Дни памяти

29 декабря

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Петр ро­дил­ся 20 июня 1894 го­да в се­ле Бе­рез­ни­ки Вос­кре­сен­ско­го уез­да Са­ра­тов­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Кон­стан­ти­на Зи­но­вье­ва. В 1914 го­ду Петр Кон­стан­ти­но­вич окон­чил Ду­хов­ную се­ми­на­рию, неко­то­рое вре­мя слу­жил пса­лом­щи­ком, а за­тем был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка ко хра­му го­ро­да Пет­ров­ска Са­ра­тов­ской гу­бер­нии. Был же­нат, имел тро­их де­тей, стар­шей до­че­ри Се­ра­фи­ме бы­ло в 1937 го­ду де­вят­на­дцать лет, сы­ну Ген­на­дию — три­на­дцать, млад­шей до­че­ри Зое — один­на­дцать лет. В те го­ды он имел неболь­шое хо­зяй­ство — ко­ро­ву и два­дцать две де­ся­ти­ны зем­ли. Как ни труд­но бы­ло жить во вре­мя на­чав­ших­ся по­сле 17-го го­да го­не­ний, но свя­щен­ник не остав­лял служ­бы Бо­гу ра­ди вы­год зем­ных. Так про­дол­жа­лось до 1935 го­да, ко­гда ОГПУ по­тре­бо­ва­ло от свя­щен­ни­ка вы­ехать из Са­ра­тов­ской об­ла­сти. А ку­да бы­ло ехать? Как и мно­гие свя­щен­ни­ки Ниж­не­го По­вол­жья, где слу­жил в два­дца­тых го­дах ар­хи­епи­скоп Фад­дей, он по­ехал к это­му пра­вед­ни­ку. В Твер­ской епар­хии о. Петр сра­зу же по­лу­чил ме­сто свя­щен­ни­ка в Воз­дви­жен­ском хра­ме го­ро­да Бе­жец­ка, где про­слу­жил до сво­е­го аре­ста в 1937 го­ду. Вол­на го­не­ний, аре­стов и рас­стре­лов при­ве­ла к то­му, что в епар­хии по­чти не оста­лось свя­щен­ни­ков. Отец Петр был аре­сто­ван од­ним из по­след­них.

Ре­шив аре­сто­вать свя­щен­ни­ка, НКВД вы­звал «де­жур­но­го сви­де­те­ля», ко­то­рый во­семь лет был ре­ген­том в од­ном из бе­жец­ких хра­мов и те­перь да­вал по­ка­за­ния про­тив цер­ков­но-свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Он по­ка­зал, буд­то о. Петр го­во­рил, что цер­ковь Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в го­ро­де сто­ит на та­ком хо­ро­шем ме­сте, а воз­ле него по­став­лен па­мят­ник Ле­ни­ну, по ини­ци­а­ти­ве ко­то­ро­го бы­ли за­кры­ты мно­гие церк­ви; го­во­рил, что ве­ру­ю­щих угне­та­ют, но вре­мя угне­та­те­лей со­чте­но, что кол­хо­зы для кре­стьян — это ги­бель, и то­му по­доб­ное.

19 де­каб­ря сно­ва был до­про­шен быв­ший ре­гент и дру­гие «де­жур­ные сви­де­те­ли», ко­то­рые по­ка­за­ли, что «Зи­но­вьев 18 де­каб­ря, идя из церк­ви ве­че­ром по­сле служ­бы, про­во­дил ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию: "Да... Бог нас по­ка спа­са­ет, ви­дим, как мно­го еще ве­ру­ю­щих, чуть ли не все хо­дят в цер­ковь, толь­ко пло­хо то, что нас окру­жа­ют в церк­ви и в до­мах неве­ру­ю­щие лю­ди..." При этом на­но­сил контр­ре­во­лю­ци­он­ное оскорб­ле­ние од­но­му из ру­ко­во­ди­те­лей ВКП(б). При чте­нии про­по­ве­дей в церк­ви сре­ди ве­ру­ю­щих при­зы­вал по­след­них хо­дить в цер­ковь, го­во­рил им, чтобы они воз­буж­да­ли хо­да­тай­ство пе­ред со­вет­ски­ми ор­га­на­ми об от­кры­тии церк­вей. В 1937 го­ду, при­мер­но в мае, сре­ди ве­ру­ю­щих дис­кре­ди­ти­ро­вал ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию и ее ру­ко­во­ди­те­лей, за­явил, что "все ком­му­ни­сты хо­дят в цер­ковь". По во­про­су о но­вой ста­лин­ской кон­сти­ту­ции го­во­рил, что "это не кон­сти­ту­ция, а про­сто пу­стое де­ло, ни­че­го не да­ет", при этом дис­кре­ди­ти­ро­вал ру­ко­во­ди­те­лей ВКП(б). В но­яб­ре 1937 го­да Зи­но­вьев сре­ди на­се­ле­ния про­во­дил контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность про­тив вы­дви­ну­тых кан­ди­да­тов в де­пу­та­ты Вер­хов­но­го Со­ве­та, го­во­рил: "Эти лю­ди вы­став­ле­ны про­тив во­ли на­ро­да боль­ше­ви­ка­ми, и за них го­ло­со­вать не нуж­но"».

В са­мую ночь аре­ста, 19 де­каб­ря, сле­до­ва­тель НКВД до­про­сил свя­щен­ни­ка.

— Рас­ска­жи­те след­ствию, ко­гда вы и где про­яв­ля­ли недо­воль­ство со­вет­ской вла­стью и про­во­ди­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность, — спро­сил он.

— Ни­ко­гда я ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти про­тив со­вет­ской вла­сти не про­во­дил и недо­воль­ства ею не про­яв­лял.

— След­стви­ем уста­нов­ле­но, что вы рас­про­стра­ня­ли слу­хи о войне и ги­бе­ли со­вет­ской вла­сти и рас­пра­ве фа­шиз­ма с ком­му­ни­ста­ми Вы это под­твер­жда­е­те?

— Нет, я это от­ри­цаю, слу­хов о войне и ги­бе­ли со­вет­ской вла­сти я не рас­про­стра­нял.

На сле­ду­ю­щий день сле­до­ва­тель про­дол­жил до­прос.

— В мае ме­ся­це 1937 го­да вы сре­ди на­се­ле­ния про­во­ди­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность про­тив кон­сти­ту­ции, ха­рак­те­ри­зуя ее как об­ман и ка­ба­лу для на­ро­да, од­новре­мен­но вы­ра­жа­ли зло­бу и тер­ро­ри­сти­че­ские суж­де­ния о ру­ко­во­ди­те­лях пар­тии и пра­ви­тель­ства. Вы это при­зна­е­те?

— Нет, это я от­ри­цаю...

— Вы в но­яб­ре ме­ся­це 1937 го­да про­во­ди­ли кле­ве­ту и ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность про­тив вы­дви­ну­тых кан­ди­да­тур в де­пу­та­ты Вер­хов­но­го Со­ве­та по Бе­жец­ко­му из­би­ра­тель­но­му окру­гу. Вы это под­твер­жда­е­те?

— Это я от­ри­цаю, кле­ве­ты по от­но­ше­нию к вы­дви­ну­тым кан­ди­да­там в Вер­хов­ный Со­вет я не про­во­дил.

— 18 де­каб­ря 1937 го­да в мо­мент служ­бы в церк­ви сре­ди на­се­ле­ния вы рас­про­стра­ня­ли слу­хи о невы­но­си­мом гне­те над тру­дя­щи­ми­ся в СССР, о ги­бе­ли со­вет­ской вла­сти и на­но­си­ли оскорб­ле­ния ру­ко­во­ди­те­лям пар­тии и пра­ви­тель­ства.

— Это­го я не го­во­рил и пол­но­стью от­ри­цаю.

— След­ствию вы го­во­ри­те неправ­ду, и след­ствие тре­бу­ет от вас прав­ди­вых по­ка­за­ний, так как след­ствие име­ет до­ста­точ­но дан­ных о фак­тах ва­шей контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти. Дай­те ис­крен­ние по­ка­за­ния.

— Боль­ше дать по­ка­за­ний я не мо­гу и под­твер­ждаю пол­но­стью дан­ные по­ка­за­ния, а боль­ше ни­че­го рас­ска­зать не мо­гу.

— Вы в мае ме­ся­це 1937 го­да дис­кре­ди­ти­ро­ва­ли ру­ко­во­ди­те­лей пар­тии и пра­ви­тель­ства. Дай­те по­ка­за­ния по это­му во­про­су.

— Это я от­ри­цаю...

— След­стви­ем уста­нов­ле­но, что вы в де­каб­ре ме­ся­це 1936 го­да сре­ди на­се­ле­ния рас­про­стра­ня­ли слу­хи о пло­хой жиз­ни в СССР, о го­ло­де в кол­хо­зах, а так­же о ги­бе­ли кол­хо­зов, пред­ска­зы­вая вой­ну с Гер­ма­ни­ей, по­ра­же­ние в ней стра­ны Со­ве­тов, при­зы­вая на­се­ле­ние вы­сту­пить про­тив вла­сти. Вы это под­твер­жда­е­те?

— Да, я это ча­стич­но под­твер­ждаю, не пом­ню, сре­ди ко­го из близ­ких лю­дей го­во­рил, что в го­ро­де Пет­ров­ске Са­ра­тов­ско­го края был го­лод в 1932-1933 го­дах, где я в то вре­мя был, го­во­рил я об этом, как о тя­же­лом пе­ре­жи­том по­ло­же­нии... слу­хов о войне я не рас­про­стра­нял.

— В ап­ре­ле ме­ся­це 1937 го­да вы при­зы­ва­ли в мо­мент служ­бы в церк­ви на­се­ле­ние про­тив со­вет­ской вла­сти, об­ви­няя ее в за­кры­тии церк­вей. Вы это под­твер­жда­е­те?

— Это я от­ри­цаю, это­го я не го­во­рил.

На сле­ду­ю­щий день, 21 де­каб­ря, сле­до­ва­тель со­ста­вил об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние, в ко­то­рое пе­ре­пи­сал по­ка­за­ния лже­сви­де­те­лей. Через несколь­ко дней, 27 де­каб­ря, Трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла о. Пет­ра к рас­стре­лу. Свя­щен­ник Петр Зи­но­вьев был рас­стре­лян через де­сять дней по­сле аре­ста — 29 де­каб­ря 1937 го­да.

При­чис­лен к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.


Игу­мен Да­мас­кин.

"Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви XX сто­ле­тия". Тверь, Изд-во "Бу­лат", т. 1 1992, т. 2 1996, т. 3 1999, т. 4 2000, т. 5 2001.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест