Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

21 января

Житие

Два­дца­тый век при­нёс неви­дан­ные ис­пы­та­ния Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Их мож­но лишь срав­нить с мас­со­вым ис­треб­ле­ни­ем хри­сти­ан в пер­вые ве­ка от Рож­де­ства Хри­сто­ва. Бо­го­бор­че­ская власть возы­ме­ла огром­ную си­лу, от­стра­нив от пре­сто­ла и за­тем убив Ца­ря и всю Цар­скую се­мью. На­ча­лись го­ды крас­но­го тер­ро­ра. Но­вой вла­стью от­да­ва­лись бес­по­щад­ные ука­зы об уни­что­же­нии луч­ших рус­ских лю­дей, мо­гу­щих по­ме­шать ис­пол­не­нию её дерз­ких пла­нов. Ап­па­рат, за­ни­ма­ю­щий­ся ис­треб­ле­ни­ем неугод­ных вла­сти лю­дей всё воз­рас­тал, по­яви­лась сеть конц­ла­ге­рей, в ко­то­рых му­чи­ли го­ло­дом, хо­ло­дом, непо­силь­ным тру­дом, за­ра­жа­ли опас­ны­ми ин­фек­ци­я­ми, из­де­ва­лись, пы­та­лись «вы­бить» от­ре­че­ние от Хри­ста. Толь­ко за один 1922 год бы­ло рас­стре­ля­но бо­лее 6000 свя­щен­ни­ков и мо­на­ше­ству­ю­щих.

В 1937 го­ду по рас­по­ря­же­нию Ста­ли­на был из­дан опе­ра­тив­ный указ о рас­стре­ле всех, на­хо­дя­щих­ся в тюрь­мах и ла­ге­рях ис­по­вед­ни­ков. Так по­яви­лись стрел­ко­вые по­ли­го­ны в круп­ных го­ро­дах, точ­нее их при­го­ро­дах: в Москве — Бу­то­во, в Ту­ле — Тес­ниц­кое. Толь­ко за один 1937 год на Бу­тов­ском по­ли­гоне бы­ло уни­что­же­но 21765 че­ло­век. По­сколь­ку в Москве, как в сто­ли­це и цен­тре ду­хов­ном и на­уч­ном, встре­ча­лись мно­гие лю­ди из раз­ных об­ла­стей и да­же стран, то и в чис­ле рас­стре­лян­ных ока­за­лись вы­ход­цы из раз­ных ре­ги­о­нов Рос­сии. Так, на Бу­тов­ском по­ли­гоне рас­стре­ля­но мно­го на­ших зем­ля­ков, свя­щен­ни­ков и ми­рян при­хо­дов церк­вей быв­ше­го Ка­шир­ско­го уез­да, вхо­див­ше­го до ре­во­лю­ции в со­став Туль­ской гу­бер­нии. В их чис­ле свя­щен­но­му­че­ник Ва­си­лий Ар­хан­гель­ский.

Ва­си­лий Ми­хай­ло­вич Ар­хан­гель­ский ро­дил­ся 20 ян­ва­ря 1874 го­да в се­ле Ру­сал­кине Ка­шир­ско­го уез­да Туль­ской гу­бер­нии в се­мье диа­ко­на Ми­ха­и­ла Ар­хан­гель­ско­го.

В се­мье Ми­ха­и­ла Про­хо­ро­ви­ча Ар­хан­гель­ско­го бы­ло пять сы­но­вей и две до­че­ри. Всем сы­но­вьям отец дал ду­хов­ное об­ра­зо­ва­ние, и они ста­ли впо­след­ствии свя­щен­ни­ка­ми; до­че­ри, за нехват­кой средств, об­ра­зо­ва­ния не по­лу­чи­ли, но бы­ли вы­да­ны за­муж за свя­щен­ни­ков.

Дет­ство Ва­си­лия Ар­хан­гель­ско­го про­хо­ди­ло в бла­го­че­сти­вей­шей се­мей­ной об­ста­нов­ке, где на­став­ни­ком в ду­хов­ном вос­пи­та­нии яв­лял­ся отец — те­перь уже свя­щен­ник — Ми­ха­ил Про­хо­ро­вич Ар­хан­гель­ский , го­ря­чо лю­би­мый пас­тырь По­кров­ской церк­ви се­ла Ру­сал­ки­но. Отец Ми­ха­ил имел неза­у­ряд­ные пе­да­го­ги­че­ские спо­соб­но­сти, что бы­ло от­ме­че­но Епар­хи­аль­ным На­чаль­ством, на­зна­чив­шим его в 1884 го­ду окруж­ным на­блю­да­те­лем над шко­ла­ми. Пе­да­го­ги­че­ские спо­соб­но­сти Ми­ха­и­ла Про­хо­ро­ви­ча преж­де все­го об­на­ру­жи­ва­лись в се­мье, на его соб­ствен­ных де­тях.

