Дни памяти:

26 августа  (переходящая) – Собор Кемеровских святых

11 января

11 февраля – Собор Екатеринбургских святых

Житие

Краткое житие преподобного Василиска Сибирского

Пре­по­доб­ный Ва­си­лиск Си­бир­ский – свя­той ста­рец, родился ок. 1740 г. Скон­чал­ся он в го­ро­де Ту­рин­ске 29 декабря 1824 года и был по­хо­ро­нен в Свя­то-Ни­ко­ла­ев­ском Ту­рин­ском мо­на­сты­ре. Лю­бовь к Бо­гу и ближ­не­му, непре­стан­ная мо­лит­ва и глу­бо­кий ду­хов­ный опыт при­ве­ли его к свя­то­сти. Пре­по­доб­но­го Ва­си­лис­ка мож­но по­ста­вить в один ряд с ве­ли­чай­ши­ми угод­ни­ка­ми Бо­жи­и­ми: пре­по­доб­ным Сер­ги­ем Ра­до­неж­ским, пре­по­доб­ным Се­ра­фи­мом Са­ров­ским, свя­ти­те­лем Ни­ко­ла­ем Чу­до­твор­цем.

В ХХ ве­ке мно­гие по­чи­та­ли свя­то­го Ва­си­лис­ка, но в го­ды со­вет­ской вла­сти бы­ло сде­ла­но все для то­го, чтобы этот по­движ­ник был за­быт. Ча­сов­ню над мо­ги­лой свя­то­го стар­ца раз­ру­ши­ли, а на ее ме­сте воз­ве­ли га­ра­жи.

7 лет на­зад Спас­ским муж­ским и Но­во-Тих­вин­ским жен­ским мо­на­сты­ря­ми Ека­те­рин­бур­га бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны по­ис­ки ме­ста за­хо­ро­не­ния стар­ца Ва­си­лис­ка. Эти по­ис­ки увен­ча­лись успе­хом: в 2000 го­ду бра­тья­ми Спас­ско­го мо­на­сты­ря об­ре­те­ны мо­щи стар­ца.

Сест­ры Но­во-Тих­вин­ской оби­те­ли под­го­то­ви­ли до­ку­мен­ты и на­пра­ви­ли их в ко­мис­сию по ка­но­ни­за­ции, и пре­по­доб­ный Ва­си­лиск Си­бир­ский был про­слав­лен в ли­ке свя­тых в 2004 го­ду.

Полное житие преподобного Василиска Сибирского

«Аще не об­ра­ти­те­ся и не бу­де­те яко де­ти, не вни­ди­те в Цар­ство Небес­ное», – ска­за­но Гос­по­дом, и мно­гим на пер­вый взгляд это ка­жет­ся лег­ким для ис­пол­не­ния. Но лишь ред­кие из­бран­ни­ки Бо­жии, и сре­ди них Ва­си­лиск Си­бир­ский, до­стиг­ли сво­им по­дви­гом и непре­стан­ной Иису­со­вой мо­лит­вой ду­хов­но­го мла­ден­че­ства – пол­но­го незло­бия, со­вер­шен­но­го от­сут­ствия воз­но­ше­ния, глу­бо­ко­го со­зна­ния сво­ей немо­щи и нуж­ды в еже­ми­нут­ном за­ступ­ле­нии Бо­жи­ем. Путь пре­по­доб­но­го Ва­си­лис­ка к этой вер­шине ле­жал через тяж­кие скор­би и ис­ку­ше­ния. Пу­стын­ник Ва­си­лиск (в ми­ру Ва­си­лий) ро­дил­ся в се­ре­дине XVIII ве­ка в се­мье кре­стья­ни­на де­рев­ни Ива­ниш Ка­ля­зин­ско­го уез­да Твер­ской гу­бер­нии. Его ро­ди­те­ли, Гав­ри­ил и Сте­фа­ни­да, де­тей сво­их, тро­их сы­но­вей, вос­пи­ты­ва­ли в стра­хе Бо­жи­ем. От­рок Ва­си­лий с дет­ства по­знал труд и нуж­ду: про­сил ми­ло­сты­ню, за­тем неко­то­рое вре­мя был пас­туш­ком. С ма­лых лет его от­ли­ча­ли про­сто­та серд­ца, лю­бовь к Бо­гу и сми­рен­ный нрав. Не смея пе­ре­чить от­цу, Ва­си­лий всту­пил в брак, но вско­ре с со­гла­сия же­ны оста­вил се­мью и на­чал про­во­дить мо­на­ше­ский об­раз жиз­ни сна­ча­ла в ми­ру, а за­тем в раз­лич­ных мо­на­сты­рях. Неко­то­рое вре­мя жил он от­шель­ни­ком в ле­сах Чу­ва­шии. Ва­си­лий стре­мил­ся по­сто­ян­но пре­бы­вать в мо­лит­ве, не да­вал по­слаб­ле­ния сво­ей пло­ти: бе­рег­ся от на­сы­ще­ния, из­лиш­не­го пи­тья и осо­бен­но сна, все но­чи под празд­ни­ки про­во­дил в бде­нии. Ес­ли же его на­чи­нал одоле­вать сон, он клал по­кло­ны, ко­лол дро­ва или пел ду­хов­ные пес­ни. И так про­во­дил он все празд­ни­ки в ве­ли­ком тру­де до из­не­мо­же­ния, ибо то­гда не знал еще о сер­деч­ном без­мол­вии и хра­не­нии ума. Ко­гда к нему за­хо­ди­ли стран­ни­ки, он всех лю­без­но встре­чал, но ес­ли кто-ни­будь про­сил­ся к нему жить, – от­ка­зы­вал, го­во­ря, что гре­шен, пре­бы­ва­ет в нера­де­нии и во­об­ще дал обет про­во­дить жизнь уеди­нен­ную. Ко­гда же про­си­тель на­ста­и­вал, Ва­си­лий от­ве­чал ему с кро­то­стью: «Вме­сте жить нам ни­как нель­зя, но, ес­ли хо­чешь, оста­вай­ся в мо­ей келлии, а я пой­ду на дру­гое ме­сто».

Как-то один из стран­ству­ю­щих бра­тий рас­ска­зал Ва­си­лию, что в брян­ских ле­сах жи­вет в пу­стыне с уче­ни­ка­ми иеро­мо­нах Адри­ан – ста­рец ве­ли­кой жиз­ни, мно­го­опыт­ный и про­стой. Ва­си­лий, же­лая пре­дать се­бя в по­ви­но­ве­ние ис­кус­но­му на­став­ни­ку, сра­зу же от­пра­вил­ся к нему. И дей­стви­тель­но, жизнь при стар­це Адри­ане ста­ла для него но­вой сту­пе­нью мо­на­ше­ства. Пре­дав се­бя ему в по­слу­ша­ние, Ва­си­лий пре­успе­вал в пост­ни­че­ских тру­дах и ско­ро, как ло­за при­ви­тая и дав­шая ко вре­ме­ни плод, был по­стри­жен стар­цем в ман­тию с име­нем Ва­си­лиск. Через неко­то­рое вре­мя отец Адри­ан был вы­зван Пе­тер­бург­ским мит­ро­по­ли­том Гав­ри­и­лом для об­нов­ле­ния Ко­нев­ской оби­те­ли, и все его уче­ни­ки по­сле­до­ва­ли за ним, а отец Ва­си­лиск остал­ся жить в столь же­лан­ном для него уеди­не­нии. Од­на­ко те­перь на­па­ли на него ис­ку­ше­ния и стра­хо­ва­ния, ка­ких рань­ше он и не ис­пы­ты­вал. Ча­сто по но­чам про­сы­пал­ся он от жут­ких го­ло­сов, угро­жав­ших ему: «Ты здесь один, а нас мно­го, мы те­бя по­гу­бим». От нестер­пи­мо­го ужа­са слу­ча­лось ему впа­дать в уны­ние. Ко все­му про­че­му, те­ло его бы­ло немощ­но и бо­лез­нен­но. Пи­щу упо­треб­лял са­мую про­стую, да­же су­ро­вую, а ес­ли и при­ни­мал ка­кие-ли­бо при­но­ше­ния от по­чи­тав­ших его, то сам по­чти ни­че­го не ел, а все раз­да­вал дру­гим. Так­же вы­ре­зал ста­рец из де­ре­ва гру­бо­ва­тые лож­ки (изящ­но де­лать он не умел) и да­рил по­се­ти­те­лям. Те очень ра­до­ва­лись и щед­ро жерт­во­ва­ли за по­да­рок, столь для них до­ро­гой.

Та­ко­ва бы­ла жизнь сми­рен­но­го мо­на­ха Ва­си­лис­ка, по­свя­щав­ше­го все вре­мя мо­лит­ве и по­движ­ни­че­ству. При­мер­но в это вре­мя встре­тил он сво­е­го бу­ду­ще­го со­мо­лит­вен­ни­ка и ду­хов­но­го бра­та – от­ца Зо­си­му (Вер­хов­ско­го), то­гда еще но­сив­ше­го имя За­ха­рия и же­лав­ше­го стать от­шель­ни­ком. Пу­стын­ни­че­ская жизнь брян­ских мо­на­хов при­вле­ка­ла ду­шу юно­ши, но бо­лее всех при­ле­пил­ся он серд­цем к от­цу Ва­си­лис­ку. Вза­им­на бы­ла и лю­бовь к нему стар­ца. «Все­гда про­сил я Гос­по­да, чтобы по­слал мне дру­га ду­хов­но­го, ис­крен­не­го, сер­деч­но­го, еди­но­душ­но­го, ибо и в без­мол­вии труд­но жить од­но­му. Ска­за­но: «брат от бра­та по­мо­га­ем, яко град тверд» и «го­ре еди­но­му». Итак, я про­сил Бо­га, а сам не ре­шал­ся ни­ко­го при­ни­мать, ожи­дая, по­ка Сам Гос­подь, «ими же весть судь­ба­ми», явит мне та­ко­во­го. И вот ду­ша моя при­ле­пи­лась к те­бе столь силь­ною лю­бо­вью, что как буд­то из­ве­стил­ся я, что в те­бе да­ет мне Гос­подь про­си­мо­го мною», – го­во­рил ему поз­же сам ста­рец. Чтобы ис­пы­тать си­лу про­из­во­ле­ния и твер­дость на­ме­ре­ния юно­го За­ха­рии, Ва­си­лиск бла­го­сло­вил его по­жить сна­ча­ла в Ко­нев­ской об­ще­жи­тель­ной оби­те­ли и лишь через три го­да, с бла­го­сло­ве­ния от­ца Адри­а­на, при­нял к се­бе. Од­на­ко хо­тя он и по­лю­бил Зо­си­му, как свою ду­шу, все же не счи­тал его за сы­на и уче­ни­ка, по­ла­гая, что по про­све­ще­нию ума сво­е­го Зо­си­ма бо­лее него све­дущ во всех пи­са­ни­ях свя­тых от­цов. Кро­ме то­го, имен­но Зо­си­ма от­крыл стар­цу тай­ное мо­на­ше­ское со­кро­ви­ще, объ­яс­нив уче­ние о сер­деч­ной мо­лит­ве. С воз­го­рев­шей­ся рев­но­стью, усерд­но на­чал упраж­нять­ся Ва­си­лиск в мо­лит­ве Иису­со­вой и так ее по­лю­бил, так при­леж­но ей обу­чал­ся, что пло­ды ее не за­мед­ли­ли явить­ся в этом про­стом и сми­рен­ном серд­це, ис­крен­но лю­бя­щем Гос­по­да. О чуд­ных ду­хов­ных дей­стви­ях мо­лит­вы в стар­це Ва­си­лис­ке отец Зо­си­ма со­ста­вил осо­бую ру­ко­пись – «По­вест­во­ва­ние о дей­стви­ях сер­деч­ной мо­лит­вы стар­ца-пу­стын­но­жи­те­ля Ва­си­лис­ка», ку­да при­леж­но за­пи­сы­вал все от­кро­ве­ния по­движ­ни­ка. Отец Ва­си­лиск не толь­ко до­ве­рял ему тай­ны сво­е­го серд­ца, но и сам рас­смат­ри­вал и вы­прав­лял по­вест­во­ва­ние. Чи­сто­та серд­ца и глу­бо­кое сми­ре­ние пе­ред Бо­гом и ближ­ни­ми поз­во­ли­ли пре­по­доб­но­му до­стичь воз­вы­шен­ней­ше­го ду­хов­но­го пре­успе­я­ния. Неод­но­крат­но удо­ста­и­вал­ся он оси­я­ния лу­че­зар­ным све­том, спо­доб­лял­ся ли­це­зре­ния Спа­си­те­ля и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, ви­де­ний рай­ских бла­женств и адских мук, а од­на­жды в упо­е­нии ду­хов­ной лю­бо­вью ко Гос­по­ду был вос­хи­щен из те­ла на воз­дух и на­сла­ждал­ся неска­зан­ной сла­до­стью и бла­жен­ством (ис­тин­ность мо­лит­вен­но­го по­дви­га стар­ца Ва­си­лис­ка за­сви­де­тель­ство­вал свя­ти­тель Иг­на­тий (Брян­ча­ни­нов), ко­то­рый в III то­ме сво­их ас­ке­ти­че­ских со­чи­не­ний пи­шет, что, на­сколь­ко ему из­вест­но, в его XIX сто­ле­тие толь­ко два ино­ка спо­до­би­лись ви­деть свою ду­шу ис­шед­шею из те­ла, од­ним из ка­ко­вых и был пре­по­доб­ный Ва­си­лиск).

Око­ло 10 лет про­ве­ли отец Ва­си­лиск и отец Зо­си­ма по бла­го­сло­ве­нию от­ца Адри­а­на близ Ко­нев­ской оби­те­ли, упраж­ня­ясь в мо­на­ше­ских по­дви­гах и осо­бен­но в мо­лит­ве Иису­со­вой. Мно­гим по­мо­га­ли они муд­ры­ми со­ве­та­ми: де­сят­ки бо­го­моль­цев по­се­ща­ли по­движ­ни­ков, и все на­хо­ди­ли у них доб­рое уте­ше­ние и ду­хов­ную под­держ­ку. Неред­ко отец Ва­си­лиск пре­дузна­вал и пе­ре­ме­ны, гря­ду­щие в жиз­ни его или дру­гих лю­дей, ко­то­рые со вре­ме­нем и ис­пол­ня­лись.

За­тем в те­че­ние 20 лет под­ви­за­лись они в от­шель­ни­че­стве в си­бир­ском ле­су в рай­оне г. Куз­нец­ка. Здесь с ни­ми про­изо­шел та­кой слу­чай. От­прав­ля­ясь на зи­мов­ку, до­го­во­ри­лись они с од­ним бла­го­че­сти­вым кре­стья­ни­ном, что он в опре­де­лен­ное вре­мя бу­дет под­во­зить им про­дук­ты, а вес­ной, до раз­ли­ва рек, по­мо­жет вы­брать­ся из тай­ги. На­сту­пи­ла вес­на, а кре­стья­нин по неве­до­мым при­чи­нам к ним не при­е­хал, и, ви­дя, что даль­ней­шее ожи­да­ние бес­по­лез­но, от­шель­ни­ки ре­ши­лись ид­ти са­ми. Рас­сто­я­ние в со­рок верст по­ла­га­ли они прой­ти дня в два-три, но на де­ле путь этот за­нял не од­ну неде­лю. По­сле пер­вых же дней пу­те­ше­ствия уви­де­ли они, что со­всем за­блу­ди­лись и в ка­кую сто­ро­ну ид­ти, не зна­ют: небо за­тя­ну­ло об­ла­ка­ми, ве­тер во­ет, солн­це во­все не по­яв­ля­ет­ся. Пре­дав се­бя на во­лю Бо­жию, дви­га­лись они, ори­ен­ти­ру­ясь по солн­цу, а в пас­мур­ные дни – по ко­ре де­ре­вьев. Одеж­да и обувь на них по­из­но­си­лись, за­пас пи­щи под­хо­дил к кон­цу, все мень­ше оста­ва­лось сил. Как-то раз, про­ве­дя ночь по­чти без от­ды­ха, при­шли они к бе­ре­гу ре­ки, через ко­то­рую на­до бы­ло пе­ре­прав­лять­ся. Ста­рец Ва­си­лиск, встав на лы­жи, пе­ре­шел по льду без пре­пят­ствий. Сле­дом за ним дви­нул­ся и отец Зо­си­ма, но так как он был тя­же­лей, то лед не вы­дер­жал его, и он стал то­нуть, по­гру­зив­шись по грудь в во­ду. На но­гах лы­жи, а на­гнуть­ся и от­вя­зать их ме­ша­ет лед. Сил стар­ца Ва­си­лис­ка, ко­неч­но, не хва­ти­ло бы, чтоб вы­та­щить уто­па­ю­ще­го. «То­гда, – вспо­ми­нал отец Зо­си­ма, – я от­ча­ял­ся остать­ся в жи­вых. Ибо но­ги мои из-за креп­ле­ний дер­жа­лись на лы­жах, а са­ми лы­жи в ре­ке, увяз­ли во льду и сне­гу. И ни­как невоз­мож­но бы­ло мне под­нять­ся и вы­лез­ти на бе­рег, на­гнуть­ся же и ру­кою до­стать лы­жи во­да и лед не да­ва­ли. Ста­рец мой, ви­дя, что я так увяз, не знал, как по­мочь. То­гда воз­зва­ли мы к Бо­жи­ей Ма­те­ри: «Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, по­мо­ги!» Я про­сил стар­ца по­дать мне свою ру­ку, го­во­ря ему: «Авось как-ни­будь, при­дер­жи­ва­ясь за те­бя, вый­ду». Он по­дал, – и я так лег­ко и ско­ро вы­шел к нему на бе­рег, что мне ка­жет­ся – лег­че, неже­ли бы я был сво­бод­ным и не по­гряз­шим! И как мои но­ги вы­шли из лыж, при­вя­зан­ных к ним ре­мен­ны­ми креп­ле­ни­я­ми, – это весь­ма уди­ви­тель­но. Толь­ко Гос­подь Бог, ра­ди Вла­ды­чи­цы на­шей Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, вос­хо­тел да­ро­вать мне еще жизнь и явить, сколь обла­го­дат­ство­ван мой ста­рец».

