Дни памяти

16 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

23 сентября

Житие

Му­че­ни­ца Та­ти­а­на ро­ди­лась 14 де­каб­ря 1903 го­да в го­ро­де Том­ске в се­мье слу­жа­ще­го ак­циз­но­го управ­ле­ния Ни­ко­лая Грим­бли­та. Об­ра­зо­ва­ние Та­тья­на по­лу­чи­ла в Том­ской гим­на­зии, ко­то­рую она окон­чи­ла в 1920 го­ду. В этом же го­ду скон­чал­ся ее отец, и она по­сту­пи­ла ра­бо­тать вос­пи­та­тель­ни­цей в дет­скую ко­ло­нию «Клю­чи». Вос­пи­тан­ная в глу­бо­ко хри­сти­ан­ском ду­хе, же­лая по­дви­га и взыс­куя со­вер­шен­ства в ис­пол­не­нии за­по­ве­дей Гос­под­них, она, ед­ва окон­чив шко­лу, по­свя­ти­ла свою жизнь по­мо­щи ближ­ним. В 1920 го­ду за­вер­ши­лась на тер­ри­то­рии Си­би­ри граж­дан­ская вой­на и на­ча­лись ре­прес­сии про­тив на­ро­да, а вско­ре и са­ма Си­бирь с ее об­шир­ны­ми про­стран­ства­ми ста­ла ме­стом за­клю­че­ния и ссы­лок. В это вре­мя бла­го­че­сти­вая де­ви­ца и рев­ност­ная хри­сти­ан­ка Та­тья­на по­ста­но­ви­ла се­бе за пра­ви­ло по­чти все за­ра­ба­ты­ва­е­мые сред­ства, а так­же то, что ей уда­ва­лось со­брать в хра­мах го­ро­да Том­ска, ме­нять на про­дук­ты и ве­щи и пе­ре­да­вать их за­клю­чен­ным в Том­скую тюрь­му. При­хо­дя в тюрь­му, она спра­ши­ва­ла у адми­ни­стра­ции, кто из за­клю­чен­ных не по­лу­ча­ет про­дук­то­вых пе­ре­дач, – и тем пе­ре­да­ва­ла.
В 1923 го­ду Та­тья­на по­вез­ла пе­ре­да­чи нуж­да­ю­щим­ся за­клю­чен­ным в тюрь­му в го­род Ир­кутск. Здесь ее аре­сто­ва­ли, предъ­явив об­ви­не­ние в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти, ко­то­рая за­клю­ча­лась в бла­го­тво­ри­тель­но­сти уз­ни­кам, но через че­ты­ре ме­ся­ца ее осво­бо­ди­ли. В 1925 го­ду ОГПУ сно­ва аре­сто­ва­ло Та­тья­ну Ни­ко­ла­ев­ну за по­мощь за­клю­чен­ным, но на этот раз ее осво­бо­ди­ли через семь дней. По­сле осво­бож­де­ния она по-преж­не­му про­дол­жа­ла по­мо­гать за­клю­чен­ным. К это­му вре­ме­ни она по­зна­ко­ми­лась со мно­ги­ми вы­да­ю­щи­ми­ся ар­хи­ере­я­ми и свя­щен­ни­ка­ми Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, то­мив­ши­ми­ся в тюрь­мах Си­би­ри.
Ее ак­тив­ная бла­го­тво­ри­тель­ная де­я­тель­ность все бо­лее при­вле­ка­ла вни­ма­ние со­труд­ни­ков ОГПУ и все бо­лее раз­дра­жа­ла без­бож­ни­ков. Они ста­ли со­би­рать све­де­ния для ее аре­ста, ко­то­рые в кон­це кон­цов све­лись к сле­ду­ю­щей ха­рак­те­ри­сти­ке по­движ­ни­цы, став­шей со вре­ме­нем все­рос­сий­ской бла­го­тво­ри­тель­ни­цей: «Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на Грим­блит име­ет связь с контр­ре­во­лю­ци­он­ным эле­мен­том ду­хо­вен­ства, ко­то­рое на­хо­дит­ся в На­рым­ском крае, в Ар­хан­гель­ске, в Том­ской и Ир­кут­ской тюрь­мах. Про­из­во­дит сбо­ры и пе­ре­сы­ла­ет ча­стью по по­чте, боль­шин­ство с ока­зи­ей. Грим­блит во всех ти­хо­нов­ских при­хо­дах име­ет сво­их близ­ких зна­ко­мых, через ко­то­рых и про­из­во­дят­ся сбо­ры».
6 мая 1925 го­да на­чаль­ник сек­рет­но­го от­де­ле­ния ОГПУ до­про­сил Та­тья­ну Ни­ко­ла­ев­ну о том, по­мо­га­ла ли она со­слан­но­му ду­хо­вен­ству и ко­му имен­но, а так­же через ко­го она пе­ре­сы­ла­ла по­сыл­ки в дру­гие го­ро­да. Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на от­ве­ти­ла:
– С 1920 го­да я ока­зы­ва­ла ма­те­ри­аль­ную по­мощь ссыль­но­му ду­хо­вен­ству и во­об­ще ссыль­ным, на­хо­дя­щим­ся в Алек­сан­дров­ском цен­тра­ле, Ир­кут­ской тюрь­ме и Том­ской и в На­рым­ском крае. Сред­ства мной со­би­ра­лись по церк­вям и го­ро­ду, как в де­неж­ной фор­ме, так и ве­ща­ми и про­дук­та­ми. День­ги и ве­щи по­сы­ла­лись мной по по­чте и с по­пут­чи­ка­ми, то есть с ока­зи­ей. С по­пут­чи­ком от­прав­ля­ла в На­рым­скую ссыл­ку по­сыл­ку ве­сом око­ло двух пу­дов на имя епи­ско­па Вар­со­но­фия (Вих­ве­ли­на). Фа­ми­лию по­пут­чи­ка я не знаю. Пе­ред Рож­де­ством мною еще бы­ла по­сла­на по­сыл­ка на то же имя, фа­ми­лию по­пут­чи­ка то­же не знаю. В Алек­сан­дров­ском цен­тра­ле я ока­зы­ва­ла по­мощь свя­щен­ни­кам, в Ир­кут­ской тюрь­ме епи­ско­пу Вик­то­ру (Бо­го­яв­лен­ско­му), в На­рым­ской ссыл­ке свя­щен­ни­кам По­по­ву и Ко­пы­ло­ву, епи­ско­пам Ев­фи­мию (Ла­пи­ну), Ан­то­нию (Быст­ро­ву), Иоан­ни­кию (Спе­ран­ско­му), Ага­фан­ге­лу (Пре­об­ра­жен­ско­му) и за­клю­чен­но­му ду­хо­вен­ству, на­хо­дя­ще­му­ся в Том­ских до­мах за­клю­че­ния, и ми­ря­нам; во­об­ще за­клю­чен­ным, не зная при­чин их за­клю­че­ния.
– Об­ра­ща­лись ли вы к ду­хо­вен­ству с прось­бой ока­зать со­дей­ствие по сбо­ру средств на за­клю­чен­ных и ссыль­ных, – спро­сил сле­до­ва­тель.
– Да, об­ра­ща­лась, но по­лу­ча­ла с их сто­ро­ны от­каз, – от­ве­ти­ла Та­тья­на, не же­лая впу­ты­вать в это де­ло ни­ко­го из зна­ко­мо­го ей ду­хо­вен­ства.
– Ко­го вы зна­е­те из лиц, про­из­во­див­ших по­ми­мо вас сбо­ры на за­клю­чен­ных и ссыль­ных?
– Лиц, про­из­во­див­ших по­ми­мо ме­ня сбо­ры, не знаю.
На сле­ду­ю­щий день ОГПУ вы­пи­са­ло ор­дер на ее арест, и она бы­ла за­клю­че­на в Том­ское ОГПУ.
