Дни памяти:

9 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

11 февраля – Собор Екатеринбургских святых

7 августа

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай Удин­цев ро­дил­ся 4 ап­ре­ля 1862 го­да в се­мье от­ца Алек­сандра Удин­це­ва, свя­щен­ни­ка се­ла Ско­ро­дум­ско­го Ир­бит­ско­го уез­да. Обу­чал­ся в Перм­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии, но по соб­ствен­но­му про­ше­нию был уво­лен из нее при пе­ре­хо­де в пя­тый класс. По­сле это­го Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич по­сту­пил на долж­ность учи­те­ля на­род­ных школ в Ир­бит­ском уез­де и до 1890 го­да пре­по­да­вал сна­ча­ла в шко­лах сел Кру­ти­хин­ско­го, Го­луб­ков­ско­го, Верх-Ни­цин­ско­го и по­сел­ка Ир­бит­ский за­вод, а за­тем — в на­род­ном учи­ли­ще се­ла Го­луб­ков­ско­го. В это вре­мя он всту­пил в брак с до­че­рью диа­ко­на се­ла Ни­цин­ско­го Ир­бит­ско­го уез­да Ан­то­ни­ной Ми­хай­лов­ной Ла­си­ной, и в 1890 го­ду у них ро­дил­ся пер­ве­нец — сын Алек­сандр, а еще через два го­да — сын Дмит­рий.
На ос­но­ва­нии ука­за Прео­свя­щен­ней­ше­го Афа­на­сия, епи­ско­па Ека­те­рин­бург­ско­го и Ир­бит­ско­го, 15 но­яб­ря 1892 го­да Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич был ру­ко­по­ло­жен в сан диа­ко­на и опре­де­лен для слу­же­ния в цер­ковь в честь Трех Свя­ти­те­лей Нижне-Ту­рин­ско­го за­во­да Вер­хо­тур­ско­го уез­да. В его по­служ­ном спис­ке зна­чит­ся: «по­ве­де­ния очень хо­ро­ше­го».
В 1894 го­ду отец Ни­ко­лай удо­сто­ил­ся ру­ко­по­ло­же­ния в сан свя­щен­ни­ка и был на­зна­чен на слу­же­ние в Пет­ро-пав­лов­скую цер­ковь се­ла Пет­ро­пав­лов­ско­го Вер­хо­тур­ско­го уез­да. Вско­ре его пе­ре­ве­ли в Вос­кре­сен­скую цер­ковь се­ла Верх-Ни­цин­ско­го Ир­бит­ско­го уез­да. Во вре­мя слу­же­ния в этом се­ле он пре­по­да­вал в цер­ков­но-при­ход­ской шко­ле де­рев­ни Иг­на­тье­вой Верх-Ни­цин­ско­го при­хо­да. Пре­по­да­ва­ние шло столь успеш­но, что «за рев­ност­ное ис­пол­не­ние цер­ков­но-школь­ных обя­зан­но­стей» ба­тюш­ка был на­граж­ден к празд­ни­ку Пас­хи 1902 го­да на­бед­рен­ни­ком, а в 1903 и 1905 го­дах его имя неод­но­крат­но от­ме­ча­лось в от­че­тах епар­хи­аль­ных на­блю­да­те­лей о со­сто­я­нии цер­ков­ных школ епар­хии сре­ди имен тех, кто «осо­бен­но рев­ност­но от­но­си­лись к цер­ков­но-школь­но­му де­лу и ак­ку­рат­ным ис­пол­не­ни­ем обя­зан­но­стей за­яви­ли се­бя».