Отец Ми­ха­ил не при­зна­вал ни­ка­ко­го на­си­лия над лич­но­стью ре­бён­ка: ни роз­ги, ни по­бо­ев, ни гру­бых окри­ков и рез­ко­стей в об­ра­ще­нии с детьми, что бы­ло рас­про­стра­не­но в те вре­ме­на. «Это был лас­ко­вый и необык­но­вен­но неж­ный отец, ко­то­рый ис­прав­лял по­греш­но­сти де­тей един­ствен­но сер­деч­ным и ра­зум­ным вну­ше­ни­ем, все­гда при­ме­ня­ясь к их лич­ным осо­бен­но­стям», — так вспо­ми­нал о нём свя­щен­ник Пётр Ильин­ский (2).

В то вре­мя ко­гда Ва­си­лий был со­всем ма­лень­кий, стар­ший брат Сер­гий уже учил­ся в ТДЖС, а Вла­ди­мир и Ни­ко­лай в Ве­нёв­ском Ду­хов­ном учи­ли­ще. Млад­шие Ва­си­лий и Лео­нид бы­ли в дет­стве наи­бо­лее друж­ны в си­лу сход­ства воз­раст­ных ин­те­ре­сов, в то вре­мя стар­шие бра­тья уже бы­ли се­рьёз­ны­ми мо­ло­ды­ми людь­ми. В сво­их вос­по­ми­на­ни­ях свя­щен­ник Лео­нид Ар­хан­гель­ский так опи­сы­ва­ет дет­скую друж­бу с бра­том Ва­си­ли­ем: «Мой брат, Ва­си­лий Ми­хай­ло­вич, или по-дет­ски Ва­ся, был стар­ше ме­ня на че­ты­ре го­да, но он был мо­им дет­ским то­ва­ри­щем, а позд­нее и дру­гом, так ска­зать, как бы по род­ствен­ной необ­хо­ди­мо­сти. Это был круг­лень­кий здо­ро­вый маль­чик; он от­ли­чал­ся осо­бен­ной рез­во­стью ног и бе­гал, как за­яц. Пом­ню, как-то, по­го­жим лет­ним ве­че­ром, по­сле вго­на ско­ти­ны, пе­ред ужи­ном, сго­во­ри­лась ве­сё­лая ком­па­ния де­тей и взрос­лых бе­жать «на об­гон­ки», от на­ше­го до­ма до церк­ви и об­рат­но. Эта жи­вая куч­ка, ко­неч­но, очень быст­ро рас­сы­па­лась; неко­то­рые ед­ва до­бе­жа­ли до пол­пу­ти, а ма­лень­кий Ва­ся, как рез­вый за­яц, бе­жал уже об­рат­но, — толь­ко пят­ки свер­ка­ют.

Как стар­ший брат, Ва­ся мне в дет­стве по­кро­ви­тель­ство­вал, но так, что это для ме­ня вре­ме­на­ми бы­ло тя­же­лень­ко. Он ино­гда де­лал мне раз­лич­ные са­мо­дель­ные про­стые иг­руш­ки, — те­леж­ки или ко­ля­соч­ки; но ес­ли они ему по­че­му-то не нра­ви­лись, он их без­жа­лост­но ло­мал, к мо­е­му ве­ли­ко­му огор­че­нию. Или, на­при­мер, ве­зёт он ме­ня на са­лаз­ках или на те­леж­ке, но ве­зёт по ров­но­му ме­сту, а по­том сво­ра­чи­ва­ет непре­мен­но на ко­со­гор и мне все­гда ка­за­лось, что он ме­ня на­роч­но опро­кинет. Во­зить ме­ня по­доб­ным об­ра­зом, так близ­ко от опас­но­сти, он на­зы­вал «во­зить на студне»… для нас с Ва­сей са­мым ин­те­рес­ным за­ня­ти­ем ле­том бы­ла по­строй­ка пло­ти­ны на ру­чье… Необык­но­вен­ное на­сла­жде­ние бы­ло для нас в дет­стве си­деть це­лы­ми дня­ми на во­до­пое, — осмат­ри­вать, по­чи­нять, укреп­лять пло­ти­ну и без кон­ца слу­шать, как ми­ло жур­чит веч­но «жи­вая во­да», вы­бе­гая из спус­ка ма­лень­ким во­до­па­дом… Этим ин­те­рес­ным для нас за­ня­ти­ем мы с бра­том Ва­си­ли­ем, по за­ве­дён­ной тра­ди­ции, усерд­но за­ни­ма­лись из го­да в год, на­чи­ная с ран­не­го дет­ства и чуть ли не до же­нить­бы и опре­де­ле­ния на ме­ста, ко­гда мы уже по­ки­ну­ли род­ное Ру­сал­ки­но» (1, с. 73-76).

От­рок Ва­си­лий Ар­хан­гель­ский, прой­дя необ­хо­ди­мый курс обу­че­ния в Ве­нёв­ском Ду­хов­ном учи­ли­ще, по­сту­пил в Туль­скую Ду­хов­ную Се­ми­на­рию, ко­то­рую успеш­но за­кон­чил со вто­рым раз­ря­дом в 1897 го­ду. По окон­ча­нии кур­са Се­ми­на­рии Ва­си­лий Ми­хай­ло­вич со­сто­ял учи­те­лем в цер­ков­но-при­ход­ской шко­ле се­ла Спас-Дет­чи­на Ка­шир­ско­го уез­да с 1897 по 1902 год. Ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка к Успен­ской церк­ви се­ла Люб­ли­на Ка­шир­ско­го уез­да Прео­свя­щен­ным Пи­ти­ри­мом, Епи­ско­пом Туль­ским и Белев­ским в 1902 го­ду. Отец Ва­си­лий од­новре­мен­но со­сто­ял за­ко­но­учи­те­лем в трёх на­чаль­ных зем­ских шко­лах, от­но­ся­щих­ся к при­хо­ду Успен­ской церк­ви се­ла Люб­ли­на: в сель­це Редь­кине, в де­ревне Сме­дов­ской, в сель­це Ха­раб­ро­ве. Свя­щен­ник Ва­си­лий Ар­хан­гель­ский имел сле­ду­ю­щие на­гра­ды: 21 мая 1907 го­да на­граж­дён на­бед­рен­ни­ком Прео­свя­щен­ным Лав­рен­ти­ем, епи­ско­пом Туль­ским и Белев­ским; в июле 1911 го­да на­граж­дён ску­фьёю «за от­лич­но—усерд­ную служ­бу по ду­хов­но­му ве­дом­ству» Прео­свя­щен­ней­шим Пар­фе­ни­ем, ар­хи­епи­ско­пом Туль­ским и Белев­ским; по опре­де­ле­нию Епар­хи­аль­но­го На­чаль­ства в мар­те 1916 го­да на­граж­дён ка­ми­лав­кою «за осо­бые за­слу­ги по об­сто­я­тель­ствам во­ен­но­го вре­ме­ни».

Ва­си­лий Ар­хан­гель­ский был же­нат. Же­на его Ве­ра Ива­нов­на ро­ди­лась в 1881 го­ду. В се­мей­стве их име­лось шесть де­тей, но «Кли­ро­вые ве­до­мо­сти» за 1916 год до­но­сят до нас све­де­ния о пя­те­рых из них: Алек­сандр, 1903 г.р., обу­чал­ся в 1916 го­ду в 3-м клас­се Ве­нёв­ско­го Ду­хов­но­го учи­ли­ща; Та­ти­а­на, 1904 г.р. обу­ча­лась в Туль­ском Епар­хи­аль­ном Жен­ском учи­ли­ще; Сер­гей, 1910 г.р., Вла­ди­мир, 1912 г.р. и Ека­те­ри­на, 1914 г.р. на­хо­ди­лись на до­маш­нем вос­пи­та­нии в си­лу сво­е­го ма­ло­лет­не­го воз­рас­та. (5) От­цу Ва­си­лию на­ка­нуне ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та бы­ло 43 го­да, а ма­туш­ке Ве­ре 36 лет. Впе­ре­ди их жда­ли тя­жё­лые ис­пы­та­ния… Отец Ва­си­лий остал­ся пас­ты­рем при­хо­да вве­рен­ной ему Успен­ской церк­ви се­ла Люб­ли­на Ка­шир­ско­го уез­да Туль­ской Епар­хии до кон­ца сво­их дней. Из этой церк­ви по­шёл он по пу­ти, ве­ду­ще­му в Цар­ство Небес­ное…

Но не все его род­ные бра­тья во вре­ме­на го­не­ний оста­лись вер­ны­ми Хри­сту. Млад­ший его брат, отец Лео­нид, стар­шие, свя­щен­ни­ки Сер­гий и Вла­ди­мир, слу­жив­шие в церк­вях го­ро­да Ту­лы, под­верг­лись вли­я­нию об­нов­лен­че­ско­го рас­ко­ла (3). Но, ви­ди­мо, впо­след­ствии они при­нес­ли по­ка­я­ние, так как из­вест­но, что свя­щен­ник Лео­нид Ар­хан­гель­ский в 1934-1935 го­дах слу­жил в Ильин­ской церк­ви г. Ту­лы, ко­то­рая бы­ла опло­том вер­ных хри­сти­ан Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в то вре­мя (там ча­сто про­хо­ди­ли ар­хи­ерей­ские служ­бы, воз­глав­ля­е­мые ныне про­слав­лен­ным св. Они­си­мом Пы­ла­е­вым), и, ко­неч­но свя­щен­ни­ка, ушед­ше­го в об­нов­лен­че­ский рас­кол до слу­же­ния в этой церк­ви до­пу­стить не мог­ли; и в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях он не ука­зы­ва­ет на­град, по­жа­ло­ван­ных ему об­нов­лен­че­ским епар­хи­аль­ным управ­ле­ни­ем. Свя­щен­ник Вла­ди­мир Ар­хан­гель­ский, быв­ший на­сто­я­те­лем Пет­ро-Пав­лов­ской церк­ви вхо­дил в 1925 го­ду в со­став Пред­съезд­ной ко­мис­сии, об­ра­зо­ван­ной об­нов­лен­че­ским туль­ским епар­хи­аль­ным управ­ле­ни­ем, но впо­след­ствии из­вест­но, что он был сме­щён об­нов­лен­ца­ми, «был за­штат­ным про­то­и­е­ре­ем церк­ви во имя Свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, под­вер­гал­ся пре­сле­до­ва­ни­ям со сто­ро­ны «крас­ных по­пов». «Бук­валь­но объ­ез­дил всю Туль­скую Гу­бер­нию с аги­та­ци­ей за чер­но­со­тен­цев, по­сле­до­ва­те­лей Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на» (6, с. 226).

Ин­те­рес­но, что свя­щен­ник Лео­нид Ар­хан­гель­ский был же­нат на дво­ю­род­ной сест­ре ныне при­чис­лен­но­го к ли­ку свя­тых ар­хи­епи­ско­па Ил­ла­ри­о­на Тро­иц­ко­го Ли­дии Пав­ловне Тро­иц­кой, ко­то­рая впо­след­ствии со­хра­ни­ла пись­ма Вла­ды­ки, адре­со­ван­ные им с му­жем. Воз­мож­но, под вли­я­ни­ем ар­хи­епи­ско­па Ил­ла­ри­о­на, быв­ше­го пра­вой ру­кой Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, бра­тья-свя­щен­ни­ки Ар­хан­гель­ские осо­зна­ли свою ошиб­ку, очень рас­про­стра­нён­ную в те смут­ные вре­ме­на, при­нес­ли по­ка­я­ние и бы­ли сно­ва при­ня­ты в ло­но Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Од­на­ко, их же бра­тья свя­щен­ни­ки Ва­си­лий и Ни­ко­лай, что слу­жи­ли на сель­ских при­хо­дах, все­гда со­хра­ня­ли вер­ность Церк­ви. Свя­щен­ник Ни­ко­лай Ар­хан­гель­ский, слу­жив­ший в род­ной церк­ви се­ла Ру­сал­ки­на по­сле смер­ти от­ца, ушёл за штат в 1926 го­ду (1).

«Пра­виль­ное вос­пи­та­ние ро­ди­те­ля­ми сво­их де­тей по­се­я­ло в ду­шах по­след­них глу­бо­кую лю­бовь и ува­же­ние к ним; дви­жи­мые этой лю­бо­вью, они с успе­хом про­шли своё уче­ние и по­том на­все­гда оста­лись креп­ко свя­зан­ны­ми тёп­лым сер­деч­ным от­но­ше­ни­ем со сво­им род­ным кро­вом» — пи­сал свя­щен­ник Пётр Ильин­ский (2). И, де­ти от­ца Ми­ха­и­ла, уже бу­дучи свя­щен­ни­ка­ми, неиз­мен­но каж­дый год со­би­ра­лись на пре­столь­ный празд­ник По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в ро­ди­тель­ский дом, в род­ную цер­ковь. И по­сле смер­ти ро­ди­те­лей, и во вре­ме­на го­не­ний на цер­ковь бра­тья неиз­мен­но сго­ва­ри­ва­лись и съез­жа­лись со сво­их от­да­лён­ных при­хо­дов еже­год­но к род­но­му пе­пе­ли­щу. Отец Ва­си­лий Ар­хан­гель­ский по­след­ний раз по­се­тил род­ные ме­ста вме­сте с бра­тья­ми в 1929 го­ду (1).

В 1929 го­ду был на­чат оче­ред­ной этап го­не­ний на Цер­ковь со сто­ро­ны со­вет­ской вла­сти, со­про­вож­да­ю­щий­ся про­во­див­шей­ся в стране кам­па­ни­ей кол­лек­ти­ви­за­ции и рас­ку­ла­чи­ва­ния. Вла­сти об­ру­ши­лись на Цер­ковь как охра­ни­те­ля ста­ро­го строя, раз­ру­шая тра­ди­ци­он­ную рус­скую де­рев­ню, по­чти пол­но­стью ре­ли­ги­оз­ную. Бы­ло про­воз­гла­ше­но, что «ку­ла­ки в со­ю­зе с по­па­ми сры­ва­ют хле­бо­за­го­тов­ки». На XVI съез­де ВКП(б) ле­том 1930 го­да Ста­лин за­яв­ля­ет: «Кол­лек­ти­ви­за­ция, борь­ба с ку­ла­че­ством, борь­ба с вре­ди­те­ля­ми, ан­ти­ре­ли­ги­оз­ная про­па­ган­да и т.п. пред­став­ля­ют неотъ­ем­ле­мое пра­во ра­бо­чих и кре­стьян СССР, за­креп­лён­ное на­шей кон­сти­ту­ци­ей» (8).

«В на­ча­ле трид­ца­тых го­дов вла­сти, на­ме­ре­ва­ясь за­крыть храм и из­гнать свя­щен­ни­ка из при­хо­да, пред­ло­жи­ли ему упла­тить на­лог в ви­де сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции. Отец Ва­си­лий не мог это­го сде­лать, и в 1931 го­ду был при­го­во­рён к трём го­дам ссыл­ки. Ви­дя свою аб­со­лют­ную неви­нов­ность и неспра­вед­ли­вые и неза­кон­ные дей­ствия мест­ных вла­стей, отец Ва­си­лий по­дал про­ше­ние о пе­ре­смот­ре де­ла, и об­ласт­ным су­дом был оправ­дан» (7).

Оче­ред­ной этап го­не­ний на Цер­ковь был объ­яв­лен со­вет­ской вла­стью в 1937 го­ду, ко­то­рый был вы­зван яв­ным неуспе­хом де­я­тель­но­сти со­вет­ской вла­сти, несмот­ря на пред­при­ня­тые уси­лия в об­ла­сти борь­бы с Цер­ко­вью и на­ро­дом, осу­ществ­лён­ные как с по­мо­щью су­дов, так и с по­мо­щью вне­су­деб­ных адми­ни­стра­тив­ных пре­сле­до­ва­ний. По дан­ным пе­ре­пи­си на­се­ле­ния за 1937 г., вклю­ча­ю­щим дан­ные о ве­ро­ис­по­ве­да­нии (на­чи­ная от 16 лет), ока­за­лось, что из 98,4 млн. че­ло­век ве­ру­ю­щи­ми се­бя на­зва­ли 55,3 млн., а к неве­ру­ю­щим от­нес­ли се­бя 42,2 млн., не по­же­ла­ли от­ве­тить на этот во­прос 0,9 млн. че­ло­век.

В на­ча­ле 1937 го­да вла­сти по­ста­ви­ли во­прос о су­ще­ство­ва­нии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви как Все­рос­сий­ской ор­га­ни­за­ции. В кон­це 30-х го­дов об­ще­ствен­ное мне­ние об­ра­ба­ты­ва­ли уже та­ким об­ра­зом, чтобы со­здать пред­став­ле­ние о под­го­тов­ке в стране ши­ро­ко­го за­го­во­ра ду­хо­вен­ства, ру­ко­во­ди­мо­го за­ру­беж­ны­ми цен­тра­ми и на­прав­лен­но­го на свер­же­ние со­вет­ской вла­сти. 2 июля 1937 го­да По­лит­бю­ро при­ня­ло ре­ше­ние о про­ве­де­нии мас­со­вых ре­прес­сий. По дан­ным пра­ви­тель­ствен­ной ко­мис­сии по ре­а­би­ли­та­ции жертв по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий, в 1937 г. бы­ли аре­сто­ва­ны 136900 пра­во­слав­ных свя­щен­но­слу­жи­те­лей, из них рас­стре­ля­ны — 85300 (8, с. 136-139).

Все эти со­бы­тия кос­ну­лись и Успен­ской церк­ви се­ла Люб­ли­на Ка­шир­ско­го уез­да, её на­сто­я­те­ля про­то­и­е­рея Ар­хан­гель­ско­го Ва­си­лия Ми­хай­ло­ви­ча и его паст­вы…

20 ок­тяб­ря 1937 го­да из­да­но по­ста­нов­ле­ние об аре­сте о. Ва­си­лия Ар­хан­гель­ско­го. Его об­ви­ня­ют в том, что он «про­во­дит ак­тив­ную контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность сре­ди ра­бо­чих и кре­стьян»; ещё при­ни­ма­ет­ся во вни­ма­ние, что он до 1917 го­да имел 390 дес. зем­ли и на­ём­ную ра­бо­чую си­лу (в про­то­ко­ле до­про­са сам о. Ва­си­лий по­ка­зы­ва­ет, что «имел 289 дес. зем­ли, 5 ло­ша­дей, 3 ко­ро­вы, до 20 че­ло­век се­зон­ных ра­бо­чих и од­но­го по­сто­ян­но­го» (10), это иму­ще­ство при­над­ле­жа­ло Люб­лин­ской церк­ви, и по­сле ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та бы­ло кон­фис­ко­ва­но со­вет­ской вла­стью).

27 ок­тяб­ря 1937 го­да был вы­дан ор­дер на арест, и свя­щен­ни­ка за­клю­чи­ли в Ка­шир­скую тюрь­му. Сра­зу же на­ча­лись до­про­сы. Его об­ви­ня­ли в контр­ре­во­лю­ци­он­ной ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти. Отец Ва­си­лий ви­нов­ным се­бя не при­знал.


В.М. Ар­хан­гель­ский, 1937,
из де­ла НКВД

— След­ствию из­вест­но, что вы ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию сре­ди на­се­ле­ния об уни­что­же­нии ком­му­ни­стов и обя­за­тель­ном по­се­ще­нии детьми церк­ви, — ска­зал сле­до­ва­тель.

— Я аги­та­ции об уни­что­же­нии ком­му­ни­стов ни­ко­гда не вёл. С неко­то­ры­ми жен­щи­на­ми в церк­ви я го­во­рил и спра­ши­вал их, при­уча­ют ли они сво­их де­тей мо­лить­ся, а так­же и сво­их род­ствен­ни­ков, — от­ве­тил свя­щен­ник (7, 9).

До­про­сы сви­де­те­лей про­дол­жа­лись с 17 ок­тяб­ря по 1 но­яб­ря 1937 го­да. Од­но­сель­чане ба­тюш­ки, его паства до­но­си­ли о каж­дой его ре­пли­ке, о каж­дом дей­ствии , ко­то­рые мог­ли «за­ин­те­ре­со­вать» со­вет­скую власть и быть вы­дви­ну­ты­ми в ка­че­стве об­ви­не­ния про­тив на­сто­я­те­ля Люб­лин­ской церк­ви. Но не все при­хо­жане вы­сту­пи­ли про­тив ба­тюш­ки, один из них за­клю­чён в тюрь­му вме­сте с о. Ва­си­ли­ем, на дру­го­го со­би­ра­ют та­кие же по­ка­за­ния-до­но­сы. В ре­зуль­та­те про­по­вед­ни­че­ской де­я­тель­но­сти про­то­и­е­рея Ва­си­лия Ар­хан­гель­ско­го в цер­ковь вновь при­во­дят ма­лень­ких де­тей, при­хо­дят пи­о­не­ры, мо­ло­дые лю­ди с мест­ной фаб­ри­ки «Ока», что мы ви­дим из про­то­ко­лов до­про­сов до­нос­чи­ков. Бы­ло че­му обес­по­ко­ить­ся со­вет­ской вла­сти. Несмот­ря на ре­прес­сии, зная, что за это мож­но по­пла­тить­ся жиз­нью, свя­щен­ник про­дол­жа­ет про­по­ве­до­вать, а его паства по­се­ща­ет бо­го­слу­же­ния и воз­рас­та­ет в сво­ём чис­ле.