18 мая след­ствие бы­ло за­кон­че­но и ОГПУ по­ста­но­ви­ло: «При­ни­мая во вни­ма­ние, что до­зна­ни­ем не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ность до­быть необ­хо­ди­мые ма­те­ри­а­лы для глас­но­го су­да, но ви­нов­ность... все же уста­нов­ле­на, а по­се­му до­зна­ние счи­тать за­кон­чен­ным и, со­глас­но при­ка­зу ОГПУ за № 172, та­ко­вое на­пра­вить в Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ для при­ме­не­ния... вне­су­деб­но­го на­ка­за­ния – адми­ни­стра­тив­ной ссыл­ки». Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на вме­сте с неко­то­ры­ми дру­ги­ми аре­сто­ван­ны­ми свя­щен­ни­ка­ми рас­смат­ри­ва­лась как «вдох­но­ви­тель­ни­ца ти­хо­нов­ско­го дви­же­ния в гу­бер­нии. С уда­ле­ни­ем их из гу­бер­нии зна­чи­тель­но по­ко­леб­лют­ся устои ти­хо­нов­ской ор­га­ни­за­ции». До­ку­мен­ты де­ла бы­ли пре­про­вож­де­ны в ОГПУ в Москве, а по­сле то­го, как здесь бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о ре­прес­си­ях про­тив аре­сто­ван­ных, 26 мар­та 1926 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ по­ста­но­ви­ло вы­слать Та­тья­ну Ни­ко­ла­ев­ну в Зы­рян­ский край на три го­да. 1 июля 1926 го­да Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на по эта­пу бы­ла до­став­ле­на в Усть-Сы­сольск.
15 июля 1927 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ по­ста­но­ви­ло вы­слать Та­тья­ну Ни­ко­ла­ев­ну эта­пом через всю стра­ну в Ка­зах­стан на остав­ший­ся срок. 15 де­каб­ря она при­бы­ла в Тур­ке­стан. 19 де­каб­ря 1927 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние по­ста­но­ви­ло осво­бо­дить ее, предо­ста­вив ей пра­во жить, где по­же­ла­ет. О том, что она осво­бож­де­на, со­труд­ни­ки ОГПУ в Тур­ке­стане со­об­щи­ли ей толь­ко 10 мар­та 1928 го­да, и 16 мар­та Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на вы­еха­ла в Моск­ву. Она по­се­ли­лась непо­да­ле­ку от хра­ма свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в Пы­жах, в ко­то­ром слу­жил хо­ро­шо ей зна­ко­мый свя­щен­ник ар­хи­манд­рит Гав­ри­ил (Игош­кин). Та­тья­на ста­ла по­сто­ян­ной при­хо­жан­кой хра­ма Ни­ко­лы в Пы­жах, где она ста­ла петь на кли­ро­се. Вер­нув­шись из за­клю­че­ния, она еще ак­тив­ней по­мо­га­ла остав­шим­ся в ссыл­ках и на­хо­дя­щим­ся в тюрь­мах за­клю­чен­ным, мно­гих из ко­то­рых она те­перь зна­ла лич­но. По­се­ще­ния за­клю­чен­ных и по­мощь им ста­ли ее по­дви­гом и слу­же­ни­ем Хри­сту. По вы­ра­же­нию мно­гих свя­ти­те­лей, стя­жав­ших впо­след­ствии му­че­ни­че­ский ве­нец, она ста­ла для них но­вым Фила­ре­том Ми­ло­сти­вым. В по­дви­ге ми­ло­сер­дия и по­мо­щи, без­от­каз­но­сти и ши­ро­те этой по­мо­щи ей не бы­ло рав­ных. В ее серд­це, вме­стив­шем Хри­ста, ни­ко­му уже не бы­ло тес­но.
В на­ча­ле трид­ца­тых го­дов под­ня­лась оче­ред­ная вол­на без­бож­ных го­не­ний на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь, ко­гда бы­ли аре­сто­ва­ны несколь­ко де­сят­ков ты­сяч свя­щен­но­слу­жи­те­лей и ми­рян. Сот­ни их бы­ли аре­сто­ва­ны и в Москве, и сре­ди них 14 ап­ре­ля 1931 го­да бы­ла аре­сто­ва­на и Та­тья­на. Через несколь­ко дней сле­до­ва­тель до­про­сил ее. Она рас­ска­за­ла, что дей­стви­тель­но по­мо­га­ла ссыль­ным и за­клю­чен­ным, но толь­ко она, осо­бен­но вна­ча­ле, по­мо­га­ла всем за­клю­чен­ным, во­все не ин­те­ре­су­ясь, цер­ков­ные это лю­ди или нет, и да­же по по­ли­ти­че­ским ли они осуж­де­ны ста­тьям или по уго­лов­ным, для нее бы­ло важ­но толь­ко то, что они нуж­да­лись и не име­ли то­го, кто бы им по­мо­гал.
30 ап­ре­ля 1931 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при­го­во­ри­ло Та­тья­ну Грим­блит к трем го­дам за­клю­че­ния в конц­ла­ге­ре, и она бы­ла от­прав­ле­на в Ви­шер­ский ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь в Перм­ской об­ла­сти. Здесь, в ла­ге­ре, она изу­чи­ла ме­ди­ци­ну и ста­ла ра­бо­тать фельд­ше­ром, что как нель­зя луч­ше со­от­вет­ство­ва­ло вы­бран­но­му ею по­движ­ни­че­ско­му пу­ти – без­за­вет­но­му слу­же­нию ближ­ним. В 1932 го­ду она бы­ла осво­бож­де­на с за­пре­том жить в две­на­дца­ти го­ро­дах на остав­ший­ся срок. Ме­стом жи­тель­ства она из­бра­ла го­род Юрьев-Поль­ский Вла­ди­мир­ской об­ла­сти. По­сле окон­ча­ния сро­ка в 1933 го­ду, Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на по­се­ли­лась в го­ро­де Алек­сан­дро­ве Вла­ди­мир­ской об­ла­сти и устро­и­лась ра­бо­тать фельд­ше­ром в боль­ни­це. В 1936 го­ду она пе­ре­еха­ла в се­ло Кон­стан­ти­но­во Мос­ков­ской об­ла­сти и ста­ла ра­бо­тать ла­бо­рант­кой в Кон­стан­ти­нов­ской рай­он­ной боль­ни­це.
Ра­бо­тая в боль­ни­це, и за­ча­стую мно­го боль­ше, чем ей по­ла­га­лось по ее обя­зан­но­стям, она по­чти все свои сред­ства, а так­же и те, что ей жерт­во­ва­ли для за­клю­чен­ных ве­ру­ю­щие лю­ди, от­да­ва­ла на по­мощь на­хо­дя­ще­му­ся в за­клю­че­нии ду­хо­вен­ству и пра­во­слав­ным ми­ря­нам, со все­ми ни­ми ве­дя ак­тив­ную пе­ре­пис­ку. В ее де­я­тель­но­сти для всех страж­ду­щих бы­ла ощу­ти­ма не толь­ко ее ма­те­ри­аль­ная под­держ­ка, но и под­держ­ка сло­вом – в пись­мах, ко­то­рые она по­сы­ла­ла. Для неко­то­рых она в иные пе­ри­о­ды ста­но­ви­лась един­ствен­ным кор­ре­спон­ден­том и по­мощ­ни­ком. Епи­скоп Иоанн (Па­шин) пи­сал ей из ла­ге­ря: «Род­ная, до­ро­гая Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на! Пись­мо Ва­ше по­лу­чил и не знаю, как Вас бла­го­да­рить за него. Оно ды­шит та­кой теп­ло­той, лю­бо­вью и бод­ро­стью, что день, ко­гда я по­лу­чил его, – был для ме­ня один из счаст­ли­вых, и я про­чи­тал его ра­за три под­ряд, а за­тем еще дру­зьям про­чи­ты­вал: вла­ды­ке Ни­ко­лаю и от­цу Сер­гию – сво­е­му ду­хов­но­му от­цу. Да! Доб­рое у Вас серд­це, счаст­ли­вы Вы, и за это бла­го­да­ри­те Гос­по­да: это не от нас – Бо­жий дар. Вы – по ми­ло­сти Бо­жи­ей – по­ня­ли, что выс­шее сча­стье здесь – на зем­ле – это лю­бить лю­дей и по­мо­гать им. И Вы – сла­бень­кая, бед­нень­кая – с Бо­жьей по­мо­щью, как сол­ныш­ко, сво­ей доб­ро­той со­гре­ва­е­те обез­до­лен­ных и по­мо­га­е­те, как мо­же­те. Вспо­ми­на­ют­ся сло­ва Бо­жии, ска­зан­ные уста­ми свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла: “Си­ла Моя в немо­щи со­вер­ша­ет­ся”. Дай Гос­по­ди Вам си­лы и здо­ро­вья мно­го-мно­го лет ид­ти этим пу­тем и в сми­ре­нии о име­ни Гос­под­нем тво­рить доб­ро. Тро­га­тель­на и Ва­ша по­весть о бо­лез­ни[1] и даль­ней­ших по­хож­де­ни­ях. Как пре­муд­ро и ми­ло­серд­но устро­ил Гос­подь, что Вы, пе­ре­не­ся тя­же­лую бо­лезнь[2], изу­чи­ли ме­ди­ци­ну и те­перь, ра­бо­тая на по­при­ще ле­че­ния боль­ных, страж­ду­щих, од­новре­мен­но и ма­лень­кие сред­ства бу­де­те за­ра­ба­ты­вать, необ­хо­ди­мые для жиз­ни сво­ей и по­мо­щи дру­гим, и этой сво­ей свя­той ра­бо­той сколь­ко слез утре­те, сколь­ко стра­да­ний об­лег­чи­те... Ра­бо­та­е­те в ла­бо­ра­то­рии, в ап­те­ке? Пре­крас­но. Вспо­ми­най­те свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­те­ле­и­мо­на Це­ли­те­ля и его ко­ро­боч­ку с ле­кар­ства­ми в ру­ках (как на об­ра­зах изо­бра­жа­ют) и о име­ни Гос­под­нем ра­бо­тай­те, тру­ди­тесь во сла­ву Бо­жию. Вся­кое ле­кар­ство, рас­сы­па­е­мое по по­рош­кам, раз­ли­ва­е­мое по склян­кам, да бу­дет ограж­де­но зна­ме­ни­ем Свя­то­го Кре­ста. Сла­ва Гос­по­ду Бо­гу!»
Ар­хи­епи­скоп Авер­кий (Кед­ров), на­хо­див­ший­ся в ссыл­ке в го­ро­де Бир­ске в Баш­ки­рии, пи­сал Та­тьяне Ни­ко­ла­евне: «По­лу­чил Ва­ше за­кры­тое пись­мо, а вслед за ним от­крыт­ку. За то и дру­гое при­но­шу Вам сер­деч­ную бла­го­дар­ность. Сла­ва Бо­гу – они по-преж­не­му пол­ны бод­ро­сти и све­та, креп­кой ве­ры и твер­до­го упо­ва­ния на про­мыс­ли­тель­ную дес­ни­цу Все­выш­не­го. Сла­ва Бо­гу! Да ни­ко­гда не ис­сякнет и не ума­лит­ся в ду­ше Ва­шей этот жи­во­нос­ный ис­точ­ник, ко­то­рый так об­лег­ча­ет здесь на зем­ле вос­при­я­тие жиз­нен­ных невзгод, несча­стий, уда­ров, неудач и разо­ча­ро­ва­ний. Не дли­нен еще прой­ден­ный путь Ва­шей бла­го­сло­вен­ной от Гос­по­да жиз­ни, а меж­ду тем сколь­ко бурь про­нес­лось над Ва­шей гла­вой. И не толь­ко над го­ло­вой: как острое ору­жие они про­шли и через Ва­ше серд­це. Но не по­ко­ле­ба­ли его и не сдви­ну­ли его с кра­е­уголь­но­го кам­ня – ска­лы, на ко­то­рой оно по­ко­ит­ся, – я ра­зу­мею Хри­ста Спа­си­те­ля. Не по­га­си­ли эти штор­мы в Ва­шем ми­лом серд­це яр­ко го­ря­щий и пла­ме­не­ю­щий огонь ве­ры свя­той. Сла­ва Бо­гу – ра­ду­юсь се­му и пре­кло­ня­юсь пред Ва­шим этим по­дви­гом непо­ко­ле­би­мой пре­дан­но­сти Твор­цу, пред те­ми бо­лез­нен­ны­ми скор­бя­ми, ис­пы­та­ни­я­ми, стра­да­ни­я­ми нрав­ствен­ны­ми, через ко­то­рые ле­жал Ваш путь к этой по­бе­де в Ва­шей ду­ше Хри­ста над Ве­ли­а­ром, неба над зем­лей, све­та над тьмой. Спа­си Вас Хри­стос и со­хра­ни, по­мо­ги Вам и впредь неустра­ши­мо и непо­ко­ле­би­мо сто­ять на бо­же­ствен­ной стра­же сво­е­го свя­то­го свя­тых...»
Боль­ше все­го из зем­ных мест Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на лю­би­ла Ди­ве­е­во, ку­да она при­ез­жа­ла ча­сто и где слу­жил ее ду­хов­ный отец про­то­и­е­рей Па­вел Пе­ру­ан­ский. В од­ном из пи­сем, на­пи­сан­ном 5 сен­тяб­ря 1937 го­да ар­хи­епи­ско­пу Авер­кию (Кед­ро­ву), еще на­хо­див­ше­му­ся в то вре­мя в ссыл­ке в го­ро­де Бир­ске, бес­по­ко­ясь о его судь­бе, так как ото­всю­ду ста­ли при­хо­дить из­ве­стия об аре­стах ду­хо­вен­ства и ми­рян, она пи­са­ла: «До­ро­гой мой Вла­ды­ка Авер­кий! Что-то дав­но мне нет от Вас ве­сточ­ки. Я бы­ла в от­пус­ке пол­то­ра ме­ся­ца. Ез­ди­ла в Ди­ве­е­во и Са­ров. Пре­крас­но про­ве­ла там ме­сяц. Див­но хо­ро­шо. Нет, в раю не сла­ще, по­то­му что боль­ше лю­бить невоз­мож­но. Да бла­го­сло­вит Бог тех лю­дей, яр­кая кра­со­та ду­ши ко­то­рых и те­перь пе­ре­до мной. Креп­ко по­лю­би­ла я те ме­ста, и все­гда ме­ня ту­да тянет. Вот уже тре­тий год под­ряд бы­ваю там, с каж­дым ра­зом все доль­ше. На­все­гда б я там оста­лась, да не бы­ло мне бла­го­сло­ве­ния на то. А на по­езд­ку во вре­мя от­пус­ка все бла­го­сло­ви­ли.
От­кли­кай­тесь, сол­ныш­ко ми­лое. А то я бес­по­ко­юсь, не слу­чи­лось ли с Ва­ми че­го недоб­ро­го. На­пом­ни­те мне гео­гра­фию. Да­ле­ко ли Бирск от Уфы? Пи­ши­те мне, я уже креп­ко со­ску­чи­лась о Вас, род­ной мой».
Ве­че­ром, в тот день, ко­гда Та­тья­на пи­са­ла это пись­мо, она бы­ла аре­сто­ва­на. Со­труд­ни­ки НКВД при­шли ее аре­сто­вы­вать, ко­гда она пи­са­ла оче­ред­ное пись­мо свя­щен­ни­ку в ссыл­ку, оста­но­вив ее на по­лу­сло­ве. Ухо­дя в тюрь­му, она оста­ви­ла за­пис­ку по­дру­ге, чтобы та обо всем про­ис­шед­шем уве­до­ми­ла ее мать. Со­хра­няя да­же в эти ми­ну­ты мир и спо­кой­ствие, Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на пи­са­ла: «Оль­га род­ная, про­сти! При­бе­ри все. По­лу­чи бе­лье от Ду­ни. Бе­лье при­бе­ри в ко­роб­ку, ко­то­рая под кро­ва­тью. По­стель и одеж­ду за­шей в меш­ки (меш­ка здесь два, но ты най­ди це­лые и чи­стые, в ко­то­рых мож­но бы­ло бы все по­слать ма­ме). Ко­гда ме­ня уго­нят от­сю­да, то толь­ко через де­сять дней по­шли все ма­ме, из­ве­стив ее сна­ча­ла о мо­ем аре­сте пись­мом. На­пи­шешь пись­мо, а по­том через па­ру дней шли ве­щи. День­ги на пе­ре­сыл­ку у те­бя бу­дут. День­ги по­сле де­ся­ти дней вслед за ве­ща­ми от­пра­вить ма­ме, она мне пе­ре­во­дить бу­дет и пе­ре­сы­лать что на­до. Ну, всех креп­ко це­лую. За все всех бла­го­да­рю. Про­сти­те. Я зна­ла, на­дев крест, тот, что на мне: опять пой­ду. За Бо­га не толь­ко в тюрь­му, хоть в мо­ги­лу пой­ду с ра­до­стью».
До­пра­ши­вал Та­тья­ну на­чаль­ник Кон­стан­ти­нов­ско­го рай­он­но­го от­де­ле­ния НКВД Су­да­ков.
– Об­ви­ня­е­мая Грим­блит, при обыс­ке у вас изъ­ята пе­ре­пис­ка с ука­за­ни­ем мас­сы адре­сов. Ка­кие вы име­е­те свя­зи с ука­зан­ны­ми ли­ца­ми и кто они по по­ло­же­нию? – спро­сил он.
– Шесть че­ло­век, ука­зан­ные в адре­сах, яв­ля­ют­ся свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми, и все они бы­ли в за­клю­че­нии и в эта­пах, а в дан­ное вре­мя они на­хо­дят­ся в за­клю­че­нии и в ми­ну­сах. Связь у ме­ня с ни­ми есть лишь пись­ма­ми. Осталь­ные адре­са мо­их род­ствен­ни­ков, ра­бо­та­ю­щих в Москве и в Алек­сан­дро­ве.
По­сле до­про­са за­ме­сти­тель на­чаль­ни­ка Кон­стан­ти­нов­ско­го НКВД Смир­ниц­кий до­про­сил в ка­че­стве сви­де­те­лей со­слу­жив­цев Та­тья­ны по Кон­стан­ти­нов­ской рай­он­ной боль­ни­це – вра­ча, мед­сест­ру и бух­гал­те­ров.
Они по­ка­за­ли: «Мне из­вест­но, что Грим­блит по­се­ти­ла боль­но­го, ле­жа­ще­го в гос­пи­та­ле, к ко­то­ро­му Грим­блит не име­ла ни­ка­ко­го от­но­ше­ния по ме­ди­цин­ско­му об­слу­жи­ва­нию. В ре­зуль­та­те на дру­гое утро боль­ной рас­ска­зал вра­чу, что ему всю ночь сни­лись мо­на­сты­ри, мо­на­хи, под­ва­лы и так да­лее. Этот факт на­во­дит ме­ня на мысль, что Грим­блит ве­ла с боль­ны­ми бе­се­ды на ре­ли­ги­оз­ные те­мы. На со­бра­нии со­труд­ни­ков боль­ни­цы по во­про­су о под­пис­ке на вновь вы­пу­щен­ный за­ем Грим­блит ни за, ни про­тив в пре­ни­ях не вы­сту­па­ла, но при го­ло­со­ва­нии за под­пис­ку на за­ем не го­ло­со­ва­ла».
«Грим­блит зи­мой 1937 го­да, си­дя у тя­же­ло боль­но­го в па­ла­те, в при­сут­ствии боль­ных и мед­пер­со­на­ла по­сле его смер­ти вста­ла и де­мон­стра­тив­но его пе­ре­кре­сти­ла. В раз­го­во­рах, срав­ни­вая по­ло­же­ние в тюрь­мах цар­ско­го строя с на­сто­я­щим, Грим­блит го­во­ри­ла: “При со­вет­ской вла­сти мож­но встре­тить без­об­раз­ных мо­мен­тов не мень­ше, чем преж­де”. От­ве­чая на во­про­сы о том, по­че­му она ве­дет скуд­ную жизнь, Грим­блит го­во­ри­ла: “Вы тра­ти­те день­ги на ви­но и ки­но, а я на по­мощь за­клю­чен­ным и цер­ковь”. На во­прос о но­си­мом ею на шее кре­сте Грим­блит неод­но­крат­но от­ве­ча­ла: “За но­си­мый мною на шее крест я от­дам свою го­ло­ву, и по­ка я жи­ва, с ме­ня его ни­кто не сни­мет, а ес­ли кто по­пы­та­ет­ся снять крест, то сни­мет его лишь с мо­ей го­ло­вой, так как он на­дет на­веч­но”. В 1936 го­ду при об­ра­ще­нии при­е­хав­ше­го од­но­го из за­клю­чен­ных Дмит­ла­га для но­чев­ки Грим­блит при встре­че с ним спро­си­ла, по ка­кой ста­тье он си­дит, и, по­лу­чив от­вет, что он си­дит по 58 ста­тье, с удо­воль­стви­ем усту­пи­ла для ноч­ле­га свою ком­на­ту, за­явив, что она для лю­дей, си­дя­щих по 58-ой ста­тье, все­гда го­то­ва чем угод­но по­мочь. У Грим­блит в пе­ри­од ее ра­бо­ты в боль­ни­це бы­ли слу­чаи ухо­да с ра­бо­ты в цер­ковь для со­вер­ше­ния ре­ли­ги­оз­ных об­ря­дов».
«Мне из­вест­но, что Грим­блит очень ре­ли­ги­оз­ный че­ло­век, ста­вив­шая ре­ли­гию вы­ше все­го. В день Пре­об­ра­же­ния в раз­го­во­ре со мной Грим­блит ска­за­ла: “Те­перь стал не на­род, а про­сто по­доб­но ско­ту. Пом­ню, как бы­ло рань­ше, ко­гда я учи­лась в гим­на­зии. Схо­дишь в цер­ковь, от­дох­нешь, и ра­бо­та спо­рит­ся луч­ше, а те­перь нет ни­ка­ко­го раз­ли­чия, но при­дет вре­мя, Гос­подь по­ка­ра­ет и за все спро­сит”. Мне так­же при­хо­ди­лась ча­сто от Грим­блит слы­шать сло­ва: “При­дет все же вре­мя, ко­гда тот, кто не ве­ру­ет, бу­дет по­сле ка­ять­ся и по­стра­да­ет за это, как стра­да­ем в дан­ное вре­мя мы, ве­ру­ю­щие”. Кро­ме то­го, Грим­блит ис­поль­зо­ва­ла свое слу­жеб­ное по­ло­же­ние для внед­ре­ния ре­ли­ги­оз­ных чувств сре­ди ста­ци­о­нар­ных боль­ных. На­хо­дясь на де­жур­стве, Грим­блит вы­да­чу ле­карств боль­ным со­про­вож­да­ла сло­ва­ми: “С Гос­по­дом Бо­гом”. И од­новре­мен­но кре­сти­ла боль­ных. Сла­бым же боль­ным Грим­блит на­де­ва­ла на шею кре­сты».
«От­но­си­тель­но вос­пи­та­ния де­тей в на­сто­я­щее вре­мя Грим­блит неод­но­крат­но го­во­ри­ла: “Что хо­ро­ше­го мож­но ожи­дать от те­пе­реш­них де­тей в бу­ду­щем, ко­гда их ро­ди­те­ли са­ми не ве­ру­ют и де­тям за­пре­ща­ют ве­ро­вать”. И, упре­кая ро­ди­те­лей, го­во­ри­ла: “Как вы от Бо­га ни от­во­ра­чи­ва­е­тесь, ра­но или позд­но Он за все спро­сит”. В 1936 го­ду моя де­вя­ти­лет­няя доч­ка рас­ска­зы­ва­ла мне, что Грим­блит ее вы­учи­ла кре­стить­ся, за что да­ла ей го­стин­цев».
По­сле до­про­сов сви­де­те­лей за­ме­сти­тель на­чаль­ни­ка НКВД Кон­стан­ти­нов­ско­го рай­о­на до­про­сил Та­тья­ну.
– Об­ви­ня­е­мая Грим­блит, не со­сто­я­ли ли вы и не со­сто­и­те ли в на­сто­я­щее вре­мя в ка­кой-ли­бо ре­ли­ги­оз­ной сек­те, ес­ли со­сто­и­те, то ка­ко­вы ее це­ли?
– Ни в ка­кой сек­те я не со­сто­я­ла и не со­стою.
– Об­ви­ня­е­мая Грим­блит, из ка­ких средств вы ока­зы­ва­ли по­мощь за­клю­чен­ным и не яв­ля­е­тесь ли вы чле­ном ка­кой-ли­бо ор­га­ни­за­ции, ста­вя­щей сво­ей за­да­чей ока­за­ние им по­мо­щи, а так­же внед­ре­ние ре­ли­гии в мас­сы?
– Я ни в ка­кой ор­га­ни­за­ции ни­ко­гда не со­сто­я­ла и не со­стою. По­мощь за­клю­чен­ным и ко­му мо­гу по­мочь я ока­зы­ваю из сво­их за­ра­бо­тан­ных средств. Внед­ре­ни­ем ре­ли­гии в мас­сы я ни­ко­гда не за­ни­ма­лась и не за­ни­ма­юсь.
– Ка­ко­ва при­чи­на ва­шей по­мо­щи в боль­шин­стве слу­ча­ев по­лит­за­клю­чен­ным, а так­же при­чи­на ве­де­ния ва­ми пе­ре­пис­ки ис­клю­чи­тель­но с по­лит­за­клю­чен­ны­ми?
– Яв­ля­ясь ре­ли­ги­оз­ным че­ло­ве­ком, я и по­мощь ока­зы­ва­ла толь­ко за­клю­чен­ным ре­ли­ги­оз­ни­кам, с ко­то­ры­ми встре­ча­лась на эта­пах и в за­клю­че­нии, и, вый­дя на сво­бо­ду, пе­ре­пи­сы­ва­лась с ни­ми. С осталь­ной же ча­стью по­лит­за­клю­чен­ных я ни­ко­гда не име­ла ни­ка­кой свя­зи.
– Как вы про­яв­ля­лись как ре­ли­ги­оз­ный че­ло­век от­но­си­тель­но со­вет­ской вла­сти и окру­жа­ю­ще­го вас на­ро­да?
– Пе­ред вла­стью и окру­жа­ю­щи­ми я ста­ра­лась про­явить се­бя чест­ным и доб­ро­со­вест­ным ра­бот­ни­ком и этим до­ка­зать, что и ре­ли­ги­оз­ный че­ло­век мо­жет быть нуж­ным и по­лез­ным чле­ном об­ще­ства. Сво­ей ре­ли­ги­оз­но­сти я не скры­ва­ла.
– Об­ви­ня­е­мая Грим­блит, при­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ной в ве­де­нии ва­ми ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции за вре­мя служ­бы в Кон­стан­ти­нов­ской боль­ни­це?
– Ни­ка­кой ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции я ни­где ни­ко­гда не ве­ла. На фра­зы, ко­гда, жа­лея ме­ня, мне го­во­ри­ли: «Вы бы по­луч­ше оде­лись и по­ели, чем по­сы­лать день­ги ко­му-то», я от­ве­ча­ла: «Вы мо­же­те тра­тить день­ги на кра­си­вую одеж­ду и на слад­кий ку­сок, а я пред­по­чи­таю по­скром­нее одеть­ся, по­про­ще по­есть, а остав­ши­е­ся день­ги по­слать нуж­да­ю­щим­ся в них».
По­сле этих до­про­сов Та­тья­на бы­ла по­ме­ще­на в тюрь­му в го­ро­де За­гор­ске. 13 сен­тяб­ря 1937 го­да след­ствие бы­ло за­кон­че­но и со­став­ле­но об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние. 21 сен­тяб­ря пе­ред от­прав­кой об­ви­ни­тель­но­го за­клю­че­ния на ре­ше­ние трой­ки со­труд­ник НКВД Идель­сон вы­звал Та­тья­ну на до­прос и, узнав, за что и ко­гда она аре­сто­вы­ва­лась рань­ше, спро­сил:
– Вы об­ви­ня­е­тесь в ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции. При­зна­е­те ли се­бя ви­нов­ной?
– Ви­нов­ной се­бя не при­знаю. Ан­ти­со­вет­ской аги­та­ци­ей ни­ко­гда не за­ни­ма­лась.
– Вы так­же об­ви­ня­е­тесь в про­ве­де­нии вре­ди­тель­ства, со­зна­тель­ном умертв­ле­нии боль­ных в боль­ни­це се­ла Кон­стан­ти­но­во. При­зна­е­те се­бя ви­нов­ной?
– Ви­нов­ной се­бя не при­знаю, вре­ди­тель­ской де­я­тель­но­стью ни­ко­гда не за­ни­ма­лась.
Про­чи­тав про­то­кол до­про­са, Та­тья­на под­пи­са­лась под фра­зой, окан­чи­ва­ю­щей про­то­кол: «За­пи­са­но с мо­их слов вер­но, мной лич­но про­чи­та­но».
22 сен­тяб­ря трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла Та­тья­ну к рас­стре­лу. На сле­ду­ю­щий день она бы­ла от­прав­ле­на в од­ну из Мос­ков­ских тю­рем, где пе­ред каз­нью с нее бы­ла сня­та фо­то­гра­фия для па­ла­ча. Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на Грим­блит бы­ла рас­стре­ля­на 23 сен­тяб­ря 1937 го­да и по­гре­бе­на в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ХХ сто­ле­тия. Жиз­не­опи­са­ния и ма­те­ри­а­лы к ним. Кни­га 7». Тверь. 2002. С. 128-136