При­бли­зи­тель­но в это же вре­мя отец Ни­ко­лай стал чле­ном брат­ства свя­то­го пра­вед­но­го Си­мео­на, Вер­хо­тур­ско­го чу­до­твор­ца, и Пра­во­слав­но­го мис­си­о­нер­ско­го об­ще­ства по Ека­те­рин­бург­ско­му ко­ми­те­ту. Об­ра­зо­ван­ное в 1886 го­ду брат­ство свя­то­го Си­мео­на дей­ство­ва­ло в двух ос­нов­ных на­прав­ле­ни­ях: про­све­ти­тель­ском и мис­си­о­нер­ском, преж­де все­го — про­ти­во­рас­коль­ни­че­ском. В 1897 го­ду в ве­де­ние брат­ства бы­ли пе­ре­да­ны так­же все про­ти­во­рас­коль­ни­че­ские мис­си­о­нер­ские ко­ми­те­ты, ор­га­ни­зо­ван­ные в мест­но­стях, осо­бен­но за­ра­жен­ных рас­ко­лом. Де­ло в том, что еще в кон­це XVII ве­ка на Урал хлы­нул по­ток ста­ро­об­ряд­цев, спа­сав­ших­ся от пре­сле­до­ва­ний цер­ков­ных и свет­ских вла­стей. Сре­ди дре­му­чих ле­сов они ос­но­ва­ли се­ло Шар­таш­ское, во­круг ко­то­ро­го вско­ре воз­ник­ло несколь­ко ски­тов и ча­со­вен. В осо­бен­но­сти воз­рос при­ток рас­коль­ни­ков во вре­ме­на Пет­ра I, ко­гда на Ура­ле от­кры­лось несколь­ко част­ных чу­гу­но­ли­тей­ных и же­ле­зо­де­ла­тель­ных за­во­дов, на ра­бо­ту в ко­то­рые хо­зя­е­ва при­ни­ма­ли и бег­лых кре­пост­ных кре­стьян, и бег­лых ка­торж­ни­ков, и рас­коль­ни­ков. С те­че­ни­ем вре­ме­ни мно­гие ста­ро­об­ряд­цы ока­за­лись на ве­ду­щих долж­но­стях, и в ре­зуль­та­те ста­ли на Ура­ле очень вли­я­тель­ной груп­пой на­се­ле­ния, осо­бен­но в Ека­те­рин­бур­ге.
Кро­ме то­го, что отец Ни­ко­лай яв­лял­ся чле­ном брат­ства Свя­то­го Си­мео­на, он со­сто­ял чле­ном-со­труд­ни­ком Им­пе­ра­тор­ско­го Пра­во­слав­но­го Па­ле­стин­ско­го Об­ще­ства по Ека­те­рин­бург­ско­му от­де­лу. За столь ак­тив­ную пас­тыр­скую, пре­по­да­ва­тель­скую и об­ще­ствен­ную де­я­тель­ность свя­щен­ник был на­граж­ден к празд­ни­ку Пас­хи 1905 го­да ску­фьей.
По­сле три­на­дца­ти лет слу­же­ния в се­ле Верх-Ни­цин­ском отец Ни­ко­лай с се­мьей был пе­ре­ве­ден ле­том 1907 го­да сна­ча­ла в се­ло Пет­ро­пав­лов­ское Вер­хо­тур­ско­го уез­да, через ме­сяц — в Нижне-Си­ня­чи­хин­ский за­вод то­го же уез­да, а сра­зу вслед за этим он был на­зна­чен сверх­штат­ным свя­щен­ни­ком в се­ло Ко­стин­ское Ир­бит­ско­го уез­да для слу­же­ния в при­пис­ной Ми­ха­и­ло-Ар­хан­гель­ской церк­ви де­рев­ни Кле­ва­ки­ной. Через несколь­ко ме­ся­цев де­рев­ня Кле­ва­ки­на от­де­ли­лась в са­мо­сто­я­тель­ный при­ход и ста­ла с это­го вре­ме­ни се­лом Кле­ва­кин­ским. В ян­ва­ре 1908 го­да ба­тюш­ка был на­зна­чен в Ми­ха­и­ло-Ар­хан­гель­скую цер­ковь штат­ным свя­щен­ни­ком. Здесь он про­слу­жил семь лет.
Се­ло Кле­ва­кин­ское на­хо­ди­лось в се­ве­ро-за­пад­ной ча­сти Ир­бит­ско­го уез­да , близ ре­ки Реж. Ка­мен­ный од­но­пре­столь­ный храм во имя свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Бо­жия Ми­ха­и­ла был по­стро­ен в се­ле в 1897 го­ду, в на­ча­ле ХХ ве­ка при­ход его со­став­лял око­ло 1800 че­ло­век. На рас­сто­я­нии вер­сты от се­ла на­хо­ди­лась неболь­шая де­ре­вень­ка Верх­няя Бу­та­ко­ва с дей­ство­вав­шей в ней шко­лой гра­мо­ты для маль­чи­ков и де­во­чек. Отец Ни­ко­лай стал пре­по­да­вать в ней За­кон Бо­жий.
В июле 1915 го­да ба­тюш­ка был пе­ре­ве­ден для слу­же­ния в Воз­не­сен­скую цер­ковь се­ла Ко­пте­лов­ско­го Вер­хо­тур­ско­го уез­да. Рас­по­ло­жен­ное в той же мест­но­сти, на ре­ке Реж, се­ло это по­лу­чи­ло свое на­зва­ние от фа­ми­лии пер­во­го по­се­лен­ца. Ка­мен­ный храм в честь Воз­не­се­ния Гос­под­ня с при­де­ла­ми во имя Ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ди­мит­рия Со­лун­ско­го и Пра­вед­но­го Си­мео­на Вер­хо­тур­ско­го был в кон­це XIX сто­ле­тия бла­го­леп­но укра­шен на­стен­ной жи­во­пи­сью. При­ме­ча­тель­но, что рос­пись на од­ной из стен изо­бра­жа­ла кру­ше­ние Цар­ско­го по­ез­да 17 ок­тяб­ря 1888 го­да. Это тра­ги­че­ское со­бы­тие, ви­ди­мо, глу­бо­ко тро­ну­ло жи­те­лей от­да­лен­но­го се­ле­ния, ес­ли они да­же ре­ши­ли за­пе­чат­леть его на стене хра­ма. В этом по­ступ­ке про­яви­лась пре­дан­ность сель­чан ца­рю, ис­крен­няя лю­бовь к Им­пе­ра­тор­ско­му до­му. При­хо­жане хра­ма, а их бы­ло вме­сте с жи­те­ля­ми окрест­ных де­ре­вень око­ло 4500 че­ло­век, осо­бен­но по­чи­та­ли на­хо­див­ший­ся в нем ис­кус­но вы­ре­зан­ный из де­ре­ва об­раз Спа­си­те­ля, на ко­то­ром Гос­подь был изо­бра­жен в рост, с око­вой на ле­вой но­ге.
В тре­вож­ное вре­мя на­чал отец Ни­ко­лай свое слу­же­ние в Ко­пте­лов­ском: при­бли­жа­лась ре­во­лю­ция и граж­дан­ская вой­на. Ле­том 1918 го­да на Ура­ле про­ис­хо­ди­ли тра­ги­че­ские со­бы­тия: бои бе­ло­гвар­дей­цев с крас­ны­ми, аре­сты и убий­ства мир­ных жи­те­лей…
По­ло­же­ние боль­ше­ви­ков в стране в то вре­мя ста­ло кри­ти­че­ским. В этих усло­ви­ях на V Все­рос­сий­ском съез­де Со­ве­тов в июле 1918 го­да бы­ла при­ня­та пер­вая Кон­сти­ту­ция РСФСР, про­воз­гла­шав­шая за­щи­ту но­вой вла­сти обя­зан­но­стью всех граж­дан. Спе­ци­аль­ным по­ста­нов­ле­ни­ем «О стро­и­тель­стве Крас­ной ар­мии» съезд за­кре­пил со­зда­ние во­ору­жен­ных сил ре­гу­ляр­но­го ти­па на прин­ци­пах при­ну­ди­тель­ной мо­би­ли­за­ции, вве­дя За­кон о все­об­щей во­ин­ской по­вин­но­сти.
Од­на­ко на­силь­ствен­ная мо­би­ли­за­ция в ча­сти Крас­ной ар­мии, а так­же гра­беж кре­стьян, осу­ществ­ляв­ший­ся прод­от­ря­да­ми, вы­зва­ли на всей тер­ри­то­рии Ура­ла мно­го­чис­лен­ные кре­стьян­ские вос­ста­ния. Толь­ко что вер­нув­ши­е­ся до­мой по­сле Пер­вой ми­ро­вой вой­ны муж­чи­ны в боль­шин­стве сво­ем от­ка­зы­ва­лись всту­пать в ря­ды крас­ных. Все эти вол­не­ния ха­рак­те­ри­зо­ва­лись вла­стью как «мя­те­жи ку­ла­ков-контр­ре­во­лю­ци­о­не­ров» и по­дав­ля­лись бес­по­щад­но, с осо­бен­ной же­сто­ко­стью.
По­доб­ная си­ту­а­ция сло­жи­лась и в Вер­хо­тур­ском уез­де. В от­вет на при­каз о мо­би­ли­за­ции здесь по ини­ци­а­ти­ве жи­те­лей се­ла Аро­ма­шев­ско­го, рас­по­ло­жен­но­го ря­дом с се­лом Ко­пте­лов­ским, бы­ли устро­е­ны ми­тин­ги с уча­сти­ем пред­ста­ви­те­лей от 15 окрест­ных во­ло­стей. На них вы­нес­ли сле­ду­ю­щую ре­зо­лю­цию: «В Крас­ную ар­мию не всту­пать, боль­ше­ви­ков не под­дер­жи­вать». Аро­ма­шев­цы от­ка­зы­ва­лись ид­ти во­е­вать в Крас­ную ар­мию, а ко­гда ка­ра­тель­ный от­ряд все же вы­ну­дил сель­чан по­ви­но­вать­ся и всту­пить в ря­ды крас­ных, то вско­ре по при­бы­тии на фронт близ се­ла Го­луб­ков­ско­го Ир­бит­ско­го уез­да мо­би­ли­зо­ван­ные це­лой ро­той в 180 че­ло­век с ру­жья­ми и пу­ле­ме­та­ми пе­ре­шли на сто­ро­ну бе­лых, всту­пив в На­род­ную ар­мию.
Не ме­нее ре­ши­тель­но бы­ли на­стро­е­ны и кре­стьяне со­сед­ней де­рев­ни Де­е­вой. Обез­ору­жив от­ряд крас­но­ар­мей­цев в 28 че­ло­век с пу­ле­ме­та­ми и вин­тов­ка­ми, кре­стьяне, во­ору­жен­ные лишь на­воз­ны­ми ви­ла­ми, же­лез­ны­ми ло­па­та­ми и са­мо­дель­ны­ми ко­пья­ми, вы­рыв око­пы, по­чти це­лую неде­лю с ча­са на час ожи­да­ли при­хо­да крас­ных. К сча­стью, крас­ные боль­ше не при­хо­ди­ли в де­рев­ню.
Жи­те­ли се­ла Ко­пте­лов­ско­го так­же на­от­рез от­ка­за­лись от вступ­ле­ния в ря­ды Крас­ной ар­мии. Остав­лять се­мьи и ид­ти в са­мую стра­ду во­е­вать «за свет­лое бу­ду­щее» ни­ко­му не хо­те­лось. Тем не ме­нее в аги­та­ции про­тив мо­би­ли­за­ции был за­по­до­зрен свя­щен­ник се­ла отец Ни­ко­лай Удин­цев.
По­сле то­го как ря­дом с Ко­пте­лов­ским по­яви­лась пер­вая раз­вед­ка войск На­род­ной ар­мии, по­ло­же­ние крас­ных ста­ло осо­бен­но на­пря­жен­ным. Чув­ствуя, что вско­ре им при­дет­ся оста­вить се­ло, они ре­ши­ли рас­пра­вить­ся с от­цом Ни­ко­ла­ем, к ко­то­ро­му и рань­ше от­но­си­лись враж­деб­но. Он при­нял му­че­ни­че­скую смерть у пре­сто­ла Гос­под­ня: озве­рев­шие крас­но­ар­мей­цы под­ня­ли его на шты­ки пря­мо в ал­та­ре Воз­не­сен­ско­го хра­ма. Слу­чи­лось это 25 июля/7 ав­гу­ста 1918 го­да.
Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай Удин­цев про­слав­лен в Со­бо­ре но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских от Ека­те­рин­бург­ской епар­хии в 2002 го­ду.

Ис­точ­ник: http://orthodox.etel.ru

Случайный тест