Анна Быкова — о «ленивом» материнстве, воспитании и книгах

Анна Быкова — о «ленивом» материнстве, воспитании и книгах

(1 голос5.0 из 5)

Мно­гие совре­мен­ные жен­щины, сов­ме­щая вос­пи­та­ние детей и карьеру, ловят себя на мысли, что они чего-то не успе­вают или недо­дают своим детям. Бес­по­лез­ные попытки стать «иде­аль­ной мате­рью», как пра­вило, при­во­дят к посто­ян­ной тре­воге, уста­ло­сти, нерв­ному исто­ще­нию и сры­вам на соб­ствен­ных детей. А что, если делать по-дру­гому? Пару лет назад в интер­нете появи­лась заметка «Я — лени­вая мама», в кото­рой Анна Быкова, пси­хо­лог, педа­гог и арт-тера­певт, рас­ска­зала, как ей уда­ется сохра­нять спо­кой­ствие и раз­ви­вать в детях само­сто­я­тель­ность — будь то навыки само­об­слу­жи­ва­ния или при­ня­тие тех или иных реше­ний, за кото­рые они несут ответ­ствен­ность. Раз­ница между под­хо­дами «лень учить, лучше быстро сде­лаю сама» и «лень делать, лучше научу» вызвала настолько боль­шой инте­рес у роди­те­лей, что заметка в резуль­тате пре­вра­ти­лась в блог, а блог, в свою оче­редь, — в серию книг о «лени­вой маме».

Нака­нуне круп­ней­шей обра­зо­ва­тель­ной кон­фе­рен­ции для жен­щин SelfMama Forum, кото­рая прой­дет 26 ноября, The Village пого­во­рил с Анной о том, как она обща­ется со сво­ими детьми и справ­ля­ется с пси­хо­ло­ги­че­ским напря­же­нием, что такое «лени­вое мате­рин­ство» и что вол­нует совре­мен­ных родителей.

Про «ленивую маму» и книги

— Что вообще такое «ленивое материнство» — философия, мировоззрение, политика партии?

— Это прин­цип вос­пи­та­ния, кото­рый иначе можно назвать «необ­хо­димо и доста­точно». Необ­хо­димо кор­мить ребенка до момента, когда он уже смо­жет поль­зо­ваться лож­кой — и доста­точно, дальше сам. Необ­хо­димо помочь ребенку с уро­ками, напра­вить мысли в нуж­ное русло — и этого доста­точно, чтобы дальше он зани­мался само­сто­я­тельно. Пусть не иде­ально, но как-то он это зада­ние выпол­нит. Необ­хо­димо быть хоро­шей мамой — и этого доста­точно, не нужно быть иде­аль­ной. Чрез­мер­ность в любом деле вредит.

— Как вы пришли к этой системе? Есть какие-то основные вещи, которые выделяют «ленивую маму»?

— При­шла через наблю­де­ние за вза­и­мо­дей­ствием роди­те­лей с детьми во время работы в дет­ском саду, школе, кол­ле­дже: на мой взгляд, есть неко­то­рая вза­и­мо­связь между чрез­мерно опе­ка­ю­щими роди­те­лями и тем, как их дети про­яв­ляют себя в социуме.

«Лени­вая мама» — та, кото­рая не делает лиш­него. Не делает за ребенка то, с чем он может спра­виться сам. Помо­гает тогда, когда ребе­нок про­сит о помощи, не пред­вос­хи­щая его просьбу. Рас­ши­ряет зону бли­жай­шего раз­ви­тия ребенка, поз­во­ляя ему полу­чать новый опыт. Сопро­вож­дает его при осво­е­нии новых навы­ков. В этом смысле «лени­вая» мама про­ти­во­по­став­ля­ется маме тре­вож­ной. Если у ребенка воз­ни­кает жела­ние поре­зать овощи для салата, тре­вож­ная мама ска­жет: «Уйди с кухни, здесь опасно». А «лени­вая» пока­жет, как пра­вильно дер­жать нож, чтобы он, соскольз­нув, не попал по пальцам.

— Почему мама именно ленивая, а не правильная, рассудительная, спокойная? Вас не пугает негативная окраска этого определения?

— Нет, не пугает. Это была шутка для своих, потому что на тот момент мой блог читали только несколько дру­зей. У меня и мыс­лей не было, что это так далеко зай­дет. А потом стало уже поздно пугаться. Уже все само слу­чи­лось. Уже бренд, вто­рое имя по сути.

xQM8ygLhWlhaBaysnLF7Sw wide 300x200 - Анна Быкова — о «ленивом» материнстве, воспитании и книгахВы стали «лени­вой» мамой сразу или выра­бо­тали систему путем проб и оши­бок? Как вы стро­или отно­ше­ния со сво­ими детьми? Какие отно­ше­ния у вас сейчас?

— «Лени­вой» я была не все­гда. И хотя вопросы вос­пи­та­ния детей меня инте­ре­со­вали еще задолго до появ­ле­ния пер­вого ребенка, это не убе­регло меня от оши­бок. С пер­вым ребен­ком пона­чалу я ско­рее была тре­вож­ной мамой. Мне кажется это нере­ально — избе­жать оши­бок. Вопрос в том, что чело­век делает с ошиб­ками. При­знает ли их, пыта­ется ли испра­вить, ана­ли­зи­рует послед­ствия? Мне очень нра­вится выра­же­ние: «Вто­рой ребе­нок — это воз­мож­ность испра­вить ошибки, допу­щен­ные при вос­пи­та­нии пер­вого, и наде­лать новые». Любые отно­ше­ния — живые. В том смысле, что они посто­янно раз­ви­ва­ются, меня­ются: дети же рас­тут, меня­ются и их потреб­но­сти. Было бы странно, если бы с 15-лет­ним сыном я про­дол­жала общаться, как в его десять лет, например.

— Какие ошибки вы сами совершали в процессе воспитания детей и как их исправляли?

— Я не могу отве­тить на этот вопрос. Потому что тогда мне при­дется рас­кры­вать какие-то подроб­но­сти о жизни моих детей и осо­бен­но­стях их пове­де­ния. С недав­него вре­мени между нами дого­во­рен­ность, что без согла­со­ва­ния с ними я ничего из того, что каса­ется их напря­мую, в сеть не выкла­ды­ваю. Теперь все мои посты про­хо­дят стро­гую цен­зуру моих сыно­вей. Пожа­луй, это одна из моих оши­бок: мне сле­до­вало спро­сить их об этом раньше.

— Как у «ленивой» мамы обстоят дела с заботами по дому? Она убирается-готовит-стирает, делегирует обязанности или чистота и готовый ужин — это вторично?

— Деле­ги­ро­ва­ния обя­зан­но­стей нет. Потому что и обя­зан­но­стей нет — есть потреб­но­сти: в чистой одежде и чистой посуде. Или в еде и уюте. И мы как-то общими уси­ли­ями ста­ра­емся реа­ли­зо­вать эти потреб­но­сти. Обя­зан­ность — это «надо», потреб­ность — «хочу». У нас дома почти нико­гда не бывает иде­аль­ного порядка, потому что у нас нет в этом потреб­но­сти. Полы про­ти­ра­ются не по гра­фику, а по настро­е­нию, когда захо­те­лось. Но все­гда должна быть еда: маль­чишки рас­тут, и у них зако­но­мерно хоро­ший аппе­тит. В нашей системе при­о­ри­те­тов чистота вто­рична, ужин пер­ви­чен. Не все­гда это ужин, при­го­тов­лен­ный мной: если я очень занята, это может быть ужин, кото­рый сде­лали дети, или куп­лен­ный в бли­жай­шем супер­мар­кете в отделе кулинарии.

 Q6d7vukYxxc7pz6jUr3ghQ wide 200x300 - Анна Быкова — о «ленивом» материнстве, воспитании и книгах— Почему вы решили писать книги? Потому что не нашли ту, кото­рую хотели бы прочитать?

— Фор­му­ли­ровка «не нашла ту, кото­рую хотела бы про­чи­тать» под­хо­дит, пожа­луй, больше всего к книге про дет­ский сад. Мне в свое время очень нужна была такая: когда я гото­вила к садику сво­его ребенка, когда сама при­шла рабо­тать в дет­ский сад, когда писала атте­ста­ци­он­ную работу по теме адап­та­ции детей. Я искала книгу, в кото­рой была бы прак­тика с пояс­не­ни­ями, почему про­ис­хо­дит именно так, какие-то кон­крет­ные рабо­та­ю­щие фишки и при­емы. Но все, что я в то время нахо­дила (а это было более десяти лет назад), сво­ди­лось к реко­мен­да­циям раз­ви­вать у ребенка навыки само­об­слу­жи­ва­ния и соблю­дать режим дня. Вот эту книгу, «Мой ребе­нок с удо­воль­ствием ходит в дет­ский сад», я захо­тела напи­сать еще тогда.

Осталь­ные книги были не совсем моим реше­нием. Я про­сто писала неболь­шие заметки в блоге. Неко­то­рые из них имели хоро­ший вирус­ный эффект, после чего раз­ные люди писали мне в соци­аль­ной сети: «Где вас еще можно почи­тать?», «Есть ли у вас книги?» и «Вам непре­менно надо напи­сать!». Поэтому, когда посту­пило пред­ло­же­ние от изда­тель­ства, я решила, что это знак и надо дей­стви­тельно браться за книгу.

— В книге «Секреты спокойствия ленивой мамы» вы рассказываете о том, как сохранять это самое спокойствие. Можете дать совет для ситуации, когда маму уже «накрыло»?

— «Накрыло» — это состо­я­ние силь­ного пси­хо­ло­ги­че­ского напря­же­ния; оно невоз­можно без напря­же­ния физи­че­ского. Не полу­чится одно­вре­менно быть рас­слаб­лен­ным и чув­ство­вать ярость. Эмо­ции и телес­ные ощу­ще­ния вза­и­мо­свя­заны. Сле­до­ва­тельно, если помочь телу рас­сла­биться, то и эмо­ции изме­нятся. Чтобы рас­сла­бить мышцы, как это ни пара­док­сально зву­чит, нужно их интен­сивно напрячь и удер­жи­вать напря­же­ние. Устав напря­гаться, мышца рас­слаб­ля­ется. Попро­буйте удер­жи­вать тоталь­ное мышеч­ное напря­же­ние в тече­ние минуты, ну или хотя бы 30 секунд. А потом на выдохе рас­сла­биться. На какое-то время появится состо­я­ние дзена, кото­рое можно исполь­зо­вать для того, чтобы пере­осмыс­лить дей­стви­тель­ность, поме­нять свой взгляд на ситу­а­цию или при­ду­мать раци­о­наль­ное решение.

558v2bX3SYi9t3lnp1F  g wide 300x200 - Анна Быкова — о «ленивом» материнстве, воспитании и книгах

Про воспитание

—  Что беспокоит родителей в первую очередь? О чем вас чаще всего спрашивают на встречах с читателями и при личном общении?

— Вопросы раз­ные, но почти все можно пере­фор­му­ли­ро­вать в один вопрос: «Ска­жите, а это нор­мально?»: «Это нор­мально, что он все еще не освоил гор­шок?», «Это нор­мально, что он стес­ня­ется на дет­ской пло­щадке?», «Это нор­мально, что он кри­чит в ответ на любой запрет?» или «Это нор­мально, что он спон­танно громко поет в обще­ствен­ных местах?». Как будто есть какая-то некая норма, при­чем с очень узкими рам­ками, в кото­рую дол­жен впи­саться каж­дый ребе­нок. Из-за этого поло­вина запро­сов на работу пси­хо­лога сво­дится к тому,  что роди­тели хотят испра­вить что-то в ребенке, что вообще тро­гать не надо. А надо про­сто при­нять вот такую его осо­бен­ность, при­нять, что так бывает, всему свое время, все дети раз­ные, и это тоже нормально.

— Нынешние дети чем-то отличаются от нас?

— Если сде­лать гру­бое обоб­ще­ние на основе обра­ще­ний к пси­хо­логу, то полу­чится сле­ду­ю­щий вывод: они менее послуш­ные, менее удоб­ные. Они знают, чего хотят, и доби­ва­ются жела­е­мого. Или чего не хотят, и яростно про­те­стуют. Их бывает невоз­можно заста­вить. Они более смело про­яв­ляют свои эмо­ции. Бабушки сетуют: «Мои дети себе такого не позволяли!»

— Какой период в жизни ребенка является самым сложным для родителей? Есть ли универсальный совет, как общаться в это время с детьми?

— В каж­дом пери­оде есть свои слож­но­сти: с под­рост­ком, выпуск­ни­ком не менее тре­вожно, чем с груд­нич­ком или пер­во­класс­ни­ком. Понятно, что есть отно­си­тельно лег­кие пери­оды — те, кото­рые не свя­заны с лич­ност­ными кри­зи­сами и пере­ме­нами в жизни. А самое важ­ное, как это ни банально, — любовь и ува­же­ние. Именно в таком дуэте. Любовь без ува­же­ния тоже бывает трав­ма­тична. Когда отсут­ствует ува­же­ние потреб­но­стей, жела­ний и эмо­ций дру­гого, пусть даже малень­кого чело­века. Полу­ча­ется что-то вроде наси­лия во имя любви: «Мама тебя любит, мама лучше знает, что тебе надо».

— Как все же проявляется любовь и уважение к детям?

— Так же, как и ко взрос­лому. Когда мы ува­жаем взрос­лого, мы при­слу­ши­ва­емся к его мне­нию, мы счи­та­емся с его выбо­ром. Когда мы любим, мы забо­тимся. Само­сто­я­тель­ность ребенка не исклю­чает заботу. Само­сто­я­тель­ность — это «могу сде­лать сам», но это не зна­чит, что он все­гда делает сам. Если ребе­нок научился варить кашу, это не зна­чит, что теперь он все­гда будет варить ее для себя. Здесь так же, как со взрос­лым: муж может налить сам себе чай, но ему при­ятно, когда это делает жена, про­яв­ляя таким обра­зом заботу.

 g hrC4aYoWRG5Y3dfOCPIw wide 300x200 - Анна Быкова — о «ленивом» материнстве, воспитании и книгах
— А что с нака­за­ни­ями? Можно ли с их помо­щью чего-то добиться, чему-то научить? Как при­ме­нять и какие?

— Чего-то добиться можно — и даже чему-то научить. Но не все­гда педа­го­ги­че­ская идея, вло­жен­ная в нака­за­ние, сов­па­дает с реаль­ным резуль­та­том. Напри­мер, вос­пи­та­тель в дет­ском саду нака­зы­вает того, кто в тихий час ска­чет по кро­ва­тям. Ста­вит в угол в надежде, что ребе­нок пере­ста­нет так посту­пать. А ребе­нок делает вывод, что это классно и надо будет повто­рить опыт, потому что тогда можно не спать, а сто­ять в углу и оттуда кор­чить рожи, сме­шить дру­гих детей, кото­рые только делают вид, что спят, чтобы не быть нака­зан­ными. При этом вос­пи­та­тель может думать, что он учит послу­ша­нию, а по факту он учит врать и притворяться.

Совсем без нака­за­ний обой­тись, конечно, сложно. Каким-то обра­зом при­хо­дится выстра­и­вать гра­ницы, когда слова не при­во­дят к жела­е­мому резуль­тату. Но нака­за­ние ни в коем слу­чае не должно являться угро­зой для здо­ро­вья ребенка, физи­че­ского или пси­хо­ло­ги­че­ского. Нака­за­ние не должно уни­жать ребенка. В иде­але оно должно быть есте­ствен­ным след­ствием поступка ребенка. Вер­телся, бало­вался за сто­лом, опро­ки­нул сок, остался без сока — это есте­ствен­ное послед­ствие, а если полу­чил ремня, а потом полу­чил новый сок — нет. Или не нари­со­вал рису­нок по изо, полу­чил два — есте­ствен­ное, а не нари­со­вал, мама узнала уже ночью, быстро нари­со­вала сама, полу­чил пять, но лишился слад­кого — нет. Важно раз­би­раться в этом.

— И что делать дальше, после того как разобрались? Разговаривать? А если ребенок не понимает?

— Раз­го­ва­ри­вать, объ­яс­нять. И ста­вить рамки. То есть делать так, чтобы неже­ла­тель­ное пове­де­ние в новых усло­виях ста­но­ви­лось невоз­мож­ным. Напри­мер, ребе­нок сып­лет песок на головы дру­гим детям. Ска­зали, что так нельзя, но он про­дол­жает. Не пони­мает. Логично поста­вить усло­вие: «Еще раз, и уйдем из песоч­ницы». И дей­стви­тельно уйти, несмотря на про­тест ребенка.

— Как вас воспитывали родители? И что из этого детского опыта пригодилось вам в отношениях с собственными детьми?

— Меня вос­пи­ты­вали как люби­мую дочку — я ни на секунду не сомне­ва­лась, что роди­тели меня любят. Даже когда я пла­кала от обиды, что меня куда-то не пустили, что-то не раз­ре­шили, я чув­ство­вала, что меня любят. Я очень наде­юсь, что мои дети тоже знают, что я их люблю, пом­нят об этом, даже когда оби­жа­ются на меня или злятся.

Анна Быкова

Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»

(Отрывки из книги)

«Раз­ви­ва­ю­щие заня­тия «лени­вой мамы»

Новый взгляд на про­блему раз­ви­тия детей ? педа­гог и пси­хо­лог Анна Быкова пред­ла­гает роди­те­лям опи­раться не на мод­ные педа­го­ги­че­ские системы и про­дви­ну­тые игрушки, а под­клю­чить свой лич­ный опыт и твор­че­скую энер­гию.  В этой книге вы най­дёте кон­крет­ные при­меры увле­ка­тель­ных заня­тий и научи­тесь инте­ресно про­во­дить время с детьми вне зави­си­мо­сти от вашего рас­пи­са­ния или бюджета.

«Тайм-менедж­мент для мам. 7 запо­ве­дей орга­ни­зо­ван­ной мамы»

Система тайм-менедж­мента, раз­ра­бо­тан­ная авто­ром этой книги-тре­нинга, про­ста в при­ме­не­нии и дает 100-про­цент­ный резуль­тат. Выпол­няя шаг за шагом зада­ния, вы смо­жете наве­сти поря­док в своей жизни: пра­вильно рас­став­лять при­о­ри­теты, орга­ни­зо­вы­вать детей, нахо­дить время для себя и мужа и в итоге стать счаст­ли­вой и орга­ни­зо­ван­ной мамой, женой, хозяйкой.

«Как гово­рить, чтобы дети слу­шали, и как слу­шать, чтобы дети говорили»

Глав­ная книга от Адель Фабер & Элейн Маз­лиш ? экс­пер­тов № 1 по обще­нию с детьми на про­тя­же­нии 40 лет. КАК доне­сти до ребенка свои мысли и чув­ства и КАК понять его? Эта книга – доступ­ное руко­вод­ство о том, КАК пра­вильно общаться с детьми (от дошколь­ни­ков до под­рост­ков). Ника­кой нуд­ной тео­рии! Только про­ве­рен­ные прак­ти­че­ские реко­мен­да­ции и масса живых при­ме­ров на все слу­чаи жизни.

«Ваш малыш от рож­де­ния до двух лет»

Свер­ши­лось! Нако­нец-то вы стали мамой оча­ро­ва­тель­ного малыша! Авто­ри­тет­ные спе­ци­а­ли­сты, роди­тели вось­ме­рых детей, Уильям и Марта Сирс помо­гут сори­ен­ти­ро­ваться в это непро­стое время. Книга помо­жет совла­дать со стра­хами пер­вых недель и научит, как орга­ни­зо­вать свою жизнь так, чтобы ребенку было ком­фортно, а вы зани­ма­лись не только роди­тель­скими обя­зан­но­стями, но и нахо­дили бы время для дру­гих дел.

Из этой книги вы узнаете:

 Как научить ребенка засы­пать в своей кро­ватке, уби­рать игрушки и одеваться

 Когда стоит помочь ребенку, а когда лучше от этого воздержаться

 Как выклю­чить в себе маму-пер­фек­ци­о­ни­ста и вклю­чить «лени­вую маму»

 Чем опасна гипе­ро­пека и как этого избежать

 Что делать, если ребе­нок гово­рит: «Я не могу»

 Как заста­вить ребенка пове­рить в свои силы

 Что такое вос­пи­та­ние в стиле коучинг

Предисловие

Это книга о про­стых, но совсем неоче­вид­ных вещах.

Инфан­тиль­ность моло­дых людей стала сего­дня насто­я­щей про­бле­мой. У нынеш­них роди­те­лей энер­гии столько, что ее хва­тает, чтобы про­жи­вать жизнь еще и за своих детей, участ­вуя во всех их делах, при­ни­мая за них реше­ния, пла­ни­руя их жизнь, решая их про­блемы. Вопрос, нужно ли это самим детям? И не явля­ется ли это бег­ством от своей жизни в жизнь ребенка?

Это книга о том, как вспом­нить о себе, поз­во­лить себе быть не только роди­те­лем, найти ресурс для выхода за пре­делы этой жиз­нен­ной роли.

 Книга о том, как изба­виться от чув­ства тре­вож­но­сти и жела­ния все кон­тро­ли­ро­вать. Как взрас­тить в себе готов­ность отпу­стить ребенка в само­сто­я­тель­ную жизнь.

Лег­кий иро­нич­ный слог и оби­лие при­ме­ров делают про­цесс чте­ния увле­ка­тель­ным. Это книга-рас­сказ, книга-раз­мыш­ле­ние. Автор не ука­зы­вает: «Делай так, так и вот так», а при­зы­вает заду­маться, про­во­дит ана­ло­гии, обра­щает вни­ма­ние на раз­ные обсто­я­тель­ства и воз­мож­ные исклю­че­ния из пра­вил. Думаю, книга может помочь людям, стра­да­ю­щим роди­тель­ским пер­фек­ци­о­низ­мом, изба­виться от навяз­чи­вого и мучи­тель­ного чув­ства вины, кото­рое никак не спо­соб­ствует уста­нов­ле­нию гар­мо­нич­ных отно­ше­ний с детьми.

Это умная и доб­рая книга про то, как стать хоро­шей мамой и научить ребенка быть в жизни самостоятельным.

Вла­ди­мир Коз­лов, пре­зи­дент Меж­ду­на­род­ной ака­де­мии пси­хо­ло­ги­че­ских наук, док­тор пси­хо­ло­ги­че­ских наук, профессор

Введение

Ста­тья «Почему я лени­вая мама», напе­ча­тан­ная несколько лет назад, до сих пор кочует по Интер­нету. Она обо­шла все попу­ляр­ные роди­тель­ские форумы и сооб­ще­ства. У меня собра­лась даже группа ВКон­такте «Анна Быкова. Лени­вая мама».

Тема вос­пи­та­ния в ребенке само­сто­я­тель­но­сти, кото­рую я тогда затро­нула, очень бурно обсуж­да­лась, и сей­час после пуб­ли­ка­ции на каком-нибудь попу­ляр­ном ресурсе посто­янно воз­ни­кают споры, люди остав­ляют сотни и тысячи комментариев.

Я – лени­вая мама. А еще эго­и­стич­ная и бес­печ­ная, как может пока­заться неко­то­рым. Потому что хочу, чтобы мои дети были само­сто­я­тель­ными, ини­ци­а­тив­ными и ответ­ствен­ными. А зна­чит, надо предо­став­лять ребенку воз­мож­ность про­явить эти каче­ства. И в этом слу­чае моя лень высту­пает как есте­ствен­ный тор­моз для излиш­ней роди­тель­ской актив­но­сти. Той актив­но­сти, кото­рая про­яв­ля­ется в стрем­ле­нии облег­чить жизнь ребенка, делая все за него. Лени­вую маму я про­ти­во­по­став­ляю гипер­маме – то есть той, у кото­рой все «гипер»: гипе­р­ак­тив­ность, гипер­т­ре­вога и гиперопека.

Часть 1
Почему я ленивая мама?

Я – ленивая мама

Рабо­тая в дет­ском саду, я наблю­дала немало при­ме­ров роди­тель­ской гипе­ро­пеки. Осо­бенно запом­нился один трех­лет­ний маль­чик – Сла­вик. Тре­вож­ные роди­тели счи­тали, что за сто­лом он обя­зан съе­дать все. А то поху­деет. Почему-то в их системе цен­но­стей поху­деть было очень страшно, хотя рост и пух­лые щеки Сла­вика не вызы­вали тре­воги по поводу дефи­цита массы тела. Не знаю, как и чем его кор­мили дома, но в садик он при­шел с явным нару­ше­нием аппе­тита. Выдрес­си­ро­ван­ный жест­кой роди­тель­ской уста­нов­кой «Съе­дать нужно все до конца!», он меха­ни­че­ски жевал и про­гла­ты­вал то, что было поло­жено на тарелку! При­чем его надо было кор­мить, потому что «сам он есть еще не умеет» (!!!).

В свои три года Сла­вик дей­стви­тельно не умел само­сто­я­тельно есть – не было у него такого опыта. И вот в пер­вый день пре­бы­ва­ния Сла­вика в дет­ском саду я кормлю его и наблю­даю пол­ное отсут­ствие эмо­ций. Под­ношу ложку – он откры­вает рот, жует, гло­тает. Еще одна ложка – снова откры­вает рот, жует, гло­тает… Надо ска­зать, что повару в садике осо­бенно не уда­ва­лась каша. Каша полу­ча­лась «анти­гра­ви­та­ци­он­ная»: если пере­вер­нуть тарелку, то вопреки зако­нам гра­ви­та­ции она так и оста­ва­лась в ней, при­лип­нув ко дну плот­ной мас­сой. В тот день мно­гие дети кашу есть отка­за­лись, и я их пре­красно пони­маю. Сла­вик съел почти все.

Спра­ши­ваю:

– Тебе нра­вится каша?

– Нет.

Откры­вает рот, жует, глотает.

– Хочешь еще? Под­ношу ложку.

– Нет.

Откры­вает рот, жует, глотает.

– Если не нра­вится – не ешь! – говорю я.

Глаза Сла­вика округ­ли­лись от удив­ле­ния. Он не знал, что так можно. Что можно хотеть или не хотеть. Что можно самому при­ни­мать реше­ние: доедать или оста­вить. Что можно сооб­щать о своих жела­ниях. И что можно ожи­дать: дру­гие будут с тво­ими жела­ни­ями считаться.

Есть заме­ча­тель­ный анек­дот про роди­те­лей, кото­рые лучше самого ребенка знают, что ему нужно.

– Петя, немед­ленно иди домой!

– Мам, я что, замерз?

– Нет, ты проголодался!

Сна­чала Сла­вик насла­ждался полу­чен­ным пра­вом отка­зы­ваться от еды и пил только ком­пот. Потом начал про­сить добавку, когда блюдо понра­ви­лось, и спо­койно ото­дви­гал тарелку, если блюдо было нелю­би­мым. У него появи­лась само­сто­я­тель­ность в выборе. А потом мы пере­стали кор­мить его с ложки, и он начал есть сам. Потому что еда – есте­ствен­ная потреб­ность. И голод­ный ребе­нок все­гда будет есть сам.

Я – лени­вая мама. Мне было лень долго кор­мить своих детей. В год я вру­чала им ложку и сади­лась есть рядом. В пол­тора года мои дети уже ору­до­вали вил­кой. Конечно, до того как навык само­сто­я­тель­ной еды окон­ча­тельно сфор­ми­ро­вался, при­хо­ди­лось отмы­вать и стол, и пол, и самого ребенка после каж­дой тра­пезы. Но это мой осо­знан­ный выбор между «лень учить, лучше все быстро сде­лаю сама» и «лень делать самой, лучше потрачу уси­лия на обучение».

Еще одна есте­ствен­ная потреб­ность – справ­лять нужду. Сла­вик справ­лял нужду в штаны. Мама Сла­вика на наше закон­ное недо­уме­ние отре­а­ги­ро­вала так: попро­сила водить ребенка в туа­лет по часам – каж­дые два часа. «Я дома его сажаю на гор­шок и держу до тех пор, пока он все дела не сде­лает». То есть трех­лет­ний ребе­нок ждал, что в дет­ском саду, как и дома, его будут водить в туа­лет и уго­ва­ри­вать «сде­лать дела». Не дождав­шись при­гла­ше­ния, он наду­вал в штаны, и ему даже в голову не при­хо­дило, что мок­рые штаны надо снять и пере­одеть, а для этого обра­титься за помо­щью к воспитателю.

Если роди­тели преду­га­ды­вают все жела­ния ребенка, ребе­нок еще долго не научится пони­мать свои потреб­но­сти и про­сить о помощи.

Через неделю про­блема мок­рых шта­нов была решена есте­ствен­ным путем. «Я хочу пи?сать!» – гордо опо­ве­щал группу Сла­вик, направ­ля­ясь к унитазику.

Ника­кого педа­го­ги­че­ского вол­шеб­ства. Физио­ло­ги­че­ски орга­низм маль­чика на тот момент уже созрел для того, чтобы кон­тро­ли­ро­вать про­цесс. Сла­вик чув­ство­вал, когда ему пора идти в туа­лет, и уж тем более мог дойти до уни­таза. Навер­ное, он мог бы начать делать это и раньше, но дома его опе­ре­жали взрос­лые, уса­жи­вая на гор­шок еще до того, как ребе­нок осо­зна­вал свою потреб­ность. Но то, что было уместно в воз­расте одного-двух лет, про­дол­жать в три года, конечно, не стоило.

В дет­ском саду все дети начи­нают само­сто­я­тельно есть, само­сто­я­тельно ходить в туа­лет, само­сто­я­тельно оде­ваться и само­сто­я­тельно при­ду­мы­вать себе заня­тия. Также они при­вы­кают обра­щаться за помо­щью, если не могут решить свои проблемы.

Я вовсе не при­зы­ваю отда­вать детей в садик как можно раньше. Напро­тив, счи­таю, что дома до трех-четы­рех лет ребенку лучше. Про­сто я говорю о разум­ном роди­тель­ском пове­де­нии, при кото­ром ребенка не душат гипе­ро­пе­кой, а остав­ляют ему про­стран­ство для развития.

Как-то ко мне в гости при­шла подруга с ребен­ком двух лет и оста­лась ноче­вать. Ровно в 21.00 она пошла укла­ды­вать его спать. Ребе­нок спать не хотел, выры­вался, упря­мился, но мама настой­чиво удер­жи­вала его в кро­вати. Я попы­та­лась отвлечь подругу:

– По-моему, он еще не хочет спать.

(Конечно, не хочет. При­шли они недавно, тут есть с кем поиг­рать, новые игрушки – ему все интересно!)

Но подруга с завид­ным упор­ством про­дол­жала его укла­ды­вать… Про­ти­во­сто­я­ние про­дол­жа­лось больше часа, и в итоге ее ребе­нок все-таки уснул. Сле­дом за ним уснул и мой ребе­нок. Все про­сто: когда устал, сам залез в свою кро­вать и уснул.

Я – лени­вая мама. Мне лень удер­жи­вать ребенка в кро­вати. Я знаю, что рано или поздно он уснет сам, потому что сон – есте­ствен­ная потребность.

В выход­ные я люблю поспать. В будни мой рабо­чий день начи­на­ется в 6.45, потому что в 7.00, когда садик откры­ва­ется, у вход­ных две­рей уже стоит пер­вый ребе­нок, при­ве­зен­ный спе­ша­щим на работу папой. Под­ни­маться рано – жестоко для «совы». И каж­дое утро, меди­ти­руя над чаш­кой кофе, я успо­ка­и­ваю свою внут­рен­нюю «сову», что суб­бота пода­рит нам воз­мож­ность выспаться.

В одну из суб­бот я просну­лась около один­на­дцати. Мой сын двух с поло­ви­ной лет сидел и смот­рел муль­тик, жуя пря­ник. Теле­ви­зор он вклю­чил сам (это нетрудно – нажать на кнопку), DVD-диск с муль­том он тоже нашел сам. А еще он нашел кефир и куку­руз­ные хло­пья. И, судя по хло­пьям, рас­сы­пан­ным по полу, по раз­ли­тому кефиру и гряз­ной тарелке в мойке, он бла­го­по­лучно позав­тра­кал и, как мог, убрал за собой.

Стар­шего ребенка (ему 8 лет) уже не было дома. Вчера он отпро­сился с дру­гом и его роди­те­лями в кино. Я – лени­вая мама. Сыну я ска­зала, что мне лень вста­вать в суб­боту слиш­ком рано, ведь тем самым я лишу себя дра­го­цен­ной воз­мож­но­сти выспаться, кото­рую жду всю неделю. Если он хочет в кино, пусть сам заво­дит будиль­ник, сам встает и сам соби­ра­ется. Надо же, не проспал…

(На самом деле я тоже завела будиль­ник – поста­вила виб­ро­зво­нок и сквозь сон при­слу­ши­ва­лась, как мой ребе­нок соби­ра­ется. Когда за ним закры­лась дверь, я стала дожи­даться эсэм­эски от мамы друга, что мой ребе­нок дошел и все нор­мально, но для него это все оста­лось за кадром.)

А еще мне лень про­ве­рять порт­фель, рюк­зак для самбо и лень сушить вещи сына после бас­сейна. Также мне лень делать с ним уроки (если он не про­сит о помощи). Мне лень выно­сить мусор, поэтому мусор выбра­сы­вает сын по пути в школу. А еще я имею наг­лость про­сить сына сде­лать мне чай и при­не­сти к ком­пью­теру. Подо­зре­ваю, что с каж­дым годом я буду ста­но­виться все ленивей…

Уди­ви­тель­ная мета­мор­фоза про­ис­хо­дит с детьми, когда к нам при­ез­жает бабушка. А так как живет она далеко, то при­ез­жает сразу на неделю. Мой стар­ший тут же забы­вает, что он умеет сам делать уроки, сам разо­гре­вать себе обед, сам делать бутер­брод, сам соби­рать порт­фель и ухо­дить утром в школу. И даже засы­пать один теперь боится: рядом должна сидеть бабушка! А бабушка у нас не ленивая…

Дети неса­мо­сто­я­тельны, если это выгодно взрослым.

История возникновения «ленивой мамы»

«Ска­жите, это вы лени­вая мама?» – весьма неожи­данно было полу­чить такой вопрос в соци­аль­ной сети. Это что? Какая-то акция? В памяти всплыл дет­ский сти­шок Якова Акима про бед­ного поч­та­льона, выпол­ня­ю­щего мис­сию, свя­зан­ную с пись­мом без кон­крет­ного адреса: «Вру­чить Неумейке».

И что отве­чать? Оправ­даться? Пере­чис­лить все свои навыки, уме­ния и обя­зан­но­сти? А может, выслать копию тру­до­вой книжки?

На вся­кий слу­чай уточняю:

«В смысле?»

И вопрос ста­вится уже по-другому:

«Это вы автор ста­тьи про «лени­вую маму»?»

Ах, да, тогда это я…

Но изна­чально это была не ста­тья. На одном из мно­го­чис­лен­ных пси­хо­ло­ги­че­ских фору­мов, далеко не самом попу­ляр­ном, была под­нята тема об инфан­ти­лизме под­рас­та­ю­щего поко­ле­ния и его при­чи­нах. И даже шире – об ущерб­но­сти и сла­бо­сти этого поко­ле­ния. Если коротко, то все сте­на­ния ком­мен­та­то­ров можно было све­сти к пере­фра­зи­ро­ван­ной цитате клас­сика: «Ведь были ж дети в наше время!» Или к дру­гому клас­си­че­скому изре­че­нию: «Да я в их годы…» После чего шли пере­чис­ле­ния: «в пять лет бегал на молоч­ную кухню за дет­ским пита­нием для брата», «в семь лет брата из садика заби­рал», «в десять лет моей обя­зан­но­стью было при­го­то­вить ужин для всей семьи».

Помню, я поз­во­лила себе иро­нично выска­заться о пря­мой вза­и­мо­связи между пове­де­нием детей и пове­де­нием роди­те­лей: «Если бы мамы были чуть более ленивы и не делали все за детей, то детям при­шлось бы стать более само­сто­я­тель­ными». Но если поду­мать, это и в самом деле так. Ведь дети за послед­ние деся­ти­ле­тия не стали реально хуже. Они не стали физи­че­ски сла­бее и не утра­тили спо­соб­но­сти к труду. Однако воз­мож­но­стей для про­яв­ле­ния своей спо­соб­но­сти к само­сто­я­тель­ным дей­ствиям у них стало меньше. Почему? Потому что дет­ская само­сто­я­тель­ность пере­стала быть жиз­ненно важ­ной потреб­но­стью для семьи, потреб­но­стью, осво­бож­да­ю­щей мамины руки и мамино время для зара­ба­ты­ва­ния на хлеб насущ­ный. Более того, в вос­при­я­тии мно­гих роди­те­лей само­сто­я­тель­ность стала сино­ни­мом опас­но­сти. А дети – они ведь не про­сто дети, а дети своих роди­те­лей, то есть явля­ются частью семей­ной системы, где все эле­менты вза­и­мо­свя­заны. Когда меня­ется пове­де­ние роди­те­лей, соот­вет­ственно меня­ется и пове­де­ние детей. Если все делать за ребенка, то у него не будет сти­му­лов для раз­ви­тия. И наобо­рот, если взрос­лые пере­стают делать за ребенка то, что ему уже по силам, то ребе­нок начи­нает само­сто­я­тельно реа­ли­зо­вы­вать воз­ни­ка­ю­щие потребности.

Из обсуж­де­ний на форуме, из жиз­нен­ных при­ме­ров, когда лень про­ти­во­по­став­ля­лась гипе­ро­пеке, появи­лись записи в блоге – про­сто, чтобы собрать мысли в кучку. И вдруг неожи­дан­ное пред­ло­же­ние редак­тора жур­нала: «А вы не про­тив, если мы это как ста­тью опуб­ли­куем?» А потом редак­тор доба­вила: «Это будет бомба!»

Дей­стви­тельно, полу­чи­лась инфор­ма­ци­он­ная бомба. Взо­рва­лась, сра­бо­тала. Мою ста­тью цити­ро­вали на роди­тель­ских фору­мах, раз­ме­щали в бло­гах и соц­се­тях, на попу­ляр­ных интер­нет-ресур­сах, в том числе и зару­беж­ных. Напри­мер, при пере­воде на испан­ский Сла­вика пере­име­но­вали в Себастьяна, днев­ник почему-то заме­нили на порт­фо­лио, а мама (то есть я) в испан­ской вер­сии про­сила при­не­сти ей не чай, а кофе, ибо чай в Испа­нии весьма непо­пу­ляр­ный напи­ток. И везде в ком­мен­та­риях рож­да­лись бур­ные споры: «Хорошо это или плохо – быть лени­вой мамой?» От «вот так и надо вос­пи­ты­вать детей, чтобы они были готовы к жизни!» до «зачем тогда вообще детей рожать? Чтобы при­слу­жи­вали?!» Но на самом деле люди спо­рили вовсе не друг с дру­гом, а ско­рее со сво­ими про­ек­ци­ями. Каж­дый про­еци­ро­вал на ста­тью какую-то свою лич­ную исто­рию, при­мер из сво­его дет­ства, при­мер из жизни знакомых.

К сожа­ле­нию, по Инету разо­шлась несколько уре­зан­ная вер­сия ста­тьи (нужно же было как-то уме­стить ее на жур­наль­ном раз­во­роте), и поэтому далеко не все поняли, что в ней вообще-то гово­ри­лось не про истин­ную лень, а про созда­ние усло­вий для раз­ви­тия дет­ской само­сто­я­тель­но­сти. И что я не имела в виду вынуж­ден­ную ран­нюю само­сто­я­тель­ность, кото­рая воз­ни­кает как след­ствие роди­тель­ского пофи­гизма, рав­но­душ­ного отно­ше­ния к ребенку. Когда в ком­мен­та­риях под ста­тьей «Почему я – лени­вая мама» люди пишут: «И я, и я лени­вая», пони­мая под этим «я целый день за компом/сплю/в теле­ви­зоре, а ребе­нок играет сам по себе», мне ста­но­вится тре­вожно. Мне бы не хоте­лось, чтобы мой посыл вос­при­ни­мали в этом слу­чае как индуль­ген­цию. Хорошо, когда ребе­нок может сам себя занять и сам себя обслу­жить, но плохо, если он все­гда сам по себе. Если так – он сильно теряет в раз­ви­тии. Мамина «лень» в осно­ва­нии должна иметь заботу о детях, а не рав­но­ду­шие. Поэтому для себя я выбрала путь «лени­вой мамы», кото­рой и правда лень все делать за детей, и делать по пер­вому их тре­бо­ва­нию. Ей лень – и она учит детей все делать само­сто­я­тельно. Уж поверьте, это тоже непро­стой путь и, может, даже более энер­го­за­трат­ный. Истин­ная лень тут и рядом не валя­лась… Конечно, проще самой быст­ренько помыть посуду, чем выти­рать воду с пола после того, как ее помоет пяти­лет­ний ребе­нок. А потом, когда он уснет, еще при­дется пере­мы­вать тарелки, так как на них пона­чалу и жир оста­нется, и сред­ство для мытья посуды. Если поз­во­лить трех­летке поли­вать цветы, то тут тоже не все сразу полу­чится. Ребе­нок может опро­ки­нуть цве­ток, рас­сы­пать землю, может залить цве­ток, и вода поте­чет через край горшка. Но именно так, через дей­ствия, ребе­нок учится коор­ди­ни­ро­вать дви­же­ния, пони­мать послед­ствия и исправ­лять ошибки.

Всем роди­те­лям в про­цессе вос­пи­та­ния часто при­хо­дится делать выбор: быстро все сде­лать самим или вос­поль­зо­ваться ситу­а­цией и чему-то научить ребенка. Вто­рой вари­ант имеет два бонуса: а) раз­ви­тие ребенка и б) высво­бож­де­ние вре­мени роди­те­лей впоследствии.

И одна­жды, когда ребе­нок уже мно­гое будет знать и уметь, мама смо­жет поз­во­лить себе поле­ниться. Теперь уже в пря­мом смысле.

Такая выгодная несамостоятельность

Что за стран­ный вывод?! Почему, если дети неса­мо­сто­я­тельны, это выгодно взрос­лым? В чем выгода неса­мо­сто­я­тель­но­сти ребенка?

О, вы зна­ете, выгода очень про­ста: взрос­лые в этом слу­чае полу­чают внеш­нее под­твер­жде­ние своей сверх­цен­но­сти, важ­но­сти, неза­ме­ни­мо­сти. Это бывает необ­хо­димо, если нет внут­рен­ней уве­рен­но­сти в своей цен­но­сти. И тогда фразу «Он без меня ничего не может» можно пере­ве­сти так: «Я без него не могу, ведь только он дает мне под­твер­жде­ние моей цен­но­сти». Зави­си­мость от ребенка вынуж­дает делать ребенка зави­си­мым. Под­со­зна­ние выстра­и­вает свою логи­че­скую цепочку: «Если он ничего не может сам, зна­чит, он никуда не уйдет, он все­гда-все­гда будет со мной, и в 20 лет, и в 40… Я все­гда буду ему нужна, а зна­чит, я нико­гда не буду оди­но­кой». Часто это даже не осо­зна­ется. На уровне созна­ния мама может искренне пере­жи­вать, что у ребенка никак не скла­ды­ва­ется жизнь. Но на под­со­зна­тель­ном уровне она сама моде­ли­рует этот сценарий.

Я встре­чала людей, кото­рые физи­че­ски выросли, но при этом не стали взрос­лыми и само­сто­я­тель­ными. Не овла­дели навы­ком само­кон­троля. Не при­об­рели спо­соб­ность при­ни­мать реше­ния, брать на себя ответ­ствен­ность. Я знала школь­ни­ков, чьи домаш­ние зада­ния до выпуск­ного класса кон­тро­ли­ро­вали роди­тели. Я рабо­тала со сту­ден­тами, кото­рые не знают, зачем учатся и чего хотят в жизни. За них все все­гда решали роди­тели. Я видела дее­спо­соб­ных муж­чин, кото­рых на прием к врачу при­во­дили мамы, потому что сами муж­чины теря­лись, где взять талон и в какой каби­нет занять оче­редь. Я знаю жен­щину, кото­рая в 36 лет одна, без мамы, в мага­зин за одеж­дой не ходит.

«Вырос» и «стал взрос­лым» – не тож­де­ствен­ные поня­тия. Если я хочу, чтобы мои дети были само­сто­я­тель­ными, ини­ци­а­тив­ными и ответ­ствен­ными, то для этого надо предо­став­лять им воз­мож­ность для про­яв­ле­ния этих качеств. И даже не при­дется напря­гать фан­та­зию для искус­ствен­ного созда­ния ситу­а­ций, тре­бу­ю­щих само­сто­я­тель­но­сти, если у мамы, папы или дру­гого при­смат­ри­ва­ю­щего взрос­лого (напри­мер, бабушки) будут еще инте­ресы помимо ребенка.

Сей­час выскажу кра­моль­ную для боль­шин­ства мам мысль: ребе­нок не дол­жен быть на пер­вом месте. У меня на пер­вом месте – я. Потому что если я сей­час посвящу свою жизнь детям, буду жить исклю­чи­тельно их инте­ре­сами, то через десять-пят­на­дцать лет мне будет очень сложно их от себя отпу­стить. Как же я буду жить без детей? Чем заполню обра­зо­вав­шу­юся пустоту? Как удержу себя от соблазна вме­ши­ваться в их жизнь, чтобы «осчаст­ли­вить»? И как они будут без меня, при­вык­шие, что за них думает, делает и при­ни­мает реше­ние мама?

Поэтому кроме детей у меня есть я, есть люби­мый муж­чина, есть работа, есть про­фес­си­о­наль­ная тусовка, есть роди­тели, есть дру­зья и есть увле­че­ния – при таком ком­плекте не все поже­ла­ния ребенка испол­ня­ются моментально.

– Мама, налей мне попить!

– Сей­час, солнце, я закончу письмо и налью тебе воды.

– Мама, достань мне ножницы!

– Я сей­час не могу отойти от плиты, а то каша сго­рит. Подо­жди минутку.

Ребе­нок может чуть-чуть подо­ждать. А может сам взять ста­кан и налить себе воды. Может под­та­щить табу­рет к шкафу, чтобы достать нож­ницы. Мой сын чаще всего пред­по­чи­тает вто­рой вари­ант. Он не любит ждать – он ищет спо­соб полу­че­ния желаемого.

Конечно, это не зна­чит, что так стоит посту­пать абсо­лютно с каж­дой прось­бой ребенка. Есть дей­ствия, кото­рые ребенку пока еще сложно выпол­нить самому. Есть что-то, что мама может сде­лать прямо сей­час, не отры­ва­ясь от дру­гих дел. Напри­мер, если мама как раз нали­вает себе воды. Будет странно, если она в этот момент отка­жется налить воды еще и ребенку. Без фана­тизма, пожалуйста.

«А я самостоятелен?»

На самом деле един­ствен­ная и самая важ­ная мис­сия роди­те­лей – научить ребенка быть самостоятельным.

Это зна­чит:

 само­сто­я­тельно мыслить;

 само­сто­я­тельно при­ни­мать решения;

 само­сто­я­тельно удо­вле­тво­рять свои потребности;

 само­сто­я­тельно пла­ни­ро­вать и действовать;

 само­сто­я­тельно оце­ни­вать свои действия.

Само­сто­я­тель­ный чело­век знает, чего он хочет, и знает, как он может этого достичь. Само­сто­я­тель­ный чело­век неза­ви­сим. Это не зна­чит, что он оди­нок. Это зна­чит, что отно­ше­ния с дру­гими он строит не на прин­ци­пах соза­ви­си­мо­сти: «Я без тебя не могу, и ты без меня не спра­вишься», а на прин­ци­пах сим­па­тии: «Я без тебя могу, но мне при­ятно быть рядом с тобой».

Пси­хо­ло­ги­че­ски зре­лая лич­ность – само­сто­я­тель­ная. И пред­по­чи­тает окру­жать себя такими же пси­хо­ло­ги­че­ски зре­лыми людьми. Зави­си­мые тянутся к зави­си­мым, чтобы создать при­выч­ные соза­ви­си­мые отношения.

«Я давно не люблю мужа, но я без него не смогу про­жить. Жить будет негде и не на что. Я знаю, что он мне изме­няет, но я готова с этим мириться, потому что он меня содер­жит. С дру­гой сто­роны, я знаю, что я ему нужна. Он в быту пол­ный ноль, даже яич­ницу себе не пожа­рит. А еще он очень любит нашего сына. А сын очень любит меня. Так любит, что даже заснуть без меня не может. Ему уже 5 лет, но мы еще ни разу не рас­ста­ва­лись. Мы спим с ним вме­сте и играем все­гда вме­сте, он пред­по­чи­тает играть со мной, а не с ребя­тами на игро­вой площадке…»

То, что эта жен­щина вос­при­ни­мает как пока­за­тели очень силь­ной любви, на самом деле – пока­за­тели зави­си­мо­сти. Когда ребе­нок любит про­во­дить время с мамой – это любовь. Когда пяти­лет­ний ребе­нок не может про­во­дить время без мамы – зависимость.

