цию Мо­ро­зов­скую, где на­хо­дил­ся в то вре­мя окруж­ной рев­три­бу­нал. При­го­вор, ко­то­рый вы­но­сил осуж­ден­ным Мо­ро­зов­ский три­бу­нал, по­чти все­гда был од­ним и тем же — смерт­ная казнь. О же­сто­ко­сти это­го три­бу­на­ла хо­ди­ли страш­ные слу­хи.
В сво­ем про­щаль­ном пись­ме свя­щен­но­му­че­ник Хри­стов с уди­ви­тель­ным му­же­ством пи­сал сво­им род­ным, чтобы те «про­сти­ли все сво­им вра­гам, про­сти­ли и его му­че­ни­че­скую смерть». Про­ща­ясь с су­пру­гой из ок­на зда­ния рев­три­бу­на­ла, отец Ни­ко­лай по­ка­зал ру­кой на пе­сок. Это озна­ча­ло, что его ожи­да­ла смерть на пес­ча­ном ка­рье­ре неда­ле­ко от стан­ции Мо­ро­зов­ской.
Толь­ко спу­стя три ме­ся­ца, по­сле осво­бож­де­ния окру­га от «крас­ных», род­ствен­ни­ки смог­ли отыс­кать и опо­знать те­ло му­че­ни­ка Хри­сто­ва. Рас­ка­пы­вая сот­ни мо­гил за­му­чен­ных боль­ше­ви­ка­ми, дочь от­ца Ни­ко­лая опо­зна­ла из­руб­лен­ное па­ла­ча­ми те­ло сво­е­го от­ца. Бы­ло при­ня­то ре­ше­ние за­хо­ро­нить чест­ные остан­ки от­ца Ни­ко­лая в огра­де гну­тов­ской церк­ви, ко­то­рую го­ря­чо лю­бил вер­ный пас­тырь Хри­стов. Тро­га­тель­ной и пе­чаль­ной бы­ла встре­ча ба­тюш­ки со сво­и­ми ду­хов­ны­ми ча­да­ми. По вос­по­ми­на­ни­ям оче­вид­цев весь ху­тор вы­шел за ре­ку, чтобы встре­тить под­во­ду с те­лом сво­е­го ду­хов­но­го от­ца. Под ко­ло­коль­ный звон и мо­лит­вен­ное пе­ние за­упо­кой­ной ли­тии со сле­за­ми про­ща­лись ве­ру­ю­щие гну­тов­цы со сво­им пас­ты­рем. По­сле про­ща­ния те­ло свя­щен­но­му­че­ни­ка Ни­ко­лая бы­ло по­гре­бе­но за ал­тар­ной ча­стью хра­ма. дол­гое вре­мя хо­ди­ли гну­тов­цы на эту мо­ги­лу, по­ка же­сто­кое вре­мя и же­сто­кость че­ло­ве­че­ская не срав­ня­ли с зем­лей сна­ча­ла мо­ги­лу, а по­том и сам храм.
Па­мять о му­че­ни­ке не ис­чез­ла. Пе­ре­да­ва­лась она из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние гну­тов­ски­ми жи­те­ля­ми. Хра­нил па­мять о сыне и Ха­ри­тон Ива­но­вич По­пов. Он бе­реж­но со­би­рал пись­ма от­ца Ни­ко­лая в сво­ем ар­хи­ве, став­шем тем ис­точ­ни­ком, ко­то­рый до­нес до нас жи­вой об­лик пас­ты­ря Церк­ви, ис­тин­но­го пат­ри­о­та Дон­ско­го края, сви­де­те­ля ве­ры Хри­сто­вой - свя­щен­но­му­че­ни­ка Ни­ко­лая.
Ре­ше­ни­ем Свя­щен­но­го Си­но­да Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви по пред­став­ле­нию Ро­стов­ской-на-До­ну епар­хии 17 июля 2006 го­да иерей Ни­ко­лай По­пов (1864–1919) был при­чис­лен к Со­бо­ру Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских XX ве­ка.
Дни па­мя­ти:
1. Со­бор Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских — пер­вое вос­кре­се­ние, на­чи­ная от 25.01/07.02
2. День му­че­ни­че­ской кон­чи­ны (1919 г.) — 13 мар­та (по ста­ро­му сти­лю) / 26 мар­та (по но­во­му сти­лю)

Случайный тест

(9 голосов: 4.89 из 5)