Дни памяти:

7 марта  (переходящая) – 7 марта (22 февраля) в невисокосный год / 6 марта (22 февраля) в високосный год

5 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Сер­гий ро­дил­ся 24 сен­тяб­ря 1880 го­да в го­ро­де Во­ло­ко­лам­ске Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Ива­на Бе­ло­ку­ро­ва, слу­жив­ше­го в го­род­ском Вос­кре­сен­ском со­бо­ре. В 1895 го­ду Сер­гей Ива­но­вич окон­чил Во­ло­ко­лам­ское ду­хов­ное учи­ли­ще, в 1902 го­ду — Вифан­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и по­сту­пил учи­те­лем в цер­ков­но­при­ход­скую шко­лу при Иоси­фо-Сер­гий Бе­ло­ку­ровВо­ло­ко­лам­ском Успен­ском муж­ском мо­на­сты­ре. В 1904 го­ду умер отец Сер­гея Ива­но­ви­ча, ко­то­рый был к то­му вре­ме­ни уже за шта­том, и в этом же го­ду Сер­гей Ива­но­вич был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на и стал слу­жить в Тро­иц­кой церк­ви в се­ле Ра­мен­ском.
В 1919 го­ду диа­кон Сер­гий был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка к Тро­иц­кой церк­ви. По­чти сра­зу же по­сле ру­ко­по­ло­же­ния он был при­зван в Крас­ную ар­мию. Отец Сер­гий стал хо­да­тай­ство­вать об осво­бож­де­нии его от во­ен­ной служ­бы, хо­да­тай­ство под­дер­жа­ли при­хо­жане Тро­иц­кой церк­ви. Они мо­ти­ви­ро­ва­ли свою прось­бу тем, что отец Сер­гий не толь­ко свя­щен­ник, но и хо­ро­ший врач и уже мно­гим в Ра­мен­ской во­ло­сти ока­зал по­мощь; при нехват­ке вра­чей, жи­те­ли про­сят оста­вить им в ка­че­стве вра­ча свя­щен­ни­ка. 19 июля 1920 го­да де­ло раз­би­ра­лось в су­де, и суд по­ста­но­вил удо­вле­тво­рить хо­да­тай­ство свя­щен­ни­ка и жи­те­лей се­ла и, со­глас­но де­кре­ту об от­де­ле­нии Церк­ви от го­су­дар­ства, «осво­бо­дить свя­щен­ни­ка Бе­ло­ку­ро­ва от во­ен­ной служ­бы с предо­став­ле­ни­ем ему про­сто де­я­тель­но­сти по ле­че­нию граж­дан се­ла Ра­мен­ско­го»[1]. С это­го вре­ме­ни отец Сер­гий вер­нул­ся слу­жить в Тро­иц­кую цер­ковь.
17 фев­ра­ля 1938 на­чаль­ник Ра­мен­ско­го от­де­ле­ния НКВД Элькс­нин до­про­сил ра­бо­тав­шую осве­до­ми­тель­ни­цей жи­тель­ни­цу Ра­мен­ско­го Сав­ло­ву, ко­то­рая о свя­щен­ни­ке Сер­гии Бе­ло­ку­ро­ве по­ка­за­ла: «Я жи­ву в фаб­рич­ных кор­пу­сах и ви­жу свя­щен­ни­ка Бе­ло­ку­ро­ва в фаб­рич­ных кор­пу­сах по­чти еже­днев­но. К ко­му он хо­дит, я не знаю... Я с ним по­здо­ро­ва­лась и спро­си­ла: “Где же вы бы­ли в го­стях?” Он мне от­ве­тил: “Я был у сво­их”, но у ко­го, не ска­зал. Сер­гий Бе­ло­ку­ровПри­чем до­ба­вил: “Жить на­до спе­шить, ведь все рав­но ес­ли не се­го­дня, то зав­тра со­вет­ская власть за­да­вит”. Я ему от­ве­ти­ла, что это ерун­да, на­обо­рот, со­вет­ская власть ве­дет к ве­се­лой и ра­дост­ной жиз­ни. На это он мне от­ве­тил: “Это вам толь­ко го­во­рят; хо­ро­шая, ра­дост­ная жизнь в Крем­ле, ра­бо­че­му Ста­лин хо­ро­шей жиз­ни не даст”»[2].
20 фев­ра­ля бы­ла вы­пи­са­на справ­ка на арест от­ца Сер­гия, а 22-го он был аре­сто­ван и по­ме­щен в ка­ме­ру пред­ва­ри­тель­но­го за­клю­че­ния при ра­мен­ской ми­ли­ции. Через три дня сле­до­ва­тель до­про­сил свя­щен­ни­ка.
— Как ча­сто вы, Па­рус­ни­ков и Фе­ти­сов со­би­ра­лись в цер­ков­ной сто­рож­ке?
— В цер­ков­ной сто­рож­ке мы со­би­ра­лись по­сле каж­дой обед­ни.
— Ка­кие во­про­сы вы об­суж­да­ли в цер­ков­ной сто­рож­ке?
— Обык­но­вен­но во­про­сы слу­жеб­но­го ха­рак­те­ра. В фев­ра­ле, чис­ла ка­ко­го не пом­ню, мы, от­слу­жив обед­ню, со­бра­лись в цер­ков­ной сто­рож­ке, где ста­ли об­суж­дать во­прос о при­слан­ном нам непо­силь­ном на­ло­ге.
— Ска­жи­те, ка­кое недо­воль­ство вы­ра­зи­ли вы во вре­мя под­пис­ки на за­ем?
— На за­ем я не под­пи­сал­ся лишь по­то­му, что у ме­ня и так мно­го сде­ла­но под­пи­сок на за­ем. Недо­воль­ства не вы­ра­жал.
— Как ча­сто вы бы­ва­е­те в ра­бо­чих кор­пу­сах фаб­ри­ки «Крас­ное зна­мя» и дру­гих ме­стах?
— Хо­дил в кор­пу­са и дру­гие ме­ста по тре­бо­ва­нию ве­ру­ю­щих, близ­ких зна­комств и свя­зей не имею.
— При­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ным в ан­ти­со­вет­ских раз­го­во­рах в цер­ков­ной сто­рож­ке и дру­гих ме­стах?
— Ви­нов­ным се­бя не при­знаю.
Это был по­след­ний до­прос, и на этом след­ствие бы­ло за­кон­че­но. 27 фев­ра­ля 1938 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Сер­гия к рас­стре­лу и он был пе­ре­ве­ден в Та­ган­скую тюрь­му в Москве. Свя­щен­ник Сер­гий Бе­ло­ку­ров был рас­стре­лян 7 мар­та 1938 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Фев­раль».
Тверь. 2005. С. 368-372


При­ме­ча­ния

[1] ГАРФ. Ф. 10035, д. П-77338, л. 54 об.

[2] Там же. Л. 25.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(4 голоса: 5 из 5)