Из-за неудо­вле­тво­рен­ных отно­ше­ний с мужем жен­щина неосо­знанно при­вя­зы­вает к себе ребенка. И это отнюдь не здо­ро­вая при­вя­зан­ность. Не ощу­щая своей цен­но­сти для мужа, жен­щина таким обра­зом воз­ме­щает недо­ста­ю­щее за счет ребенка, куль­ти­ви­руя свою сверх­цен­ность как мамы.

Можно пред­по­ло­жить, что впо­след­ствии у ее ребенка воз­ник­нут слож­но­сти в обще­нии со сверст­ни­ками. Для мамы от этого пря­мая выгода: если у ребенка не скла­ды­ва­ется обще­ние со сверст­ни­ками, зна­чит, он будет вынуж­ден общаться исклю­чи­тельно с мамой, и мама не почув­ствует себя одинокой.

Когда супру­гов свя­зы­вают теп­лые чув­ства, а не соза­ви­си­мость, им легче отпу­стить от себя ребенка, потому что им есть о чем пого­во­рить друг с дру­гом, есть чем заняться без ребенка.

 Поэтому важно начи­нать работу над само­сто­я­тель­но­стью ребенка именно с себя. И прежде всего ответьте себе на вопрос: «А я самостоятелен?»

«Я хочу вос­пи­тать сво­его ребенка само­сто­я­тель­ным, но мне в этом мешают бабушка и дедушка. Я даю ему ложку, чтобы он ел сам, а бабушка начи­нает его кор­мить. Я кладу ему одежду на стуль­чик и прошу одеться, а бабушка начи­нает его оде­вать. Я хочу, чтобы сын научился какое-то время играть само­сто­я­тельно, но его ни на минуту не остав­ляют одного, с ним посто­янно играют то дедушка, то бабушка…»

Почему так много бабушки и дедушки в этих отно­ше­ниях? Почему они не счи­та­ются с мне­нием дочери?

Объ­яс­не­ние про­стое. Дочь живет вме­сте с роди­те­лями, на их тер­ри­то­рии и за их счет. Не заму­жем, не рабо­тает, и ее, и внука содер­жат бабушка и дедушка. То есть дочь неса­мо­сто­я­тельна. До тех пор пока она зави­сит от роди­те­лей, они могут игно­ри­ро­вать ее поже­ла­ния. Тем более что у них есть от этого выгода. Если дочь выросла неса­мо­сто­я­тель­ной, они полу­чили воз­мож­ность тоталь­ного кон­троля над ней. Теперь им важно полу­чить воз­мож­ность тоталь­ного кон­троля еще и над внуком.

Воз­мож­ность вос­пи­тать само­сто­я­тель­ного ребенка появ­ля­ется не ранее, чем само­сто­я­тель­ными ста­нут его роди­тели. Как подоб­ные про­блемы вза­и­мо­от­но­ше­ний с бабуш­ками решают само­сто­я­тель­ные роди­тели? Ино­гда весьма кате­го­рично: «Доро­гие роди­тели, если вы не будете счи­таться с моими прин­ци­пами вос­пи­та­ния, я буду вынужден(а) огра­ни­чить ваше обще­ние». Только само­сто­я­тель­ный и неза­ви­си­мый чело­век может уста­нав­ли­вать свои пра­вила. К его мне­нию при­слу­ши­ва­ются. А мне­ние зави­си­мого чело­века можно игно­ри­ро­вать, потому что ему все равно некуда деться.

Если про­цесс сепа­ра­ции от роди­те­лей еще не прой­ден или вы посто­янно выстра­и­ва­ете соза­ви­си­мые отно­ше­ния, имеет смысл пора­бо­тать с пси­хо­ло­гом, пройти курс лич­ной пси­хо­те­ра­пии. Увы, далеко не все про­блемы реша­ются посред­ством про­чте­ния книг. Часто нужен взгляд со стороны.

Неса­мо­сто­я­тель­ность в вер­ти­каль­ных отно­ше­ниях «роди­тель – ребе­нок» или гори­зон­таль­ных «муж – жена» все­гда имеет под собой какую-то выгоду, скры­тую потреб­ность каж­дого участ­ника системы.

– Мы живем вме­сте уже десять лет, и каж­дое утро начи­на­ется с вопроса: «Люба, где мои носки?» Это же невыносимо!

– Но вы десять лет это тер­пели, а что сей­час при­вело вас на кон­суль­та­цию к семей­ному психологу?

– У нас родился сын. Чудес­ный маль­чик, очень сооб­ра­зи­тель­ный, быстро раз­ви­ва­ется. Он рано начал гово­рить, ему сей­час пол­тора года, а он уже стишки за мной повто­ряет! – Лицо жен­щины све­тится радо­стью и гор­до­стью за сына.

– И как это свя­зано с нос­ками мужа? Выра­же­ние лица и инто­на­ция снова меняются:

– Он повто­ряет за мужем: «Где мои носки»! Это ж какой при­мер он сыну подает! Это ж кто у нас вырастет?

– Понятно. Ска­жите, а что дела­ете вы, когда слы­шите от мужа этот вопрос?

– Я? Подаю ему носки.

– Все десять лет?

– Ну да.

– Пред­став­ля­ете, насколько у него этот рефлекс закре­пился? При­чем с вашей подачи. В пря­мом смысле. Он спра­ши­вает – вы пода­ете. Если вам хочется, чтобы муж изме­нил свое пове­де­ние, то прежде всего вы должны поме­нять свое.

– И как мне его поме­нять? Ска­зать ему: «Сам о своих нос­ках позаботься»?

– Зву­чит гру­бо­вато… А если при­ду­мать более мяг­кий вариант?

– Носки в шкафу в спальне, на вто­рой полке снизу, твои – слева.

– У вас все­гда носки лежат на одном и том же месте?

– Да.

– Пола­гаю, через несколько напо­ми­на­ний ваш муж запом­нит, где сле­дует искать носки.

– А с сыном как быть, чтобы этого вопроса не было?

– Ана­ло­гично. Если носки все­гда будут лежать на одном и том же месте, ребе­нок это запом­нит. Помо­гут про­стые ком­мен­та­рии: «А носочки у нас лежат здесь», помо­гут инструк­ции: «Носочки нужно поло­жить на место», помо­гут просьбы: «Иди, при­неси носочки», «Надень, пожа­луй­ста, носочки». И надо быть гото­вой к тому, что носочки ребе­нок наде­нет кверху пят­кой, а может, и непар­ные. Зато он все сде­лает сам.

Так бывает, что до рож­де­ния ребенка жен­щина охотно играет роль мамы для сво­его мужа. «Он без меня с голоду умрет!», «Он без меня носки не най­дет!» И муж своим пове­де­нием: «Оля, я не нашел, что поку­шать» – подыг­ры­вает ей. В такой игре все­гда есть неосо­зна­ва­е­мая потреб­ность со сто­роны обоих парт­не­ров. Но все можно изме­нить. При желании.

Какая мама нужна ребенку

На фор­ми­ро­ва­ние моих вос­пи­та­тель­ных убеж­де­ний когда-то ока­зали вли­я­ние две жен­щины. Обеим было чуть за пять­де­сят, у обеих были мужья, дети, внуки, и обе рабо­тали со мной в одном бюд­жет­ном обра­зо­ва­тель­ном учре­жде­нии – на этом сход­ство закан­чи­ва­лось. А клю­че­вым отли­чием было отно­ше­ние этих жен­щин к себе.

Одна из них (назову ее Тамара Пет­ровна) была исклю­чи­тельно жерт­вен­ной осо­бой. Именно так она себя гордо име­но­вала. «Я опять жерт­вую лич­ным вре­ме­нем ради обра­зо­ва­тель­ного про­цесса», – гро­мо­гласно объ­яв­ляла она в пре­по­да­ва­тель­ской, согла­ша­ясь выйти на замену забо­лев­шей кол­леги. Сама же она нико­гда не сидела на боль­нич­ном, пред­по­чи­тая пере­но­сить недо­мо­га­ния «не отходя от станка». Чуть что, Тамара Пет­ровна демон­стра­тивно пила лекар­ства, кото­рые сама себе и про­пи­сы­вала, так как ей неко­гда было ходить по вра­чам. И все мы, конечно, слы­шали о ее подвиге: как одна­жды после опе­ра­ции она ушла из боль­ницы, чтобы при­нять экза­мен. Нагрузка у нее все­гда была мак­си­маль­ной, даже больше нормы, и «лиш­ние» часы при­хо­ди­лось офи­ци­ально оформ­лять на кого-нибудь дру­гого. Так много рабо­тала она исклю­чи­тельно ради детей, кото­рых «нужно хорошо обес­пе­чить». Кры­ла­тая фраза «Все луч­шее – детям!» была не только ее лич­ным лозун­гом, но и сти­лем жизни. Как бы ни скла­ды­ва­лись обсто­я­тель­ства, в первую оче­редь удо­вле­тво­ря­лись потре­би­тель­ские нужды ее детей (запросы, как вы пони­ма­ете, посто­янно росли), сама же Тамара Пет­ровна пита­лась и оде­ва­лась очень аске­тично и уж тем более не поз­во­ляла себе тра­титься на раз­вле­че­ния и про­чие «глу­по­сти».