Биб­лио­гра­фия

Ар­хив УФСБ РФ по Том­ской обл. Арх. № 11803-П.
ЦА ФСБ РФ. Арх. № Р-1086.
ГАРФ. Ф. 10035, д. П-78635.

При­ме­ча­ния

[1] Име­ет­ся в ви­ду арест – на услов­ном язы­ке пе­ре­пис­ки тех лет.
[2] Име­ет­ся в ви­ду пре­бы­ва­ние в за­клю­че­нии.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Богослужения

Служба мц. Татиане Гримблит

Текст службы утвержден
решением Священного Синода
от 9 июля 2019 г. (журнал № 82).

Месяца сентября в 10-й день

Святыя новомученицы Татианы Гримблит

На велицей вечерни

На Господи, воззвах: стихиры, глас 2.

Подобен: Егда от Древа:

Восхвалим, вернии, песньми духовными,/ мученицу добропобедную Татиану,/ яже, страха мучений не убоявшися,/ к страданием мужественне устремися/ и душу свою, яко жертву непорочную,/ в руце Подвигоположника Христа предаде./ Ныне же с лики святых жен Ему предстоит/ и молится прилежно/ мир душам нашим даровати и велию милость.

Христу Жениху рачением твоего сердца/ от младенства поработати возжелела еси,/ во дни же гонений лютых,/ любовию к Нему распалаема,/ страдания и муки небоязненно претерпела еси,/ невесто благославная Татиано./ Ныне же, в нетленнем чертозе пребывающи,/ прилежно молися Спасу и Владыце всех,/ мир душам нашим даровати и велию милость.

Яко жены мироносицы древле,/ добродетельми многими преукрашена/ и делами милосердия исполнена,/ прехвальная страдалице Татиано,/ Христа всем сердцем возлюбила еси/ и вместо мира благовоннаго/ душу твою в жертву Ему принесла еси./ Ныне же, Богу предстоящи,/ испроси душам нашим мир и велию милость.

Слава, глас 6:

Инии языцы мудростию хвалятся,/ инии богатством и силою,/ мы же славными новомученики и исповедники,/ подвиги своими процветшими,/ кровию землю нашу обагрившими/ и верныя прославляти научившими/ Отца и Сына и Святаго Духа,/ Троицу Единосущную и Нераздельную.

И ныне, праздника.

Вход. Прокимен дне. И чтения 3 мученическая.

На литии стихиры, глас 1:

Яко некогда восточнии царие/ Богомладенцу Христу дары принесоша,/ такожде и ты, Татиано богомудрая,/ принесла еси от сокровища сердца твоего/ вместо злата – веру чистую,/ вместо фимиама – молитву теплую,/ вместо смирны – страстей умерщвление,/ и явилася еси воистинну жертва благоприятная.

Яко агница нескверная,/ посреде мучителей предстала еси/ и, сих зверонравие кротостию победивши,/ дерзость же тех терпением посрамивши,/ Горняго Иерусалима достигла еси,/ мученице Татиано добропобедная,/ идеже, Христу предстоящи,/ молишися о душах наших.

Слава, глас 8:

Руце твои на рало заповедей Божиих возложивши,/ вспять не обратилася еси/ и, Христу усердно работающи,/ плод сторичный добродетелей принесла еси:/ веру несумненную, надежду известную/ и любовь нелицемерную,/ наипаче же милосердию прилежала еси,/ святая мученице Татиано./ Темже молися от бед и скорбей избавитися/ благочестно совершающим святую память твою.

И ныне, праздника.

На стиховне стихиры, глас 6.

Подобен: Все отложше:

Мученице преславная Татиано,/ ты, жена естеством сущи,/ мужественне смерть прияла еси/ и, Крестом Христовым вооружившися,/ страсти душетленныя отсекла еси/ и гордаго змия смирением попрала еси./ Ныне же, в радости вечней пребывающи,/ Христу Богу молися,/ грехов прощение нам даровати,/ благочестно совершающим святую память твою.

Стих: Зане Тебе ради умерщвляемся весь день,/ вменихомся, яко овцы заколения.

Огнем любве распалаема/ и делами милосердия украшена,/ страждущим и в заточении сущим/ усердно послужила еси/ и в радость Господа твоего вошла еси,/ Татиано, мученице преславная./ Темже и нас, добродетельми убогих/ и многими страстьми исполненных,/ от язв душетленных избави/ и на путь благочестия направи.

Стих: Дивен Бог во святых Своих,/ Бог Израилев.

Яко маслина плодовита/ в стране нашей явилася еси,/ мученице Христова Татиано,/ исцеляющи елеем милосердия/ души и телеса недугующих/ и твоея помощи просящих./ Ныне же, Богу предстоящи,/ данною тебе свыше благодатию/ испроси болящим исцеление/ и душам нашим велию милость.

Слава, глас 8:

Радуйся, святая мученице Татиано,/ премудрая ученице Христова,/ временная бо искушения прешедши,/ ныне в радости вечней пребываеши/ и гласа ангелов наслаждаешися,/ непрестанно воспевающих:/ Свят, Свят, Свят еси, Господи.

И ныне, праздника.

Тропарь, глас 3:

Мироносицам женам в добродетелех подражающи,/ в темницах и юзах сущим усердно послужила еси,/ и, образ евангельскаго милосердия нам показавши,/ за Христа мученическую смерть прияла еси,/ Татиано преславная./ Ныне, Богу предстоящи,/ моли спастися душам нашим.

На утрени

На Бог Господь: тропарь праздника, дважды.

Слава, святыя. И ныне, праздника.

По 1-м стихословии седален, глас 4:

Житием праведным ныне обнищах/ и грехи многими ураних душу мою,/ но ты, мученице честная,/ богатством милосердия и лечбою молитв твоих/ исцели мене, немощнаго,/ яко да воспою славныя твоя подвиги.

Слава, и ныне, праздника.

По 2-м стихословии седален, глас 4:

Яко разбойницы, обыдоша мя страсти моя,/ световидную одежду души моея совлекоша/ и ту ранами греховными уязвиша,/ но ведый тя милостивую помощницу,/ из глубины сердца моего взываю:/ пролей елей милосердия на мя/ и еле жива суща, возстави,/ Татиано, мученице честная.

Слава и ныне, праздника.

Величание:

Величаем тя,/ святая мученице Татиано,/ и чтим честная страдания твоя,/ яже за Христа/ претерпела еси.

Псалом избранный: Бог нам Прибежище и Сила:

По полиелеи седален, глас 8:

В багряницу от кровей твоих одеявшися/ и порфирою славы украсившися,/ вошла еси в чертог Христов, Татиано богомудрая,/ идеже святии новомученицы и исповедницы Церкве Русския/ Престолу Божественныя славы предстоят./ Сего ради молим тя:/ вознеси с ними молитвы о нас,/ любовию память твою празднующих.

Слава, и ныне, праздника.

Таже степенна, 1-й антифон 4-го гласа. Прокимен, глас 4: Дивен Бог во святых Своих,/ Бог Израилев. Стих: В церквах благословите Бога, Господа от источник Израилевых. Всякое дыхание: Евангелие от Матфеа, зачало 104.

По 50-м псалме стихира, глас 6:

Днесь восхвалим, вернии,/ дивнаго во святых Своих Бога/ и воспоим Ему благодарственно,/ яко яви нам Татиану пречудную,/ чистотою и милосердием украшенную/ и благодать Святаго Духа стяжавшую,/ и тако возопиим:/ Господи, молитвами Твоея мученицы,/ не помяни беззаконий наших,/ но спаси души наша.

Канон, глас 8.

Песнь 1

Ирмос: Воду прошед, яко сушу,/ и египетскаго зла избежав,/ израильтянин вопияше:/ Избавителю и Богу нашему поим.

Днесь память мученицы преславныя Татианы нас созва, да восхвалим, вернии, добродетели и труды ея и, торжеством духовне напитавшеся, прославим Избавителя и Бога нашего.

Благочестиваго корене отрасль всечестная сущи, мученице славная, всяцей добродетели от юности навыкла еси и, закона Божия николиже оставляющи, яко древо плодоносное при исходищах вод явилася еси.

Глагол Христов, яко блажени милостивии, от младенства в сердце твоем восприемши, доброю стезею шествовала еси, всечестная Татиано, заключенных за имя Христово утешающи и от глада избавляющи.

Богородичен: Тя, благословенную в женах, архангельским гласом величаем: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою.