Про­шло еще несколь­ко дней: вновь и вновь под­ни­ма­лись из­му­чен­ные пут­ни­ки и бре­ли впе­ред, упо­вая на ми­лость Бо­жию, ни еды, ни сил у них уже не бы­ло. На­ко­нец, к ве­ли­кой сво­ей ра­до­сти, уви­де­ли они от­пе­ча­ток со­ба­чьей ла­пы, по­том след че­ло­ве­ка, и вот вда­ли по­ка­за­лась де­рев­ня! Вме­сте с бла­годар­ствен­ной мо­лит­вой к Бо­гу неудер­жи­мым по­то­ком по­ли­лись сле­зы. Дол­го си­де­ли они, от­ды­хая и раз­мыш­ляя о том, как Гос­подь Бог оте­че­ски их на­ка­зал, но смер­ти не пре­дал, что, несо­мнен­но, по Его Про­мыс­лу слу­чи­лось им ис­ку­ше­ние, для на­уче­ния и по­зна­ния са­мих се­бя. А бо­лее все­го бла­го­да­ри­ли они Бо­га за то, что во всех при­скорб­но­стях удер­жал Он их от ро­по­та и не поз­во­лил от­ча­ять­ся в Его все­щед­рой ми­ло­сти. Бо­лее двух ме­ся­цев был ста­рец Ва­си­лиск как рас­слаб­лен­ный, не мог сам ни пить, ни есть, но по­сте­пен­но при­шел в си­лы. Бо­лее мо­ло­дой отец Зо­си­ма опра­вил­ся быст­рее и во всем ему по­мо­гал. Ви­дя во­круг вни­ма­ние и уча­стие, ре­ши­ли они остать­ся в Куз­нец­ком окру­ге до кон­ца жиз­ни. В пя­ти­де­ся­ти вер­стах от Куз­нец­ка пу­стын­ни­ки на­шли се­бе удоб­ное ме­сто, с по­мо­щью бла­го­де­те­лей по­стро­и­ли две ке­ллии и ста­ли вновь жить от­шель­ни­че­ски. Хо­дить друг к дру­гу воз­дер­жи­ва­лись они до суб­бо­ты, осо­бен­но в сре­ду и пя­ток хра­ни­ли уеди­не­ние. А вос­кре­се­нья и празд­ни­ки про­во­ди­ли вме­сте в чте­нии и ду­хов­ных дру­же­ских бе­се­дах, про­гу­ли­ва­ясь по пу­стын­ным окрест­но­стям. Вес­ною же, ко­гда тра­вы еще не ве­ли­ки, неде­ли по две не воз­вра­ща­ясь, хо­ди­ли по раз­ным лес­ным ме­стам, по го­рам и до­ли­нам, взяв с со­бою ог­ни­во, ко­те­лок и су­ха­рей. Доб­рые хри­сто­люб­цы из­ред­ка по­се­ща­ли пу­стын­ных стар­цев, де­лая им при­но­ше­ния. Од­на­ко де­нег они ре­ши­тель­но ни от ко­го не бра­ли, а толь­ко лишь са­мые про­стые и скуд­ные по­жерт­во­ва­ния, необ­хо­ди­мые для их про­пи­та­ния и оде­я­ния. При­чем ста­ра­лись воз­да­вать и за них сво­им ру­ко­де­ли­ем: отец Ва­си­лиск де­лал по­су­ду гли­ня­ную, а отец Зо­си­ма – де­ре­вян­ную. Та­ко­во бы­ло их жи­тие внеш­нее. Но невоз­мож­но опи­сать то, что со­вер­ша­лось в глу­бине их душ, ибо ни­ка­кие сло­ва не мо­гут в точ­но­сти изо­бра­зить внут­рен­нюю жизнь ис­тин­ных пу­стын­ни­ков. 24 го­да про­жи­ли стар­цы Зо­си­ма и Ва­си­лиск в пу­стыне по­чти неис­ход­но, ду­мая, ве­ро­ят­но, и окон­чить там свои дни. Од­на­ко, «за­жег­ши све­чу, не ста­вят её под со­су­дом, но на под­свеч­ни­ке, и све­тит всем в до­ме» (Мф.5:15). Гос­по­ду бы­ло угод­но, чтобы, стя­жав вы­со­кие доб­ро­де­те­ли, они по­слу­жи­ли те­перь де­лу спа­се­ния ближ­них. Некая ме­щан­ка го­ро­да Куз­нец­ка, Ани­сья Ко­то­хо­ва, по­же­ла­ла на­чать ино­че­скую жизнь. По­бли­зо­сти мо­на­сты­рей не бы­ло, а в Рос­сию ехать бы­ло да­ле­ко, и она ре­ши­ла при­бег­нуть к ду­хов­но­му ру­ко­вод­ству пу­стын­ни­ков. По­лу­чив их со­гла­сие и до­ве­рив им свою во­лю, она по­се­ли­лась в де­ре­вень­ке на бе­ре­гу ре­ки То­ми, к ней ста­ли про­сить­ся в со­мо­лит­вен­ни­цы и дру­гие де­ви­цы. Ста­рец Ва­си­лиск ча­сто по­се­щал их, окорм­ляя и на­став­ляя в ино­че­ской жиз­ни, ино­гда по­сы­лал к ним и от­ца Зо­си­му. Очень ско­ро ста­ло оче­вид­ным неудоб­ство мо­на­ше­ско­го жи­тия сре­ди ми­рян – на­до бы­ло хло­по­тать о пе­ре­во­де ино­кинь в ка­кой-ни­будь упразд­нен­ный мо­на­стырь. То­боль­ский ар­хи­ерей со­гла­сил­ся от­дать под их нуж­ды опу­стев­ший муж­ской мо­на­стырь в го­ро­де Ту­рин­ске, а отец Зо­си­ма ис­хло­по­тал в Свя­щен­ном Си­но­де пе­ре­вод этой оби­те­ли в раз­ряд жен­ских. Так был воз­рож­ден Свя­то-Ни­ко­ла­ев­ский мо­на­стырь, близ ко­то­ро­го и про­вел в уеди­не­нии по­след­ние свои го­ды пре­по­доб­ный Ва­си­лиск. По ста­ро­сти лет неред­ко по­дол­гу про­жи­вал он и в са­мой оби­те­ли. Имен­но здесь, во вре­мя сму­ты и непра­во­го го­не­ния на стар­ца Зо­си­му, он явил­ся во сне двум чле­нам След­ствен­ной ко­мис­сии, уве­ще­вая их оправ­дать и за­щи­тить его ду­хов­но­го дру­га и со­та­ин­ни­ка по при­чине его пол­ной неви­нов­но­сти. Бла­жен­ная кон­чи­на стар­ца Ва­си­лис­ка по­сле­до­ва­ла 29 де­каб­ря 1824 го­да. Вре­мя сво­е­го от­хо­да он ука­зал с точ­но­стью, на­ка­нуне ис­по­ве­дал­ся и при­об­щил­ся Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин. Кре­стья­нин, ко­то­рый слу­жил ему до кон­чи­ны, при­ло­жив свою ру­ку к гру­ди от­хо­дя­ще­го пу­стын­ни­ка, ощу­тил, что серд­це в уми­ра­ю­щем силь­но бьет­ся и ме­чет­ся во все сто­ро­ны. До са­мо­го по­след­не­го вздо­ха был он в уст­ной и сер­деч­ной мо­лит­ве и со сло­ва­ми «Гос­по­ди, Иису­се Хри­сте, Сыне Бо­жий» ис­пу­стил дух, буд­то уснул. При­чем и по ис­ше­ствии ду­ха серд­це еще дол­го в нем тре­пе­та­ло. За че­ты­ре дня, про­шед­ших до при­ез­да стар­ца Зо­си­мы, вид по­чив­ше­го не толь­ко не сде­лал­ся ху­же, но стал еще бла­го­вид­нее. Те­ло его бы­ло мяг­ким, как у спя­ще­го. Отец Зо­си­ма при­ка­зал на­пи­сать с него порт­рет, ибо по глу­бо­ко­му сми­ре­нию сво­е­му при жиз­ни ста­рец на это ни­как не со­гла­шал­ся. Пе­ред по­гре­бе­ни­ем на седь­мые сут­ки, ко­гда ста­ли вы­ни­мать те­ло стар­ца из гро­ба, чтобы спе­ле­нать в ман­тию, оно ока­за­лось гиб­ким, как у жи­во­го. Свя­той по­движ­ник был по­гре­бен близ ал­та­ря мо­на­стыр­ско­го со­бо­ра. В 1913 г. над мо­ги­лой стар­ца бы­ла по­стро­е­на, а в 1914 г. освя­ще­на ка­мен­ная ча­сов­ня во имя свя­то­го му­че­ни­ка Ва­си­лис­ка. Ее по­се­ща­ло мно­же­ство бо­го­моль­цев, ко­то­рые ча­сто слу­жи­ли па­ни­хи­ды, мо­лясь о упо­ко­е­нии все­ми лю­би­мо­го и по­чи­та­е­мо­го по­движ­ни­ка. В со­вет­ское вре­мя и храм, и ча­сов­ня бы­ли уни­что­же­ны, на их ме­сте же по­стро­е­ны га­ра­жи. Свя­тые мо­щи пре­по­доб­но­го бы­ли об­ре­те­ны в 2000 го­ду. Из­вест­ны слу­чаи ис­це­ле­ний и ду­хов­ной по­мо­щи по­сле мо­лит­вен­но­го к нему об­ра­ще­ния.