Вто­рая жен­щина (пусть будет Татьяна Пав­ловна) по сво­ему образу жизни была пол­ной про­ти­во­по­лож­но­стью Тамаре Пет­ровне. Нагрузку она брала по мини­муму. При необ­хо­ди­мо­сти имела «наг­лость» ухо­дить на боль­нич­ный даже во время сес­сии. Ссы­ла­ясь на сла­бое здо­ро­вье, могла взять посреди учеб­ного года отпуск без содер­жа­ния, чтобы съез­дить в сана­то­рий, чем вызы­вала у Тамары Пет­ровны идео­ло­ги­че­скую ненависть.

Пери­о­ди­че­ски в сто­ло­вой я пере­се­ка­лась то с одной, то с дру­гой, а то и сразу с обеими…

Тамара Пет­ровна была весьма и весьма раз­го­вор­чива. Она жало­ва­лась на здо­ро­вье, на хро­ни­че­скую уста­лость, на небла­го­дар­ных детей, кото­рые теперь каж­дый вечер под­со­вы­вают ей вну­ков, лишая воз­мож­но­сти отдох­нуть после тяже­лого тру­до­вого дня, а рабо­тает она ради них же… Инто­на­ция, с кото­рой все это про­из­но­си­лось, явно под­чер­ки­вала, что роль жертвы – это люби­мая роль Тамары Пет­ровны. И за эту роль она ждет оваций…

Татьяна Пав­ловна, напро­тив, была спо­койна, улыб­чива и больше слу­шала, чем гово­рила сама. Ино­гда рас­ска­зы­вала что-то смеш­ное о внуках.

Одна­жды она задала Тамаре Пет­ровне наив­ный вопрос:

– А почему вы не прой­дете обсле­до­ва­ние, если вас бес­по­коят частые голов­ные боли?

И тут Тамару Пет­ровну прорвало.

– Вот что я вам скажу, голу­бушка. Если вы кого любите, так только себя. Лич­ные потреб­но­сти для вас пре­выше всего. У вас и обсле­до­ва­ния, и сана­то­рии, и отпуск вне­пла­но­вый… А мне о себе поду­мать неко­гда! У меня и работа, и дети, и внуки, и весь дом на мне дер­жится! Я в первую оче­редь о близ­ких думаю! И во вто­рую оче­редь тоже думаю о них!

Татьяна Пав­ловна выдер­жала паузу и, невоз­му­тимо поме­ши­вая ложеч­кой чай, сказала:

– Я тоже думаю о близ­ких… Зачем, думаю, им нужна боль­ная, уста­лая, вечно ною­щая, взвин­чен­ная, тре­бу­ю­щая бла­го­дар­но­сти тетка? Нет! Им нужна спо­кой­ная, здо­ро­вая, пол­ная сил, спо­соб­ная под­дер­жать и ока­зать помощь мама и бабушка. Вот поэтому я и думаю о себе, о своем настро­е­нии и о своем здо­ро­вье. Я люблю себя, чтобы были силы любить близ­ких и быть им полезной.

В то время я еще только меч­тала стать мамой, но уже любила своих буду­щих детей и знала, что обя­за­тельно «все луч­шее – детям». А после этого диа­лога я поняла, что «луч­шее» – это не про мате­ри­аль­ные блага. Это отно­ше­ние, это настро­е­ние и это само­чув­ствие. Ребенку не нужна «жерт­вен­ная» мама. Ребенку нужна мама любя­щая и счастливая.

Это не зна­чит, что мама должна поста­вить крест на себе или на своей работе. Неко­то­рым мамам для сча­стья нужно много рабо­тать. Но вопрос не в коли­че­стве рабо­чих часов в неделю, а ско­рее в моти­ва­ции. Для вырос­ших детей оди­на­ково плохи оба посыла: «Я всю жизнь на вас рабо­тала!» и «Ради вас я отка­за­лась от карьеры!» Еще хуже вари­анты: «Я из-за вас замуж не вышла! Не хотела, чтобы отчим в дом при­шел!», «Из-за вас я с нелю­би­мым мужем всю жизнь про­жила, выходки его тер­пела, только чтобы вы в пол­ной семье выросли!» Чаще всего такого рода жерт­вен­ность – это пере­кла­ды­ва­ние ответ­ствен­но­сти на детей за свое неуме­ние жить. И как потом жить с осо­зна­нием, что мама была несчаст­ной… из-за соб­ствен­ного ребенка?

И если бы дело было только в мораль­ных угры­зе­ниях! Смот­рите, какие могут раз­ви­ваться сценарии.

ПЕРВЫЙ: при­не­сти свое сча­стье в жертву маме, как когда-то посту­пила она. Вам ведь навер­няка известны слу­чаи, когда сын оди­но­кой мамы не может устро­ить свою лич­ную жизнь и лет до сорока (в луч­шем слу­чае) оста­ется холо­стя­ком? И если бы это был осо­знан­ный выбор! Увы, каж­дый раз, когда сын соби­рался на сви­да­ние (и в два­дцать лет, и в трид­цать), у мамы слу­чался «при­ступ».

ВТОРОЙ: при­нять жерт­вен­ность мамы за обра­зец и, когда появятся соб­ствен­ные дети, во всем сле­до­вать ее при­меру, то есть жерт­во­вать собой ради своих детей.

ТРЕТИЙ: отда­литься от мамы, чтобы как можно реже выслу­ши­вать ее упреки в небла­го­дар­но­сти, огра­дить себя от навя­зы­ва­е­мого чув­ства вины. Про­блема здесь в том, что, когда ты при­хо­дишь к выводу – да, ради тебя жерт­во­вали собой, – от навя­зан­ного чув­ства вины сложно избавиться.

ЧЕТВЕРТЫЙ, самый бла­го­при­ят­ный, но редко осу­ществ­ля­е­мый: вырос­ший ребе­нок все-таки ста­но­вится счаст­ли­вым (само­раз­ви­тие, пси­хо­те­ра­пия, книги, настав­ники) и даже более того – он смо­жет сде­лать маму чуть счаст­ли­вее. Но лучше, если поря­док будет дру­гим: счаст­ли­вая мама научит ребенка быть счаст­ли­вым, ведь дети учатся не столько на сло­вах, сколько на лич­ном примере.

Ради сча­стья детей най­дите свой рецепт сча­стья. Не надо жерт­вен­но­сти и над­рыв­ной уста­ло­сти. Не забы­вайте забо­титься о себе.

С какого возраста можно применять «ленивую маму»?

Мамы – они такие, что при жела­нии все­гда най­дут повод для тре­воги. Даже если ска­зать им: «Рас­слабь­тесь, совер­шенно не обя­за­тельно ска­кать вокруг ребенка 24 часа в сутки», они с тре­во­гой нач­нут уточ­нять: «А если не ска­кать, не будет ли это пси­хо­ло­ги­че­ской трав­мой для ребенка?», «Хорошо, пусть не 24, а 22 часа – это много или мало?»

Когда мама посто­янно испы­ты­вает внут­рен­нюю тре­вогу и у нее очень мало веры в себя, хочется чет­ких и понят­ных внеш­них ори­ен­ти­ров, кото­рые помо­гут пусть ощу­пью, но все же найти вер­ный путь. У такой мамы чаще всего воз­ни­кают вопросы: «Когда нужно начи­нать раз­ви­вать само­сто­я­тель­ность?», «Когда дать ребенку ложку?», «Когда при­учать его к туа­лету?». И самый важ­ный в кон­тек­сте этой книги вопрос: «С какого воз­раста ребенка можно «вклю­чить» лени­вую маму?»

Отве­чаю: с любого. Пони­ма­ете, «лени­вая мама» – это не про­грамма вос­пи­та­ния, а жиз­нен­ная фило­со­фия. И раз­ница в под­ходе «лени­вой» и «неле­ни­вой» мамы может про­яв­ляться в любом возрасте.

Неле­ни­вая мама дет­ское белье сти­рает руками в спе­ци­аль­ном «дет­ском» тазике и исклю­чи­тельно дет­ским мылом – ника­кого порошка! Она не рас­ста­ется с утю­гом и белье про­гла­жи­вает с двух сто­рон. Кипя­тит не только пустышки, но и дет­ские игрушки. Упав­шую на про­гулке лопатку она под­ни­мает раньше, чем ребе­нок успеет за ней накло­ниться. Неле­ни­вая мама под­са­жи­вает ребенка на ска­мейку еще до того, как он заки­нул ножку в попытке залезть само­сто­я­тельно Неле­ни­вая мама бежит за сан­ками, летя­щими с горы, чтобы под­нять их в гору вме­сте с ребен­ком, хотя ребе­нок уже может под­няться в гору сам. Неле­ни­вая мама все­гда и все пом­нит за ребенка: и рас­пи­са­ние на зав­тра, и что нужно при­не­сти в школу, и в кото­ром часу нач­нется экс­кур­сия, – она осво­бож­дает ребенка от потреб­но­сти что-либо запо­ми­нать. Неле­ни­вой маме не лень вста­вать утром, чтобы про­во­дить ребенка в школу, пусть даже у нее тем­пе­ра­тура и пусть даже это уже выпуск­ной класс.

А лени­вая мама? Она учит, рас­ска­зы­вает, пока­зы­вает, зна­ко­мит, помо­гает, но не делает за ребенка то, с чем он может спра­виться. Ребе­нок рас­тет – и мама посте­пенно отпус­кает его от себя, поне­многу пере­да­вая ему ответ­ствен­ность за то, что с ним происходит.

Фор­мула про­ста: сна­чала вы дела­ете что-то вме­сте с ребен­ком, потом он делает это сам, а вы, дове­ряя ему, под­бад­ри­ва­ете и помо­га­ете при необ­хо­ди­мо­сти. И нако­нец, он все делает один, а вы им гордитесь.

Ребенку важно знать, что мама им гор­дится. Потому что ощу­ще­ние успеха – дви­жу­щий фак­тор развития.

Когда ребенку дать ложку, а когда шуруповерт?