Песнь 3

Ирмос: Небеснаго круга/ Верхотворче Господи/ и Церкве Зиждителю,/ Ты мене утверди в любви Твоей,/ желаний краю, верных утверждение,/ едине Человеколюбче.

Старца Саровскаго почитающи, во обитель Дивеевскую вселитися возжелала еси, святая, обаче, волю Господню о себе познавши, к смерти и страданию уготовилася еси, поющи: утверди мене в любви Твоей, едине Человеколюбче.

Преподобнаго Гавриила, добродетельми украшена, наставника ко спасению обрела еси, блаженная Татиано, иже поучаше тя в подвизе духовнем пребывати и в любви Господней утверждатися.

Святей Анастасии Узорешительнице в милосердии подражающи, во узах и заточении сущим усердно послужила еси, богозванная невесто Татиано, поющи: утверди мене в любви Твоей, едине Человеколюбче.

Богородичен: Рождеством Твоим, Дево Пречистая, род человеческий избавила еси служения вражия и женское естество Тобою почтено бысть.

Седален, глас 8:

Кая темница не име тя юзницу,/ кий град не имать тя заступницу,/ не токмо земля Московская о тебе хвалится,/ но и Зырянская с нами ликовствует,/ и Казахстанская о тебе радуется,/ и мнози инии грады и веси свеселятся с нами в торжестве твоем,/ поминающе изгнания и прославляюще страдания твоя,/ Татиано, мученице христоименитая.

Слава, и ныне, Богородичен:

Боголюбивая Владычице, ангелов украшение и мучеников славо,/ с ними молися обрести нам милость и разрешение от беззаконий наших,/ помози течение жизни нашея добре совершити/ и Царствия Небеснаго наследники явитися.

Песнь 4

Ирмос: Услышах, Господи,/ смотрения Твоего таинство,/ разумех дела Твоя/ и прославих Твое Божество.

Нрав благ праведных жен Марфы и Марии стяжавши, единое на потребу обрела еси и веру благими делы украсила еси, алчущих питающи, странных утешающи и больных посещающи, мученице славная.

Добродетелем безсребренников и чудотворцев подражающи, на служение страждущим устремилася еси, Татиано терпеливодушная. Темже и наша телесныя и душевныя недуги исцели благоприятными твоими молитвами.

Милосердие творити в житии твоем возлюбивши, вся имения твоя в руце нищих влагала еси и тако Богу угодила еси. Темже молим тя: части человека богата, обаче немилосерда, избави нас и со всеми святыми в недрех Авраамовых вселитися Господа умоли.

Богородичен: Родила еси Сына Божия плотию, девство сохраньши, темже притекают к Тебе, Пречистая Владычице, отроковицы, девство возлюбившия, и яве побеждают невидимыя враги.

Песнь 5

Ирмос: Просвети нас повелении Твоими, Господи,/ и мышцею Твоею высокою/ Твой мир подаждь нам,/ Человеколюбче.

Девственных лик о тебе, невесто Христова, ныне радуется, собор мучеников веселится и множества благочестивых в храме взывают: Твой мир подаждь нам, Человеколюбче.

От тесноты темничныя и смраднаго заточения, мученице честная, к пространней широте рая сладости прешла еси и святых светлость узрела еси. Ныне прилежно с ними молися, даровати нам мир и веры утверждение.

О, мученице добропобедная, ластовице красная, голубице кроткая, горлице миролюбивая! Душу мою плодоносну покажи и нрав жестокосердый премени, и мир душевный низпосли молитвами твоими.

Богородичен: Ныне род человеческий возрадовася, печаль преста и радость процвете, яко Бог вселися во утробу Твою, Пречистая, и виден бысть Тобою.

Песнь 6

Ирмос: Молитву пролию ко Господу/ и Тому возвещу печали моя,/ яко зол душа моя исполнися/ и живот мой аду приближися,/ и молюся, яко Иона:/ от тли, Боже, возведи мя.

Истинною любовию, милосердием и кротостию, терпением и целомудрием украсившися, обитель Духа Святаго себе соделала еси, святая, нас же, грехами отягченныя, посети и надеждою на милость Божию ободри, молитвами твоими.

Страдания и гонения от безбожных претерпевши и силою Креста Христова диавола победивши, Небеснаго пристанища достигла еси, избраннице Христова, идеже неотъемлемый мир обрела еси.

Исповедников Христовых в темницах утешающи, нищетою вольною себе украсила еси, святая Татиано, и, страдания нивочтоже вменивши, от смерти к Жизни прешла еси.

Богородичен: Тя, Дево, яко Матерь Божию, лицы мученичестии велегласно прославляют, темже и святая Татиана, Сыну Твоему последовавши, купно с ними ублажает Тя, Пречистая.

Кондак, глас 2:

Слово Божие сердцем твоим восприемши,/ миру распялася еси,/ святая мученице Татиано,/ и, в служении страждущим Богу угодивши,/ плод добродетелей обилен пожала еси./ Сего ради буди нам ходатаица/ и умоли Создателя всех,/ безплодие сердец наших исцелити,/ да принесем Ему плоды покаяния,/ любовь, милосердие и смирение.

Икос:

Приидите, вернии, духовне возвеселимся в памяти святыя мученицы Татианы,/ и, прославляюще подвиги ея, воспоим тако:/ радуйся, града Томска благое прозябение;/ радуйся всея земли Русския украшение./ Радуйся, Церкве Божия плод благоприятный;/ радуйся, лика новомучеников наших цвет благоуханный./ Радуйся, женам мироносицам в ревности подражавшая;/ радуйся, многия добродетели стяжавшая./ Радуйся, Татиано, мученице преславная, образ милосердия нам показавшая.

Песнь 7

Ирмос: От Иудеи дошедше отроцы/ в Вавилоне иногда/ верою Троическою пламень пещный попраша, поюще:/ отцев Боже, благословен еси.

Кая темница не име тя юзницу, страдалице терпеливодушная? Ты бо, лютое неистовство мучителей безбожных мужественне претерпевающи, смирением Христовым сих победила еси. Ныне же в радости поеши: отцев Боже, благословен еси.

Евангельскими глаголы святых юзников утешала еси, достохвальная Татиано, имже божественне поревновавши, вседушно пострадати за Христа возжелела еси. Ныне же с лики мучеников в радости поеши: отцев Боже, благословен еси.

Мироносицы вземши чин, всечестная страдалице, Христу, нас ради волею обнищавшему, усердно послужила еси, егда, вместо мира, елеем милосердия страждущих и недужных умастила еси. Ныне же, Господа зрящи, поеши: Боже, благословен еси.

Богородичен: Вся жены богомудрыя с веселием прославляют Деву Пречистую, истинную Матерь Божию, и, благоговейно предстояще, Христа восхваляют во веки.

Песнь 8

Ирмос: Царя Небеснаго,/ Егоже поют вои ангельстии,/ хвалите и превозносите во вся веки.

Сластьми мира сего не прельстившися, яко цвет красный, в девстве процвела еси и мученическаго венца сподобилася еси, Татиано богомудрая, и тако, сугубый подвиг на земли совершивши, ныне с лики ангельскими Христа прославляеши.

Христа всем сердцем возлюбивши, Тому усердно последовала еси, честная, и, скверны греховныя избегши, яко голубица, крилома добродетелей в Небесный чертог возлетела еси, идеже, веселящися, песнь победную воспеваеши.

Добродетельми и подвиги твоими Богу угодила еси, Татиано достохвальная, сего ради Той в лице мучениц прослави тя и дерзновение велие дарова молитися присно о верою и любовию чтущих тя.

Богородичен: Ты Бога едина родила еси, Дево, преславно; Ты естество обновила еси Рождеством Твоим, Богородительнице Чистая.