Со­глас­но «ан­ке­те аре­сто­ван­но­го» на мо­мент аре­ста о. Ва­си­лия се­мья его со­сто­я­ла из же­ны — ма­туш­ки Ве­ры, 57 лет, ко­то­рая чис­лит­ся как до­мо­хо­зяй­ка и ше­сте­рых де­тей: Дмит­рия, 17 лет, уче­ни­ка сред­ней Озёр­ской шко­лы; Ека­те­ри­ны, 22 лет, уча­щей­ся мед­тех­ни­ку­ма г. Ко­лом­на; Алек­сандра, 30 лет, сче­то­во­да фаб­ри­ки «Ока»; Ва­лен­ти­ны, 28 лет, учи­тель­ни­цы; Сер­гея, 24 лет, учи­те­ля с. Сту­де­нец Морд­вес­ско­го р-на и Вла­ди­ми­ра, 32 лет, учи­те­ля на­чаль­ной шко­лы в Ка­ши­ре.

2 но­яб­ря 1937 го­да Ка­шир­ским РО УНКВД МО бы­ло вы­дви­ну­то об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние: «Ар­хан­гель­ский и Бай­ба­ков бу­дучи враж­деб­но на­стро­ен­ны­ми к Сов. вла­сти, име­ли меж­ду со­бой тес­ную связь, сре­ди ра­бо­чих фаб­ри­ки «Ока» и кол­хоз­ни­ков от­кры­то про­во­ди­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность, вы­ска­зы­ва­ли кле­вет­ни­че­ские из­мыш­ле­ния про­тив су­ще­ству­ю­ще­го строя, тер­ро­ри­сти­че­ские на­стро­е­ния про­тив ком­му­ни­стов». По­ста­но­ви­ли: След­ствен­ное де­ло № 7899 по об­ви­не­нию Ар­хан­гель­ско­го В.М. и Бай­ба­ко­ва И.И. пред­ста­вить на рас­смот­ре­ние Трой­ки при Упр. НКВД» (9).

14 но­яб­ря трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла свя­щен­ни­ка к рас­стре­лу. Свя­щен­ник Ва­си­лий Ар­хан­гель­ский был рас­стре­лян через день, 16 но­яб­ря 1937 го­да, и по­гре­бён в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле» (7).

По вос­по­ми­на­ни­ям род­ствен­ни­ков, ма­туш­ка Ве­ра оста­ва­лась жить в се­ле Люб­лине до сво­ей смер­ти, до­жив до пре­клон­но­го воз­рас­та. Две до­че­ри о. Ва­си­лия про­жи­ва­ли вме­сте сна­ча­ла в с. Люб­лине, а по­том в г. Озё­ры, так и не об­ра­зо­вав свои се­мьи.

Се­ла Люб­ли­на уже нет, как и се­ла Ру­сал­ки­на, и нет в них церк­вей — раз­ру­ше­ны, разо­бра­ны до ос­но­ва­ния… но есть па­мять — об этих церк­вях и их на­сто­я­те­лях, за­щи­щав­ших Цер­ковь Хри­сто­ву от по­ру­га­ния и за­бве­ния, они до по­след­не­го сво­е­го ча­са ис­пол­ня­ли свой свя­щен­ни­че­ский долг и ве­ли свою паст­ву ко Хри­сту.

Освя­щен­ный Юби­лей­ный Ар­хи­ерей­ский Со­бор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 2000 го­да, рас­смот­рев цер­ков­ное Пре­да­ние и му­че­ни­че­ские ак­ты о по­дви­гах Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских XX ве­ка, ко­то­рым бы­ло да­но ра­ди Хри­ста не толь­ко ве­ро­вать в Него, но и стра­дать за Него (Флп.1:29), опре­де­лил про­сла­вить для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния в ли­ке свя­тых Со­бор Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских име­на по­стра­дав­ших за ве­ру, сви­де­тель­ства о ко­то­рых по­сту­пи­ли, в том чис­ле свя­щен­но­му­че­ни­ка Ва­си­лия Ар­хан­гель­ско­го (1874-1937), па­мять ко­то­ро­го празд­ну­ет­ся в день его кон­чи­ны 16 но­яб­ря по но­во­му сти­лю (10).

Те­перь мы сно­ва сво­бод­но ис­по­ве­ду­ем Пра­во­сла­вие, от­кры­то при­сту­па­ем к Та­ин­ствам Церк­ви. Мы по­лу­чи­ли этот дар, при­об­ре­тён­ный до­ро­гою це­ной ис­по­вед­ни­че­ско­го по­дви­га Но­во­му­че­ни­ков Рос­сий­ских, освя­щён­ный их ис­ку­пи­тель­ной кро­вью и стра­да­ни­я­ми, их жерт­вой ра­ди нас, по­том­ков, ра­ди со­хра­не­ния зё­рен Пра­во­слав­ной ве­ры, мо­гу­щих про­рас­ти и дать обиль­ные всхо­ды. Бу­дем же бе­речь это со­кро­ви­ще, при­умно­жать и про­сить в мо­лит­вах к Но­во­му­че­ни­кам и Ис­по­вед­ни­кам Рос­сий­ским о нис­по­сла­нии нам от Гос­по­да стой­ко­сти в ве­ре, пре­дан­но­сти Церк­ви Хри­сто­вой!

Свя­щен­но­му­че­ни­че Ва­си­лие, мо­ли Бо­га о нас!


Ис­поль­зо­ван­ная ли­те­ра­ту­ра

1. Вос­по­ми­на­ния. Л.М. Ар­хан­гель­ский. Ма­ши­но­пись. Ту­ла, 1958 год.

2. Туль­ские Епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти, 1910 год, №№18, 34, 37. Па­мя­ти про­то­и­е­рея Ми­ха­и­ла Про­хо­ро­ви­ча Ар­хан­гель­ско­го. Се­мей­но-бы­то­вой очерк. Свя­щен­ник Пётр Ильин­ский.

3. Туль­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти, 1924 г., №3; 1925 г. №№1, 2, 3, 5; 1926 г. №3.

4. ГАТО, Кли­ро­вые ве­до­мо­сти Ка­шир­ско­го уез­да Туль­ской гу­бер­нии, 1876 год.

5. ГАТО, Кли­ро­вые ве­до­мо­сти Ка­шир­ско­го уез­да Туль­ской гу­бер­нии, 1916 год.

6. Туль­ский си­но­дик. 1558-2009. Ре­дак­тор — со­ста­ви­тель Т.В. Ге­ор­ги­ев­ская — Ту­ла.: Гриф и К, 2009. — 648 л.

7. Игу­мен Иоанн Да­мас­кин (Ор­лов­ский). Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви XX сто­ле­тия. Жиз­не­опи­са­ния и ма­те­ри­а­лы к ним. Кни­га 7. — Тверь: «Бу­лат», 2002 год, стр. 176-177.

8. Оте­че­ства крест­ная ча­ша: Рус­ская Гол­го­фа/ Сост. К.Н. Го­дов­ни­ко­ва. — Сим­фе­ро­поль: Род­ное сло­во; Н. Орiан­да, 2008. — 552 с., 60 ил.

9. ГАРФ, Де­ло по об­ви­не­нию Ар­хан­гель­ско­го В.М. и Бай­ба­ко­ва И.И. по ст. 58 п. 10 и 11 УК, №7899 (ор­дер на обыск и арест, ан­ке­та аре­сто­ван­но­го, про­то­кол до­про­са, об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние, про­то­ко­лы до­про­са об­ви­ня­е­мых и сви­де­те­лей)

10. Де­я­ние Освя­щен­но­го Юби­лей­но­го Ар­хи­ерей­ско­го Со­бо­ра Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви о со­бор­ном про­слав­ле­нии но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских.

11. Свящ. Ки­рилл Ка­ле­да. Бу­тов­ский по­ли­гон. От­пе­ча­та­но в ти­по­гра­фии ЗАО «ТДДС — Сто­ли­ца-8».

12. Т. Ши­по­ши­на. По­ли­гон.

Ис­точ­ник: http://www.veneva.ru

Случайный тест

(3 голоса: 5 из 5)