Вся жизнь стар­ца Ва­си­лис­ка яв­ля­ет нам со­бой при­мер пол­но­го са­мо­от­ре­че­ния и рев­ност­но­го сле­до­ва­ния за Гос­по­дом, под­лин­но­го ис­пол­не­ния еван­гель­ских за­по­ве­дей о люб­ви к Бо­гу и ближ­ним. Не об­ла­дая ни­ка­кой мир­ской муд­ро­стью, он был удо­сто­ен от Гос­по­да пре­муд­ро­сти свы­ше. Со­зна­вая и по­чи­тая се­бя ма­лей­шим в ми­ре сем, он спо­до­бил­ся стать ве­ли­ким о Гос­по­де и за­сви­де­тель­ство­вал сво­им при­ме­ром ис­тин­ность еван­гель­ских слов: «Бла­же­ни чи­стии серд­цем, яко тии Бо­га узрят!»

Мо­щи свя­то­го Ва­си­лис­ка на­хо­дят­ся в ека­те­рин­бург­ском по­сел­ке Ели­за­вет, в хра­ме в честь Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са.


См. так­же: Жи­тие мо­на­ха и пу­стын­но­жи­те­ля Ва­си­лис­ка, пи­сан­ное уче­ни­ком его Зо­си­мою Вер­хов­ским

Молитвы

Тропарь преподобному Василиску Сибирскому

глас 4

Я́ко изде́тска Христа́ возлюби́в, преподо́бне, Тому́ любо́вию чрез все́ житие́ после́довал еси́. В пусты́ню Сиби́рскую всели́вся, непреста́нную моли́тву Христу́ возлю́бленному приноси́л еси́. Помина́й на́с, ча́д твои́х, преподо́бне Васили́сче, с любо́вию притека́ющих к тебе́ и чту́щих святу́ю па́мять твою́.

Ин тропарь преподобному Василиску Сибирскому.

глас 8

Земли́ Сиби́рския процвете́ние,/ ю́же безмо́лвия по́двигом озари́л еси́,/ житие́ пусты́нное до конца́ возлюби́в, блаже́нне,/ и, я́ко би́сер многоце́нный,/ серде́чныя моли́твы да́р от Го́спода стяжа́л еси́,/ и на́м в насле́дие сие́ сокро́вище яви́л еси́,/ да во спасе́ние его́ прие́млюще, вопие́м ти́:// преподо́бне Васили́сче о́тче на́ш.

показать все

Ин кондак преподобному Василиску Сибирскому

глас 4

Пусты́нею ди́кою от сла́вы мирски́я утае́нный,/ у́мнаго де́лания высоты́ смире́нием дости́гл еси́:/ те́плою любо́вию ко Христу́ простира́яся,/ моли́твенную сла́дость я́ко ми́ро се́рдцем источа́л еси́,/ те́мже боже́ственная благода́ть в тебе́ явля́емая/ облиста́ всея́ Сиби́ри концы́,/ пустынножи́телю Васили́сче,/ моли́ всеще́драго Бо́га// души́ спасе́ние на́м дарова́ти.

Кондак преподобному Василиску Сибирскому

глас 2

Возложи́х себе́ от ра́нней ю́ности, да́же из де́тства твоего́, преподо́бне о́тче Васили́сче, после́довал еси́ Христу́, любо́вию возгрева́яся и моли́тву непреста́нную чрез все́ житие́ Тому́ приноси́л еси́. Те́м же Госпо́дь упоко́й и се́рдце твое́, моли́твенника вели́ка яви́, гре́шным непостижи́маго.

Молитва преподобному Василиску Сибирскому

О, преподо́бне и богоблаже́нне о́тче на́ш Васили́сче, безмо́лвия до́блий рачи́телю и пустынножи́телю ре́вностный, у́мнаго де́лания смире́нный наста́вниче и послуша́ния преди́вный о́бразе! Ты́ ми́ра сла́дости бе́гая, пусты́ни непрохо́дныя дости́гл еси́, в не́йже мно́гая ле́та, богомы́слием озаря́ем, в труде́х пусты́нных подвиза́лся еси́, смиренному́дрия глубину́ ископа́в; сего́ ра́ди, я́ко сокро́вище пребога́тое, серде́чныя моли́твы сла́дость уте́шительную Госпо́дь тебе́ дарова́, ея́же де́йствием вели́ких дарова́ний испо́лнился еси́. Те́мже мо́лим тя́, о́тче Васили́сче, воззри́ на ны́, уны́лыя и немощны́я, и возгре́й в сердца́х на́ших и́стинную ре́вность о Христе́ Иису́се Го́споде на́шем, И́же е́сть еди́н исто́чник спасе́ния на́шего. Бу́ди на́м поспе́шник к высоты́ духо́вныя восхожде́нию: у́м на́ш в трезве́нии бо́дреннем укрепи́ и ду́х сокруше́н в сердца́ на́ша вкорени́; наипа́че вразуми́, научи́ и усе́рдие неосла́бное в моли́тве непреста́нней пода́ждь на́м, во е́же освяти́ти уста́, умы́ и сердца́ Христу́ Бо́гу на́шему, Его́же и́менем отбежи́т от на́с вся́кая непра́вда и уны́ние, диа́вольским де́йством составля́емыя, и да просветя́тся ду́ши на́ша све́том любве́ Боже́ственныя ко исправле́нию жития́ на́шего, да не поги́бнем в огне́ а́ки пле́велы, но, я́ко пшени́цу чи́стую, собере́т ны́ Госпо́дь в жи́тницу Свою́ небе́сную, иде́же вси́ лю́бящии Его́ в ра́дости несконча́емей пребыва́ют, сла́вяще Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Каноны и Акафисты

Акафист преподобному Василиску Сибирскому

Для келейного чтения

Кондак 1

Избрал еси, Господи, угодника Твоего Василиска, / из млада сердце чисто созиждя в нем, / и, дары духовными изрядно его украсив, / явил еси земли Сибирстей подвижника дивнаго, / иже, пустыни тяжкая волею претерпевая, / молитвы чистыя благодать воистинну стяжа, / темже подвигни и нас, Христе Боже, горняя помышляти, / предстательством блаженнаго отца нашего, да поем тому: / Радуйся, преподобне отче Василисче, умнаго безмолвия велий рачителю.

Икос 1

Ангелов крилами к Богу воспаряющих, образы святыя издетска с любовию зрел еси, отче Василисче, темже, возрастом еще младенствуя, к Вышнему вознестися помыслил еси, во еже телесныма очима славу Божию видети, отонудуже крилы духовныя Господь тебе дарова, имиже в Небесныя обители воистинну вознеслся еси. Мы же, сим поучаеми, приносим ти таковая:
Радуйся, издетска в служение Богу избранный;
радуйся, светом божественнаго разума осиянный.
Радуйся, от млада познавый нищету телесную;
радуйся, воистинну стяжавый нищету духовную.
Радуйся, кротостию и незлобием ангелом подобниче;
радуйся, истиннаго смирения верным наставниче.
Радуйся, монахом и мирским красоту восхождения явивый;
радуйся, богоугодными делы страну Сибирскую просветивый.
Радуйся, преподобне отче Василисче, умнаго безмолвия велий рачителю.

Кондак 2

Видя желание твое, токмо единому Богови работати, и нрав послушливый, Господь Всеведец умягчи жены твоея сердце, юже родитель твой избра тебе, и тако три леты воздержанием себе испытующа, супружества соуз согласно расторгли еста; ты же, отче, душу твою Христу уневестив, радостне воспел еси Богу: Аллилуия.

Икос 2

Разумея волю Божию и закону Христову кротко повинуяся, блаженне, тяготы брата твоего, подвижника тайнаго, с любовию понесл еси, в немощах его служа ему усердно; наипаче же вкупе в молитвах прилежаща, вашим изрядным в Боге радением многия нерадивыя к исправлению призвали еста. Мы же, братолюбие христианское твое зряще, сице тебе взываем:
Радуйся, Бога паче всего земнаго возлюбивый;
радуйся, Того Единаго в животе твоем взыскавый.
Радуйся, яко любовь божественную мирстей любви предпочел еси;
радуйся, яко житейскую радость на тяготы пустынныя пременил еси.
Радуйся, образе смиренномудрия и послушания;
радуйся, правило постническаго воздержания.
Радуйся, помысла чистотою просиявый;
радуйся, яко Мария, благую часть избравый.
Радуйся, преподобне отче Василисче, умнаго безмолвия велий рачителю.

Кондак 3

Силою любве ко Господу мира красная отвергл еси, отче Василисче, отшельническое житие избрав, идеже ревностно подвизаяся, к вящшему постничеству приступил еси, и тако тело твое поклоны и бдении зело утруждая, страсти плотския воздержанием крайним уставил еси, вопия в смирении Богу: Аллилуия.

Икос 3

Имущу велие стремление богоугодно жити, Подвигоположник Господь показа тебе ума самочиннаго пагубу, и в леса брянския стопы твоя направи, идеже старцу пустынному Адриану в послушание себе вдал еси, отче, и, яко лоза благораслена, в трудех пустынных зело преспев, иноческим одеянием достойно украсился еси. Мы же взываем ти тако:
Радуйся, в пустыню, яко в цветник, с радостию вшедый;
радуйся, подвиги твоими, яко крин сельный, процветый.
Радуйся, нестяжанием зело обогативыйся;
радуйся, воздержанием крепким украсивыйся.
Радуйся, обет пустынничества при постриге твоем давый;
радуйся, егоже в подвизе добром до конца исполнивый.
Радуйся, псалмы и молитвы Господу присно возлиявый;
радуйся, поклоны земными от сна себе воставлявый.
Радуйся, преподобне отче Василисче, умнаго безмолвия велий рачителю.

Кондак 4

Буря искушений и бесов наветы обступиша тя, хотяще унынием душу твою поборити, ты же, отче Василисче, болезньми воздержания силу вражию посрамил еси, на камени смирения терпением велием веру твою утвердив, и тако немощь естества о Господе укреплял еси, денно и нощно возывая к Тому: Аллилуия.

Икос 4

Слышавше людие о твоем, отче Василисче, благочестном житии пустынном, стекахуся к тебе, желающе с тобою купно жительствовати и во спасении тобою наставлятися, ты же, святе, смирения истиннаго исполненный, невежду себе пред всеми почел еси, во еже в безмолвии един с Единым всегда пребывати. Мы же, богомудре, глаголем тебе тако:
Радуйся, сердце твое мирови затворивый;
радуйся, воле Божией всего себе покоривый.
Радуйся, благоуветия и благочестия смиренный учителю;
радуйся, словесным и безсловесным кроткий благодетелю.
Радуйся, с усердием на врага спасения противоставый;
радуйся, постом и молитвою демоны отгнавый.
Радуйся, духа нищету паче славы человеческия возлюбивый;
радуйся, не в многословии твоем глубину мудрости показавый.
Радуйся, преподобне отче Василисче, умнаго безмолвия велий рачителю.

Кондак 5

Боготочный источник духовныя благодати зря в тебе юный Зосима, тепле моляше тя, да ученик тебе прилежен будет, ты же, отче, духовными очами промысл Божий в сем прозрев, яко друга искренняго любовию того приял еси; темже словесы и делы на путь иночества тобою наставляемый Зосима радостне воспе Богу: Аллилуия.

Икос 5

Видя помышление духовника твоего, хотяща во обитель Коневскую тебе, отче, преселити, тепле моля просил еси того, да в отшельстве своем недвижимо пребудеши; обаче послушания ради, яко воли Божией повинуяся, с Зосимою вкупе, егоже возлюби душа твоя, за старцем своим последовал еси. Мы же, кротость твою ублажающе, взываем ти сице:
Радуйся, Авраамле послушание познавый;
радуйся, Иовлю терпению поревновавый.
Радуйся, иноче, в смирении и кротости совершенный;
радуйся, в безстрастия ризу оболченный.
Радуйся, скудною пищею тело твое изнуривый;
радуйся, хлебом Живота вечнаго душу твою насытивый.
Радуйся, простоты жития монашескаго наставниче;
радуйся, чистоты души христианския хранителю.
Радуйся, преподобне отче Василисче, умнаго безмолвия велий рачителю.

Кондак 6

Проповедуемым словесем Христовым, яко кроток есмь и смирен сердцем, воистинну поучился еси, труженниче пустынный, темже и Господь тя зело утеши, благоволив чрез Зосиму открыти ти сокровище молитвы сердечныя учения; ты же, преподобне Василисче, благодарен сый воспел еси Богу о сем: Аллилуия.

Икос 6

Возсиял еси на острови Коневстем высотою жития твоего, отче досточудне, идеже в молитвы делании вельми возрастая, ум твой священным безмолвием просветил еси, и сладость молитвенную о имени Иисусове, рекою из сердца обильно изливаему, вкусил еси, богоблаженне. Мы же, толикое дарование в тебе зряще, смиренно взываем ти:
Радуйся, словес евангельских послушателю благодатный;
радуйся, ига Христова благаго носителю благодарный.
Радуйся, добродетель благую, трезвение, стяжавый;
радуйся, ума хранением сердце твое очистивый.
Радуйся, благодати Божией хранилище преисполненное;
радуйся, Духа Святаго жилище достойное.
Радуйся, высоты Христова разумения достигнувый;
радуйся, ум твой с сердцем в молитве срастворивый.
Радуйся, преподобне отче Василисче, умнаго безмолвия велий рачителю.

Кондак 7

Хотя, преподобне, в Бозе Единем всегда пребывати, ум твой памятованием Христовым от всякия страсти очистил еси, и Духа Святаго благодатию молитву самодвижиму в сердце твоем стяжал еси, темже непрестанно Господеви в любви предстоя, в умилении чистом вопиял еси Ему: Аллилуия.

Икос 7

Новую лествицу восхождения чтим тя, богомудре, ты бо любве ради благоволил еси, молитвенных твоих деяний рукописание, егоже сподвижник твой и сотаинник Зосима прилежный списатель бысть, по преставлении твоем на полезное мирови явити. Мы же, отче Василисче, молитвенно светильник сей приемлюще, в спасительной ревности взываем ти:
Радуйся, Христа Бога в сердце твоем вместивый;
радуйся, имя Его спасительное в уме всегда носивый.
Радуйся, молитвенную сладость сердцем твоим познавый;
радуйся, слез благодатных поток умилительный источивый.
Радуйся, к Богу пламеневый любовию великою;
радуйся, яко действом ея сердце твое взыграся.
Радуйся, молитвы чистыя священнодейства стяжателю;
радуйся, сокровенных Божиих предивный тайнозрителю.
Радуйся, преподобне отче Василисче, умнаго безмолвия велий рачителю.

Кондак 8

Странен быв всякия славы человеческия, единыя славы Божия иский, блаженне, в пустыню внутреннюю с Зосимою верным удалитися возжелал еси, Василисче, темже, старцем твоим благословенный, предел Сибирских достигл еси, идеже лишения многа претерпевая, Богу в надежде воспевал еси: Аллилуия.

Икос 8

Все упование возложив на промысл Божий и к Пречистей в молитвах всегда прибегая, пустынниче святый, яко птица небесная попечением малым о телесе твоем тщался еси, паче же воздержанием многим дух твой укрепив, красоту исправлений твоих верным уяснил еси, темже приими от нас сицевая:
Радуйся, узок путь во Царствие небесное избравый;
радуйся, пустынничества крест волею подъявый.
Радуйся, страны мразныя не убоявыйся;
радуйся, ветра хладнаго не устрашивыйся.
Радуйся, скорби и болезни мужественно понесый;
радуйся, Заступницею усердною всегда хранимый.
Радуйся, молитвы храм в сердце твоем воздвигнувый;
радуйся, труд, терпение и усердие в основание того положивый.
Радуйся, преподобне отче Василисче, умнаго безмолвия велий рачителю.

Кондак 9

Всего себе Господу освятив, отче Василисче, в болезнях жестоких Христу сраспялся еси воистинну, и в пустыни, яко во гробе, Тому спогреблся еси, блаженне, и Того ради многая злострадания претерпел еси, но любве Божия никако же отпал еси, присно поя Ему: Аллилуия.

Икос 9

Витии многоречивии умолкают, зряще твоего, отче Василисче, жития безмолвнаго подвиг, ибо яко пламя прилежит свещи, тако ты, блаженне, умом и сердцем твоим воистинну Христу в молитве срастворился еси. Мы же, таковое действо в тебе зряще, любовию взываем ти:
Радуйся, Богу в любви непрестанно предстоявый;
радуйся, благодать Богообщения стяжавый.
Радуйся, великих дарований небесных приятелю;
радуйся, духов поднебесных велий устрашителю.
Радуйся, на высоту добродетелей восшедый;
радуйся, Царствие Божие внутрь себе имый.
Радуйся, Владыки вышняго верный служителю;
радуйся, истинныя радости о Боге благий стяжателю.
Радуйся, преподобне отче Василисче, умнаго безмолвия велий рачителю.

Кондак 10

Спасения ради души твоея, отче Василисче, многая лета в пустыне неисходно подвизался еси, и тамо старости честныя достигнув, высоту добродетели стяжал еси, темже Господь на ину стезю направи тя, во еже ближних спасению послужити, отонудуже малую братию собрав, воспел еси Богу: Аллилуия.

Икос 10

Стена крепкая в молитве братии пустынней был еси, святый Василисче, духом сокрушенным, яко мечем, научал еси тех коварства вражии посекати, и нас ныне от сна лености житием твоим богозарным пробуждая, явился еси утешения духовнаго податель. Мы же, подвиги твоя ублажающе, воспеваем тя сице:
Радуйся, в горении духа ангелом уподобивыйся;
радуйся, в доброделании душею обновивыйся.
Радуйся, чистою молитвою изрядно благоукрашенный;
радуйся, во брани невидемей воине совершенный.
Радуйся, правды Божией всегда алкавый;
радуйся, рая сладости еще на земли вкусивый.
Радуйся, блаженнаго смирения доброту стяжавый;
радуйся, Иерусалим небесный воистинну наследивый.
Радуйся, преподобне отче Василисче, умнаго безмолвия велий рачителю.

Кондак 11

Пение умиленное тебе приносим, блаженне отче, и успению твоему с трепетом внимаем, ибо всельшагося в тя Святаго Духа действо благодатию обильно сердце твое напита, якоже и по изшествии души твоея ко Господу молитвы чистыя двизанием сердце твое исполненно бе. Мы же, сему дивящеся, вопием Богу о тебе: Аллилуия.

Икос 11

Светом божественным просвещенный, отче Василисче, внутренняго делания высоты молитвы непрестанныя достигл еси, отонудуже умными очами сердечными Свет присносущный воистинну сподобился еси зрети, имже вельми озаренный сам световиден верным показался еси, темже приими от нас таковая:
Радуйся, главо, о Господе присно любомудрствующая;
радуйся, заре, от нощи к Богу утреннюющая.
Радуйся, яко руце твоя в молитве многажды простирал еси;
радуйся, яко нозе твоя во бдениих зело претрудил еси.
Радуйся, заповеди Евангельския до конца совершивый;
радуйся, обетования Евангельския вправду восприемый.
Радуйся, яко житием твоим ко благочестию нас пробуждаеши;
радуйся, яко деянии твоими на путь спасения нас наставляеши.
Радуйся, преподобне отче Василисче, умнаго безмолвия велий рачителю.

Кондак 12

Блажен воистинну еси, отче Василисче, ибо в клеть сердца твоего вшед, собеседник любезен Господеви был еси, и яко Серафими любовию к Нему горел еси, и якоже Херувими всегда умно Его зрел еси; ныне же в нескончаемой радости пребывая, и нас научаеши славословити Бога: Аллилуия.

Икос 12

Поюще честную память твою, отче Василисче, благодарная приносим ти, и молитв благоухание от мощей твоих приемлюще, веселия духовнаго исполняемся, и твоя, пустыннолюбче, труды и болезни, Христа ради подъятыя, ублажающе, достойно величаем тя словесы таковыми:
Радуйся, звездо, спасения путь ко вратом небесным нам указующая;
радуйся, сокровищнице, пребезценный камень, Христа, в себе имущая.
Радуйся, кладезю, духовною влагою обильно нас напаяяй;
радуйся, столпе, несокрушимую силу молитвы во брани являяй.
Радуйся, стамно, чудесы доныне богатно преизливаемая;
радуйся, реко, деянии твоими души верных орошающая.
Радуйся, в скорбех пребывающим скорый и благий поспешниче;
радуйся, тебе чтущих теплый и верный к Богу молитвенниче.
Радуйся, преподобне отче Василисче, умнаго безмолвия велий рачителю.

Кондак 13

О, пустынниче дивный, преподобне отче Василисче, к тебе в смирении припадаем, яко стяжавшему велию Духа Святаго благодать: призри с высоты райския на нас, дольними обуреваемых, и подаждь душам нашим молитвами твоими возрастание духовное, во еже чистым умом и сердцем достойно пети Христу Богу нашему: Аллилуия, аллилуия, аллилуия.

Сей кондак чтется трижды, затем Икос 1 и Кондак 1.

Молитва

О, преподобне и богоблаженне отче наш Василисче, безмолвия доблий рачителю и пустынножителю ревностный, умнаго делания смиренный наставниче и послушания предивный образе! Ты мира сладости бегая, пустыни непроходныя достигл еси, в нейже многая лета, богомыслием озаряем, в трудех пустынных подвизался еси, смиренномудрия глубину ископав; сего ради, яко сокровище пребогатое, сердечныя молитвы сладость утешительную Господь тебе дарова, еяже действием великих дарований исполнился еси. Темже молим тя, отче Василисче, воззри на ны, унылыя и немощныя, и возгрей в сердцах наших истинную ревность о Христе Иисусе Господе нашем, Иже есть един источник спасения нашего. Буди нам поспешник к высоты духовныя восхождению: ум наш в трезвении бодренном укрепи и дух сокрушен в сердца наша вкорени; наипаче вразуми, научи и усердие неослабное в молитве непрестанней подаждь нам, во еже освятити уста, умы и сердца Христу Богу нашему, Егоже именем отбежит от нас всякая неправда и уныние, диавольским действом составляемыя, и да просветятся души наша светом любве Божественныя ко исправлению жития нашего, да не погибнем в огне аки плевелы, но, яко пшеницу чистую, соберет ны Господь в житницу Свою небесную, идеже вси любящии Его в радости нескончаемей пребывают, славяще Отца, и Сына, и Святаго Духа, во веки веков. Аминь.

Случайный тест

(3 голоса: 5 из 5)