Дни памяти

21 октября

29 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

Житие

Пре­по­доб­но­му­че­ник Се­ра­фим ро­дил­ся в 1877 го­ду в го­ро­де Бу­зу­лу­ке Са­мар­ской гу­бер­нии в се­мье ма­сте­ро­во­го Про­ко­пия Ще­ло­ко­ва. Окон­чив го­род­скую шко­лу, он по­сту­пил в Спа­со-Ели­а­за­ров Ве­ли­ко­пу­стын­ский мо­на­стырь Псков­ской гу­бер­нии, где в это вре­мя под­ви­зал­ся пре­по­доб­ный Гав­ри­ил (Зы­ря­нов); здесь пре­по­доб­но­му­че­ник был по­стри­жен в мо­на­ше­ство с име­нем Се­ра­фим и в 1909 го­ду ру­ко­по­ло­жен во иеро­мо­на­ха. В 1917 го­ду он пе­ре­шел в Сед­мио­зер­ную Бо­го­ро­диц­кую Воз­не­сен­скую пу­стынь Ка­зан­ской гу­бер­нии, в ко­то­рой в кон­це сво­ей жиз­ни под­ви­зал­ся и где был по­гре­бен пре­по­доб­ный Гав­ри­ил и где сре­ди мо­на­ше­ству­ю­щих бы­ло мно­го его ду­хов­ных де­тей. Здесь отец Се­ра­фим про­слу­жил до дня за­кры­тия пу­сты­ни в 1928 го­ду, а за­тем ду­хов­ны­ми детьми от­ца Гав­ри­и­ла был при­гла­шен в Моск­ву в Свя­то-Да­ни­лов мо­на­стырь. В 1930 го­ду он был на­зна­чен ис­пол­ня­ю­щим обя­зан­но­сти на­мест­ни­ка мо­на­сты­ря. В том же го­ду мо­на­стырь был за­крыт и отец Се­ра­фим стал слу­жить в хра­ме Вос­кре­се­ния Сло­ву­ще­го, что в Да­ни­лов­ской сло­бо­де.
В 1931 го­ду ОГПУ про­ве­ло ши­ро­ко­мас­штаб­ную опе­ра­цию по аре­сту свя­щен­но­слу­жи­те­лей, мо­на­хов и мо­на­хинь, и в ночь на 15 ап­ре­ля отец Се­ра­фим был в чис­ле дру­гих аре­сто­ван, за­клю­чен в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве и в тот же день до­про­шен. Сле­до­ва­тель спро­сил о зна­ко­мых свя­щен­ни­ка. Отец Се­ра­фим от­ве­тил, что зна­ком со свя­щен­ни­ком, с ко­то­рым слу­жил в од­ном хра­ме; хо­зя­ев квар­ти­ры, в ко­то­рой жи­вет, пло­хо зна­ет, так как толь­ко недав­но в ней по­се­лил­ся; так­же зна­ет жи­ву­ще­го вме­сте с ним бра­та диа­ко­на. «Мы толь­ко се­ли ужи­нать, как нас за­бра­ли, – ска­зал отец Се­ра­фим. – Раз­го­во­ров на по­ли­ти­че­ские те­мы у нас не бы­ло». Во вре­мя это­го неболь­шо­го раз­го­во­ра по­сле­до­ва­ло пред­ло­же­ние о со­труд­ни­че­стве с ОГПУ в ка­че­стве сек­рет­но­го осве­до­ми­те­ля, но отец Се­ра­фим от­ка­зал­ся.
Через де­сять дней по­сле на­ча­ла след­ствие, по ко­то­ро­му про­хо­ди­ло око­ло пя­ти­де­ся­ти че­ло­век, бы­ло за­вер­ше­но. От­ца Се­ра­фи­ма, как и дру­гих, об­ви­ни­ли в том, что они, «бу­дучи ак­тив­ны­ми цер­ков­ни­ка­ми-ан­ти­со­вет­чи­ка­ми... груп­пи­ру­ясь во­круг ре­ак­ци­он­ных мос­ков­ских церк­вей, про­жи­вая груп­па­ми и в оди­ноч­ку, за­ни­ма­лись ак­тив­ной ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­стью, вы­ра­жа­ю­щей­ся