Дни памяти:

Житие

Свя­той Сав­ва (мир­ское имя Ва­си­лий) ро­дил­ся в 1862 го­ду в се­ле­нии Ирак­ли­ца об­ла­сти Во­сточ­ная Фра­кия. Его ро­ди­те­ли бы­ли бед­ны­ми и про­сты­ми людь­ми. Зва­ли их Кон­стан­тин и Сма­раг­да.

С ран­не­го дет­ства Ва­си­лия от­ли­ча­ла глу­бо­кая ве­ра и лю­бовь к Церк­ви. Лю­би­мым его за­ня­ти­ем бы­ло чте­ние жи­тий­ной ли­те­ра­ту­ры, ко­то­рое вос­пла­ме­ни­ло его серд­це же­ла­ни­ем по­движ­ни­че­ской жиз­ни. Од­на­ко ро­ди­те­ли бы­ли ка­те­го­ри­че­ски про­тив то­го, чтобы сын ушёл в мо­на­стырь, и хо­те­ли сде­лать его ла­воч­ни­ком. Несмот­ря на угро­зы ма­те­ри, юно­ша бе­жал из до­ма и при­шёл в ка­ли­ву Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Афон­ском ски­ту свя­той пра­вед­ной Ан­ны.

Через две­на­дцать лет по­движ­ни­че­ской жиз­ни на Свя­той Го­ре Сав­ва от­пра­вил­ся па­лом­ни­ком в Иеру­са­лим и, по­кло­нив­шись свя­тым ме­стам, при­нял по­стриг в мо­на­сты­ре свя­то­го Ге­ор­гия Хо­зе­ви­та в 1890 го­ду. В 1894 игу­мен оби­те­ли Ка­лин­ник бла­го­сло­вил его вер­нуть­ся на Свя­тую Го­ру Афон для со­вер­шен­ство­ва­ния в пи­са­нии икон и изу­че­ния ви­зан­тий­ской цер­ков­ной му­зы­ки.

В 1897 го­ду Сав­ва вер­нул­ся в Иеру­са­лим, где оста­вал­ся вплоть до 1916 го­да. В этот пе­ри­од Свя­той под­ви­зал­ся на бе­ре­гах Иор­да­на. В 1903 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка и в те­че­ние трёх лет слу­жил при пат­ри­ар­шей шко­ле Все­чест­но­го Кре­ста в Иеру­са­ли­ме. За­тем свя­той вновь уда­лил­ся в скит Ху­зи­вской оби­те­ли, где про­во­дил стро­гую по­движ­ни­че­скую жизнь. Един­ствен­ны­ми его за­ня­ти­я­ми бы­ли мо­лит­ва и ико­но­пись. Ел он пше­нич­ные зер­на, раз­мо­чен­ные в во­де, не ча­ще од­но­го ра­за в день, и от­пи­вал немно­го во­ды из ре­ки.

В 1916 го­ду свя­той вер­нул­ся в Гре­цию. Два го­да про­вёл на ост­ро­ве Пат­моc, а за­тем несколь­ко ме­ся­цев на Афоне. Ко­гда Сав­ва узнал, что мит­ро­по­лит Пен­та­поль­ский Нек­та­рий разыс­ки­ва­ет его, он тот­час от­пра­вил­ся на ост­ров Эги­на. При свя­том Нек­та­рии он оста­вал­ся два го­да (до его бла­жен­ной кон­чи­ны). Об­ще­ние с ве­ли­ким по­движ­ни­ком на­ше­го вре­ме­ни, его тер­пе­ние во вре­мя ис­пы­та­ний и бо­лез­ней, сми­ре­ние, оте­че­ские со­ве­ты и, на­ко­нец, са­ма его смерть, со­про­вож­дав­ша­я­ся мно­го­чис­лен­ны­ми чу­де­са­ми, – все это за­вер­ши­ло ду­хов­ное раз­ви­тие свя­то­го Сав­вы.

По­сле от­пе­ва­ния свя­ти­те­ля Нек­та­рия пре­по­доб­ный Сав­ва ушёл в за­твор. Спу­стя со­рок дней пол­но­го уеди­не­ния он вы­шел из ке­ллии, дер­жа в ру­ках первую ико­ну свя­то­го Нек­та­рия, и по­ве­лел на­сто­я­тель­ни­це мо­на­сты­ря по­ме­стить её в хра­ме для по­кло­не­ния. По­сле то­го, как она ста­ла воз­ра­жать и го­во­рить, что свя­той Нек­та­рий ещё не про­слав­лен Цер­ко­вью, пре­по­доб­ный Сав­ва ска­зал: «Ты долж­на ока­зать по­слу­ша­ние. Возь­ми ико­ну, по­ставь её в хра­ме и впредь не про­тивь­ся Во­ле Бо­жи­ей».

По­сле смер­ти сво­е­го на­став­ни­ка свя­той Сав­ва ещё несколь­ко лет про­вёл на ост­ро­ве Эги­на, в ке­лье, рас­по­ло­жен­ной непо­да­лё­ку от мо­на­сты­ря Свя­той Тро­и­цы. Он со­би­рал по­жерт­во­ва­ния для об­щи­ны и пре­по­да­вал ико­но­пись и ви­зан­тий­ское пе­ние мо­на­хи­ням.

По­сколь­ку при­ток по­се­ти­те­лей в оби­тель Свя­той Тро­и­цы ме­шал без­мол­вию и мо­лит­ве, свя­той Сав­ва пе­ре­се­лил­ся в мо­на­стырь Всех свя­тых на ост­ро­ве Ка­лим­нос (1926). По­движ­ник по­стро­ил ма­лень­кую ке­ллию, рас­по­ло­жен­ную чуть вы­ше оби­те­ли, в точ­но­сти на том ме­сте, ко­то­рое пре­ду­ка­зал ос­но­ва­тель мо­на­сты­ря за несколь­ко лет до то­го пе­ред сво­ей бла­жен­ной кон­чи­ной.

Боль­шин­ство муж­ско­го на­се­ле­ния Ка­лим­но­са со­став­ля­ли ны­ряль­щи­ки. Чтобы про­кор­мить свои се­мьи, они по­гру­жа­лись на дно за мор­ски­ми губ­ка­ми. Мно­гие муж­чи­ны ста­но­ви­лись ин­ва­ли­да­ми или по­ги­ба­ли в мор­ской пу­чине. Их се­мьи жи­ли в по­сто­ян­ном стра­хе по­те­рять кор­миль­ца и остать­ся без средств к су­ще­ство­ва­нию.

За два­дцать два го­да слу­же­ния на ост­ро­ве свя­той Сав­ва стал на­сто­я­щим от­цом для всех ка­лим­нос­цев. Да­же се­го­дня, мно­го лет спу­стя по­сле его бла­жен­ной кон­чи­ны, они на­зы­ва­ют сво­е­го за­ступ­ни­ка и по­кро­ви­те­ля «отец Сав­ва». Он был их ду­хов­ным от­цом, к нему они при­хо­ди­ли за по­мо­щью и уте­ше­ни­ем.

Мно­гие ста­ри­ки пом­нят, как свя­той Сав­ва раз­да­вал ми­ло­сты­ню, учил де­тей и про­све­щал на­род. Они рас­ска­зы­ва­ют, что чув­ство­ва­ли, как от ба­тюш­ки ис­хо­дил тон­кий бла­го­ухан­ный аро­мат.

Осо­бое по­пе­че­ние свя­той имел о вдо­вах, си­ро­тах и бед­ня­ках. Сам же был очень воз­дер­жан в еде. Его пи­щу со­став­ля­ли несколь­ко ку­соч­ков просфо­ры, ко­то­рые он за­пи­вал неболь­шим ко­ли­че­ством ви­на или роз­ма­ри­но­вым от­ва­ром. Ко­гда на­сту­пал ве­чер, он, весь день тру­див­ший­ся над пи­са­ни­ем икон или при­ни­мав­ший ис­по­ведь, брал в ру­ки лом и те­сал им кам­ни, чтобы, как он го­во­рил, «не да­ром есть свой хлеб». Свя­той Сав­ва уде­лял сну не бо­лее двух ча­сов в день, при­чём спал, си­дя на сту­ле. Остав­ше­е­ся вре­мя он це­ли­ком по­свя­щал слу­же­нию Бо­гу и сво­им ближ­ним. Во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны по­движ­ник про­во­дил це­лые но­чи в мо­лит­вах за на­род, а ко­гда над мо­на­сты­рём про­ле­та­ли вра­же­ские са­мо­лё­ты, осе­нял их крест­ным зна­ме­ни­ем.

Ра­ди сво­их бра­тьев во Хри­сте свя­той от­ка­зал­ся от столь лю­би­мо­го им без­мол­вия. Он при­хо­дил вся­кий раз, ко­гда бы его ни по­зва­ли, чтобы уте­шить лю­дей во вре­мя ис­пы­та­ний и по­де­лить­ся с ни­ми пла­мен­ной лю­бо­вью ко Хри­сту. Пре­по­доб­ный при­ни­мал ис­по­ведь ча­са­ми. Был строг к се­бе и снис­хо­ди­те­лен к дру­гим. Един­ствен­ное с чем он не мог при­ми­рить­ся это бо­го­хуль­ство и осуж­де­ние.

«Мо­нах – это тот, кто страж­дет и опла­ки­ва­ет соб­ствен­ные гре­хи, не за­ме­чая чу­жих, ко­то­рый не осуж­да­ет и не гне­ва­ет­ся, но сно­сит тер­пе­ли­во, с ра­до­стью лю­бую оби­ду и пре­зри­тель­ное от­но­ше­ние, чтобы спо­до­бить­ся бли­зо­сти к Бо­гу, Небес­но­му Су­дье и От­цу всех», – пи­сал в од­ной из сво­их немно­го­чис­лен­ных за­пи­сей свя­той Сав­ва. И сам он стал об­раз­цом мо­на­ше­ско­го слу­же­ния.

Во вре­мя бо­го­слу­же­ния Свя­той был пол­но­стью по­гру­жён в мо­лит­ву. Ко­гда он мо­лил­ся, во­круг рас­про­стра­ня­лось неиз­ре­чен­ное бла­го­уха­ние и на­пол­ня­ло цер­ковь или ке­ллию.

Пре­по­доб­ный Сав­ва был нес­тя­жа­те­лен. Он по­ло­жил за пра­ви­ло не остав­лять день­ги на ночь под сво­им кро­вом и тот­час раз­да­вал все по­жерт­во­ва­ния. Ра­бо­чим, ко­то­рые тру­ди­лись в его жи­ли­ще, он пред­ло­жил са­мим брать пла­ту за свои тру­ды из ящи­ка, ку­да он скла­ды­вал все день­ги.

Пе­ред са­мой кон­чи­ной свя­той Сав­ва уеди­нил­ся на три дня в ке­ллии. Вый­дя из за­тво­ра, он дал по­след­ние на­став­ле­ния о люб­ви ко Хри­сту и со­блю­де­нии Его за­по­ве­дей, а за­тем, вне­зап­но укре­пив­шись, всплес­нул ру­ка­ми, и пре­ста­вил­ся со сло­ва­ми: «Гос­подь, Гос­подь, Гос­подь, Гос­подь!» Од­на из при­сут­ство­вав­ших при этом мо­на­хинь ви­де­ла, как его ду­ша воз­нес­лась на небе­са на зо­ло­том об­ла­ке при зву­ках рай­ско­го пе­ния (это слу­чи­лось 25 мар­та 1948 г.).

Ко­гда в 1957 го­ду по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Ка­лим­но­са Ис­и­до­ра от­кры­ли мо­ги­лу пре­по­доб­но­го Сав­вы, во­круг неё рас­про­стра­ни­лось чу­дес­ное бла­го­уха­ние, на­пол­нив­шее всё кру­гом, вплоть до окра­ин го­ро­да. У гро­ба свя­то­го про­изо­шли мно­го­чис­лен­ные чу­де­са, ко­то­рые с тех пор не пре­кра­ща­лись.

Имя преп. Сав­вы Но­во­го вне­се­но в ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Алек­сия II. Про­слав­ле­ние пре­по­доб­но­го со­вер­ше­но Кон­стан­ти­но­поль­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в фев­ра­ле 1992 г.

Па­мять свя­то­го празд­ну­ет­ся в пя­тое вос­кре­се­нье Ве­ли­ко­го по­ста.

Случайный тест

(7 голосов: 5 из 5)