Дни памяти

15 декабря

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай ро­дил­ся 13 ап­ре­ля 1900 го­да в го­ро­де Са­ра­то­ве в се­мье бла­го­че­сти­вых ми­рян Алек­сандра и Ев­до­кии Са­фо­но­вых, два сы­на ко­то­рых вы­бра­ли путь слу­же­ния Гос­по­ду, став свя­щен­ни­ка­ми. Ни­ко­лай окон­чил че­ты­ре клас­са Са­ра­тов­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии, ко­гда про­изо­шла без­бож­ная ре­во­лю­ция, и ду­хов­ные об­ра­зо­ва­тель­ные учре­жде­ния бы­ли за­кры­ты. С 1918‑го по 1924 год Ни­ко­лай был учи­те­лем, а за­тем пев­чим на кли­ро­се.
8 но­яб­ря 1926 го­да епи­скоп По­доль­ский, ви­ка­рий Мос­ков­ской епар­хии Се­ра­фим (Си­ли­чев) ру­ко­по­ло­жил его во свя­щен­ни­ка к Пре­об­ра­жен­ско­му хра­му в се­ле Спас-Куп­ле По­доль­ско­го уез­да. В 1927 го­ду отец Ни­ко­лай был пе­ре­ве­ден в Тро­иц­кую цер­ковь Ари­сто­ва по­го­ста Бо­го­род­ско­го уез­да и в том же го­ду на­зна­чен на­сто­я­те­лем По­кров­ско­го хра­ма в Го­ли­ках на ули­це Ма­лая Ор­дын­ка в Москве. В 1929 го­ду без­бож­ные вла­сти за­кры­ли По­кров­ский храм и весь клир был свя­щен­но­на­ча­ли­ем пе­ре­ве­ден в Бла­го­ве­щен­ский храм на ули­це Боль­шая Ор­дын­ка или, как его сей­час на­зы­ва­ют, свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в Пы­жах. В 1930 го­ду отец Ни­ко­лай был на­граж­ден на­перс­ным кре­стом.
21 но­яб­ря 1932 го­да свя­щен­ник был аре­сто­ван и за­клю­чен в Бу­тыр­скую тюрь­му. На сле­ду­ю­щий день сле­до­ва­тель Бай­бус до­про­сил свя­щен­ни­ка. От­ве­чая на его во­про­сы, отец Ни­ко­лай ска­зал, что ве­дет пе­ре­пис­ку со сво­им бра­том, ар­хи­манд­ри­том Сте­фа­ном, со­слан­ным «в Ураль­скую об­ласть за контр­ре­во­лю­цию, ко­то­рую со­вет­ская власть при­пи­сы­ва­ет все­му ду­хо­вен­ству», но он ни­ко­гда не пи­сал в пись­мах, что в Москве по­го­лов­но аре­сто­вы­ва­ют ду­хо­вен­ство и за­кры­ва­ют церк­ви. «Ни­ко­гда и ни у ко­го, – за­явил отец Ни­ко­лай, – не со­би­ра­лись на квар­ти­рах и не об­суж­да­ли ни­ка­ких по­ли­ти­че­ских во­про­сов. Я лич­но сре­ди ве­ру­ю­щих не рас­про­стра­нял ни­ка­ких про­во­ка­ци­он­ных слу­хов о го­ло­де, рас­па­де кол­хо­зов. Так­же ни­ко­му не го­во­рил, что в Москве за­кро­ют боль­ше­ви­ки все церк­ви и ско­ро при­дет ко­нец со­вет­ской вла­сти – вла­сти ан­ти­хри­ста. В предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии ви­нов­ным се­бя не при­знаю».
Для по­ка­за­ний про­тив свя­щен­ни­ка был вы­зван сви­де­тель, ко­то­рый ска­зал: «Я че­ло­век ве­ру­ю­щий, ча­сто хо­жу в цер­ковь Ни­ко­лы в Пы­жах, знаю там свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая Алек­сан­дро­ви­ча Са­фо­но­ва, у ко­то­ро­го ча­сто ис­по­ве­до­вал­ся. Са­фо­нов че­ло­век на­стро­ен­ный контр­ре­во­лю­ци­он­но... Он так­же сре­ди цер­ков­ни­ков рас­про­стра­нял все­воз­мож­ные контр­ре­во­лю­ци­он­ные слу­хи... Са­фо­нов име­ет пе­ре­пис­ку со свя­щен­ни­ка­ми, со­слан­ны­ми за контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность. Он мне по­ка­зы­вал пись­ма, в ко­то­рых его брат пи­сал, что в ссыл­ке од­но ду­хо­вен­ство, лю­ди мрут с го­ло­ду... Са­фо­нов эти пись­ма по­ка­зы­ва­ет не толь­ко мне, но и всем ве­ру­ю­щим и ста­ра­ет­ся убе­дить сво­их при­хо­жан, что его брат и все со­слан­ное ду­хо­вен­ство му­че­ни­ки за ве­ру Хри­сто­ву... Ви­дя, что в этой церк­ви слу­жи­те­ли ре­ли­ги­оз­но­го куль­та за­ни­ма­ют­ся ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­стью, я пе­ре­стал хо­дить в эту цер­ковь при­бли­зи­тель­но с ме­сяц».
10 ян­ва­ря 1933 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ при­го­во­ри­ло от­ца Ни­ко­лая к трем го­дам за­клю­че­ния в конц­ла­герь, и он был от­прав­лен в Свир­ские ла­ге­ря.
Отец Ни­ко­лай был осво­бож­ден до­сроч­но в 1934 го­ду и на­зна­чен сна­ча­ла в храм свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в Пы­жах, а за­тем, в том же го­ду, в храм Ри­зо­по­ло­же­ния. Од­на­ко, как быв­ше­му в за­клю­че­нии, ему бы­ло за­пре­ще­но про­жи­ва­ние в Москве, и он был на­прав­лен в го­род Ка­ши­ру на­сто­я­те­лем хра­ма Всех свя­тых и воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея. В 1937 го­ду Ка­ши­ра по­па­ла в ре­жим­ную зо­ну, в ко­то­рой бы­ло за­пре­ще­но про­жи­ва­ние всех осуж­ден­ных по по­ли­ти­че­ским ста­тьям, и в фев­ра­ле 1937 го­да про­то­и­е­рей Ни­ко­лай был на­зна­чен на­сто­я­те­лем хра­ма свя­тых и пра­вед­ных Иоаки­ма и Ан­ны в го­ро­де Мо­жай­ске.
Про­то­и­е­рей Ни­ко­лай был аре­сто­ван 5 де­каб­ря 1937 го­да; 6 и 7 де­каб­ря бы­ли до­про­ше­ны в ка­че­стве сви­де­те­лей слу­жив­ший вме­сте с ним диа­кон хра­ма и некий ра­бо­чий. Диа­кон по­ка­зал, что свя­щен­ни­ки, со­брав­шись од­на­жды в ал­та­ре, об­суж­да­ли, ид­ти ли им по при­хо­ду, в ко­то­ром со­сто­ят и бли­жай­шие де­рев­ни, с мо­леб­на­ми или нет. Свя­щен­ник Са­фо­нов за­явил, что сей­час по при­хо­ду хо­дить нель­зя, так как идет пред­вы­бор­ная кам­па­ния по вы­бо­рам в Вер­хов­ный Со­вет и свя­щен­ни­ков мо­гут за­по­до­зрить в сры­ве пред­вы­бор­ной кам­па­нии и аре­сто­вать. Ра­бо­чий же по­ка­зал, что про­то­и­е­рей Ни­ко­лай, при­е­хав в Мо­жайск, окру­жил се­бя ду­хо­вен­ством, ра­нее от­бы­вав­шим срок за контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность. За вре­мя слу­же­ния от­ца Ни­ко­лая при­ход зна­чи­тель­но уве­ли­чил­ся за счет мо­на­шек, ду­хо­вен­ства и ве­ру­ю­щих.
7 де­каб­ря сле­до­ва­тель до­про­сил от­ца Ни­ко­лая.
– Ка­кую контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность вы ве­ли сре­ди на­се­ле­ния? – спро­сил он.
– Я ни­ка­кой ан­ти­со­вет­ской аги­та­ци­ей сре­ди на­се­ле­ния не за­ни­мал­ся и ви­нов­ным се­бя не при­знаю. Мы раз­го­ва­ри­ва­ли в ал­та­ре по по­во­ду хож­де­ния по при­хо­ду... Но вви­ду убо­роч­ной кам­па­нии мы, чтобы не вы­звать на се­бя на­ре­ка­ний граж­дан, по при­хо­ду не по­шли, хо­тя и был пре­столь­ный празд­ник.
9 де­каб­ря трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Ни­ко­лая к рас­стре­лу. Про­то­и­е­рей Ни­ко­лай Са­фо­нов был рас­стре­лян 15 де­каб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в об­щей без­вест­ной мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. До­пол­ни­тель­ный том 4». Тверь, 2006 год, стр. 229–233.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест