Ваш город - Сиэтл?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

5 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

5 октября

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ве­ни­а­мин (в ми­ру Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич Вос­кре­сен­ский) ро­дил­ся 15 ян­ва­ря 1871 го­да в се­ле Пе­ре­слав­це­во Уг­лич­ско­го уез­да Яро­слав­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка. Отец Кон­стан­тин был ода­рен боль­ши­ми му­зы­каль­ны­ми спо­соб­но­стя­ми, та­ки­ми же спо­соб­но­стя­ми ока­за­лись ода­рен­ны­ми и его сы­но­вья – все пя­те­ро бы­ли ре­ген­та­ми учи­лищ­ных хо­ров, а один из них ре­ген­том ар­хи­ерей­ско­го хо­ра. В 1877 го­ду отец Кон­стан­тин ос­но­вал в се­ле на­чаль­ную шко­лу, ко­то­рая за от­сут­стви­ем по­ме­ще­ния рас­по­ло­жи­лась в его до­ме; учи­тель­ни­цей в ней ста­ла его су­пру­га, Алек­сандра Ва­си­льев­на.
Пер­во­на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние Ва­си­лий по­лу­чил в Ро­стов­ском ду­хов­ном учи­ли­ще. С 1886 по 1892 год он учил­ся в Яро­слав­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии, а с 1892-го – в Мос­ков­ской Ду­хов­ной ака­де­мии. Окон­чив ака­де­мию в 1896 го­ду, Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич в 1898 го­ду был на­зна­чен по­мощ­ни­ком ин­спек­то­ра в Ку­та­ис­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию; здесь он пре­по­да­вал рус­скую ли­те­ра­ту­ру и ис­то­рию. В 1901 го­ду его пе­ре­ве­ли в Ти­флис­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию. Ока­зав­шись в Ти­фли­се, он окон­чил Ти­флис­ское Им­пе­ра­тор­ское му­зы­каль­ное учи­ли­ще по клас­су тео­рии му­зы­ки. В 1908 го­ду Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич был пе­ре­ве­ден в Вят­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, а через год – в Во­ло­год­скую. В 1911 го­ду он был на­зна­чен пре­по­да­ва­те­лем Свя­щен­но­го Пи­са­ния и ру­ко­во­ди­те­лем се­ми­нар­ско­го хо­ра в Яро­слав­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии. В то вре­мя в сре­де ду­хо­вен­ства Яро­слав­ской епар­хии воз­ник­ла идея со­би­рать ка­пи­та­лы на учре­жде­ние сти­пен­дии для сту­ден­тов се­ми­на­рии, чтобы бед­ность и недо­ста­ток средств не мог­ли быть пре­пят­стви­ем к по­лу­че­нию об­ра­зо­ва­ния; идея на­шла мно­гих сто­рон­ни­ков и ста­ла успеш­но осу­ществ­лять­ся. Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич при­нял де­я­тель­ное уча­стие в этом и стал ак­тив­ным жерт­во­ва­те­лем.
Имея боль­шие му­зы­каль­ные да­ро­ва­ния и пре­крас­ную про­фес­сио­наль­ную под­го­тов­ку, Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич при­нял го­ря­чее уча­стие в раз­вер­нув­шей­ся в те го­ды в цер­ков­ной прес­се по­ле­ми­ке – со­сто­ять ли хо­ру из про­фес­сио­наль­ных пев­цов или стре­мить­ся к цер­ков­ным на­пе­вам уни­фи­ци­ро­ван­ны­ми для всех хра­мов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви или оста­вать­ся мест­ным раз­ли­чи­ям в на­пе­вах, как име­ю­щим нема­лую са­мо­сто­я­тель­ную цен­ность, так как в них за­ча­стую за­пе­чат­ле­лись бла­го­че­стие и мо­лит­вен­ный на­строй на­ших пред­ков в боль­шей сте­пе­ни, чем в неко­то­рых про­из­ве­де­ни­ях, ко­то­рые пуб­ли­ко­ва­лись в нот­ных пе­чат­ных сбор­ни­ках.
Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич пи­сал по это­му по­во­ду: «"Пра­виль­ны" на­пе­вы древ­них, так­же "пра­виль­но" пе­ние и позд­ней­ших твор­цов. Мест­ные на­пе­вы не "укло­не­ние", не "ис­ка­же­ние" пра­виль­ных пе­чат­ных на­пе­вов; они та­кое же са­мо­сто­я­тель­ное, мест­но-на­род­ное твор­че­ство, име­ю­щее оди­на­ко­вое пра­во на су­ще­ство­ва­ние, как и твор­че­ство древ­них... Как неред­ко в убо­гом де­ре­вен­ском хра­ме, в глу­ши, у стар­ца-дьяч­ка при­хо­дит­ся слы­шать по­рой ме­ло­дию, ко­то­рая от­да­ет та­кой да­лью вре­ме­ни, та­кой дев­ствен­ной про­сто­той, та­кой си­лой чув­ства, на ко­то­рые не про­ме­ня­ешь иной са­мой мод­ной нот­ной ме­ло­дии на­ше­го вре­ме­ни. Не по­па­ла та­кая ме­ло­дия в пе­чат­ную кни­гу слу­чай­но, толь­ко по­то­му, что ее ни­кто не под­слу­шал из тех лю­дей, ко­то­рые пе­ча­та­ют кни­ги».
Но са­мой важ­ной и су­ще­ствен­ной для Ва­си­лия Кон­стан­ти­но­ви­ча в цер­ков­ном пе­нии бы­ла сто­ро­на ре­ли­ги­оз­ная. «Ре­ли­ги­оз­ная цель, – пи­сал он, – са­мая глав­ная в цер­ков­но-бо­го­слу­жеб­ном пе­нии. Ре­ли­ги­оз­ная цель – пер­вая и по­след­няя цель все­го со­вер­ша­ю­ще­го­ся в хра­ме. На­род сто­ит и, как эхо, вто­рит несу­щим­ся ме­ло­ди­ям или же мыс­лен­но, без­молв­но сле­дит за ни­ми и как бы скла­ды­ва­ет их где-то в ду­ше сво­ей, со­би­рая за­пас цер­ков­ных пе­сен. С го­да­ми на­кап­ли­ва­ет­ся этот за­пас, об­ра­зуя в кон­це кон­цов зна­ю­щих по па­мя­ти все об­ще­упо­тре­би­тель­ное цер­ков­ное пе­ние. С ран­не­го дет­ства слы­ша­лись эти ме­ло­дии, из го­да в год по­вто­ря­лись они, вре­за­лись в слух, в па­мять. Из со­во­куп­но­сти рас­пе­вав­ших­ся ме­ло­дий, вме­сте с чте­ни­ем, со всем цер­ков­ным рас­по­ряд­ком, с внеш­ней об­ста­нов­кой со­зда­ет­ся го­да­ми и глу­бо­ко за­пе­чатле­ва­ет­ся в со­зна­нии, в ду­ше со­от­вет­ствен­ный ре­ли­ги­оз­но-цер­ков­ный уклад пред­став­ле­ний, об­ра­зов, чувств, на­стро­е­ний, но где все на сво­ем ме­сте, все в строй­ном по­ряд­ке, где дав­но про­ло­же­ны как бы хо­ро­шо про­то­рен­ные тро­пин­ки, ве­ду­щие ду­шу к небу, к Бо­гу».
С про­ве­де­ни­ем глу­бо­ких об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ских, но ма­ло­по­нят­ных кре­стья­нам ре­форм, с на­ча­лом вой­ны 1914 го­да пе­ред на­ро­дом ста­ло воз­ни­кать все боль­ше про­блем, ко­то­рые тре­бо­ва­ли объ­яс­не­ния, и преж­де все­го с точ­ки зре­ния ре­ли­ги­оз­ной, нрав­ствен­ной. В 1915 го­ду ар­хи­епи­скоп Яро­слав­ский Ага­фан­гел (Пре­об­ра­жен­ский) ор­га­ни­зо­вал при Яро­слав­ской ка­фед­ре про­по­вед­ни­че­ский кру­жок, в ко­то­рый бы­ли при­гла­ше­ны наи­бо­лее ав­то­ри­тет­ные и та­лант­ли­вые пас­ты­ри-про­по­вед­ни­ки, пре­по­да­ва­те­ли се­ми­на­рии, и сре­ди дру­гих Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич. На участ­ни­ках круж­ка ле­жа­ла обя­зан­ность про­из­но­сить про­по­ве­ди за бо­го­слу­же­ни­я­ми в раз­лич­ных хра­мах епар­хии.
В 1916 го­ду Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич был на­зна­чен чле­ном из­да­тель­ско­го от­де­ла епар­хи­аль­но­го про­све­ти­тель­ско­го Брат­ства свя­ти­те­ля Ди­мит­рия, а в на­ча­ле 1917 го­да он был при­гла­шен при­нять уча­стие в раз­ра­бот­ке про­ек­та но­во­го уста­ва Брат­ства. По­ми­мо ор­га­ни­за­ции цер­ков­но­го хо­ра в се­ми­на­рии Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич ор­га­ни­зо­вал цер­ков­ный хор у се­бя на ро­дине в се­ле Пе­ре­слав­це­во.
По­сле за­кры­тия се­ми­на­рии во вре­мя без­бож­ных го­не­ний в 1918 го­ду Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич стал ра­бо­тать в об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­ле в го­ро­де Яро­слав­ле. В 1919 го­ду со­бра­ние ду­хо­вен­ства и ми­рян Яро­слав­ской епар­хии вы­бра­ло его в чле­ны Епар­хи­аль­но­го Со­ве­та.
4 июня 1921 го­да съезд ду­хо­вен­ства и ми­рян Ту­та­ев­ско­го уез­да из­брал Ва­си­лия Кон­стан­ти­но­ви­ча кан­ди­да­том на ка­фед­ру епи­ско­па Ту­та­ев­ско­го. В 1921 го­ду Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич был по­стри­жен в ман­тию с име­нем Ве­ни­а­мин и хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Ту­та­ев­ско­го, ви­ка­рия Яро­слав­ской епар­хии, став од­ним из бли­жай­ших по­мощ­ни­ков мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла. Ту­та­ев­ская паства во вла­ды­ке Ве­ни­а­мине об­ре­ла од­но­го из рев­ност­ней­ших ар­хи­ере­ев, ко­то­рый сво­им ис­то­вым бо­го­слу­же­ни­ем, пра­вед­ной жиз­нью, да­ра­ми про­по­ве­ди и рас­суж­де­ния при­влек к се­бе серд­ца мно­гих ве­ру­ю­щих: они уви­де­ли в нем не столь­ко цер­ков­но­го адми­ни­стра­то­ра, сколь­ко са­мо­от­вер­жен­но­го по­движ­ни­ка, по­доб­но­го древним ар­хи­пас­ты­рям-хри­сти­а­нам. Впро­чем, это бы­ло до­воль­но обыч­ным яв­ле­ни­ем для два­дца­тых го­дов, ко­гда Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь го­не­ни­я­ми ста­ла очи­щать­ся от недо­стой­ных и ма­ло­душ­ных лю­дей и ар­хи­пас­ты­ря­ми ста­но­ви­лись ис­тин­ные слу­жи­те­ли Хри­сто­вы, вос­при­яв­шие впо­след­ствии с ар­хи­пас­тыр­ством и му­че­ни­че­ство.
В июне 1922 го­да ОГПУ аре­сто­ва­ло мит­ро­по­ли­та Яро­слав­ско­го Ага­фан­ге­ла в на­деж­де, что вся власть цер­ков­ная пе­рей­дет к об­нов­лен­цам, но пра­во­слав­ное ду­хо­вен­ство Яро­слав­ской епар­хии об­ра­ти­лось с пись­мом к епи­ско­пу Ве­ни­а­ми­ну, в ко­то­ром пи­са­ло, что в от­сут­ствие мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла гла­вой Пра­во­слав­ной Церк­ви в епар­хии при­зна­ют толь­ко его. Вслед за этим, ле­том то­го же го­да, епи­скоп Ве­ни­а­мин был аре­сто­ван. 15 ок­тяб­ря 1922 го­да со­сто­я­лось со­бра­ние ду­хо­вен­ства и ми­рян Яро­слав­ля, в ко­то­ром при­ня­ло уча­стие око­ло трех ты­сяч че­ло­век. Со­бра­ние за­яви­ло о сво­ей вер­но­сти пра­во­сла­вию, об от­вер­же­нии об­нов­лен­че­ско­го ВЦУ и по­ста­но­ви­ло при­зна­вать пра­вя­щим епи­ско­пом вла­ды­ку Ве­ни­а­ми­на. Епи­скоп Ве­ни­а­мин на­хо­дил­ся в это вре­мя в тюрь­ме, и вла­сти по­пы­та­лись об­ви­нить его в ор­га­ни­за­ции со­бра­ния, но до­ка­зать это они не смог­ли. Вла­ды­ка был об­ви­нен в ис­поль­зо­ва­нии ре­ли­ги­оз­ных пред­рас­суд­ков масс с це­лью свер­же­ния ра­бо­че-кре­стьян­ской вла­сти и при­го­во­рен к се­ми го­дам за­клю­че­ния. В 1922 го­ду в свя­зи с 5-лет­ним юби­ле­ем со­вет­ской вла­сти срок за­клю­че­ния был со­кра­щен, и в 1926 го­ду епи­скоп был осво­бож­ден и вер­нул­ся к слу­же­нию. По­се­щая ча­сто сель­ские при­хо­ды Ту­та­ев­ско­го уез­да, он вез­де про­из­но­сил про­по­ве­ди. Для уси­ле­ния про­по­вед­ни­че­ской де­я­тель­но­сти, в ко­то­рой те­перь за от­сут­стви­ем школ и со­сре­до­то­чи­ва­лось все цер­ков­ное про­све­ще­ние, он брал с со­бой наи­бо­лее ода­рен­ных про­по­вед­ни­ков-свя­щен­ни­ков. ОГПУ через мно­го­чис­лен­ных осве­до­ми­те­лей ве­ло на­блю­де­ние за епи­ско­пом, на­кап­ли­ва­ло ма­те­ри­а­лы и го­то­ви­лось его аре­сто­вать.
Ха­рак­те­ри­зуя Вла­ды­ку, со­труд­ни­ки ОГПУ пи­са­ли о нем: «Хо­ро­ший ора­тор. Вы­сту­па­ет ча­сто с про­по­ве­дя­ми, в ко­то­рых ис­поль­зу­ет вся­кий удоб­ный слу­чай для ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции. Так 1 ян­ва­ря 1926 го­да в про­по­ве­ди о Цар­стве Бо­жи­ем в церк­ви Вла­сия в Яро­слав­ле кос­нул­ся граж­дан­ско­го пра­ва, на­зы­вая вся­кую власть на­си­ли­ем... На­сто­я­щее же пра­ви­тель­ство на­си­лу­ет со­весть, что так­же бы­ло и в цар­ское вре­мя.
16 ян­ва­ря в той же церк­ви за все­нощ­ной в про­по­ве­ди вы­ска­зал­ся, что ни­ка­кая ре­во­лю­ция без Хри­ста не бу­дет силь­на и вся­кая власть сна­ча­ла ста­ра­ет­ся о соб­ствен­ном бла­го­по­лу­чии, а по­том толь­ко уже ду­ма­ет о бла­ге на­ро­да. И во­об­ще вся речь но­си­ла по­гром­ный ха­рак­тер, с це­лью воз­буж­де­ния ве­ру­ю­щих про­тив без­бож­ной вла­сти. Мо­ля­щих­ся бы­ло мно­го, так как во­об­ще на его бо­го­слу­же­ния сте­ка­ют­ся ве­ру­ю­щие.
Про­ез­жая по Яро­слав­ско­му уез­ду, Ве­ни­а­мин в фев­ра­ле в се­ле Да­выд­ко­во в те­че­ние трех дней со­вер­шал бо­го­слу­же­ния, при ко­то­рых цер­ковь бы­ла пол­на на­ро­дом; вы­сту­пая в про­по­ве­дях, он не упу­стил слу­чая пу­стить­ся в кри­ти­ку ме­ро­при­я­тий со­вет­ской вла­сти, со­по­ста­вив Цер­ковь, как оплот нрав­ствен­но­сти, с клу­ба­ми, где де­тей при­уча­ют к раз­вра­ту... На­се­ле­ние вос­тор­га­лось его про­по­ве­дя­ми, от­но­сясь к нему как к бо­же­ству, срав­ни­вая его с му­че­ни­ка­ми, в свя­зи с его преж­ней су­ди­мо­стью…
В ре­зуль­та­те га­стро­лей Ве­ни­а­ми­на в Ры­бинск, где он так­же вы­сту­пал с про­по­ве­дя­ми, в Яро­слав­ский от­дел ОГПУ в мае ме­ся­це по­сту­пи­ло за­яв­ле­ние от Спас­ской ав­то­ном­ной об­щи­ны о недо­пу­ще­нии вто­рич­но­го при­ез­да в Ры­бинск Ве­ни­а­ми­на, так как он сво­и­ми про­по­ве­дя­ми бу­до­ра­жит ве­ру­ю­щих, на­трав­ли­вая од­но те­че­ние на дру­гое, и под­ры­ва­ет ав­то­ри­тет об­нов­лен­че­ства как со сто­ро­ны ре­ли­ги­оз­ной, так и со сто­ро­ны граж­дан­ской – про­зрач­ны­ми на­ме­ка­ми на бла­го­склон­ное от­но­ше­ние вла­сти к об­нов­лен­че­ству, что уже име­ет по­ли­ти­че­ский ха­рак­тер. И во­об­ще на всем про­тя­же­нии цер­ков­ной де­я­тель­но­сти епи­ско­па Ве­ни­а­ми­на крас­ной ни­тью про­хо­дит его борь­ба с со­вет­ской вла­стью на ре­ли­ги­оз­ном по­при­ще, в ко­то­рой через про­по­ве­ди он твер­до про­во­дит свою ли­нию ед­кой кри­ти­ки ме­ро­при­я­тий со­вет­ской вла­сти в ре­ли­ги­оз­ном во­про­се, с це­лью воз­буж­де­ния умов ве­ру­ю­щих. Свою борь­бу по это­му во­про­су он да­же не осо­бен­но ста­ра­ет­ся скрыть, за­яв­ляя офи­ци­аль­но, что со­вет­скую власть при­зна­ет, "кро­ме ре­ли­ги­оз­ной по­ли­ти­ки".
11 июня в го­ро­де По­ше­хо­нье-Во­ло­дар­ске, в мест­ном со­бо­ре, во вре­мя все­нощ­ной епи­скоп Ве­ни­а­мин про­из­нес про­по­ведь, но­сив­шую по­гром­ный ха­рак­тер. Со­дер­жа­ние про­по­ве­ди сво­ди­лось к рез­кой кри­ти­ке ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, внед­ря­ю­щей неве­рие в ши­ро­кие мас­сы на­се­ле­ния. Де­лая в ней ссыл­ки на уче­ных... ко­то­рые твер­до ве­ри­ли и при­зна­ва­ли Бо­га, и про­ти­во­по­став­ляя их ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, на­зы­вал чле­нов по­след­ней ме­же­ум­ка­ми и неуча­ми, поз­во­ля­ю­щи­ми се­бе от­ри­цать Бо­га и за это на­вле­ка­ю­щи­ми стра­да­ния на се­бя и на всех окру­жа­ю­щих.
12 июня в мест­ном со­бо­ре го­ро­да По­ше­хо­нье-Во­ло­дар­ска епи­ско­пом Ве­ни­а­ми­ном со­вер­ша­лась служ­ба при уча­стии мест­но­го го­род­ско­го ду­хо­вен­ства, а так­же и ду­хо­вен­ства окрест­ных сел. Все­го участ­во­ва­ло в бо­го­слу­же­нии око­ло 10 по­пов и 4 диа­ко­на. Во вре­мя бо­го­слу­же­ния ар­хи­ерей­ский диа­кон на воз­гла­сах по­ми­нал ца­ря, а имен­но: "Гос­по­ди, си­лою Тво­ею да воз­ве­се­лит­ся царь и о спа­се­нии Тво­ем воз­ра­ду­ет­ся зе­ло". При­сут­ство­ва­ло зна­чи­тель­ное чис­ло мо­ля­щих­ся, по боль­шей ча­сти из сре­ды ме­щан­ства, ку­ла­че­ства, чи­нов­ни­че­ства, несколь­ко ра­бо­чих и по­ря­доч­ное ко­ли­че­ство тех­ни­че­ских ра­бот­ни­ков учре­жде­ний.
По окон­ча­нии обед­ни епи­скоп Ве­ни­а­мин об­ра­тил­ся к на­ро­ду с про­по­ве­дью, про­из­вед­шей на при­сут­ству­ю­щих, в осо­бен­но­сти на жен­щин, очень боль­шое впе­чат­ле­ние, до­пус­кал в та­ко­вой ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию, так как убеж­дал не ве­рить "этим без­бож­ни­кам, что нет Церк­ви, Цер­ковь внут­ри нас. Будь­те стой­ки за ве­ру пра­во­слав­ную, не верь­те этим глуп­цам, ибо уче­ние их есть ере­ти­че­ское и при­ве­дет к ги­бе­ли на­шу стра­ну…"
Во вре­мя пре­бы­ва­ния епи­ско­па Ве­ни­а­ми­на в По­ше­хо­нье-Во­ло­дар­ске 12 июня днем ему был устро­ен по­чет­ный обед в мест­ной го­сти­ни­це, на ко­то­ром при­сут­ство­ва­ли все ду­хо­вен­ство По­ше­хо­нье-Во­ло­дар­ска, несколь­ко свя­щен­ни­ков из уез­да, а так­же чле­ны цер­ков­но­при­ход­ских со­ве­тов го­род­ских церк­вей.
Пе­ред обе­дом епи­ско­пу Ве­ни­а­ми­ну бы­ла пре­под­не­се­на ико­на Свя­той Тро­и­цы и 150 руб­лей де­нег от со­бор­ной об­щи­ны. Здесь с при­вет­стви­ем Ве­ни­а­ми­ну вы­сту­пил быв­ший пре­по­да­ва­тель Яро­слав­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии То­ро­пов.
В сво­ей от­вет­ной ре­чи на при­вет­ствие Ве­ни­а­мин срав­нил совре­мен­ное по­ло­же­ние стра­ны с Со­до­мом и Го­мор­рой, го­во­ря, что "без­бож­ни­ки ве­дут всех нас к ги­бе­ли, но ес­ли най­дет­ся все же незна­чи­тель­ное чис­ло пра­вед­ни­ков, то воз­мож­но из­бе­жать ги­бе­ли..."».
Ве­че­ром 12 июня 1927 го­да епи­скоп Ве­ни­а­мин был аре­сто­ван и за­клю­чен в тюрь­му в го­ро­де Яро­слав­ле. Сле­до­ва­тель ОГПУ по­тре­бо­вал от епи­ско­па, чтобы тот рас­ска­зал о сво­их по­езд­ках по уез­ду, а так­же ка­ко­го со­дер­жа­ния про­по­ве­ди он про­из­но­сил в хра­мах и что он мо­жет от­ве­тить на раз­но­го ро­да сви­де­тель­ства про­тив него, ко­то­рые име­ют­ся в рас­по­ря­же­нии ОГПУ.
Вла­ды­ка от­ве­тил: «Я при­мер­но в ап­ре­ле ре­шил по­ехать в го­ро­да Ры­бинск, По­ше­хо­нье-Во­ло­дарск и Мо­ло­гу с це­лью со­вер­ше­ния там празд­нич­ных бо­го­слу­же­ний. В го­род Ры­бинск я при­был 10 июня 1927 го­да и в тот же день вы­ехал в го­род По­ше­хо­нье-Во­ло­дарск и ве­че­ром 11 июня слу­жил все­нощ­ную, во вре­мя ко­то­рой го­во­рил про­по­ведь о на­уч­ном про­све­ще­нии, что пол­но­та на­уч­но­го про­све­ще­ния ве­дет к ве­ре, а к неве­рию ве­дет недо­ста­ток та­ко­во­го про­све­ще­ния... Ни­ка­ких вы­па­дов во вре­мя мо­ей про­по­ве­ди про­тив со­вет­ской вла­сти и про­тив пар­тии ВКП(б) я не де­лал. По­сле обед­ни в со­бо­ре 12 июня я ука­зал как на пе­чаль­ное яв­ле­ние, что часть пуб­ли­ки пред­по­чла ба­зар цер­ков­ной мо­лит­ве, и об­ра­тил­ся к мо­ля­щим­ся с при­зы­вом хра­нить празд­ни­ки, а для тру­да упо­треб­лять шесть дней, дан­ных Бо­гом, на­по­ми­ная о древ­нем ев­рей­ском про­ро­ке, ко­то­рый об­ли­чал ев­рей­ский на­род за на­ру­ше­ние суб­бот. Про­рок за эти на­ру­ше­ния пред­ска­зал ги­бель ев­рей­ско­го на­ро­да. Я ска­зал, что на­ру­ше­ние празд­ни­ков гро­зит и нам та­кой же опас­но­стью. Об­ра­щал­ся с при­зы­вом хра­нить цер­ков­ные уста­вы, в част­но­сти, го­во­рил о по­стах, о ре­ли­ги­оз­ном вос­пи­та­нии де­тей, как ос­но­ве нрав­ствен­но­сти, при­зы­вал все бра­ки со­вер­шать с цер­ков­ным бла­го­сло­ве­ни­ем, об­ли­чал раз­во­ды.
Совре­мен­ное неве­рие меж­ду про­чи­ми при­чи­на­ми дер­жит­ся не от­то­го, что лю­ди ста­ли бо­лее со­зна­тель­ны­ми, а на­обо­рот, недо­ста­точ­ной со­зна­тель­но­стью. В этом во­про­се я СССР из всех стран во­об­ще не вы­де­лял, и об упад­ке куль­ту­ры в со­вет­ской стране я не го­во­рил. Рас­пя­тие Хри­ста, со­вер­шив­ше­е­ся две ты­ся­чи лет то­му на­зад, про­дол­жа­ет­ся все вре­мя, от пер­вых дней и до се­го вре­ме­ни, и бу­дет про­дол­жать­ся до кон­ца ми­ра, и борь­ба ан­ти­хри­ста со Хри­стом так­же шла, идет и бу­дет ид­ти. Вы­ра­же­ния, что те­перь ан­ти­хри­сты со­зда­ли го­не­ние на Цер­ковь, я не упо­треб­лял. Я го­во­рил: "Борь­ба ан­ти­хри­ста, то под­ни­ма­ю­ща­я­ся, то па­да­ю­щая, в на­шу эпо­ху ХХ сто­ле­тия вновь уси­ли­ва­ет­ся". Я бо­рюсь с неве­ри­ем, сре­ди неве­ру­ю­щих есть лю­ди и вла­сти, сле­до­ва­тель­но, в этой ча­сти моя борь­ба, ко­неч­но, ка­са­ет­ся и их, но они не яв­ля­ют­ся спе­ци­аль­ным объ­ек­том мо­ей борь­бы, а сли­ва­ют­ся со всей мас­сой неве­ру­ю­щих, и в этой мас­се моя борь­ба ка­са­ет­ся их не как пред­ста­ви­те­лей вла­сти, а как част­ных лю­дей. И по­это­му я ни­ко­гда не счи­тал, что бо­рюсь про­тив со­вет­ской вла­сти как вла­сти».
10 июля 1927 го­да след­ствие бы­ло за­вер­ше­но, и его ма­те­ри­а­лы от­прав­ле­ны для при­ня­тия окон­ча­тель­но­го ре­ше­ния в ОГПУ в Моск­ву, ко­то­рое пе­ре­да­ло де­ло на рас­смот­ре­ние трой­ки при Сек­рет­ном От­де­ле ОГПУ. 23 сен­тяб­ря 1927 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ при­го­во­ри­ло епи­ско­па Ве­ни­а­ми­на к трем го­дам ссыл­ки в Ка­зах­стан. Епи­скоп Ве­ни­а­мин был вы­слан в го­род Джам­бейт Ураль­ской об­ла­сти. Впо­след­ствии он был пе­ре­ве­ден в го­род Ка­ра­тю­бе в той же об­ла­сти. На­хо­дясь в ссыл­ке, епи­скоп ак­тив­но под­дер­жи­вал пись­мен­ные свя­зи со свя­щен­ни­ка­ми ви­ка­ри­ат­ства и с ве­ру­ю­щи­ми. Как ча­сто бы­ва­ет при ис­пы­та­нии об­ще­на­род­ном, на­ча­лись раз­де­ле­ния сре­ди ду­хо­вен­ства и сре­ди ве­ру­ю­щих, ос­но­ван­ные за­ча­стую на лич­ных при­стра­сти­ях. Та­кое раз­де­ле­ние про­изо­шло и в Ту­та­е­ве в 1926 го­ду. Вес­ной, в день празд­но­ва­ния Воз­не­се­ния Гос­под­ня, есть обы­чай в Ту­та­е­ве со­вер­шать об­ще­го­род­ской крест­ный ход. Ду­хо­вен­ство и при­хо­ды с ико­на­ми и хо­руг­вя­ми по­шли с крест­ны­ми хо­да­ми по го­ро­ду; ко­неч­ным пунк­том бы­ла по обы­чаю По­кров­ская цер­ковь. Но на­сто­я­тель ее на этот раз не вы­шел и не встре­тил крест­но­го хо­да.
Епи­скоп Ве­ни­а­мин, слу­жа в Ту­та­е­ве, рас­по­ря­дил­ся, чтобы ве­чер­ние служ­бы в хра­мах на­чи­на­ли не в пять ча­сов ве­че­ра, а в шесть, чтобы ра­бо­чий и тор­го­вый люд, кон­чав­ший ра­бо­тать в пять ча­сов, мог по­пасть в цер­ковь, но на­сто­я­тель По­кров­ской церк­ви от­ка­зал­ся вы­пол­нить и это рас­по­ря­же­ние епи­ско­па, вме­сто ар­гу­мен­тов ска­зав лишь: «Мы так при­вык­ли». Ко­гда в 1928 го­ду на­ча­лись сму­ще­ния, свя­зан­ные с опуб­ли­ко­ва­ни­ем де­кла­ра­ции мит­ро­по­ли­та Сер­гия (Стра­го­род­ско­го), то свя­щен­ник По­кров­ско­го хра­ма от­де­лил­ся от мит­ро­по­ли­та Сер­гия и при­звал к то­му же дру­гих.
Епи­скоп Ве­ни­а­мин, разъ­яс­няя пастве свое от­но­ше­ние к это­му по­ступ­ку свя­щен­ни­ка и свою по­зи­цию от­но­си­тель­но де­кла­ра­ции, пи­сал из ссыл­ки: «Цер­ковь име­ет ка­но­ны. Ка­но­ны го­во­рят: нель­зя Пред­сто­я­те­ля Церк­ви су­дить без су­да Церк­ви. Ес­ли его по­ка нет, то пре­будь в тер­пе­нии и упо­ва­нии, и ча­я­нии гря­ду­ще­го су­да; он бу­дет или через Со­бор, или, по невоз­мож­но­сти его, через кон­сен­сус, ка­кой со­сто­ял­ся об об­нов­лен­цах. Мит­ро­по­лит Ага­фан­гел, на­хо­дясь в пред­две­рии смер­ти, не ре­шил­ся вы­сту­пить с су­дом (от­де­ле­ние озна­ча­ет имен­но суд) без су­да Церк­ви. Я то­же не ре­ша­юсь и бо­юсь. Я по­ви­ну­юсь мит­ро­по­ли­ту Сер­гию. Это не озна­ча­ет, что я со­гла­ша­юсь с де­кла­ра­ци­ей... Я с ней не со­гла­ша­юсь, я про­тив нее, я осуж­даю ее. Я не "ми­рюсь" и не "со­гла­ша­юсь" с мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем и счи­таю его ви­нов­ным, а про­сто по­ви­ну­юсь. Я хо­чу быть по­слуш­ным Церк­ви и ее ка­но­ну: без су­да не су­ди. Я бо­юсь вы­сту­пить с су­дом без су­да Церк­ви. Кто по­сту­па­ет луч­ше – предо­став­ляю ре­шить цер­ков­но­му со­зна­нию».
Ото­всю­ду при­хо­ди­ли из­ве­стия о за­кры­тии хра­мов и об аре­стах свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Ста­но­ви­лось до оче­вид­но­сти яс­но, что враг Хри­стов по­ста­вил це­лью сво­ей уни­что­жить са­мое хри­сти­ан­ство на рус­ской зем­ле. В пред­чув­ствии это­го страш­но­го бу­ду­ще­го вла­ды­ка пи­сал сво­им ду­хов­ным де­тям в Ту­та­ев: «По­здрав­ляю с празд­ни­ком Рож­де­ства Хри­сто­ва! Ве­ро­ят­но, недол­го уже нам пре­бы­вать с ли­ка­ми и пес­ня­ми в блес­ке све­та и риз зла­тых в хра­мах Бо­жи­их. Го­ря­чее бу­дем петь и мо­лить­ся Рож­ден­но­му Мла­ден­цу в эти, быть мо­жет, по­след­ние дни на­ших хра­мов». «Тес­нее со­би­рай­тесь под зна­мя хра­ма Хри­сто­ва в свя­тые дни Рож­де­ствен­ских празд­ни­ков, как на войне со­би­ра­ют­ся под зна­ме­на ар­мии в ре­ши­тель­ные мо­мен­ты. Враг Хри­ста на­сту­па­ет ярост­но на кре­по­сти Его – хра­мы Его».
16 ок­тяб­ря 1928 го­да скон­чал­ся в Яро­слав­ле мит­ро­по­лит Ага­фан­гел (Пре­об­ра­жен­ский), при ко­то­ром за бо­го­слу­же­ни­ем по­ми­на­лось толь­ко имя Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­ли­та Пет­ра и пра­вя­ще­го ар­хи­ерея, как про­тест про­тив несов­ме­сти­мых с цер­ков­ны­ми прин­ци­па­ми, с точ­ки зре­ния яро­слав­ско­го ду­хо­вен­ства, по­ло­же­ний мит­ро­по­ли­та Сер­гия, из­ло­жен­ных в де­кла­ра­ции, но при этом мит­ро­по­лит Ага­фан­гел и его ви­ка­рии за­яв­ля­ли, что от мит­ро­по­ли­та Сер­гия не от­де­ля­ют­ся и но­во­го цер­ков­но­го цен­тра не со­зда­ют
На по­гре­бе­ние мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла при­был ар­хи­епи­скоп Па­вел (Бо­ри­сов­ский), на­зна­чен­ный мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем, вре­мен­но ис­пол­ня­ю­щим обя­зан­но­сти управ­ля­ю­ще­го Яро­слав­ской епар­хи­ей. На пер­вом же бо­го­слу­же­нии он стал по­ми­нать мит­ро­по­ли­та Сер­гия, что сму­ти­ло яро­слав­ское ду­хо­вен­ство и паст­ву, ко­то­рые уже вы­сту­пи­ли не толь­ко про­тив ар­хи­епи­ско­па Пав­ла, но и ви­ка­рия Яро­слав­ской епар­хии ар­хи­епи­ско­па Вар­ла­а­ма (Ря­шен­це­ва), не воз­ра­зив­ше­го про­тив та­ко­го по­ряд­ка ве­щей. Яро­слав­ская епар­хия вновь ока­за­лась на гра­ни рас­ко­ла.
16 но­яб­ря 1928 го­да епи­скоп Ве­ни­а­мин пи­сал по это­му по­во­ду про­то­и­е­рею Ни­ко­лаю Ро­зо­ву: «Итак, как при мит­ро­по­ли­те Ага­фан­ге­ле, так и те­перь, по идео­ло­гии и прак­ти­ке Яро­слав­ской епар­хии, мит­ро­по­лит Сер­гий яв­ля­ет­ся при мит­ро­по­ли­те Пет­ре упол­но­мо­чен­ным пред­ста­ви­те­лем выс­шей цер­ков­ной вла­сти. Мит­ро­по­лит Сер­гий – за­кон­ная власть. Ес­ли ар­хи­епи­скоп Па­вел, им по­став­лен­ный в Яро­славль, за­кон­ный епар­хи­аль­ный епи­скоп, то по­ми­на­ние его как та­ко­во­го ка­но­ни­че­ски обя­за­тель­но.
В ином по­ло­же­нии сам мит­ро­по­лит Сер­гий. Он яв­ля­ет­ся пред­ста­ви­те­лем выс­шей цер­ков­ной вла­сти де-фа­кто, но не де-юре. Де-юре выс­шая цер­ков­ная власть у нас мит­ро­по­лит Петр, двух выс­ших вла­стей де-юре нет. Ка­но­ни­че­ски обя­за­тель­но по­ми­на­ние мит­ро­по­ли­та Пет­ра. О по­ми­на­нии по­мощ­ни­ка его ка­нон мол­чит, на этом мол­ча­нии ос­но­вы­ва­ет­ся мо­раль­ное пра­во не по­ми­нать мит­ро­по­ли­та Сер­гия.
От­ка­зы­ва­ю­щий­ся по­ми­нать ар­хи­епи­ско­па Пав­ла не мо­жет сде­лать это­го про­сто явоч­ным по­ряд­ком у се­бя на квар­ти­ре, еди­но­лич­но. Та­ко­вой дол­жен мо­ти­ви­ро­вать пред пред­ле­жа­щим цер­ков­ным ор­га­ном свое пре­кра­ще­ние по­ми­на­ния ар­хи­епи­ско­па Пав­ла, объ­явить его ви­ну. Ви­на долж­на быть вы­яв­ле­на и су­ди­ма уста­нов­лен­ным ор­га­ном. Это пер­вый спо­соб. При на­лич­ном от­сут­ствии та­ко­го ор­га­на дол­жен быть вто­рой спо­соб, ко­то­рый пре­ду­ка­зан на по­доб­ный слу­чай 4 пра­ви­лом I Все­лен­ско­го Со­бо­ра (по во­про­су об из­бра­нии епи­ско­па). Чтобы от­де­лить­ся от ар­хи­епи­ско­па Пав­ла вне та­ко­го по­ряд­ка, на­до от­де­лить­ся и от мит­ро­по­ли­та Сер­гия. От­де­лить­ся от мит­ро­по­ли­та Сер­гия весь­ма не про­сто, от­де­ле­ние от мит­ро­по­ли­та Сер­гия долж­но быть так­же за­ко­но­мер­но. Про­из­во­дя­щий та­кое от­де­ле­ние по сво­е­му лич­но­му по­чи­ну и су­ду дей­ству­ет по анар­хи­че­ско­му свое­во­лию, не со­от­вет­ству­ю­ще­му при­ро­де Церк­ви, как и по про­вин­ци­аль­но-обы­ва­тель­ской бес­прин­цип­но­сти. На­ру­ша­ю­щий ор­га­ни­че­скую строй­ность Церк­ви, "где вся бла­го­об­раз­но и по чи­ну да бы­ва­ет" пе­ред Бо­гом, Цер­ко­вью и со­ве­стью, та­ко­вой под­ле­жит об­ви­не­нию...
Пат­ри­арх Ти­хон раз­ре­шил од­но вре­мя не на­зы­вать его име­ни на цер­ков­ных воз­гла­ше­ни­ях. Это – "ико­но­мия", до­пу­сти­мая и к мит­ро­по­ли­ту Сер­гию. По­ми­на­ние мит­ро­по­ли­та Сер­гия не обя­за­тель­но ка­но­ни­че­ски, но мож­но ска­зать, что при при­зна­нии его, – мо­раль­но обя­за­тель­но. Но ес­ли имя его вре­мен­но свя­зы­ва­ет­ся с Де­кла­ра­ци­ей, бес­сла­вя­щей Цер­ковь, и по­это­му вы­зы­ва­ет сму­ще­ние, то до­пу­сти­мо непо­ми­на­ние его по "ико­но­мии".
Так я по­ни­маю де­ло о мит­ро­по­ли­те Сер­гии. Здесь мы не от­де­ля­лись от него и все вре­мя не пре­кра­ща­ли его по­ми­но­ве­ния. Де­кла­ра­цию я счи­таю пят­ном, за­пят­нав­шим на­шу Цер­ковь и при­чи­нив­шим ущерб сла­ве Пра­во­слав­ной Церк­ви. Ко­гда вы­шла Де­кла­ра­ция, раз­да­лись про­те­сты, по­ка­зав­шие, что Цер­ковь, в от­но­ше­нии Де­кла­ра­ции, не с мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем. Толь­ко очень ма­лая часть одоб­ри­ла его акт, но не вся Цер­ковь, со­хра­нив­шая свое преж­нее пра­во­слав­ное ли­цо. Но по­сле та­ко­го ак­та мож­но ли за­щи­щать мит­ро­по­ли­та Сер­гия? Здесь по ка­но­ну мы тре­бу­ем от­де­ле­ния от ви­нов­но­го. Но мож­но ли утвер­ждать, что Де­кла­ра­ция со­дер­жит в се­бе ересь? На­ша Цер­ковь об этом еще не ска­за­ла ни сло­ва. На­блю­да­ет­ся по это­му пред­ме­ту раз­де­ле­ние: од­ни одоб­ря­ют или не на­хо­дят ни­че­го осо­бен­но­го, дру­гие по­ри­ца­ют, при­рав­ни­вая в от­дель­ных слу­ча­ях акт мит­ро­по­ли­та Сер­гия к ере­си, к из­мене Пра­во­сла­вию. Та­кое раз­но­об­ра­зие суж­де­ний сви­де­тель­ству­ет о недо­стат­ке яс­но­сти в по­ни­ма­нии и опре­де­ле­нии под­лин­но­го ка­че­ства Де­кла­ра­ции. В боль­шин­стве взгля­дов Де­кла­ра­ция со­став­ля­ет грех не в об­ла­сти дог­ма­та, а в об­ла­сти мо­ра­ли. Де­кла­ра­ция не ересь, а ско­рее ду­хов­но-нрав­ствен­ное пре­ступ­ле­ние. Но со­вер­шен­ства нет на зем­ле, нет вла­сти, ко­то­рая бы не гре­ши­ла. Гре­шит и че­ло­век вла­сти, один бо­лее, дру­гой ме­нее. Но этот грех не уни­что­жа­ет вла­сти и не со­став­ля­ет фак­то­ра, ли­ша­ю­ще­го ее но­си­те­ля пра­ва быть чле­ном Церк­ви. По­это­му и мит­ро­по­ли­та Сер­гия тер­петь мож­но, в осо­бен­но­сти по об­сто­я­тель­ствам вре­ме­ни, в осо­бен­но­сти при от­сут­ствии яс­но­го об­ще­го го­ло­са Церк­ви о под­лин­ной ду­хов­ной при­ро­де его ак­та, ка­ко­вой взгляд быст­ро сло­жил­ся в Церк­ви, на­при­мер, об об­нов­лен­че­стве. Ко­гда смо­жет вы­ска­зать­ся та­кой яс­ный го­лос Церк­ви, то­гда и по­сле­ду­ет об­щее суж­де­ние...
Будь Со­бор – несо­мнен­но, мит­ро­по­лит Сер­гий, ли­шен­ный до­ве­рия, "был бы за­ме­нен" дру­гим, но, мож­но с уве­рен­но­стью ду­мать, не ли­шен бы был цер­ков­но­го об­ще­ния. Нет ос­но­ва­ний ис­клю­чать его из цер­ков­но­го об­ще­ния и те­перь, а зна­чит, нет ос­но­ва­ния со­вер­шать от­де­ле­ние. Так как Со­бо­ра нет, то мож­но, по край­ней ме­ре по­ка, до­пу­стить его и как пред­ста­ви­те­ля вла­сти – здесь мо­жет иметь ме­сто цер­ков­ная "ико­но­мия". Не от­де­ле­ние, а ско­рее до­пу­сти­ма от­став­ка мит­ро­по­ли­та Сер­гия, но по об­сто­я­тель­ству вре­ме­ни нет струк­тур­ной воз­мож­но­сти про­из­ве­сти та­кую "от­став­ку", и по­это­му ико­но­мия Церк­ви го­во­рит о про­дол­же­нии пре­бы­ва­ния мит­ро­по­ли­та Сер­гия в зва­нии но­си­те­ля вла­сти...»
Во­прос об от­но­ше­нии к мит­ро­по­ли­ту Сер­гию про­дол­жал и да­лее вол­но­вать ду­хо­вен­ство Яро­слав­ской епар­хии, и вла­ды­ка Ве­ни­а­мин на­пи­сал про­то­и­е­рею Алек­сан­дру Куд­ряв­це­ву: «Дол­жен по­мя­нуть Мит­ро­по­ли­та[1] доб­рым сло­вом – за вы­ступ­ле­ние про­тив мит­ро­по­ли­та Сер­гия, на­ло­жив­ше­го пят­но на сла­ву на­шей Пра­во­слав­ной Церк­ви сво­ей Де­кла­ра­ци­ей. С неко­то­ро­го вре­ме­ни мит­ро­по­лит Ага­фан­гел сно­ва вос­со­еди­нил­ся с мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем – это шаг боль­шой муд­ро­сти и ми­ра – ми­ра не с Де­кла­ра­ци­ей, а с За­ме­сти­те­лем. Мит­ро­по­лит со­зна­вал, что в Церк­ви все долж­но быть свя­то. Мит­ро­по­лит Сер­гий на­ру­шил свя­тость, наш Мит­ро­по­лит про­те­сто­вал. От­де­лив­шись же, сам по­сту­пил во­пре­ки ка­но­нам. Он уви­дел это и не усты­дил­ся пе­ред все­ми при­знать­ся. В этом он про­явил боль­шое сми­ре­ние и по­слу­ша­ние Церк­ви и Ее ка­но­нам. По од­ной при­чине Цер­ковь раз­ре­ша­ет от­де­лять­ся – в слу­чае ере­си Епи­ско­па, осуж­ден­ной Свя­ты­ми Со­бо­ра­ми. Чтобы от­де­лить­ся от мит­ро­по­ли­та Сер­гия, на­до при­рав­нять Де­кла­ра­цию к этой ере­си. Кто бу­дет при­рав­ни­вать? Каж­дый, ко­му по­ка­жет­ся, что это ересь? Так нель­зя. Ведь уже­ли каж­дая ро­ма­нов­ская те­туш­ка мо­жет быть бо­го­сло­вом или ка­но­ни­стом? Дол­жен быть об­щий го­лос Церк­ви от­но­си­тель­но Де­кла­ра­ции. Та­ко­го об­ще­го го­ло­са Церк­ви не име­ем. Идет на­обо­рот – раз­но­об­ра­зие суж­де­ний. Гос­подь пра­вит Цер­ко­вью. Он не по­пустит па­де­ния Церк­ви. Наш долг – с упо­ва­ни­ем и сми­ре­ни­ем ожи­дать с тер­пе­ни­ем об­ще­го су­да и го­ло­са Церк­ви о мит­ро­по­ли­те Сер­гии и не на­ру­шать цер­ков­но­го един­ства и ми­ра. От на­ше­го сми­ре­ния, тер­пе­ния и ожи­да­ния не ума­лит­ся пра­во­сла­вие на­шей ве­ры. Про­хо­ди­ли ино­гда де­ся­ти­ле­тия, по­ка вы­яс­нял­ся цер­ков­ный во­прос. Не ста­нем спе­шить и мы, от по­спеш­но­сти про­изой­дут рас­при и раз­де­ле­ния, а ра­до­вать­ся им бу­дет тре­тий. По­ми­на­ние ар­хи­епи­ско­па Пав­ла, ес­ли он оста­нет­ся, – ка­но­ни­че­ски обя­за­тель­но, как по­ми­на­ние мит­ро­по­ли­та Пет­ра. По­ми­на­ние мит­ро­по­ли­та Сер­гия ка­но­ни­че­ски не обя­за­тель­но. О мо­лит­ве за него мо­жет быть речь толь­ко по мо­раль­ным ос­но­ва­ни­ям...»
Из епар­хии к вла­ды­ке все вре­мя при­хо­ди­ли скорб­ные из­ве­стия о за­кры­тии хра­мов, так что и це­лые го­ро­да с ты­ся­ча­ми пра­во­слав­ных лю­дей ока­зы­ва­лись ли­шен­ны­ми бо­го­слу­же­ния.
1 де­каб­ря 1928 го­да епи­скоп Ве­ни­а­мин пи­сал в По­ше­хо­нье-Во­ло­дарск: «При­но­шу Вам бла­го­дар­ность за Ва­ши за­бо­ты о мо­их нуж­дах. Бла­го­сло­ви Гос­подь Ва­ше ми­ло­сер­дие к жи­ву­ще­му на чуж­бине че­ло­ве­ку.
Вы пи­ше­те, что жить без церк­ви скуч­но. Да, пе­чаль по­стиг­ла вас, пра­во­слав­ных лю­дей. Но сде­ла­ли ли вы что-ни­будь для по­лу­че­ния хра­ма? Двух вам не воз­вра­тят, но мо­жет быть небез­на­деж­но по­лу­че­ние од­но­го. Об­ра­щать­ся с бу­маж­ным за­яв­ле­ни­ем бес­по­лез­но. Ис­про­буй­те лич­ную де­ле­га­цию из двух че­ло­век сна­ча­ла в Яро­славль, а по­том и в Моск­ву. Об­щи­ми си­ла­ми со­бе­ри­те день­жо­нок на до­ро­гу; по­жерт­вуй­те сво­им вре­ме­нем, тру­дом и по­силь­ны­ми сред­ства­ми и про­си­те се­бе один храм. У вас – три: про­си­те се­бе один из них. Ес­ли пра­ви­тель­ство не бу­дет со­гла­шать­ся ни на один храм, про­си­те раз­ре­ше­ния устро­ить мо­лит­вен­ный дом. Сек­тан­ты со­вер­ша­ют яв­но враж­деб­ные дей­ствия про­тив го­су­дар­ства: не ис­пол­ня­ют во­ин­ской по­вин­но­сти и в сво­ем уче­нии про­по­ве­ду­ют про­тив во­ин­ской по­вин­но­сти, и все же им раз­ре­ша­ют иметь мо­лит­вен­ные до­ма. Про­си­те и вы. Что та­кое мо­лит­вен­ный дом? Най­ди­те част­ное по­ме­ще­ние, при­спо­собь­те его для хра­ма. Пусть бу­дет он неболь­шой. Мож­но по­ми­рить­ся и с неболь­шим. Лишь бы бы­ла пра­во­слав­ная служ­ба. Мож­но при­спо­со­бить не толь­ко дом, но и са­рай. Древ­ние хри­сти­ане при­спо­саб­ли­ва­ли еще худ­шие по­ме­ще­ния: под­зем­ные ка­ме­но­лом­ни. Ес­ли вам раз­ре­шат, то мож­но сде­лать и луч­ше. При­об­ре­ти­те ле­су и по­строй­те про­стой ба­рак – он и явит­ся у вас цер­ко­вью. На­до хло­по­тать. Один раз не по­мо­жет, через неко­то­рое вре­мя хло­по­чи­те в дру­гой раз. По­тру­ди­тесь для Церк­ви и сво­е­го го­ро­да. Без церк­ви от­вык­ни­те от Церк­ви. А по­ка – хоть из­ред­ка по­се­щай­те со­сед­ние при­хо­ды. Все тре­бы, та­ин­ства, мо­леб­ны, па­ни­хи­ды, ис­по­ведь, Св. При­ча­стие по воз­мож­но­сти со­вер­шай­те у со­сед­них пра­во­слав­ных свя­щен­ни­ков. К об­нов­лен­цам не хо­ди­те. Они толь­ко но­сят об­ла­че­ния и оде­я­ния свя­щен­ни­че­ские, но они не свя­щен­ни­ки. Неза­кон­ная же­на с ви­ду со­вер­шен­но оди­на­ко­ва с за­кон­ной. Од­на­ко, боль­шая раз­ни­ца: од­на – за­кон­ная и бла­го­сло­вен­ная Бо­гом су­пру­га, дру­гая – про­стая со­жи­тель­ни­ца и блуд­ни­ца, а во­все не же­на. Ре­бе­нок кре­щен­ный и не кре­щен­ный с ви­ду оди­на­ко­вы, од­на­ко меж­ду тем и дру­гим огром­ная раз­ни­ца: один – хри­сти­а­нин, обла­го­дат­ство­ван­ный Бо­гом Ду­хом Свя­тым, дру­гой – без­бож­ник, языч­ник, ли­шен­ный освя­ще­ния Ду­ха Свя­та­го. Так и об­нов­лен­цы. С ви­ду у них и ря­са, и ри­за, и слу­жат так же. Но по су­ще­ству огром­ная раз­ни­ца: пра­во­слав­ный свя­щен­ник име­ет бла­го­дать свя­щен­ства, об­нов­ле­нец – пу­стой, ни­че­го не име­ет, он не свя­щен­ник.
Хра­ни вас всех Бог!
Епи­скоп Ве­ни­а­мин».

По­чи­тая дол­гом ар­хи­ерея вы­ска­зать свою цер­ков­ную точ­ку зре­ния, как он по­ни­ма­ет воз­ник­шие пе­ред Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью во­про­сы, тре­бу­ю­щие цер­ков­но­го раз­ре­ше­ния, епи­скоп Ве­ни­а­мин на­пра­вил 16 июня 1929 го­да на квар­ти­ру бла­го­чин­но­го про­то­и­е­рея Фле­гон­та Пон­гиль­ско­го пись­мо для ар­хи­епи­ско­па Пав­ла. Про­то­и­е­рей Фле­гонт пе­ре­дал пись­мо ар­хи­епи­ско­пу.
Епи­скоп Ве­ни­а­мин пи­сал: «3/16 июня, 1929 год.
Вы­со­ко­прео­свя­щен­ней­ший вла­ды­ко Па­вел.
Нема­ло пи­сал я и ста­рал­ся о том, чтобы ока­зать вли­я­ние, по мо­е­му лич­но­му со­зна­нию и дол­гу епи­ско­па, на непра­виль­ное от­но­ше­ние Яро­слав­цев к мит­ро­по­ли­ту Сер­гию и к Вам, по­слан­но­му от него на Яро­слав­скую ка­фед­ру Ар­хи­епи­ско­пу. Пра­виль­ным от­но­ше­ни­ем я счи­тал и счи­таю – осуж­де­ние Де­кла­ра­ции с Си­но­дом, и при всем этом – цер­ков­ное еди­не­ние с мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем. От­де­ле­ние от мит­ро­по­ли­та Сер­гия без цер­ков­но-фор­маль­но­го су­да Церк­ви, или без яв­но вы­ра­жен­но­го об­ще­го го­ло­са Церк­ви, или без уволь­не­ния мит­ро­по­ли­та Сер­гия на­шим Пат­ри­ар­шим Ме­сто­блю­сти­те­лем мит­ро­по­ли­том Пет­ром – от­де­ле­ние по сво­е­му част­но­му ра­зу­ме­нию и по­чи­ну – я счи­таю ка­но­ни­че­ским без­за­ко­ни­ем и са­мо­су­дом. До су­да – или Со­бо­ром, или об­щим го­ло­сом Церк­ви, или мит­ро­по­ли­том Пет­ром, мит­ро­по­лит Сер­гий – за­кон­ный за­ме­сти­тель и, как бы ни по­ри­ца­лась его Де­кла­ра­ция, цер­ков­ное еди­не­ние с ним не долж­но быть по­рва­но. От­но­си­тель­но Вас, как Яро­слав­ско­го ар­хи­епи­ско­па, не из­бран­но­го, но на­зна­чен­но­го, при­част­но­го к Де­кла­ра­ции и Си­но­ду, я при­во­дил в пись­мах мысль, что при всем ка­но­ни­че­ском и цер­ков­но-кон­струк­тив­ном на­клоне к из­бра­нию, на­зна­че­ние Вас на долж­ность не мо­жет со­ста­вить ка­но­ни­че­ско­го пре­це­ден­та к от­де­ле­нию Яро­слав­цев от Сер­гия и от Вас.
Наи­бо­лее глав­ным сто­я­ло в мо­их пись­мах еди­не­ние с мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем. По­ка здесь толь­ко од­но ре­ше­ние, пе­ре­ре­ше­ния не долж­но быть при на­лич­ных, не сфор­ми­ро­вав­ших­ся для то­го усло­ви­ях.
Ваш во­прос – уже вто­рой во­прос по юри­ди­че­ско­му со­ста­ву и по сте­пе­ни цер­ков­ной важ­но­сти. Ре­ше­ние его до­пус­ка­ет, по юри­ди­че­ской несо­сто­я­тель­но­сти сво­ей, и пе­ре­ре­ше­ния. На­стой­чи­вое и пря­мо­ли­ней­ное про­ве­де­ние Ва­ше­го на­зна­че­ния не ис­клю­ча­ет воз­мож­но­сти и Ва­ше­го воз­вра­ще­ния или уда­ле­ния за­ко­но­мер­ным пу­тем. Ва­ше яв­ле­ние не со­став­ля­ет по­ло­же­ния незыб­ле­мо­сти. Ва­ше по­ло­же­ние под­да­ет­ся тео­ре­ти­че­ско­му вы­рав­ни­ва­нию в сто­ро­ну прак­ти­че­ско­го со­гла­ше­ния. Ва­ше по­ло­же­ние опи­ра­ет­ся не на тео­ре­ти­че­скую ос­но­ву "но силь­ны за ис­ти­ну" (2Кор.13:8), а на прак­ти­че­скую цер­ков­но-ис­то­ри­че­скую "до­пу­сти­мость и воз­мож­ность", по­то­му что в них все­гда бы­ла неко­то­рая нечи­сто­та – на­ру­ше­ние ка­но­на, ко­то­рое Цер­ковь тер­пе­ла и пе­ре­тер­пе­ва­ла, но, стра­дая, пе­ре­но­си­ла. В по­ло­же­нии по­доб­но­го пе­ре­тер­пе­ва­ния ока­за­лась с Ва­ми и Цер­ковь Яро­слав­ская. В Ва­шем по­яв­ле­нии бы­ла неко­то­рая ка­но­ни­че­ская нечи­сто­та. Вы шли в окру­же­нии, под­хо­дя­щем бо­лее для ми­ра, неже­ли для цер­ков­ной ат­мо­сфе­ры. А по­это­му в сво­ем утвер­жде­нии на Яро­слав­ской ка­фед­ре мо­раль­но не долж­ны бы­ли про­явить всей той энер­гии, ко­то­рая со­дер­жит­ся в ка­ноне. В Церк­ви да­же прав­да тво­рит "лоб­за­ние" с ми­ром и ис­ти­на идет на­встре­чу с "ми­ло­стью". Цер­ковь ща­дит несо­вер­шен­ство и немощь че­ло­ве­ка. Иде­аль­ные ис­ти­ны и прав­ды тя­же­лы для него, и Она рас­тво­ря­ет их "ми­ром" и "ми­ло­стью". За Ва­ми не бы­ло пол­ной – ни "ис­ти­ны", ни "прав­ды", по­это­му, и тем бо­лее, Вы долж­ны бы­ли встать на путь лоб­за­ния с "ми­ло­стью" и "ми­ром". Но Вы по­шли с жез­лом, жез­лом про­би­вая се­бе путь. Есть слу­чаи в Церк­ви, ко­гда пас­тырь и дол­жен дей­ство­вать жез­лом: при­мер "Зла­то­уста" на­ше­го – св. Филип­па и др. Но тот жезл ука­зан для со­су­дов ску­дель­ных. Яро­слав­цы при встре­че с Ва­ми не пред­став­ля­ли из се­бя та­ко­го "ску­дель­но­го со­су­да", их же­ла­ние бы­ло за­кон­но и ду­хов­но чи­сто – иметь сво­им пас­ты­рем уже зна­е­мо­го, уже близ­ко­го от­ро­ду, уже по­люб­лен­но­го пас­ты­ря. По­слав­ший Вас и Вы шли при­ка­зы­вая, тре­буя, вы­мо­гая, скры­то при­нуж­дая, под­креп­ляя свое про­дви­же­ние к це­ли сту­ком жез­ла, ед­ва не ока­зы­вая на­си­лия. Но не в да­ли, сре­ди вас, чув­ству­ет­ся и оно. Оно не от Вас, но за Ва­ми, оно под­креп­ля­ет Вас, а Вы опи­ра­е­тесь на него. Это всем вид­но – вид­но, несо­мнен­но, и Вам. Эта си­ла чуж­дая для Церк­ви; си­ла – опо­ра ме­ча – из­вра­ще­ние при­ро­ды Церк­ви. Вы это зна­е­те. Пра­во­слав­ное со­зна­ние ни­ко­гда не за­хо­чет при­ми­рить­ся с ме­чом, оно пе­ре­но­сит его дей­ствие тя­же­ло, обид­но, му­чи­тель­но. Как мо­же­те быть спо­кой­ны и дерз­но­вен­ны? Пой­ми­те Яро­слав­цев, так тя­же­ло и скорб­но пе­ре­жи­ва­ю­щих Вас. Ка­ки­ми об­сто­я­тель­ства­ми вы­зы­ва­ет­ся и тре­бу­ет­ся Ва­ше на­стой­чи­вое про­дви­же­ние на Яро­слав­скую ка­фед­ру? Вы не мо­же­те ука­зать та­ких об­сто­я­тельств цер­ков­ных, ибо их нет. Вы от мир­ских рас­че­тов, не от Хри­сто­вых. Сло­жив­ши­е­ся об­сто­я­тель­ства ука­зы­ва­ют, на­обо­рот, в поль­зу Ва­ше­го доб­ро­воль­но­го от­ка­за от взя­то­го кур­са "во что бы то ни ста­ло". Вол­не­ние яро­слав­ско­го ве­ру­ю­ще­го об­ще­ства угро­жа­ло круп­ным и пе­чаль­ным по­след­стви­ем – пе­ре­ры­вом об­ще­ния с мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем, тем бо­лее недав­но уже пе­ре­жи­тым и окон­ча­тель­но еще не из­жи­тым (ар­хи­епи­скоп Се­ра­фим[2]). Для "встре­чи" и "ло­бы­за­ния с ми­ром и ми­ло­стью", во имя цен­но­го для Церк­ви еди­не­ния с пер­вым епи­ско­пом, во имя ми­ра Вы долж­ны бы­ли от­ка­зать­ся от сту­ка жез­ла, но Вы не вня­ли ни опас­но­сти, угро­жа­ю­щей Яро­слав­ской Церк­ви, не при­смот­ре­лись к ка­но­ни­че­ской неустой­чи­во­сти ва­шей по­зи­ции, пре­не­брег­ли ду­хом то­го при­нуж­де­ния, ка­ко­вым бы­ло Ва­ше утвер­жде­ние в Яро­слав­ле. Но на­си­лие – свой­ство, при­над­ле­жа­щее гре­хов­но­му "ми­ру се­му". Дух при­нуж­де­ния не свой­ствен Церк­ви – цар­ству люб­ви, ми­ра и сво­бо­ды, про него ска­за­но: "не зна­е­те, ка­ко­го вы ду­ха". Как ма­ло гар­мо­ни­ру­ет этот дух с те­ми об­ра­за­ми, под ко­то­ры­ми неред­ко вы­став­ля­ет­ся в сло­ве Бо­жи­ем пас­тыр­ское слу­же­ние: "отец, пас­тырь, же­них". Уча­стие совре­мен­ной "обер-про­ку­ра­ту­ры" на­ло­жи­ло свои силь­ные крас­ки.
Вы шли и при­шли; в кон­це кон­цов, Вас при­ня­ли. Воз­мож­но, бы­ло бы и непри­я­тие, оно неко­то­ры­ми чер­та­ми и на­ме­ча­лось. Но по­слу­ша­ние пе­ре­си­ли­ло про­тив­ные на­стро­е­ния. Ска­жем: так и долж­но бы­ло бы быть. При­бы­тие с кон­во­и­ра­ми име­ло ме­сто в Церк­ви не раз, и не у нас толь­ко. Церк­ви это хо­ро­шо из­вест­но и па­мят­но. Она стра­да­ла, скор­бе­ла, но ми­ри­лась и пе­ре­но­си­ла. И Цер­ковь Яро­слав­ская сми­ри­лась. Ва­ше при­бы­тие не вы­шло по­ка за пре­де­лы цер­ков­ной тер­пи­мо­сти.
Вы оста­лись, но долж­ны вду­мать­ся в пси­хо­ло­гию яро­слав­ских на­стро­е­ний и неко­то­рых рез­ких вы­ступ­ле­ний, ко­то­рые во­шли в дли­тель­ный и бо­лез­нен­ный про­цесс Ва­ше­го утвер­жде­ния в Яро­слав­ле.
Что по­бу­ди­ло Яро­слав­цев со­про­тив­лять­ся Вам? Вы лич­но. Нет, не по­то­му, что в Вас не бы­ло лич­ных до­сто­инств. Нет – пер­вые же впе­чат­ле­ния там бы­ли бла­го­при­ят­ны. По­то­му ли Яро­слав­цы от­ри­ца­тель­но от­нес­лись к Ва­ше­му по­яв­ле­нию, что за­тро­ну­то бы­ло мир­ское са­мо­лю­бие их, не удо­вле­тво­ре­но бы­ло их же­ла­ние? Мо­жет быть, неко­то­рая уязв­лен­ность чув­ства и бы­ла – все лю­ди. Но объ­яс­не­ние од­ним са­мо­лю­би­ем бы­ло бы обы­ва­тель­ским объ­яс­не­ни­ем. При­чи­ны оп­по­зи­ции Вам бы­ли ино­го, да­ле­ко не обы­ва­тель­ско­го ро­да, они глуб­же. Не впер­вые в Рус­ской Церк­ви, да и во­об­ще в Церк­ви, при­сы­ла­лись епи­ско­пы по на­зна­че­нию, не справ­ля­ясь с мест­ны­ми же­ла­ни­я­ми, ино­гда и на­пе­ре­кор им. Не ис­клю­че­ни­ем бы­ла и та адми­ни­стра­тив­ная на­стой­чи­вость, тот курс "во что бы то ни ста­ло", ко­то­рый взят был в за­ня­тии Ва­ми ка­фед­ры. Пе­ре­сы­лал на­зна­чен­ных Пат­ри­арх Ти­хон, на­зна­чал мит­ро­по­лит Петр, на­зна­чал и мит­ро­по­лит Сер­гий. До 1927 го­да все эти на­зна­че­ния при­ни­ма­лись по­всю­ду мир­но, по­кой­но, с пол­ным по­слу­ша­ни­ем по­слав­ше­му. Меж­ду гла­вой и те­лом Церк­ви, меж­ду пер­во­свя­щен­ни­ка­ми и Цер­ко­вью бы­ло пол­ное еди­не­ние ве­ры, люб­ви и ми­ра. По­че­му ныне по­сле­до­ва­ло разъ­еди­не­ние? Преж­де все­го, при­чи­ной та­ко­го разъ­еди­не­ния по­слу­жи­ла зна­ме­ни­тая Де­кла­ра­ция мит­ро­по­ли­та Сер­гия. Де­кла­ра­ци­ей до­сто­ин­ству Церк­ви, цер­ков­но­му еди­не­нию и ми­ру на­не­сен был силь­ный удар, те­ло Церк­ви ис­пы­та­ло глу­бо­кое по­тря­се­ние. Про­изо­шли вол­не­ния, про­те­сты, рас­при, от­де­ле­ние, враж­да. Цер­ковь ста­ла на "стра­же". До­ве­рие к мит­ро­по­ли­ту Сер­гию по­ко­ле­ба­лось, у мно­гих и со­всем утра­ти­лось. За­по­до­зре­но бы­ло его пра­во­сла­вие, встал во­прос: до­сто­ин ли он сто­ять во гла­ве Церк­ви? Мир в Церк­ви и те­перь не вос­ста­нов­лен, связь те­ла с гла­вой в ослаб­ле­нии, в рас­строй­стве.
Мит­ро­по­лит Сер­гий на­чал пред­при­я­тие слож­ное и труд­ное по сво­ей ду­хов­ной ос­но­ве. В це­лях упо­ря­до­че­ния граж­дан­ско­го по­ло­же­ния Церк­ви в совре­мен­ном го­су­дар­стве мит­ро­по­лит Сер­гий со­вер­шил опыт бес­при­мер­ный в ис­то­рии Церк­ви – опыт со­при­кос­но­ве­ния двух вза­и­мо­от­ри­ца­ю­щих сти­хий: Цар­ства Бо­жия и цар­ства без­бо­жия, Цар­ства Хри­ста и цар­ства ан­ти­хри­ста. Мит­ро­по­лит Сер­гий все­гда от­ли­чал­ся из­вест­ной гиб­ко­стью сво­е­го ума. Здесь он пе­ре­шел ме­ру и стал ее жерт­вой.
Де­кла­ра­ция по­ста­ви­ла Цер­ковь в та­кое от­но­ше­ние к совре­мен­но­му го­су­дар­ству, ка­ко­го она при­нять не мо­жет, оста­ва­ясь Цер­ко­вью. На­ше го­су­дар­ство от­кры­то пе­ред всем ми­ром на­чер­та­ло на сво­ем зна­ме­ни – без­бо­жие и борь­ба с ре­ли­ги­ей, с пра­во­сла­ви­ем в осо­бен­но­сти. "Борь­ба до по­бед­но­го кон­ца", до пол­ной смер­ти ре­ли­гии. Цер­ковь ни­ко­гда не мо­жет ска­зать та­ко­му пра­ви­тель­ству: "Я с на­шим пра­ви­тель­ством", без­бож­но­му на­ро­ду: "Я с на­шим на­ро­дом". Цер­ковь ни­ко­гда не мо­жет ска­зать: "Ра­до­сти и успе­хи на­шей граж­дан­ской ро­ди­ны – на­ши ра­до­сти и успе­хи, неуда­чи ее – на­ши неуда­чи". Пра­ви­тель­ство вы­сту­пи­ло под зна­ме­нем без­бо­жия и си­сте­ма­ти­че­ской бо­го­бор­че­ской вой­ны с ре­ли­ги­ей. Хри­сти­ан­ская на­ша ро­ди­на под ру­ко­вод­ством бо­го­бор­че­ско­го пра­ви­тель­ства си­сте­ма­ти­че­ски и быст­ро пе­ре­стра­и­ва­ет­ся, она уже но­вая, стро­е­ние ее во всех от­рас­лях жиз­ни без­бож­ное, ан­ти­хри­сти­ан­ское, об­ра­зу­ет­ся без­бож­ная ро­ди­на. Ра­до­сти и успе­хи ее без­бож­но­го стро­е­ния не мо­гут быть ра­до­стя­ми Церк­ви. По­ня­тие ро­ди­ны – по­ня­тие слож­ное. В со­став его вхо­дят тер­ми­ны: гео­гра­фи­че­ский, на­цио­наль­ный, по­ли­ти­че­ский, со­ци­аль­ный, бы­то­вой, ре­ли­ги­оз­ный. Из всех этих тер­ми­нов лишь один по­ка оста­ет­ся для нас непри­кос­но­вен­ным – гео­гра­фи­че­ский. Да и по­след­нее не со­всем так. Все освя­ща­ет­ся сло­вом Бо­жи­им и мо­лит­вой (1Тим.4:5), и зем­ля мо­жет быть свя­той и не свя­той, чи­стой и осквер­нен­ной. Без­бо­жие осквер­ня­ет и зем­лю: без­бож­ная ро­ди­на уже не свя­щен­ная ро­ди­на. Для хри­сти­а­ни­на она пе­ре­ста­ет быть ро­ди­ной. Хри­сти­а­нин не мо­жет на­звать без­бож­но по­стро­ен­ной ро­ди­ны – сво­ей ро­ди­ной, и тем бо­лее ра­до­вать­ся ее ра­до­стям и успе­хам. Ра­до­сти и успе­хи без­бож­ной ро­ди­ны за­креп­ля­ют без­бо­жие ро­ди­ны и по­это­му не мо­гут быть ра­до­стя­ми хри­сти­а­ни­на. Встав ря­дом с без­бо­жи­ем и бо­го­бор­че­ским пра­ви­тель­ством, усво­ив се­бе ра­до­сти и успе­хи без­бож­но по­стро­ен­ной и бо­го­бор­че­ской ро­ди­ны, мит­ро­по­лит Сер­гий "пре­кло­нил" Цер­ковь Хри­сто­ву под од­но яр­мо, под чу­жое яр­мо, с "невер­ны­ми", в при­ча­стие пра­вед­но­сти "без­за­ко­нию", в про­ти­во­есте­ствен­ное, на­силь­ствен­ное со­гла­сие Хри­ста с Ве­ли­а­ром (2Кор.6:14-15). Через две ты­ся­чи лет по­сле кре­ще­ния Хри­ста, от­ка­зав­ше­го­ся "от по­кло­не­ния ему" (Мф.4:9), мит­ро­по­лит Сер­гий, как зна­ме­ни­тый ве­ли­кий ин­кви­зи­тор Ис­па­нии, "пре­кло­ня­ет" выю Хри­ста пе­ред "ним". На при­зыв диа­во­ла: "Пад­ши по­кло­нишь­ся мне", Хри­стос от­ве­тил при­зы­вом к диа­во­лу: "Иди за мною, са­та­на" (Мф.4:9-10). Ни Хри­стос не по­кло­нил­ся пе­ред ис­ку­си­те­лем, ни диа­вол не по­сле­до­вал за Хри­стом, оты­де от Него до вре­ме­ни (Лк.4:13). Через две ты­ся­чи лет рус­ский ве­ли­кий ин­кви­зи­тор пред­при­ни­ма­ет но­вый ми­ро­вой опыт, вновь сво­дит Хри­ста с ан­ти­хри­стом, "со­гла­ша­ет" их и пре­кло­ня­ет их под од­но яр­мо "гру­зо­вой ан­ти­хр. по­воз­ки ми­ра". Чу­до­вищ­ный со­юз – со­еди­не­ние неба и ада. Кар­ти­на по­тря­са­ю­щая! Кар­ти­на не фан­та­сти­че­ская, а из ре­аль­ных кра­сок Де­кла­ра­ции. Крас­ки до­слов­ные, дей­стви­тель­ные, ри­су­нок не про­из­воль­ный. Цер­ковь ужас­ну­лась пе­ред кар­ти­ной. Иерар­хия и ми­ряне, за немно­гим ис­клю­че­ни­ем, от­верг­ли с глу­бо­ким вол­не­ни­ем, с боль­шой тре­во­гой и ли­ше­ни­ем мит­ро­по­ли­та Сер­гия сво­ей люб­ви и ува­же­ния, ка­ки­ми они рань­ше окру­жа­ли его. Мно­гие с ли­ше­ни­ем до­ве­рия, непри­яз­нью, враж­дою за­по­до­зри­ли в нем нечи­сто­ту его пра­во­сла­вия, пе­ре­ста­ли ви­деть в нем пред­ста­ви­те­ля Пра­во­слав­ной Церк­ви. На­ча­лись от­де­ле­ния, са­мо­су­ды, при­го­во­ры, пре­кра­ще­ние цер­ков­но­го по­ми­но­ве­ния. Не пре­кра­ща­ет­ся до по­след­не­го вре­ме­ни по­сто­ян­ный ро­пот на мит­ро­по­ли­та Сер­гия во всех цер­ков­ных окру­гах. Так по­ня­та бы­ла Де­кла­ра­ция Цер­ко­вью – иерар­хи­ей и ми­ря­на­ми. Мит­ро­по­лит Сер­гий не мо­жет жа­ло­вать­ся на непра­виль­ность по­ни­ма­ния. Вся Цер­ковь по­ня­ла до­ку­мент оди­на­ко­во. Мит­ро­по­лит Сер­гий не мо­жет го­во­рить, что он не имел ни та­ких, ни по­доб­ных на­ме­ре­ний "пре­кло­нять" Цер­ковь на со­юз с без­бож­ни­ка­ми-бо­го­бор­ца­ми и их вдох­но­ви­те­ля­ми. "Со­юз" со­здан во­пре­ки дей­стви­тель­но­сти. Про­из­но­ся из­вест­ные по­ло­же­ния, он под­ра­зу­ме­вал под ни­ми весь­ма огра­ни­чен­ное со­дер­жа­ние, бо­лее или ме­нее до­пу­сти­мое обы­ден­но-бы­то­вым мыш­ле­ни­ем. Ока­зы­ва­ет­ся, мно­гие лю­ди, чи­тая сло­ва до­ку­мен­та, долж­ны не толь­ко усва­и­вать их пря­мой, бук­валь­ный смысл, но од­новре­мен­но за ты­ся­чи верст про­зре­вать и скры­тые в ду­ше ав­то­ра мо­ти­вы, внут­ренне со­еди­ня­е­мые с из­ло­жен­ны­ми на бу­ма­ге сло­ва­ми. Воз­мож­ное ино­гда, по сте­пе­ни ло­ги­че­ской пол­но­ты со­дер­жа­ния, уга­ды­ва­ние невы­ска­зан­ных мыс­лей ав­то­ра невоз­мож­но у мит­ро­по­ли­та Сер­гия. Вы­ра­же­ния его крат­ки, опре­де­лен­ны и не име­ют ло­ги­че­ско­го окру­же­ния, ко­то­рое ока­за­ло бы по­мощь в уга­ды­ва­нии скры­тых мо­ти­вов. Да­но очень яс­ное "да", и ни­ка­ки­ми ухищ­ре­ни­я­ми нель­зя сде­лать из него "нет". Ко­гда до­ку­мент вы­хо­дит из рук ав­то­ра, он от­де­ля­ет­ся от лич­но­сти ав­то­ра. Чи­та­тель не зна­ет и не ви­дит ав­то­ра, он ви­дит до­ку­мент и по его сло­вам су­дит о лич­но­сти пи­са­те­ля. Та­ков ли­те­ра­тур­ный за­кон и пра­во чи­та­те­ля. Ес­ли при­нять оправ­да­ние мит­ро­по­ли­та Сер­гия, что дан­ные вы­ра­же­ния он упо­тре­бил не в бук­валь­ном смыс­ле, что под ни­ми на­до под­ра­зу­ме­вать та­кие-то и та­кие-то сло­ва – сло­ва са­ми по се­бе озна­ча­ют од­но, а внут­ренне име­ет­ся в ви­ду дру­гое, – при­дет­ся его ви­нить в дру­гом небла­го­вид­ном об­сто­я­тель­стве – двой­ствен­но­сти его на­ме­ре­ний. Од­ной, яв­ной сто­ро­ной он на­прав­ля­ет свою речь к пра­ви­тель­ству, а дру­гой сто­ро­ной, со­вер­шен­но не со­от­вет­ству­ю­щей пер­вой, к Церк­ви. Цер­ковь – не мир­ская ди­пло­ма­тия, ко­то­рой неред­ко свой­ствен­на та­кая непри­стой­ная двой­ствен­ность язы­ка.
В сво­ей ос­но­ве апо­ло­гия мит­ро­по­ли­та Сер­гия утвер­жда­ет, что он "чист" и непо­ви­нен ни в ка­ких со­ю­зах. Ему мож­но ве­рить или не ве­рить. Мо­гут ве­рить лич­но зна­ю­щие его, но их ма­лые сот­ни. Незна­ю­щих – боль­шие ты­ся­чи. Они ви­дят плод, и для зна­ю­щих и незна­ю­щих плод этот отрав­лен ядом, и ве­ет от него не Хри­сто­вым бла­го­уха­ни­ем. Он при­чи­нил глу­бо­кое стра­да­ние Церк­ви, про­из­вел бо­лез­нен­ное нестро­е­ние внут­ри Церк­ви, под­верг ума­ле­нию сла­ву Ее пе­ред внеш­ни­ми. Осла­бе­ло у мно­гих ощу­ще­ние свя­то­сти "Сер­ги­е­вой церк­ви", и встал во­прос: не на­до ли уй­ти из нея? "Плод при­не­сен без ху­до­го на­ме­ре­ния", – ска­за­но у мит­ро­по­ли­та Сер­гия. Он зна­ет, что при яв­ном со­гла­ша­тель­стве Цер­ковь рас­ста­лась бы с ним тот­час же по па­де­нии пло­да с дре­ва. Но ду­мать ли, что от­сут­ствие на­ме­ре­ния сни­ма­ет ви­ну? Без на­ме­ре­ния со­вер­ша­ет­ся неред­ко ве­ли­кое зло. Цер­ковь и в та­ких слу­ча­ях на­ла­га­ет свою епи­ти­мью на со­здав­ше­го зло нена­ме­рен­но, ибо у нрав­ствен­но­го су­ще­ства мно­го эле­мен­тов ви­ны и в нена­ме­рен­ном де­я­нии. Та­ким же об­ра­зом Цер­ковь со­чла мно­го по­вин­ным мит­ро­по­ли­та Сер­гия, до­пус­кая "нена­ме­рен­ность".
Го­во­рят: воз­мож­но раз­де­ле­ние граж­дан­ско­го эле­мен­та от ре­ли­ги­оз­но­го. Это или за­блуж­де­ние, или со­физм. Со­ци­а­лизм в от­вле­чен­ном пред­став­ле­нии есть чи­сто эко­но­ми­че­ская си­сте­ма. Мно­гие по­это­му ду­ма­ют, что эко­но­ми­че­скую жизнь мож­но по­стро­ить, со­вер­шен­но не ка­са­ясь ре­ли­гии. В од­ном и том же об­ще­стве мо­гут су­ще­ство­вать – ре­ли­гия са­ма по се­бе, а эко­но­ми­че­ское по­стро­е­ние са­мо по се­бе. В про­дол­же­нии сво­ем эта мысль бу­дет го­во­рить, что один и тот же че­ло­век пра­вой ру­кой мо­жет де­лать ре­ли­ги­оз­ные де­ла, а ле­вой, неза­ви­си­мо от пра­вой, – эко­но­ми­че­ские, раз­ра­ба­ты­вать чи­сто эко­но­ми­че­скую сфе­ру жиз­ни по же­ла­нию, по са­мым раз­но­об­раз­ным си­сте­мам. Та­кое пред­став­ле­ние ос­но­вы­ва­ет­ся на дру­гом пред­став­ле­нии, что ду­ша че­ло­ве­ка сво­бод­но де­лит­ся на две сфе­ры. В од­ной че­ло­век жи­вет в Бо­ге и ре­ли­гии, в дру­гой – с од­ним толь­ко ми­ром: граж­дан­ским, свет­ским, зем­ным. В по­след­ней ча­сти ре­ли­гия не тре­бу­ет­ся. Обе ча­сти жи­вут па­рал­лель­но, но и мо­гут об­хо­дить­ся од­на без дру­гой. Пред­став­ле­ние о та­ких двух су­ще­ство­ва­ни­ях в ду­ше – ре­ли­ги­оз­ном и без­ре­ли­ги­оз­ном – в ос­но­ве сво­ей невер­но. Этот па­рал­ле­лизм и раз­дель­ность двух су­ще­ство­ва­ний – в аб­страк­ции. Ре­аль­но, кон­крет­но его нет и быть не мо­жет. Для ве­ру­ю­ще­го, для хри­сти­а­ни­на это невоз­мож­но по­то­му, что к нему идет тре­бо­ва­ние Хри­ста – воз­лю­бить Бо­га всем серд­цем, всею ду­шею, всем ра­зу­ме­ни­ем (Мф.22:37), всею кре­по­стью (Мк.12:30); не часть ду­ши, а всю ду­шу, не ду­хов­ную толь­ко, но и физи­че­скую "всю кре­пость" хри­сти­а­нин дол­жен от­дать Бо­гу. В ду­ше вся жизнь – и веч­ная, и зем­ная. Всю жизнь: и веч­ную, и зем­ную, и ду­хов­ную, и ма­те­ри­аль­ную – долж­но от­дать Бо­гу. И ко­гда бу­дет стро­ить жизнь зем­ную хри­сти­а­нин, он всю­ду под­ве­дет ре­ли­ги­оз­ную ос­но­ву, всю­ду даст ре­ли­ги­оз­ное окру­же­ние, всю­ду вклю­чит ре­ли­ги­оз­ный эле­мент. Хо­тя бы имел де­ло с са­мы­ми ма­те­ри­аль­ны­ми де­ла­ми и пред­ме­та­ми, хри­сти­а­нин го­во­рит: "Все во сла­ву Бо­жию". Ко­гда бу­дет стро­ить жизнь неве­ру­ю­щий, он не смо­жет взять лишь часть жиз­ни для сво­е­го чи­сто эко­но­ми­че­ско­го стро­е­ния. Он бу­дет стре­мить­ся взять непре­мен­но всю жизнь для без­ре­ли­ги­оз­но­го стро­е­ния. Неве­ру­ю­щие стро­и­те­ли щед­ры на обе­ща­ния пол­ной ре­ли­ги­оз­ной сво­бо­ды, то есть очень сло­во­охот­ли­во обе­ща­ют предо­ста­вить неко­то­рую часть жиз­ни для лю­бой ре­ли­гии с тем, чтобы всю осталь­ную часть жиз­ни за­нять ис­клю­чи­тель­но без­ре­ли­ги­оз­ным со­дер­жа­ни­ем. Но та­кие обе­ща­ния, во-пер­вых, непри­ем­ле­мы уже по са­мой при­ро­де сво­ей: без­ре­ли­ги­оз­ность, ка­кая бы она ни бы­ла, не при­ме­ни­ма для ре­ли­ги­оз­но­сти; во- вто­рых, эти обе­ща­ния ни­ко­гда не вы­пол­ня­ют­ся неве­ру­ю­щи­ми стро­и­те­ля­ми жиз­ни. Ис­пол­не­ние обе­ща­ний пол­ной сво­бо­ды и здесь воз­мож­но ско­рее толь­ко в аб­страк­ции. И ре­ли­гия, и ате­изм в при­ро­дах сво­их име­ют оди­на­ко­вое свой­ство – цен­тро­беж­ную си­лу рас­ши­ре­ния. И ре­ли­гия стре­мит­ся объ­ять всю жизнь, оди­на­ко­во и ате­изм, да­же в боль­шей сте­пе­ни, стре­мит­ся за­хва­тить се­бе жизнь. Ате­изм мо­жет здесь пре­успе­вать го­раз­до бо­лее, чем ре­ли­гия, ибо у ате­из­ма боль­ше средств и спо­со­бов для до­сти­же­ния це­лей, неже­ли у ре­ли­гии. Ре­ли­гия поль­зу­ет­ся од­ной лишь внут­рен­ней си­лой убеж­де­ния. Про­тив­но ре­ли­гии при­нуж­дать к ре­ли­гии. Для ате­из­ма все поз­во­ле­но, кон­чая все­ми ви­да­ми на­си­лия. Ими ате­изм все­гда и поль­зу­ет­ся для сво­е­го рас­про­стра­не­ния. Ре­ли­ги­оз­ная сво­бо­да по­это­му наи­бо­лее пред­став­ля­ет­ся все­гда ре­ли­ги­оз­ны­ми пра­ви­те­ля­ми, неже­ли ате­и­ста­ми.
Но пред­ста­вим ате­и­сти­че­ское пра­ви­тель­ство с иде­аль­ной тер­пи­мо­стью к ре­ли­гии. Это ма­ло из­ме­ня­ет де­ло на­ше­го во­про­са. Хри­сти­а­нин, как и ве­ру­ю­щий вся­кой дру­гой ре­ли­гии, ни­ко­гда не мо­жет удо­вле­тво­рить­ся и при­ми­рить­ся с ате­и­сти­че­ским прав­ле­ни­ем. В ре­ли­гии че­ло­век не изо­ли­ро­ван от окру­жа­ю­щей его жиз­ни – се­мей­ной, об­ще­ствен­ной и го­судар­ствен­ной. Ре­ли­гия не есть от­дель­ная кле­точ­ка при мно­гих дру­гих клет­ках ор­га­низ­ма. Хри­сти­а­нин, как че­ло­век, яв­ля­ет­ся чле­ном се­мьи, об­ще­ства, го­су­дар­ства. Ко­гда весь ор­га­низм стро­ит­ся без­ре­ли­ги­оз­но, су­ще­ствен­но за­тра­ги­ва­ет­ся ре­ли­ги­оз­ность че­ло­ве­ка. Он зна­ет: "Аще не Гос­подь со­зи­ждет дом, всуе тру­ди­ша­ся зи­жду­щии. Аще не Гос­подь со­хра­нит град, всуе бде стре­гий" (Пс.126:1). По­это­му без­ре­ли­ги­оз­ное на­стро­е­ние жиз­ни, хо­тя бы и са­мое тер­пи­мое к ре­ли­гии, хо­тя бы и при са­мом воз­мож­ном раз­де­ле­нии ма­те­ри­аль­но-граж­дан­ской сто­ро­ны от ре­ли­ги­оз­ной, прин­ци­пи­аль­но не мо­жет быть при­ем­ле­мо для хри­сти­а­ни­на и че­ло­ве­ка вся­кой дру­гой ре­ли­гии. Непри­ем­ле­мость уси­ли­ва­ет­ся тем еще, что с ви­ду чи­стая без­ре­ли­ги­оз­ность есть в дей­стви­тель­но­сти на­сто­я­щее бо­го­бор­че­ство, за­да­ю­ще­е­ся це­лью про­из­ве­сти пол­ное уни­что­же­ние ре­ли­гии, хри­сти­ан­ства в осо­бен­но­сти. Мни­мое от­де­ле­ние ре­ли­гии от граж­дан­ской сто­ро­ны ни­сколь­ко не ме­ня­ет су­ще­ства де­ла. Эта граж­дан­ская сто­ро­на, во-пер­вых, не сто­ро­на: это все те­ло го­су­дар­ства; и это все те­ло, во-вто­рых, со­вер­шен­но ате­и­сти­че­ское, бо­го­бор­че­ское. Со све­та: с зем­ли, из го­су­дар­ства, из на­ро­да, из об­ще­ства, с пло­ща­ди, из до­ма, из се­мьи, да­же с по­верх­но­сти те­ла че­ло­ве­ка – с его шеи, ре­ли­гия на­чи­сто вы­ме­та­ет­ся и за­пи­ра­ет­ся в ин­ди­ви­ду­аль­ную "внут­рен­нюю клеть", в "ду­шу", с тем, чтобы она не по­сме­ла вы­гля­нуть "за ок­но ду­ши", в окру­жа­ю­щий мир. Про та­кую ли граж­дан­скую сто­ро­ну, про та­кую ли граж­дан­скую "ро­ди­ну" мо­жет ска­зать мит­ро­по­лит Сер­гий: "мы с на­шим пра­ви­тель­ством, мы с на­шим на­ро­дом"? Меж­ду тем мит­ро­по­лит Сер­гий с на­шим пра­ви­тель­ством – пол­ная про­ти­во­по­лож­ность. Мит­ро­по­лит Сер­гий на­хо­дит воз­мож­ным стро­ить жизнь так, что од­на ее часть бу­дет с ре­ли­ги­ей, а при ней дру­гая – без ре­ли­гии, чи­сто граж­дан­ская сто­ро­на. Пра­ви­тель­ство, да­же ес­ли бы и бы­ла ре­аль­ная воз­мож­ность па­рал­лель­но­го стро­е­ния, так стро­ить не то что не мо­жет, но не хо­чет так стро­ить. Оно бе­рет весь объ­ем жиз­ни и хо­чет его сде­лать це­ли­ком ате­и­сти­че­ским. Идео­ло­ги­че­ски и им­пе­ри­че­ски это озна­ча­ет из­гна­ние ре­ли­гии, осо­бен­но хри­сти­ан­ства, из все­го объ­е­ма жиз­ни, из­гна­ние Бо­га, Хри­ста, Его Церк­ви, для во­дво­ре­ния ан­ти­хри­ста, из­гна­ние Бо­го­че­ло­ве­ка и со­зда­ние че­ло­ве­ко­бо­га. Пра­ви­тель­ство здесь не ди­пло­ма­ти­че­ским язы­ком го­во­рит, оно идет с от­кры­тым за­бра­лом: до­лой Бо­га, до­лой Хри­ста и Его Цер­ковь, ре­ли­гию. Я – бог. Это не про­сто ан­ти­христ. Это да­лее ан­ти­хри­ста. Ан­ти­христ зна­ет Бо­га и Хри­ста. Ос­но­ва ан­ти­хри­ста – од­на гор­ды­ня. Пра­ви­тель­ство хо­чет не знать ни Бо­га, ни Хри­ста, толь­ко се­бя – че­ло­ве­ка: я – бог, и свои на­ме­ре­ния утвер­ждать в но­вом го­су­дар­стве. Мит­ро­по­лит Сер­гий дол­жен был сфор­му­ли­ро­вать как-то ина­че, так, чтобы не встать в про­ти­во­ре­чие с до­сто­ин­ством и су­ще­ством Церк­ви, ес­ли во­об­ще нуж­но бы­ло на­чи­нать та­кое труд­ное пред­при­я­тие.
На­ше го­су­дар­ство со­вер­ша­ет пер­вый опыт в ми­ре. Сту­пе­ня­ми ни­же про­ис­хо­дит по­доб­ный про­цесс в дру­гих го­су­дар­ствах – там, где име­ет­ся уже от­де­ле­ние Церк­ви от го­су­дар­ства. Ате­и­за­ция че­ло­ве­че­ства раз­рас­та­ет­ся. Неве­до­мы ее пре­де­лы. Идео­ло­ги­че­ски ис­ход для хри­сти­ан­ства в ате­и­сти­че­ском го­су­дар­стве – уход из ми­ра, из ате­и­сти­че­ско­го го­су­дар­ства. (Но ку­да? Неку­да.) Хри­сти­а­ни­ну оста­ет­ся скор­беть и тер­петь, по­ко­рять­ся дей­стви­тель­но­сти. По­ко­ря­ет­ся не идео­ло­ги­че­ски – он хра­нит свои прин­ци­пы как свя­ты­ню. При на­лич­ной дей­стви­тель­но­сти это хра­не­ние – идея его жиз­ни. Ка­кой смысл? Хри­сти­а­нин ве­рит в Про­мысл. Бог ве­дет че­ло­ве­ка неуклон­но к по­став­лен­ным це­лям ми­ро­зда­ния. Со­вер­шив­ше­е­ся – не ми­ро­вой слу­чай. Оно – акт, Вам по­пус­ка­е­мый, муд­рый и бла­гой. Бо­го­твор­че­ская эво­лю­ция ждет хра­не­ния и за­щи­ты хри­сти­ан­ско­го зна­ме­ни – это необ­хо­ди­мое зве­но и фак­тор той эво­лю­ции. Из­ме­на зна­ме­ни, от­кло­не­ние в сто­ро­ну, ослаб­ле­ние зна­ме­нос­ца в хра­не­нии зна­ме­ни – угро­жа­ет от­ступ­ле­ни­ем и ис­клю­че­ни­ем из це­пи эво­лю­ции, бо­го­цар­ствен­ной ис­то­рии спа­се­ния. В сло­вах мит­ро­по­ли­та Сер­гия про­зву­ча­ла из­ме­на хри­сти­ан­ско­му зна­ме­ни, по­то­му-то Цер­ковь за­би­ла тре­во­гу. Она ужас­ну­лась вос­став­ше­го при­зра­ка. Ужас­ну­лась за судь­бу рус­ско­го Пра­во­сла­вия, за ме­сто его в бо­го­спа­се­нии.
Еп. Ве­ни­а­мин».

Ар­хи­епи­скоп Па­вел, озна­ко­мив­шись с пись­мом, пе­ре­дал его мит­ро­по­ли­ту Сер­гию, и оно вско­ре по­па­ло в ОГПУ и бы­ло на­прав­ле­но за­тем на­чаль­ни­ку Ураль­ско­го Окруж­но­го от­де­ла ОГПУ со сле­ду­ю­щей ха­рак­те­ри­сти­кой: «Из до­ку­мен­та вид­но, что Ве­ни­а­мин не скры­ва­ет свою физио­но­мию, а пря­мо при­зы­ва­ет к борь­бе с "без­бож­ной вла­стью". Пред­ла­га­ем тща­тель­но раз­ра­бо­тать Ве­ни­а­ми­на на пред­мет вы­яв­ле­ния его свя­зей сре­ди мест­ных цер­ков­ни­ков и его контр­ре­во­лю­ци­он­ной ра­бо­ты».
28 июля 1929 го­да, по­сле то­го, как со­труд­ни­ка­ми ОГПУ бы­ли сде­ла­ны вы­пис­ки из это­го пись­ма, на­чаль­ник Ураль­ско­го Окруж­но­го от­де­ла ОГПУ рас­по­ря­дил­ся: «На­чать уси­лен­ную про­ра­бот­ку Ве­ни­а­ми­на, окру­жить его на­ши­ми осве­до­ми­те­ля­ми, по­ста­вить пе­ред по­след­ни­ми за­да­чу вы­яв­ле­ния свя­зей Ве­ни­а­ми­на контр­ре­во­лю­ци­он­ным ду­хо­вен­ством... Ре­зуль­тат ва­шей ра­бо­ты со­об­щить».
В на­ча­ле сен­тяб­ря 1929 го­да в Яро­слав­ле бы­ла аре­сто­ва­на боль­шая груп­па ду­хо­вен­ства во гла­ве с ар­хи­епи­ско­пом Вар­ла­а­мом (Ря­шен­це­вым). Был аре­сто­ван и ар­хи­епи­скоп Па­вел (Бо­ри­сов­ский), но вско­ре, по­сле со­гла­сия на со­труд­ни­че­ство с ОГПУ, он был осво­бож­ден.
3 ян­ва­ря 1930 го­да Кол­ле­гия ОГПУ при­го­во­ри­ла ар­хи­епи­ско­па Вар­ла­а­ма и вме­сте с ним еще трид­цать два че­ло­ве­ка к раз­лич­ным сро­кам за­клю­че­ния, а 18 фев­ра­ля 1930 го­да сле­до­ва­тель ОГПУ рас­по­ря­дил­ся: «При­влечь к от­вет­ствен­но­сти через со­от­вет­ству­ю­щие ор­га­ны на­хо­дя­ще­го­ся в ссыл­ке епи­ско­па Ве­ни­а­ми­на Вос­кре­сен­ско­го за рас­про­стра­не­ние ан­ти­со­вет­ской пе­ре­пис­ки».
Смя­те­ние сре­ди яро­слав­ской паст­вы про­дол­жа­лось по-преж­не­му, и епи­скоп Ве­ни­а­мин счел нуж­ным и даль­ше разъ­яс­нять свою по­зи­цию, ка­са­ю­щу­ю­ся цер­ков­ных про­блем по­след­не­го вре­ме­ни, по­буж­дая к раз­мыш­ле­нию и дру­гих.
8 ок­тяб­ря 1929 го­да он пи­сал свя­щен­ни­ку Алек­сан­дру Со­ко­ло­ву, слу­жив­ше­му на ро­дине вла­ды­ки в се­ле Пе­ре­слав­ское: «В Церк­ви су­дит все­гда Цер­ковь или ко­му Она по­ру­ча­ет суд. Суд без Церк­ви – явоч­ное вы­ступ­ле­ние. Суд без Церк­ви – са­мо­суд; власть на ме­стах в пе­ри­од ре­во­лю­ци­он­но­го рас­строй­ства – есть анар­хия. От­де­лив­ши­е­ся от мит­ро­по­ли­та Сер­гия со­вер­ши­ли са­мо­чин­ный, са­мо­зва­ный суд, ско­рее са­мо­суд. Мое мне­ние по все­му это­му, что нуж­но воз­мож­ное об­ра­зо­ва­ние об­ще­го го­ло­са Церк­ви. Невоз­мож­но это быст­ро. С тер­пе­ни­ем те­чем на пред­ле­жа­щий нам по­двиг. От­сю­да воз­мож­ность стра­да­ния. Бу­дем пе­ре­но­сить их с по­кор­но­стью и по­слу­ша­ни­ем Церк­ви и с упо­ва­ни­ем на Небес­но­го Корм­че­го. "Де­кла­ра­ция" под­ле­жит осуж­де­нию и су­ду. Ка­но­ны го­во­рят об из­бра­нии, но в са­мой Церк­ви на всем про­тя­же­нии ис­то­рии весь­ма ча­сто прак­ти­ко­ва­лись на­зна­че­ния и ни­ко­гда на­зна­че­ния не де­ла­лись по­во­дом к от­де­ле­нию от Церк­ви, на­ру­ше­ни­ем сво­бо­ды. Но за две ты­ся­чи лет Цер­ковь ни­ко­гда не бы­ла сво­бод­ной. Го­судар­ствен­ная власть по­сто­ян­но на­ру­ша­ла эту сво­бо­ду. Власть дей­ство­ва­ла или са­ма, или через Пат­ри­ар­хов и Си­но­ды. Цер­ковь ни­ко­гда эти на­ру­ше­ния не де­ла­ла по­во­дом к от­де­ле­нию от Пат­ри­ар­хов и Си­но­дов, через ко­то­рые про­во­ди­ла свои на­ру­ше­ния свет­ская власть. Цер­ковь в дан­ном слу­чае уме­ла раз­ли­чать под­лин­ных на­ру­ши­те­лей от мни­мых, ка­жу­щих­ся на­ру­ши­те­ля­ми, и тер­пе­ла со сми­ре­ни­ем все тво­рив­ши­е­ся над Нею на­ру­ше­ния: на­зна­че­ния, пе­ре­ме­ще­ния, ли­ше­ния, уволь­не­ния, из­гна­ния, ссыл­ки и т.п.».
20 фев­ра­ля 1930 го­да вла­ды­ка пи­сал од­ной из сво­их ду­хов­ных до­че­рей: «По­мо­ги Вам Гос­подь. Над Ва­ми гря­нул неждан­ный гром, по­стиг­ла скорбь, да­вя­щая рас­су­док, вол­ну­ю­щая глу­бо­ко серд­це. "Го­ре до­я­щим в те дни", – пред­рек Спа­си­тель о ко­неч­ных вре­ме­нах. Спа­си­тель из всех скор­бя­щих вы­де­лил и осо­бен­но по­жа­лел ма­те­рей с груд­ны­ми мла­ден­ца­ми. Да­же от­цы, по Спа­си­те­лю, нрав­ствен­но не по­чув­ству­ют так, как ма­те­ри; все осталь­ные еще да­лее. Хо­тя про всех Он ска­зал: "Лю­ди бу­дут го­во­рить го­рам: "Па­ди­те на нас", и хол­мам: "По­крой­те нас". Скор­би ищу­щих уте­ше­ния у гор и хол­мов – не на­ши скор­би. Мы еще толь­ко с цве­точ­ка­ми. Те­перь мы мо­жем от­ча­сти пред­ста­вить стра­да­ния бу­ду­щих скор­бей и со­по­ста­вить их с на­ши­ми. По­ка мы еще не до­шли до этих "гор и хол­мов".
Из ва­ше­го пись­ма слыш­но, что в пер­вые мо­мен­ты Вы бы­ли неда­ле­ки от гор и хол­мов, но вид­но и то, что Вы ско­ро же и спра­ви­лись с пер­вы­ми при­сту­па­ми. Мельк­ну­ла уже у Вас мысль о "лик­ви­да­ции" се­бя. Но это не об­ви­ня­ет Вас. Что та­кое Геф­си­ман­ская ночь? Это но­вое на­па­де­ние диа­во­ла на Хри­ста, взяв­ше­го на се­бя гре­хи че­ло­ве­че­ства. В чем со­сто­ят дей­ствия диа­во­ла в по­доб­ных мо­мен­тах? Он не со­зда­ет их, но поль­зу­ет­ся ими, толь­ко раз­ви­вая их воз­мож­ную ин­тен­сив­ность. Есте­ствен­ная пред­гол­гоф­ская тя­га серд­ца Хри­ста от гре­хов­ной но­ши взя­та бы­ла диа­во­лом для уси­ле­ния ея, для до­ве­де­ния тос­ки до от­ча­я­ния, до от­ре­че­ния, до па­де­ния, до смер­ти. В Иуде этот на­тиск был для диа­во­ла уда­чен. Ко Хри­сту он да­же не при­ро­дил­ся. Но лю­ди немощ­ны, к ним при­рож­да­ет­ся. То есть от мыс­ли, воз­буж­да­е­мой диа­во­лом в ду­ше, воз­ни­ка­ют же­ла­ния, воз­буж­да­ют­ся на­стро­е­ния; у од­них раз­ви­ва­ют­ся до по­след­ней сте­пе­ни. В этом-то и со­сто­ит осо­бен­но ра­бо­та диа­во­ла: он, как куз­нец, ме­ха­ми да уго­лья­ми раз­ду­ва­ет воз­ник­шее в ду­ше на­стро­е­ние. И ес­ли че­ло­век под­да­ет­ся, раз­ви­тие на­стро­е­ния идет быст­рым тем­пом и ин­тен­сив­ны­ми сте­пе­ня­ми. Тут-то и воз­ни­ка­ют" убий­ствен­ные" идеи и же­ла­ния; или же они вну­ша­ют­ся вра­гом и, на­хо­дя бла­го­при­ят­ную поч­ву, охот­но при­ни­ма­ют­ся ду­шой, на­ми же уси­ли­ва­ют­ся и до­хо­дят ча­сто до сво­е­го кон­ца. У дру­гих раз­ви­тие на­стро­е­ния за­дер­жи­ва­ет­ся мо­лит­вой, и ра­бо­та диа­во­ла от­вер­га­ет­ся. Как в пер­вом слу­чае, так рав­но и во вто­ром од­новре­мен­но дей­ству­ет и бла­го­дат­ная си­ла. Но в пер­вом бла­го­дат­ная си­ла в че­ло­ве­ке, под­да­ю­щем­ся вра­же­ско­му вну­ше­нию, не на­хо­дит поч­вы; во вто­ром она при­ни­ма­ет­ся и про­яв­ля­ет­ся как со­дей­ству­ю­щая и, в свою оче­редь, так­же уси­ли­ва­ю­щая доб­рое чув­ство бо­рю­ще­го­ся с диа­во­лом че­ло­ве­ка и ему по­мо­га­ю­щая. При по­мо­щи ее че­ло­век и одоле­ва­ет пер­вые при­сту­пы по­дав­ля­ю­щих чувств и вы­хо­дит по­бе­ди­те­лем.
С Ва­ми и про­изо­шла та­кая неви­ди­мая ду­хов­ная по­бе­да над диа­воль­ской ра­бо­той, пы­тав­шей­ся ис­поль­зо­вать бед­ствен­ное со­сто­я­ние опе­ча­лен­ной ду­ши Ва­шей. Воз­бла­го­да­ри­те Гос­по­да за по­мощь Вам. При­слу­ши­вай­тесь и да­лее к го­ло­су и во­ле охра­няв­шей Вас бла­го­дат­ной си­лы.
Нель­зя на­звать неожи­дан­ным по­стиг­ший Вас удар вра­га. Два еще го­да на­зад он мог ка­зать­ся неожи­дан­ным. Но он под­го­тов­лял­ся то­гда. При усво­ен­ной Ва­ми в се­бе люб­ви к Церк­ви Хри­сто­вой, рев­но­ва­нии о Ея бла­го­со­сто­я­нии, уча­стии в Ея внут­рен­ней жиз­ни Вы не мог­ли прой­ти неза­ме­чен­ной для вра­гов Хри­сто­вых. Они сле­ди­ли за Ва­ми и, ве­ро­ят­но, го­то­ви­ли свое на­па­де­ние на Вас из-за спи­ны. Удар со­вер­шил­ся. Го­то­вая бы­ло рас­те­рять­ся, Вы не рас­те­ря­лись при вне­зап­но­сти уда­ра. Те­перь толь­ко долж­но рас­крыть­ся, что де­ло Ва­ше бы­ло нена­вист­но про­тив­ни­кам Хри­ста и по­это­му все­гда чре­ва­то по­доб­ны­ми по­след­стви­я­ми, то есть со­дер­жа­ло в се­бе весь­ма яс­ную и опре­де­лен­ную воз­мож­ность вся­ких непри­ят­но­стей и уда­ров. Для Вас это бы­ло неожи­дан­но­стью, по­то­му что Вы ве­ри­ли в че­ло­ве­ка, ве­ри­ли в его сво­бо­ду в опре­де­ле­нии сво­их ре­ли­ги­оз­ных убеж­де­ний и по­то­му ни­ко­гда не оста­нав­ли­ва­лись мыс­лью на кро­ю­щих­ся за всем этим воз­мож­но­стях, и не сле­ди­ли за со­бой по этой ли­нии. От­сю­да про­изо­шло и то, что не так, ве­ро­ят­но, вни­ма­тель­но со­по­став­ля­ли с ни­ми (то есть с эти­ми воз­мож­но­стя­ми) се­бя. Вся­кое де­ло в тех­ни­ке тре­бу­ет из­вест­но­го обо­ру­до­ва­ния. Де­ла ду­ши на­шей – так­же. Толь­ко обо­ру­до­ва­ние здесь иное. Несо­от­вет­ствие в тех­ни­ке меж­ду иде­ей ее и обо­ру­до­ва­ни­ем да­ет сюр­при­зы. В ду­ше на­шей так же. Про­изо­шло это и у Вас от до­ве­рия к лю­дям и иде­ям. Разо­брать­ся в этом для каж­до­го из нас необ­хо­ди­мо и да­же по­лез­но. Спа­си­тель ска­зал: "Что го­во­ри­ли на ухо внут­ри до­ма, то бу­дет про­воз­гла­ше­но на кров­лях" (Лк.12:3). То есть со­дер­жа­ще­е­ся в са­мой со­кро­вен­ной мыс­ли непре­мен­но вый­дет из сво­е­го со­кры­тия на мир­ской про­стор и при­не­сет свои по­след­ствия. Спа­си­тель за­ра­нее пре­ду­пре­ждал сво­их уче­ни­ков, по­сы­лая их на про­по­ведь, чтобы они не ду­ма­ли, что мо­гут укрыть­ся от про­тив­ни­ка Хри­ста, прой­ти неза­ме­чен­ны­ми. Та­ко­во свой­ство Хри­сто­ва де­ла, по­доб­но га­зу и его свой­ству – рас­ши­ре­нию. Уче­ни­ки за­ра­нее долж­ны быть го­то­вы к то­му, что их про­по­ведь вый­дет на "кры­ши". Это и нам го­во­рит­ся всем. Пер­вые уче­ни­ки и бы­ли го­то­вы. А мы, на двух­ты­сяч­ном го­ду, да­ле­ко не все­гда "го­то­вы". Это от "немо­щи на­шей". Весь­ма свой­ствен­но нам.
Долж­ны ли мы все это го­во­рить по­сле уже со­вер­шив­ше­го­ся? И по­лез­но ли го­во­рить это се­бе? Долж­ны и по­лез­но. Мысль на­зад – преж­де все­го объ­яс­нить про­ис­шед­шее в на­сто­я­щем – рас­кры­ва­ет хо­ро­шо ме­сто на­шей лич­но­сти в со­вер­шив­шем­ся де­ле и тем мно­го уме­ря­ет вол­не­ние на­шей ду­ши. Но, го­во­рит­ся, про­шло­го не во­ро­тишь. О про­шлом оста­ет­ся од­но: или рас­ка­и­вать­ся, или не рас­ка­и­вать­ся. Как Вам ни тя­гост­но, но я уве­рен, что Вы не рас­ка­и­ва­е­тесь в со­де­лан­ном Ва­ми. Ука­зы­ва­ет­ся нам на вы­со­кие при­ме­ры, в част­но­сти древ­не­го пра­вед­ни­ка Иова. Но эти при­ме­ры для нас вы­со­ки. Еван­ге­лие го­во­рит об этой вы­со­те. И апо­стол Иа­ков по­вто­рил: "Тер­пе­ние Иова слы­ша­ли?" Да, Апо­стол мо­жет это ска­зать. Апо­стол сам был на этой вы­со­те. Мы – немощ­ны. А он же, "сам ис­ку­шен быв, мо­жет и ис­ку­ша­е­мым по­мо­щи". Та­кой ска­жет прав­ди­во и есте­ствен­но. Но каж­дый из нас мо­жет по­ду­мать: па­дать или не па­дать ду­хом? Не па­дать ду­хом – это по на­шим си­лам. А на­до всем этим: бу­дем мо­лить Бо­га о по­мо­щи – мо­лить о по­мо­щи всем нам...»
В мар­те 1930 го­да вла­ды­ка на­пи­сал диа­ко­ну Алек­сан­дру Ни­ко­ла­е­ви­чу Шу­ва­ло­ву в Ры­бинск: «Мно­го­ува­жа­е­мый о. Диа­кон. Бла­го­да­рю за па­мять. По­лу­чил Ва­ше пись­мо. Про­сти­те ме­ня, что дол­го не пи­сал Вам. Это про­ис­хо­ди­ло не по небре­же­нию. Да­же здесь ви­дя­щие нас жи­те­ли ино­гда об­ра­ща­ют­ся к нам: "что вы де­ла­е­те, по­ку­ша­е­те, а по­том ле­жи­те на бо­ку". Чтобы най­ти от­вет на та­кой во­прос, вы спро­си­те свою су­пру­гу – Ва­шу хо­зяй­ку, мно­го ли она за­ня­та, мно­го ли она ле­жит на бо­ку? Мы, му­жи­чье, непри­част­ные к хо­зяй­ству, все­гда ду­ма­ем, что обед го­то­вит­ся сам со­бою, что все до­мо­вод­ство "пу­стя­ки", ни­че­го не сто­ит. И я так всю жизнь ду­мал, а те­перь уви­дел и узнал, что жен­щи­на – ве­ли­кая тру­же­ни­ца в сво­ем де­ле. Гос­подь был в до­ме Ла­за­ря. Ма­рия си­де­ла у ног Спа­си­те­ля, слу­шая Его уче­ние, Мар­фа хло­по­та­ла по до­му с уго­ще­ни­ем. Гос­подь вос­хва­лял часть Ма­рии, но не по­ри­цал и часть Мар­фы. Гос­подь лю­бил Мар­фу, ко­то­рая без­ро­пот­но, в сми­ре­нии, с усер­ди­ем, с лю­бо­вью к лю­дям несет свое зем­ное бре­мя. Но, впро­чем, суть слов Его в том, чтобы де­ло­вое бре­мя не по­гло­ща­ло всей ду­ши и не ма­те­ри­а­ли­зо­ва­ло ее. Мар­фа, бу­дучи хло­пот­ли­вой хо­зяй­кой, зна­ла хо­ро­шо и де­ло спа­се­ния, хо­ди­ла по вре­ме­нам за Гос­по­дом и лю­би­ла Его не ме­нее Ма­рии. И мы, силь­ные, не це­ни­ли это­го (на­при­мер, я).
В квар­ти­ре жи­ли еще недав­но вчет­ве­ром, те­перь – втро­ем. Две ком­на­ты, две печ­ки. Один ра­бо­та­ет на сто­роне сто­ля­ром, толь­ко этим и жи­вет, один бо­лен по­ро­ком серд­ца. При­хо­дит­ся ра­бо­тать нема­ло по до­му.
Вто­рое на­ше за­ня­тие – пи­са­ние пи­сем. Оно весь­ма необ­хо­ди­мое за­ня­тие, лю­ди ждут ру­ко­вод­ства – ду­хов­но­го, цер­ков­но­го. Ино­гда де­ла бы­тия, лич­ные по­треб­но­сти по­буж­да­ют нас быть в об­ще­нии – бы­то­вом или ду­хов­ном. Изо­ля­ция от лю­дей – не в за­по­ве­ди хри­сти­ан­ской. Спа­си­тель при­шел по­стро­ить из лю­дей Цер­ковь, то есть в пе­ре­во­де на рус­ский язык "со­бра­ние", об­ще­ство. Лю­ди мыс­лят­ся не в лич­ной изо­ли­ро­ван­но­сти, а в тес­ном со­при­кос­но­ве­нии од­но­го с дру­гим. Лю­ди пи­шут мне, и обя­зан­ность моя боль­шая – пи­сать и от­ве­чать. И зна­е­те ли, сколь­ко у ме­ня име­ет­ся адре­сов? Боль­ше ста. А ру­ка моя пра­вая все же ослаб­лен­ная.
За здо­ро­вье мое бла­го­да­рю Бо­га. Со мной дол­жен был слу­чить­ся на­сто­я­щий, пол­ный удар, но слу­чи­лась толь­ко неболь­шая часть его. Гос­подь не по­пустил пол­но­го раз­ви­тия бо­лез­ни, и я су­ще­ствую, со­хра­няя ра­бо­то­спо­соб­ность...»
В ап­ре­ле 1930 го­да епи­скоп Ве­ни­а­мин в от­вет на по­лу­чен­ную по­сыл­ку на­пи­сал од­ной из сво­их ду­хов­ных до­че­рей в го­род Пет­ровск Яро­слав­ской гу­бер­нии: «По­лу­чил вче­ра Ваш ящик. При­но­шу бла­го­дар­ность за Ва­ше усер­дие: чер­ные су­ха­ри – очень хо­ро­ши. Здесь чер­но­го хле­ба не зна­ют и печь его не уме­ют. Пше­ни­ца од­на, но она яро­вая и весь­ма ма­ло вкус­ная. В ны­неш­ний же год у кир­гиз нет ни­ка­ко­го хле­ба – не уро­ди­лось ни­че­го. Весь­ма ма­ло у них уро­ди­лось про­со. Это глав­ный кир­гиз­ский по­сев. Несчаст­ные, го­ло­да­ют силь­но. Кир­гиз­ская власть со­вер­шен­но не по­мо­га­ет сво­е­му на­ро­ду в пе­ре­не­се­нии го­ло­да. Пер­во­быт­ный на­род, пер­во­быт­ны и его пред­ста­ви­те­ли. Ме­четь у них за­кры­та. Со­бра­ния на мо­лит­ву пре­кра­ти­лись. Сре­ди кир­гиз так­же по­яви­лись бед­ня­ки. Ре­ли­гия ме­ша­ет зем­ной жиз­ни, и ре­ли­гию ста­ли уби­рать с зем­ли. Кто же мо­жет ска­зать из них, что им жить ста­ло луч­ше? Де­тей кир­ги­зы так­же вос­пи­ты­ва­ют в шко­ле без ре­ли­гии. Иду я по ули­це, по­па­да­ет­ся де­воч­ка лет три­на­дца­ти. "Бог есть?" – об­ра­ти­лась она ко мне. От­ве­чаю по-кир­гиз­ски: "Бар"[3]. Де­воч­ка за­сме­я­лась и по­шла да­лее. Се­ют­ся злые се­ме­на и здесь и по­всю­ду в невин­ные дет­ские ду­ши. Я не ви­дел еще ни од­но­го бед­ня­ка, ко­то­ро­го мог бы на­звать сим­па­тич­ным. Все они дерз­ки, гру­бы, го­во­рят в дерз­ком тоне, боль­шие са­мо­хва­лы. Ко­гда бу­дет ка­кое-ли­бо об­ще­ство, где од­ни та­кие субъ­ек­ты из та­ких ду­хов­но ди­ких лю­дей, то что бу­дет это об­ще­ство? Из­вест­но хо­ро­шо, как воз­во­дят креп­кие стро­е­ния. Кла­дут сте­ну из те­са­ных кам­ней, они по­до­гна­ны друг ко дру­гу и укла­ды­ва­ют­ся хо­ро­шо, ло­жат­ся проч­но, да­ют креп­кую сте­ну. Ви­дел на Кав­ка­зе и дру­гие стро­е­ния. Кла­ли сте­ну из рва­ных нете­са­ных кам­ней. Це­мен­том, как гли­ной, свя­зы­ва­ли их, но нена­дол­го: до­жди вы­мы­ва­ли це­мент, вет­ра вы­вет­ри­ва­ли, мо­ро­зы про­из­во­ди­ли тре­щи­ны, и сте­на рас­па­да­лась. Ах, рва­ные нете­са­ные кам­ни – гор­дые, гру­бые, са­мо­лю­би­вые лю­ди. Им ни­ко­гда не об­ра­зо­вать со­бой плот­ную, креп­кую сте­ну. Они, как сте­на, рас­па­дут­ся. Юли­ан От­ступ­ник был хри­сти­а­нин, по­том от­рек­ся, учил­ся вме­сте с Гри­го­ри­ем. Ка­кое зло под­го­тов­ля­ет се­бе че­ло­ве­че­ство, вос­пи­ты­вая та­ких де­во­чек...»
17 мар­та 1930 го­да епи­ско­па Ве­ни­а­ми­на и вме­сте с ним дру­гих ссыль­ных вы­зва­ли из Ка­ра­тю­бе в Уральск. «Еха­ли обо­зом, – пи­сал вла­ды­ка, – из 22 под­вод... 44 во­ла. И во­лы, и ку­че­ра го­лод­ные как вол­ки. Еха­ли неде­лю. Об­гло­да­ли нас тро­их на­чи­сто. Ся­дем за чай во­круг: у нас – су­ха­ри, у кир­ги­зов – несве­жее мя­со на 3 дня. Ся­дем, и вот тя­нут­ся к нам 22 ру­ки: "Дай нан (хлеб)!" В Ураль­ске не бы­ло уже ни од­но­го су­ха­ря...»
По при­ез­де в Уральск вла­ды­ка Ве­ни­а­мин был за­клю­чен в тюрь­му, все­го по это­му де­лу бы­ло аре­сто­ва­но 29 че­ло­век, а по­сколь­ку он имел сан епи­ско­па, то ОГПУ сде­ла­ло его глав­ным об­ви­ня­е­мым по де­лу, воз­дав та­ким об­ра­зом честь его са­ну.
5 ап­ре­ля епи­скоп Ве­ни­а­мин был до­про­шен и, от­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, ска­зал: «Ви­нов­ным се­бя не при­знаю, на со­вет­скую власть я ни­ко­гда и ни­ко­го не на­трав­ли­вал. При­чем ви­деть­ся с участ­ни­ка­ми, пе­ре­чис­лен­ны­ми ва­ми, я не ви­дел­ся лич­но, мно­гих со­вер­шен­но не знаю, по­это­му ра­зу­мею ис­клю­чи­тель­но пись­мен­ные свя­зи с ука­зан­ны­ми ли­ца­ми, а они, эти свя­зи, у ме­ня бы­ли ре­гу­ляр­ны и по раз­лич­ным во­про­сам, – я за­яв­ляю, что в пись­мах к ним на со­вет­скую власть я их не на­трав­ли­вал. Что, соб­ствен­но, озна­ча­ет на­трав­ли­вать на со­вет­скую власть? В под­лин­ном по­ни­ма­нии я не до­би­вал­ся то­го, чтобы вну­шить ве­ру­ю­щим мысль о свер­же­нии со­вет­ской вла­сти, но я аб­со­лют­но не со­гла­сен с ее по­ли­ти­кой го­не­ния на ре­ли­гию, с ее ан­ти­цер­ков­ной, ан­ти­ре­ли­ги­оз­ной де­я­тель­но­стью... Я бо­рюсь с без­бо­жи­ем со­вет­ской вла­сти, жа­лу­юсь на это без­бо­жие, но убеж­ден, что это не озна­ча­ет при­зы­ва­ние к свер­же­нию со­вет­ской вла­сти как го­судар­ствен­ной вла­сти. В мо­ем по­ни­ма­нии ре­ли­гия и го­су­дар­ство – два раз­ных ин­сти­ту­та. Жа­ло­ба на без­бо­жие не озна­ча­ет борь­бы с го­су­дар­ством. В од­ном из пи­сем на имя епи­ско­па Яро­слав­ско­го Пав­ла я пи­сал, что ес­ли судь­бой ис­то­рии суж­де­но про­из­ве­сти го­судар­ствен­ную пе­ре­ме­ну ко­гда-ли­бо в СССР, в смыс­ле пе­ре­ме­ны со­вет­ской вла­сти на дру­гую, то в этом по­во­ро­те боль­шую до­лю ви­ны бу­дет иметь са­ма со­вет­ская власть, так как она сво­ей по­ли­ти­кой без­бо­жия воз­буж­да­ет про­тив се­бя на­се­ле­ние и не вы­зы­ва­ет к се­бе сим­па­тии. Вы са­ми боль­ше все­го воз­буж­да­е­те ве­ру­ю­щие мас­сы про­тив се­бя, имен­но сво­ей без­бож­ной по­ли­ти­кой...»
Из тюрь­мы он про­дол­жал пи­сать сво­им ду­хов­ным де­тям и близ­ким, и при­чем ни в чем не бы­ло на­ру­ше­но его мир­ное со­сто­я­ние ду­ха: «В свое вре­мя – 17/III-30 го­да, те­ле­грам­мой из­ве­щал те­бя о пе­ре­мене ме­ста сво­е­го жи­тель­ства. 6/IV-30 го­да на во­лах пу­те­ше­ство­вал в Уральск. По­след­ний при­нял ме­ня в свои объ­я­тия. В них пре­бы­ваю по сие вре­мя. Неопре­де­лен­ный срок, по всем дан­ным – весь­ма нема­лый, про­ве­ду и впредь. Моя квар­ти­ра: г. Уральск, изо­ля­тор, В.В. Предъ­яв­ле­на ст. 58 п. п. 10, 11, ст. 59 п. п. 2, 7. Это уже вновь с ло­ка­ли­за­ци­ей в г. Ураль­ске. Пас­ху встре­ча­ли в ка­ме­ре № 10, имея в ней со­жи­те­лей 74. Несмот­ря на то что в Ураль­ске я "стран­ник и при­ше­лец", я раз­гов­лял­ся ку­ли­ча­ми, сы­ром и кра­шен­ны­ми яй­ца­ми от неко­то­рых ураль­цев. "Вез­де зем­ля Гос­под­ня". По­ка еще так... »
1 но­яб­ря 1930 го­да вла­ды­ка пи­сал ду­хов­ным до­че­рям в Ту­та­ев: «Мно­го­ува­жа­е­мую Алек­сан­дру Ива­нов­ну и Еле­ну Ива­нов­ну при­вет­ствую с се­мей­ным празд­ни­ком, днем св. му­че­ни­цы Алек­сан­дры. Бы­ло вре­мя, ко­гда и жен­щи­ны – ста­рые и юные – бы­ли в му­че­ни­цах. В на­ше вре­мя мно­гие из них рев­ност­ные со­труд­ни­цы Церк­ви, но Гос­подь еще не су­дил явить их по­при­ще совре­мен­но­го му­че­ни­че­ства за Цер­ковь. Пусть, со­глас­но во­ле Бо­жи­ей, в та­ком слу­чае, вза­мен по­дви­га совре­мен­но­го стра­да­ния слу­жи­те­лей и сы­нов Церк­ви, жен­щи­на пра­во­слав­ная не осла­бе­ва­ет в мир­ном слу­же­нии Церк­ви. "Ко­лес­ни­ца Бо­жия тма­ми тем" (Пс.67). И ес­ли в этой "ко­лес­ни­це" жен­щи­на не про­явит сво­ей ду­хов­ной си­лы, то муж­чи­ны бу­дут пе­ре­гру­же­ны ду­хов­ным тру­дом и, по­жа­луй, мно­гие уто­мят­ся. Мо­лит­ва, не осла­бе­вать в мо­лит­ве, не остав­лять До­ма Бо­жия – это пер­вое слу­же­ние. Смолк­ли мои зем­ля­ки. Это по вре­ме­ни, луч­ше так, бла­го­да­рю Бо­га. Он хра­нит ме­ня. Что Он го­то­вит мне, не ве­даю. Да бу­дет во­ля Его...»
9 де­каб­ря епи­скоп Ве­ни­а­мин на­пи­сал свя­щен­ни­ку Ни­ко­лаю Ро­зо­ву: «Мно­го­ува­жа­е­мо­го о. Ни­ко­лая по­здрав­ляю с днем свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. По­мо­ги Гос­подь нести бре­мя и честь пас­тыр­ства Ва­ше­го с рев­но­стью Свя­ти­те­ля. Дай Бог доб­ро­го здра­вия и про­цве­та­ния ду­хов­ных сил. В Ураль­ской тюрь­ме, где я и до сих еще пор, мне Бог по­слал слу­чай по­зна­ко­мить­ся с сек­тан­та­ми и ста­ро­об­ряд­ца­ми. Пер­вых в Ураль­ской епар­хии ма­ло, вто­рых – мно­го. Впер­вые бы­ла моя встре­ча с эти­ми от­ступ­ни­ка­ми от Пра­во­сла­вия. И те­перь ста­ла яс­ной для ме­ня бес­по­мощ­ность на­ше­го ря­до­во­го ду­хо­вен­ства и, глав­ное, ос­нов­ной ис­точ­ник этой бес­по­мощ­но­сти. Он – в крайне ма­лом зна­нии Свя­щен­но­го Пи­са­ния. При зна­нии его – на­ши сек­тан­ты бес­по­мощ­ны в ло­ги­ке. И ес­ли они ко­гда силь­ны, то толь­ко в упор­стве, са­та­нин­ском упор­стве и неве­же­ствен­ном твер­до­лоб­стве, и диа­воль­ском лу­кав­стве. И все это не страш­но. "Мы силь­ны не на ис­ти­ну, но за ис­ти­ну". Как ви­нов­ны мы пе­ред Бо­гом, пе­ред Цер­ко­вью и Пра­во­сла­ви­ем за незна­ние Сло­ва Бо­жия. Се­ми­на­рия хо­ро­шо по­ста­ви­ла на рель­сы, но мы рас­те­ря­ли сия ору­дия. Го­ре нам!..»
В тот же день он от­пра­вил ду­хов­ной до­че­ри в Ту­та­ев от­крыт­ку: «Мно­го­ува­жа­е­мую Вар­ва­ру Алек­сан­дров­ну при­вет­ствую с днем св. ве­ли­ко­му­че­ни­цы Вар­ва­ры. По­мо­ги, Гос­по­ди, бла­го­душ­но нести бре­мя жиз­ни. Сре­ди жи­тей­ских за­бот и дел да даст Гос­подь ме­сто для ду­хов­ных за­бот и дел для хри­сти­ан­ско­го слу­же­ния Церк­ви. Как в стро­е­нии вся­ко­го до­ма есть ар­хи­тек­тор, де­сят­ни­ки, ря­до­вые, ка­мен­щи­ки, так и в стро­е­нии До­ма Бо­жия – Церк­ви Хри­сто­вой, Ар­хи­тек­тор – Хри­стос, де­сят­ни­ки – иерар­хия, ка­мен­щи­ки – ми­ряне. Пусть каж­дый из нас пом­нит, что все мы не толь­ко стро­и­те­ли жиз­ни зем­ной, жи­тей­ской и ма­те­ри­аль­ной, но непре­мен­но – ка­мен­щи­ки или де­сят­ни­ки и в Церк­ви. Ес­ли мы ве­ру­ем в Бо­га и в Хри­ста, то ка­мен­щи­ки – по­ло­жи­тель­но. Ко­гда не ве­ру­ем – ка­мен­щи­ки от­ри­ца­тель­но. Со­сто­я­ние "ни в тех, ни в сих", со­сто­я­ние "без­от­но­си­тель­ное", невоз­мож­но. И за то и дру­гое бу­дем неко­гда от­ве­чать. Пусть каж­дый из нас бу­дет ка­мен­щи­ком Хри­сто­вым, а ко­му да­но – де­сят­ни­ком. Дай Бог Вам ду­шу жи­вую – про­дол­жить труд это­го ка­мен­щи­ка...»
5 ян­ва­ря 1931 го­да вла­ды­ка пи­сал сво­е­му бра­ту в Моск­ву: «До­ро­гой Ми­тя! Зем­но кла­ня­юсь всем вам... Не пу­стые это зву­ки – на­ши ду­хов­ные вре­ме­на и сро­ки. Остав­лять их ни­ко­му и ни­ко­гда не долж­но. Они да­ют незри­мые, но хо­ро­шо по­сти­га­е­мые то­ки ду­шам, ко­то­рых ни­ко­гда не про­из­во­дит "мiр" и не в со­сто­я­нии про­из­ве­сти. Рож­де­ство! Сколь­ко ра­дост­но­го тре­пе­та в этом сло­ве пе­ре­жи­ва­лось в учеб­ные го­ды и во все дру­гие вре­ме­на! Зна­ют ли это те­перь совре­мен­ные де­ти и юно­ши? Ес­ли нет, то, зна­чит, огром­ный сдвиг сде­лал рус­ский мир в сто­ро­ну без­дны. Хри­стос про­ви­дел эти сдви­ги и го­во­рил: "Дер­зай­те, Я по­бе­дил мiр ". Я уже в 14-й ка­ме­ре. Чет­вер­тое пе­ре­се­ле­ние! И в тюрь­ме нет под­хо­дя­ще­го ме­ста. С пись­ма­ми – стран­ное. Ни­от­ку­да в от­вет. По­сы­ла­ют­ся ли мои пись­ма ку­да-ли­бо? Не ви­дать. По­ка жив и здо­ров...»
12 ян­ва­ря вла­ды­ка пи­сал свя­щен­ни­ку Алек­сан­дру Со­ко­ло­ву в се­ло Пе­ре­слав­це­во: «Как празд­ну­е­те ныне Рож­де­ство Хри­сто­во, мно­го ли бы­ло на­ро­ду в церк­ви, хо­ро­шо ли бы­ло пе­ние? Сла­ви­ли ли по при­хо­ду? Уже­ли по­след­нее долж­но пре­кра­тить­ся? Те­перь но­вое вре­мя ука­зы­ва­ет нам и но­вые пу­ти мо­лит­вы. По­се­щай­те ча­ще сво­их ду­хов­ных де­тей и непре­мен­но каж­дый раз со­вер­шай­те об­щую до­маш­нюю мо­лит­ву с чте­ни­ем Еван­ге­лия. На­ши ду­хов­ные де­ти очень ма­ло на­уче­ны Еван­ге­лию. В про­по­ве­дях мы ма­ло из­ла­га­ли Еван­ге­лие, а бо­лее все­го за­ни­ма­лись в них мо­ра­лью. От­то­го при­хо­жане ма­ло зна­ют о Хри­сте и Его До­ме. Рас­ска­зом из Еван­ге­лия (в по­ряд­ке, в си­сте­ме) объ­яс­няй бо­го­слу­же­ние. Это до­ступ­но всем и каж­до­му свя­щен­ни­ку. Об этом и на­до про­по­ве­до­вать. По­сы­лаю но­ты, слу­чай­но по­пав­шие в тюрь­му... »
31 мар­та 1931 го­да епи­скоп Ве­ни­а­мин на­пи­сал про­то­и­е­рею Алек­сан­дру Пурлев­ско­му: «До­ро­го­му о. Алек­сан­дру из ка­зен­но­го до­ма при­вет... Вспо­ми­наю Ва­ши оте­ки – по­ка­за­лись и у ме­ня. На ка­кой поч­ве? В серд­це не ощу­щаю ни­че­го, поч­ки по­ка нор­маль­ны. Раз­ве на поч­ве об­ще­го ис­то­ще­ния? Не муд­ре­но. Суп наш – 2 кг пше­на на 90 ве­дер во­ды. Но, в об­щем, го­тов­люсь ко все­му: физи­че­ски и ду­хов­но. Бла­го­да­ре­ние Бо­гу, чув­ствую хо­ро­шо... На­ча­лась вес­на, по­ка не для ме­ня... »
След­ствие по де­лу про­дол­жа­лось око­ло го­да, епи­скоп во все вре­мя след­ствия тя­же­ло бо­лел и был опре­де­лен в тю­рем­ную боль­ни­цу. Врач, по­ста­вив­ший ему ди­а­гноз в боль­ни­це, пи­сал, что епи­скоп бо­лен эм­фи­зе­мой, мио­кар­ди­том, а так­же стра­да­ет от по­след­ствий кро­во­из­ли­я­ния в мозг, вы­ра­зив­ших­ся в па­ра­ли­че пра­вой сто­ро­ны те­ла, так что он по­чти не вла­де­ет пра­вой ру­кой и но­гой, не мо­жет пи­сать и с тру­дом го­во­рит. Од­на­ко вла­сти, несмот­ря на та­кое со­сто­я­ние здо­ро­вья вла­ды­ки, не осво­бо­ди­ли его.
10 сен­тяб­ря 1931 го­да трой­ка при Пол­но­моч­ном Пред­ста­ви­тель­стве ОГПУ в Ка­зах­стане при­го­во­ри­ла епи­ско­па к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в конц­ла­герь. При­го­вор этот над ним уже свер­шить­ся не мог – епи­скоп Ве­ни­а­мин скон­чал­ся в тю­рем­ной боль­ни­це и был по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Ре­утов пра­во­слав­ный», № 2(8), фев­раль 2005 г.


Биб­лио­гра­фия

Яро­слав­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти. 1916. №№ 9, 21, 24.
Но­во­му­че­ни­ки и ис­по­вед­ни­ки Яро­слав­ской епар­хии. Кни­га 2. Ро­ма­нов-Бо­ри­со­глебск (Ту­та­ев), 2000. С. 27-41.
ЦИАМ. Ф. 229, оп. 4, д. 819, л. 1-2, 5, 7.
ГАЯО. Ф-3698, оп. 2, д. 7211, д. С-11861.
ДКНБ РК по За­пад­но-Ка­ра­ган­дин­ской обл. Арх. П П-3260. Т. 2, т. 9.


При­ме­ча­ния

[1] Име­ет­ся в ви­ду мит­ро­по­лит Яро­слав­ский Ага­фан­гел (Пре­об­ра­жен­ский).
[2] Име­ет­ся в ви­ду ар­хи­епи­скоп Уг­лич­ский Се­ра­фим (Са­мой­ло­вич).
[3] "Бар" - есть

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(2 голоса: 5 из 5)