в ор­га­ни­за­ции неле­галь­ных ан­ти­со­вет­ских “сест­ри­честв” и “братств”, ока­за­нии по­мо­щи ссыль­но­му за контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность ду­хо­вен­ству, про­из­не­се­нии про­по­ве­дей контр­ре­во­лю­ци­он­но­го ха­рак­те­ра, в ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции о ре­ли­ги­оз­ных го­не­ни­ях, яко­бы чи­ни­мых со­вет­ской вла­стью, и рас­про­стра­не­нии все­воз­мож­ных про­во­ка­ци­он­ных слу­хов сре­ди на­се­ле­ния».
30 ап­ре­ля 1931 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ при­го­во­ри­ло от­ца Се­ра­фи­ма к трем го­дам ссыл­ки в Се­вер­ный край, и он был от­прав­лен в Усть-Ку­лом Ко­ми об­ла­сти.
Вер­нув­шись из ссыл­ки, отец Се­ра­фим по­се­лил­ся в го­ро­де Ка­ши­ре Мос­ков­ской об­ла­сти. Слу­жить он стал в го­род­ском со­бо­ре и вско­ре был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та.
10 сен­тяб­ря сек­рет­ный осве­до­ми­тель по клич­ке Быв­ший со­об­щил, что 8 сен­тяб­ря ар­хи­манд­рит Се­ра­фим устра­и­вал у од­но­го при­хо­жа­ни­на мо­лит­вен­ный ве­чер и на нем ска­зал: «Вре­ме­на на­ста­ли лю­тые, ве­ру­ю­щие долж­ны быть муд­ры, как змеи, чтобы по­бе­дить вра­га; на­до мо­лить­ся и все тер­петь; ес­ли не вре­мя еще прий­ти ан­ти­хри­сту, Цер­ковь еще бу­дет гос­под­ство­вать».
25 сен­тяб­ря 1937 го­да ар­хи­манд­рит Се­ра­фим был аре­сто­ван и за­клю­чен в Ка­шир­скую тюрь­му. Узнав, что свя­щен­ник был неко­то­рое вре­мя на­мест­ни­ком Да­ни­ло­ва мо­на­сты­ря в Москве и знал аре­сто­ван­но­го ар­хи­епи­ско­па Фе­о­до­ра (Поз­де­ев­ско­го), сле­до­ва­тель спро­сил:
– Ка­кую вы име­е­те связь с Фе­о­до­ром?
– По­сле его ссыл­ки я с ним свя­зи не имею.
– Ка­кие вы име­е­те свя­зи с мо­наш­ка­ми, про­жи­ва­ю­щи­ми в Ка­ши­ре?
– Я знаю, что неко­то­рые мо­на­хи­ни, – Мат­ро­на, Ев­до­кия, Кон­кор­дия, Ав­ра­амия, – при­хо­дят в со­бор и по­ют в цер­ков­ном хо­ре.
– Ка­кую ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность про­во­дят эти мо­наш­ки?
– Мне об этом ни­че­го не из­вест­но.
12 ок­тяб­ря 1937 го­да след­ствие бы­ло за­кон­че­но, и 19 ок­тяб­ря трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Се­ра­фи­ма к рас­стре­лу. Ар­хи­манд­рит Се­ра­фим (Ще­ло­ков) был рас­стре­лян 21 ок­тяб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Со­ста­ви­тель игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. До­пол­ни­тель­ный том 3». Тверь, 2005 год, стр. 131-134.

Биб­лио­гра­фия

ГАРФ. Ф. 10035, д. 20733.
ЦА ФСБ Рос­сии. Д. Р-1086.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест