Дни памяти

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

11 февраля – Собор Екатеринбургских святых

18 августа

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Сте­фан Хит­ров ро­дил­ся 7 ап­ре­ля 1851 го­да в се­ле Гу­ля­ев­ском Ир­бит­ско­го уез­да в се­мье свя­щен­ни­ка. По окон­ча­нии пер­во­го клас­са Перм­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии он в 1869 го­ду был опре­де­лен на долж­ность пса­лом­щи­ка в Дмит­ри­ев­скую цер­ковь се­ла Та­уш­кан­ско­го Ка­мыш­лов­ско­го уез­да. 16 мая 1871 го­да Прео­свя­щен­ней­шим Вас­си­а­ном, епи­ско­пом Ека­те­рин­бург­ским, Сте­фан Гри­горь­е­вич был по­свя­щен в сти­харь, а через два го­да пе­ре­ве­ден по про­ше­нию на слу­же­ние в Бо­го­яв­лен­скую цер­ковь се­ла Крас­но­сло­бод­ско­го Ир­бит­ско­го уез­да. 14 июля 1882 го­да со­сто­я­лось зна­ме­на­тель­ное для него со­бы­тие: он был по­свя­щен в диа­кон­ский сан Прео­свя­щен­ней­шим На­фа­наи­лом, епи­ско­пом Ека­те­рин­бург­ским. Неза­дол­го до это­го Сте­фан Гри­горь­е­вич же­нил­ся на де­ви­це Ма­рии Се­ра­фи­мовне; у них ро­ди­лись двое де­тей – Ни­ко­лай и Гла­фи­ра. По­сле мно­гих лет слу­же­ния в Крас­но­сло­бод­ском се­ле отец Сте­фан был пе­ре­ве­ден с се­мьей в цер­ковь По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы се­ла Тро­пин­ско­го Шад­рин­ско­го уез­да.
В 1914 г. от­ца Сте­фа­на ру­ко­по­ло­жи­ли в сан свя­щен­ни­ка и на­пра­ви­ли на слу­же­ние в Успен­скую цер­ковь се­ла Мед­ный руд­ник Ека­те­рин­бург­ско­го уез­да, а 6 ав­гу­ста 1917 го­да пе­ре­ве­ли в Пре­об­ра­жен­скую цер­ковь се­ла Гу­ля­ев­ско­го Ир­бит­ско­го уез­да.
По­сле ре­во­лю­ции о.Сте­фан стал слу­жить в Бо­го­яв­лен­ской церк­ви Крас­но­сло­бод­ско­го се­ла Ир­бит­ско­го уез­да.
Во вре­мя граж­дан­ской вой­ны от­ца Сте­фа­на аре­сто­ва­ли в пер­вый раз, но от­пу­сти­ли по­сле упла­ты кон­три­бу­ции в раз­ме­ре 5000 руб­лей.
Отец Сте­фан бла­го­слов­лял сво­их ду­хов­ных чад всту­пать в ря­ды Бе­лой ар­мии, на сто­роне ко­то­рой во­е­вал и его сын Ни­ко­лай. При от­ступ­ле­нии ар­мии Кол­ча­ка отец Сте­фан вы­нуж­ден был уй­ти с бе­лы­ми. Это ре­ше­ние да­лось ба­тюш­ке нелег­ко. Ему бы­ло уже око­ло се­ми­де­ся­ти лет, и он хо­тел остать­ся слу­жить в сво­ем род­ном се­ле. Его сын дол­го уго­ва­ри­вал от­ца уехать. Крас­ные пол­но­стью ра­зо­ри­ли хо­зяй­ство ба­тюш­ки: за­бра­ли весь хлеб и за­ре­за­ли скот. Ви­дя без­вы­ход­ность по­ло­же­ния, отец Сте­фан на­ко­нец ре­шил по­ки­нуть се­ло с от­сту­пав­ши­ми вой­ска­ми. К то­му же пра­во­слав­ным во­и­нам необ­хо­дим был свя­щен­ник.
С бе­лы­ми отец Сте­фан от­сту­пал до го­ро­да Ом­ска, где и остал­ся слу­жить свя­щен­ни­ком при ла­за­ре­те. Ко­гда Омск за­хва­ти­ла Крас­ная ар­мия, ба­тюш­ка неко­то­рое вре­мя про­дол­жал ис­пол­нять свои обя­зан­но­сти при ла­за­ре­те: ис­по­ве­до­вал, при­ча­щал, со­бо­ро­вал ра­не­ных, ду­хов­но под­дер­жи­вал бо­ля­щих. Через несколь­ко ме­ся­цев он ре­шил вер­нуть­ся об­рат­но в род­ное се­ло.
В это вре­мя Крас­но­сло­бод­ская ячей­ка ком­му­ни­стов про­яви­ла осо­бую ре­во­лю­ци­он­ную ини­ци­а­ти­ву. Мест­ным вла­стям бы­ло пред­ло­же­но при­нять к ис­пол­не­нию ре­ше­ние: всех «бе­гун­цов», то есть лиц, воз­вра­тив­ших­ся из ста­на Кол­ча­ка, а так­же и дру­гих «вред­ных эле­мен­тов» от­прав­лять в конц­ла­герь. По­это­му ко­гда отец Сте­фан вер­нул­ся в Крас­но­сло­бод­ское, он был взят под стра­жу для за­клю­че­ния в конц­ла­герь до тех пор, «по­ка не бу­дут по­беж­де­ны са­бо­таж и раз­ру­ха» . У ба­тюш­ки бы­ло удо­сто­ве­ре­ние от Ир­бит­ско­го ко­ми­те­та тру­до­вой по­вин­но­сти об осво­бож­де­нии от все­об­щей тру­до­вой по­вин­но­сти в си­лу пре­клон­но­го воз­рас­та, но это ни­че­го не из­ме­ни­ло. Во вре­мя аре­ста отец Сте­фан по­про­сил раз­ре­ше­ния пе­ре­дать клю­чи от церк­ви ста­ро­сте – Пав­лу Гри­горь­е­ви­чу Ко­ка­ре­ву. Па­вел Гри­горь­е­вич, узнав о слу­чив­шем­ся, опо­ве­стил при­хо­жан. Сроч­но со­зва­ли при­ход­ское со­бра­ние, на ко­то­ром отец Сте­фан про­стил­ся с чле­на­ми об­щи­ны и объ­явил о сво­ем аре­сте. Это бы­ло вре­мя Ве­ли­ко­го по­ста, ко­гда пра­во­слав­ные лю­ди долж­ны ис­по­ве­до­вать­ся и при­ча­щать­ся. Ве­ру­ю­щие бо­я­лись остать­ся без свя­щен­ни­ка. «Кто нас бу­дет ис­по­ве­до­вать?» – спра­ши­ва­ли они.
На со­бра­нии бы­ло ре­ше­но со­звать цер­ков­ный сход, на ко­то­ром об­суж­да­лось, как осво­бо­дить свя­щен­ни­ка из-под аре­ста. Этот во­прос взвол­но­вал всю во­лость, на сход со­бра­лись жи­те­ли из несколь­ких окрест­ных се­ле­ний. В про­то­ко­лах цер­ков­но­го схо­да го­во­ри­лось:

«…От граж­дан де­рев­ни Мель­ни­ко­вой Крас­но­сло­бод­ской во­ло­сти… по­ста­нов­ле­ние.
1. По­сле об­суж­де­ния се­го во­про­са все еди­но­глас­но по­ста­но­ви­ли, что нам ну­жен свя­щен­ник, так как мы ве­ры пра­во­слав­ной, от церк­ви не от­ка­зы­ва­ем­ся, же­ла­ем ис­прав­лять все цер­ков­ные Та­ин­ства; по­это­му мы про­сим, чтобы свя­щен­ни­ка для нас оста­ви­ли.
2. Мы, ни­же­под­пи­сав­ши­е­ся граж­дане Крас­но­сло­бод­ско­го сель­со­ве­та… еди­но­глас­но по­ста­но­ви­ли, что ес­ли свя­щен­ник Бо­го­яв­лен­ской церк­ви Сте­фан Хит­ров ни в чем предо­су­ди­тель­ном не за­ме­ча­ет­ся, то про­сим на­чаль­ни­ка ми­ли­ции 6-го рай­о­на не за­дер­жи­вать свя­щен­ни­ка Бо­го­яв­лен­ской церк­ви Сте­фа­на Хит­ро­ва… Про­сим его от­пу­стить нам, так как сей­час Ве­ли­кий пост и нам нуж­но всем го­веть.
3. Мы, ни­же­под­пи­сав­ши­е­ся при­хо­жане Крас­но­сло­бод­ской во­ло­сти… со­брав­шись в мест­ном хра­ме в чис­ле 526 че­ло­век… еди­но­глас­но по­ста­но­ви­ли про­сить ко­го сле­ду­ет, разъ­яс­нить нам, на ос­но­ва­нии ка­ких при­чин аре­сту­ет­ся свя­щен­ник Хит­ров. Так как в де­я­ни­ях свя­щен­ни­ка Сте­фа­на Хит­ро­ва мы не на­хо­дим ни­ка­ких пре­ступ­ных це­лей, вле­ку­щих за со­бой те или дру­гие на­ка­за­ния, по­то­му мы счи­та­ем нуж­ным оста­вить свя­щен­ни­ка Хит­ро­ва на ме­сте при хра­ме для ис­пол­не­ния цер­ков­ных служб и… треб».

В до­ку­мен­те сто­ят 118 под­пи­сей жи­те­лей се­ла Крас­но­сло­бод­ско­го, 52 – се­ла Го­мя­ков­ско­го, 60 – де­рев­ни Мель­ни­ко­вой, 50 – се­ла Зу­ев­ско­го и дру­гих.
Как же от­ре­а­ги­ро­ва­ла со­вет­ская власть, без стес­не­ния на­зы­вав­шая се­бя «на­род­ной и са­мой де­мо­кра­ти­че­ской вла­стью в ми­ре», на прось­бу жи­те­лей во­ло­сти осво­бо­дить свя­щен­ни­ка?
20 мар­та 1920 го­да по­сле­до­вал арест чле­нов при­ход­ско­го со­ве­та. Их об­ви­ни­ли в ор­га­ни­за­ции бун­та про­тив со­вет­ской вла­сти. «Это уже не пер­вое та­кое вы­ступ­ле­ние, ко­то­рое про­ис­хо­дит из-за по­пов», – со­об­щил упол­но­мо­чен­ный при Ир­бит­ской уезд­ной го­род­ской ми­ли­ции.
След­ствие по де­лу от­ца Сте­фа­на дли­лось че­ты­ре ме­ся­ца, все это вре­мя он на­хо­дил­ся в за­клю­че­нии, ви­нов­ным се­бя не при­знал. 16 ав­гу­ста 1920 го­да Ека­те­рин­бург­ская гу­берн­ская чрез­вы­чай­ная ко­мис­сия по­ста­но­ви­ла: при­ме­нить к Хит­ро­ву С. Г. как к контр­ре­во­лю­ци­о­не­ру, пы­тав­ше­му­ся «вос­ста­но­вить ма­ло­со­зна­тель­ные мас­сы про­тив со­вет­ской вла­сти во имя спа­се­ния соб­ствен­ной шку­ры», выс­шую ме­ру на­ка­за­ния. Дру­гих аре­сто­ван­ных при­го­во­ри­ли к пя­ти го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды.
Отец Сте­фан Хит­ров про­слав­лен от Ека­те­рин­бург­ской епар­хии в ли­ке но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских 17 июля 2002 го­да.

Ис­точ­ник: http://orthodox.etel.ru

Случайный тест