Песнь 9

Ирмос: Воистинну Богородицу/ Тя исповедуем,/ спасеннии Тобою, Дево Чистая,/ с безплотными лики Тя величающе.

Светильник добродетели во мраце беззакония возжегши, мудрым девам сопричислилася еси, всечестная, и, в чертог брачный возшедши, Небесному Жениху Христу обручилася еси. Егоже моли спастися душам нашим.

От земных к небесным ум вперивши, сетей вражиих избегла еси, мученице Татиано, и крилами чистоты Царствия Божия достигла еси, идеже с безплотными силами Христа величаеши.

Приими, Триипостасный Боже, малую песнь сию, в память святыя Татианы, добропобедныя мученицы Твоея, сложенную. Еяже молитвами умягчи наша окамененная сердца и научи любви и милосердию.

Богородичен: Приими, о, Богомати, яко миро, от любве приносимую песнь сию, и принеси Сыну Твоему, яко дар, во оставление грехов наших.

Светилен:

Яко мудрая дева, светильник души твоея елеем украсивши,/ во след Христа устремилася еси, Татиано достоблаженная,/ и, Чертога Небеснаго достигши,/ Свет Невечерний лицезрети сподобилася еси./ Укрепи и нас, мати всехвальная,/ во свете заповедей Господних ходити/ и делы своими Бога прославляти.

Слава и ныне, праздника.

На хвалитех стихиры, глас 8.

Подобен: О, преславнаго чудесе:

О, преславнаго чудесе!/ Голубица нескверная, Татиана всеблаженная,/ девство и милосердие возлюбивши,/ сими, яко крилы духовными,/ возлете превыше видимыя твари,/ в Царство благодати и нескончаемыя радости,/ идеже, со всеми святыми пребывающи,/ молится Богу грехов оставление даровати,/ светло празднующим святую память ея.

О, преславнаго чудесе!/ Девства благое процветение,/ Татиана мученица Христова/ во дни гонений на Церковь Русскую,/ страдания мужественне претерпевающи,/ в законе Господни непорочно хождаше,/ темже, нетленным венцем увенчавшися/ и обретши дерзновение у Бога,/ подает верным велию милость.

О, преславнаго чудесе!/ О, Божественнаго произволения!/ Христова мученица Татиана,/ жена немощная сущи,/ победи коварствия демонов/ и, лютыя смерти не убоявшися,/ истину пред беззаконники исповеда./ Ныне же с безплотными силами/ Триипостаснаго Бога прославляет.

Слава, глас 6:

Мира соблазны презревши/ и любовию Божественною возгоревшися,/ в темницах сущим прилежно послужила еси,/ мученице славная Татиано,/ раны же юзников слезами омывающи,/ во исповедании веры словесы твоими сих укрепляла еси./ Ныне, во славе вечной пребывающи,/ благодать духовную нам низпосли,/ благоприятными твоими молитвами.

И ныне, праздника.

Славословие великое и отпуст.

На Литургии

Блаженны от канона, песни 3-я и 6-я. Прокимен, глас 6: Тебе ради умерщвляемся весь день,/ вменихомся яко овцы заколения. Стих: О Бозе похвалимся весь день и о имени Твоем исповемыся во век. Апостол Коринфяном, зачало 181. Аллилуиа, глас 1: Терпя потерпех Господа, и внят ми. Стих: И услыша молитву мою. Евангелие от Матфеа, зачало 39. Причастен: Веселитеся, праведнии, о Господе, и исповедайте память святыни Его.

Молитва

О, доблественная страстотерпице Христова Татиано, земли нашея доброе прозябение, Церкве Русския благое украшение и Вышняго Иерусалима избранная дщи!

Ты, на земли благочестно поживши, Христа всем сердцем возлюбила еси и, в темницах сущих посещающи, алчущих питала еси, нагих одевала еси и словом Евангельския любве утешала еси. Таже, вземши крест свой, страдания и смерть за веру Православную прияла еси и Царствия Небеснаго достигла еси. Темже тя, яко благую и верную рабу Господню достойно почитающе, усердно просим: моли о нас Всещедраго Бога, да дарует Церкви Русской благостояние, Отечеству нашему мир, людем во благочестии преспеяние, в скорбех утешение, во обстояниих помощь и заступление, да благодатию Божиею и твоим теплым предстательством земное жительство пройдем и Горняго Иерусалима достигнем, идеже вкупе с тобою сподобимся прославляти дивнаго во святых Своих Бога нашего, Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Молитвы

Тропарь мученице Татиане Гримблит, глас 3

Мироно́сицам жена́м в доброде́телех подража́ющи,/ в темни́цах и у́зах су́щим усе́рдно послужи́ла еси́/ и, о́браз ева́нгельскаго милосе́рдия на́м показа́вши,/ за Христа́ му́ченическую сме́рть прия́ла еси́,/ Татиа́но пресла́вная./ Ны́не, престо́лу Бо́жию предстоя́щи,// моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Перевод: Женам-мироносицам подражая в добродетелях, в тюрьмах и заключении пребывающим усердно послужила ты и, пример евангельского милосердия нам показав, за Христа мученическую смерть приняла ты, Татьяна прославляемая. Сейчас, престолу Божию предстоя, моли о спасении душ наших.

Кондак мученице Татиане Гримблит, глас 2

Сло́во Бо́жие се́рдцем твои́м восприе́мши,/ ми́ру распя́лася еси́,/ свята́я му́ченице Татиа́но,/ и, в служе́нии стра́ждущим Бо́гу угоди́вши,/ пло́д доброде́телей оби́лен пожа́ла еси́./ Сего́ ра́ди бу́ди на́м хода́таица/ и умоли́ Созда́теля все́х,/ безпло́дие серде́ц на́ших исцели́ти,/ да принесе́м Ему́ плоды́ покая́ния,// любо́вь, милосе́рдие и смире́ние.

Перевод: Слово Божие сердцем твоим восприняв, ты распялась для мира (Гал.6:14), святая мученица Татиана, и, в служении страдающим Богу угодив, собрала обильные плоды добродетелей. Потому будь нашей заступницей и умоли Создателя всех, бесплодие сердец наших исцелить, чтобы мы принесли Ему плоды покаяния, любовь, милосердие и смирение.

показать все

Молитва мученице Татиане Гримблит

О, свята́я му́ченице Христо́ва, Татиа́но! А́гнца Бо́жия непоро́чная а́гнице, целому́дрия голуби́це, неве́сто Христа́, Жениха́ твоего́!
Ты́, во дни́ жития́ твоего́ мирски́я по́хоти презре́вши, па́че земны́х бла́г Го́спода возлюби́ла еси́ и во страда́ниих обрела́ еси́ небе́сный поко́й. При́зри ны́не с Небесе́ и ви́ждь, я́ко погиба́ем во обстоя́ниих и ско́рбех на́ших. К тебе́ прибега́ем и твоея́ ми́лости про́сим, не отве́ржи на́с, убо́гих ча́д твои́х, не иму́щих еле́я до́брых де́л, и на пу́ть покая́ния наста́ви. Помяни́ ста́рцы и ю́ныя, сироты́ и вдови́цы, ни́щия и убо́гия, в темни́цах и заточе́нии су́щия, неду́гующия и скорбя́щия, изря́днее же, гони́мыя ве́ры ра́ди Правосла́вныя. На́с же, ю́зами греха́ свя́занныя, разреши́ и ко спасе́нию ско́ро напра́ви, тебе́ бо даде́ся благода́ть моли́тися за ны́. Да, твои́м предста́тельством огражда́еми, дости́гнем Ца́рствия Небе́снаго, иде́же вси́ святи́и пребыва́ют, прославля́юще И́мя Пресвяты́я Тро́ицы, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Случайный тест