День памяти

Житие

Свя­той му­че­ник Шал­ва[1] от­ли­чал­ся мно­ги­ми хри­сти­ан­ски­ми доб­ро­де­те­ля­ми. За его храб­рость и му­же­ство свя­тая бла­го­вер­ная ца­ри­ца Та­ма­ра Ве­ли­кая (па­мять 1 мая) на­зна­чи­ла его пра­ви­те­лем Ахал­цих­ской об­ла­сти (на юге Гру­зии).

Воз­гла­вив гру­зин­ское вой­ско, он одер­жал бле­стя­щую по­бе­ду над ту­рец­ким сул­та­ном Но­кар­ди­ном, бла­го­да­ря че­му в про­дол­же­ние цар­ство­ва­ния свя­той Та­ма­ры Гру­зии со­пут­ство­ва­ли мир и бла­го­ден­ствие.

В цар­ство­ва­ние ца­ри­цы Ру­су­дан († 1237) Гру­зия под­верг­лась на­ше­ствию пер­сид­ско­го ша­ха Дже­лал-эд-Ди­на. В бит­ве с пре­вос­хо­див­ши­ми си­ла­ми про­тив­ни­ка князь Шал­ва был тя­же­ло ра­нен и пле­нен.

Шах Дже­лал-эд-Дин окру­жил кня­зя Шал­ву по­каз­ной за­бо­той, но спу­стя год, ко­гда он опра­вил­ся от ран, по­тре­бо­вал при­нять ма­го­ме­тан­ство. Обе­ща­ния вы­со­кой долж­но­сти и вся­че­ских по­че­стей не смог­ли по­ко­ле­бать гру­зин­ско­го ис­по­вед­ни­ка. Он от­кло­нил все по­су­лы и не устра­шил­ся тя­же­сти пы­ток, а сво­е­му му­чи­те­лю спо­кой­но от­ве­чал: "Ска­жу те­бе сло­ва­ми свя­то­го Иг­на­тия Бо­го­нос­ца: я не же­лаю ни­ка­ких при­об­ре­те­ний, кро­ме со­хра­не­ния Бо­же­ствен­но­го об­ра­за, по ко­то­ро­му я со­здан".

Раз­гне­ван­ный шах при­ка­зал об­на­жен­но­го ис­по­вед­ни­ка вла­чить по зем­ле, из­би­вая но­га­ми и пал­ка­ми. Во вре­мя ис­тя­за­ний свя­той му­че­ник ра­дост­но вос­клик­нул: "Ра­дуй­ся, Шал­во! Вме­сте с одеж­дою ты со­вле­ка­ешь с се­бя и вет­хо­го че­ло­ве­ка и осво­бож­да­ешь­ся от тли веч­ной". По­лу­мерт­во­го, с пе­ре­ло­ман­ны­ми ко­стя­ми, свя­то­го му­че­ни­ка бро­си­ли в тем­ни­цу, где он скон­чал­ся в июне 1227 го­да.

По­сле это­го Дже­лал-эд-Дин опу­сто­шил Ар­ме­нию и с мно­го­чис­лен­ным вой­ском на­пра­вил­ся к Тби­ли­си. Гру­зин­ские вой­ска ока­за­ли ге­ро­и­че­ское со­про­тив­ле­ние, но из-за из­ме­ны го­ро­жан-пер­сов го­род не смог усто­ять. Тби­ли­си был взят. "Не толь­ко об­ще­ствен­ные и част­ные зда­ния, но и все хра­мы и свя­ти­ли­ща бы­ли пре­да­ны ог­ню и осквер­не­нию; не остав­ле­ны бы­ли в по­кое да­же ко­сти умер­ших, жерт­вою бес­че­ло­ве­чья де­ла­лись слу­жи­те­ли ал­та­рей и весь клир цер­ков­ный; сло­вом, Ти­флис пред­став­лял те­перь тот вид, ка­кой пред­став­лял Иеру­са­лим при раз­ру­ше­нии его Ти­том".

Же­сто­кий шах при­ка­зал снять ку­пол с ка­фед­раль­но­го Си­он­ско­го со­бо­ра в честь Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри, а вме­сто него по­ста­вить свой ша­тер, чтобы смот­реть на со­жже­ние го­ро­да и му­че­ния хри­сти­ан. Плен­ных гру­зин он при­ка­зал об­ра­тить в ис­лам. Де­сять ты­сяч че­ло­век бы­ли при­гна­ны к мо­сту через ре­ку Ку­ру, вбли­зи Си­он­ско­го со­бо­ра. Плен­ни­кам пред­ло­жи­ли сво­бо­ду и щед­рые да­ры ша­ха, ес­ли они от­ре­кут­ся от Хри­ста и плю­нут на свя­тые ико­ны, по­став­лен­ные на мо­сту.

Хри­сти­ане же, под­хо­дя по­оче­ред­но к свя­тым ико­нам, вме­сто по­ру­га­ния воз­да­ва­ли им долж­ную честь и по­кло­не­ние. Тут же па­ла­чи от­ру­ба­ли им го­ло­вы и обез­глав­лен­ные те­ла бро­са­ли в Ку­ру. Так бы­ли каз­не­ны все де­сять ты­сяч гру­зин­ских ис­по­вед­ни­ков. Мож­но бы­ло пе­рей­ти ре­ку с од­но­го бе­ре­га на дру­гой по те­лам свя­тых му­че­ни­ков, не за­мо­чив в во­де но­ги. Во­да в ре­ке, сме­шав­шись с му­че­ни­че­ской кро­вью, ста­ла крас­ной.

Эта страш­ная казнь про­дол­жа­лась весь день до позд­не­го ве­че­ра. Но­чью над мо­стом опу­стил­ся стол­по­об­раз­ный свет и осве­тил те­ла стра­даль­цев Хри­сто­вых. Вслед за этим про­изо­шло силь­ное зем­ле­тря­се­ние, во вре­мя ко­то­ро­го па­лат­ка нече­сти­во­го ша­ха рух­ну­ла с вы­со­ты Си­он­ско­го со­бо­ра.

Па­мять свя­тых де­ся­ти ты­сяч тби­лис­ских му­че­ни­ков со­вер­ша­ет­ся Гру­зин­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в один день с па­мя­тью свя­то­го му­че­ни­ка Шал­вы.


При­ме­ча­ние

[1] Не вклю­чён в совре­мен­ный Ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Случайный тест