Когда дать ребенку ложку? Тогда, когда он про­явит к ней инте­рес. когда потя­нется к ложке или даже попы­та­ется у вас ее отнять. Или когда нач­нет активно есть руками. Ори­ен­ти­руй­тесь не на нор­ма­тив­ные таб­лицы и пред­пи­са­ния, а на импульсы вашего ребенка. Если не дать ложку, когда есть импульс, потом может слу­читься так, что ребе­нок уже не захо­чет брать этот при­бор в руку и нач­нет тре­бо­вать, чтобы его кор­мили. Кри­те­рий самый уни­вер­саль­ный – наблю­дать за ребен­ком и сле­до­вать за его импуль­сами. Вы же не зада­е­тесь вопро­сом: «Когда ребенку вста­вать?» Ребе­нок сам вста­нет, когда почув­ствует в себе силы. Схва­тится руч­ками за перильца кро­ватки, под­тя­нется и вста­нет. И никто в этот момент не будет уса­жи­вать его обратно. Ему надо – и он встал.

Когда ребе­нок пыта­ется сам про­из­но­сить слова, никто не закры­вает ему рот, это даже зву­чит абсурдно. Но ино­гда при­хо­дится слы­шать нечто подобное:

– Я сам надену!

– Нет, ты долго будешь копаться, давай я тебя быстро одену. (И при этом мамы све­ряют дости­же­ния ребенка с таб­ли­цей раз­ви­тия – в каком воз­расте ребе­нок дол­жен уметь само­сто­я­тельно одеваться.)

– Я сам пойду!

– Нет, ты упа­дешь, дай мне руку!

– Я сам понесу!

– Нет, ты уронишь!

– Я сам открою!

– У тебя не получится!

– Я сам налью!

– Нет, лучше я! Ты прольешь!

Вот так, посте­пенно, ребе­нок теряет тягу к само­сто­я­тель­но­сти и, что хуже всего, – начи­нает верить, что он не умеет, что он не спра­вится и будет лучше, если все за него сде­лает мама. Ведь правда, у мамы лучше получается?

Моему пле­мян­нику два года, и он уже умело поль­зу­ется шуру­по­вер­том. В семье никто не зада­вался вопро­сом: «Когда дать ребенку шуру­по­верт?» Да и нет такого нор­ма­тива в таб­лице раз­ви­тия. Роди­тели не ста­вили перед собой такой задачи – научить поль­зо­ваться шуру­по­вер­том. Но одна­жды малыш уви­дел шуру­по­верт в руках папы и ска­зал: «Дай!» Так шуру­по­верт стал люби­мой игруш­кой. Папа пока­зал, научил и выде­лил спе­ци­аль­ную дощечку, в кото­рую можно вво­ра­чи­вать шурупы. Зре­лище, конечно, умиль­ное: сидит кара­пуз на горшке с шуру­по­вер­том и сосре­до­то­ченно вво­ра­чи­вает гайки. Но на самом деле так раз­ви­ва­ется мото­рика. И так раз­ви­ва­ется самооценка.

Не думайте: пора или не пора? Смо­жет или не смо­жет? Дайте ребенку попро­бо­вать. Может он или нет – это он сам решит. Только обя­за­тельно будьте рядом для обес­пе­че­ния безопасности.

«Вы зна­ете, у нас с мужем кон­фликт. Сей­час сыну год и четыре месяца. Споры по поводу предо­став­ле­ния ребенку само­сто­я­тель­но­сти начали воз­ни­кать на улице. Я где-то под­дер­жи­ваю, даю руку, а муж это счи­тает излиш­ним. Мне же кажется, что нет ничего страш­ного в том, чтобы дать малышу руку. Поис­кала ста­тьи на эту тему в Интер­нете, но ничего не нашла. Что вы дума­ете по этому поводу?»

Я думаю, что реко­мен­да­ций на тему «Когда пере­стать дер­жать ребенка за руку» про­сто быть не может, как не может быть и строго опре­де­лен­ного воз­раста для этого. В жизни бывают моменты, когда и три­на­дца­ти­лет­него сына нужно дер­жать за руку. Того самого, кото­рый в годо­ва­лом воз­расте, выдер­нув ручонку из руки взрос­лого, бегал по дорож­кам в парке, рас­пу­ги­вая голу­бей. В этом вопросе нужно ори­ен­ти­ро­ваться не только и не столько на воз­раст. Куда важ­нее оце­нить ситу­а­цию и, конечно, надо наблю­дать за ребен­ком, оце­ни­вать его силы: с чем он уже справ­ля­ется, а с чем – нет.

Важно и то, как он себя чув­ствует. Если малыш уве­ренно караб­ка­ется на горку, то, воз­можно, в этот момент ему не нужна помощь взрос­лого. Но если он не удер­жи­вает рав­но­ве­сие, огля­ды­ва­ется на роди­те­лей в поис­ках под­держки, тянет ручку к руке взрос­лого, обя­за­тельно нужно прийти на помощь.

Дове­ряйте ребенку. Дове­ряйте себе. Не отка­зы­вайте в помощи, если ребе­нок про­сит. Ведь это совер­шенно раз­ный под­ход к вос­пи­та­нию и, как след­ствие, раз­ные судьбы: когда ребе­нок не про­сит помощи, потому что может спра­виться сам, и когда он не про­сит помощи, потому что все равно никто не откликнется.

Все­гда отзы­ваться на просьбу ребенка о помощи и не отзы­ваться прин­ци­пи­ально – это две край­но­сти. Еще раз: ситу­а­ции бывают раз­ные. Важно чув­ство­вать ребенка, чтобы понять, как посту­пить. За его прось­бой могут сто­ять каприз, лень и даже про­яв­ле­ние вла­сти: «Как скажу, так и будет».

А могут – уста­лость, неуве­рен­ность в себе, потреб­ность в заботе. Чего на самом деле хочет ребе­нок, когда про­сит о помощи? Пред­ставьте себя на месте ребенка и про­дол­жите за него фразу: «Повесь за меня одежду…» («…а я побегу играть») или «Повесь за меня одежду…» («…я сего­дня слиш­ком устал и очень хочу спать»).

Когда мой сын Арсе­ний в 12 лет сло­мал палец на руке и ему нало­жили гипс, вече­ром он попро­сил снять с него рубаху. Пока он был в состо­я­нии «о‑у­жас-пере­лом», я помо­гала ему себя обслу­жи­вать. Но уже через пару дней ребе­нок при­вык к факту пере­лома и к нали­чию гипса. Ока­за­лось, что гипс на пра­вой руке не мешает само­сто­я­тельно есть, чистить зубы, ездить на вело­си­педе, ловко управ­лять ком­пью­тер­ной мыш­кой и даже играть в бас­кет­бол («Ну, мам, я же левой мяч веду»). Зато гипс мешал выпол­нять домаш­ние зада­ния и кон­спек­ти­ро­вать учеб­ный мате­риал за учи­те­лем (про­сто моти­ва­ции на эти дей­ствия у него не было). В общем, через пару дней на просьбу сына «Сними мне рубашку» уже без зазре­ния сове­сти можно было с иро­нией отве­чать: «Я сего­дня видела, как ты во дворе этим гип­сом по бас­кет­боль­ному мячу коло­тил, так что с рубаш­кой, думаю, ты тоже справишься».

Самостоятельность и безопасность

Сло­во­со­че­та­ние «дет­ская само­сто­я­тель­ность» у неко­то­рых роди­те­лей вызы­вает тре­вогу. Вооб­ра­же­ние рисует пуга­ю­щие кар­тины: несчаст­ные слу­чаи, пло­хие ком­па­нии, рас­пу­щен­ность, и все это след­ствие бесконтрольности.

Для сня­тия тре­воги важно уметь раз­ли­чать нор­маль­ную, здо­ро­вую само­сто­я­тель­ность, кото­рая несет только благо и без кото­рой в жизни не обой­тись, и само­сто­я­тель­ность опас­ную, кото­рая, понятно, ничего хоро­шего не при­не­сет. При здо­ро­вой само­сто­я­тель­но­сти роди­тель­ский кон­троль оста­ется. А вот если кон­троль пол­но­стью исклю­чить, воз­ни­кает опас­ная самостоятельность.

Само­сто­я­тель­ность и бес­кон­троль­ность – не сино­нимы. Отсут­ствие кон­троля, конечно, при­во­дит к раз­ви­тию само­сто­я­тель­но­сти, но вне кон­троля раз­лич­ных нега­тив­ных послед­ствий редко уда­ется избежать.

Предо­став­ляя ребенку само­сто­я­тель­ность, прежде всего важно очер­тить рамки ее про­яв­ле­ния. По мере взрос­ле­ния рамки должны рас­ши­ряться. Рамки, или гра­ницы, – это нормы, пра­вила, усло­вия, в основе кото­рых в иде­але должны лежать кроме без­опас­но­сти нрав­ствен­ность и семей­ные тра­ди­ции. Само­сто­я­тель­ность вне таких рамок – это рас­пу­щен­ность и все­доз­во­лен­ность, и бла­гом для ребенка она не явля­ется, так как ребе­нок теряет защищенность.

Отпус­кая малыша в само­сто­я­тель­ное пла­ва­ние, то есть пол­за­ние по квар­тире, пред­ва­ри­тельно убе­рите все опас­ные пред­меты, кото­рые могут при­влечь его вни­ма­ние или слу­чайно попасться на пути. Самое про­стое – поло­жить повыше то, что пред­став­ляет опас­ность. Это – физи­че­ское раз­гра­ни­че­ние на «можно» и «нельзя». Как только ребе­нок научится под­став­лять табу­рет и зале­зать на него – опас­ные пред­меты надо убрать еще выше, еще дальше. Я могла спо­койно подре­мать, когда мой двух­летка бодр­ство­вал, только при усло­вии без­опас­но­сти окру­жа­ю­щего про­стран­ства: ничего колю­щего, режу­щего, обжи­га­ю­щего или ядо­ви­того в зоне доступа.

Сна­чала гра­ницы между «можно» и «нельзя» только физи­че­ские, но вскоре ребе­нок начи­нает вос­при­ни­мать вер­баль­ные гра­ницы – пра­вила и запреты: «Нельзя брать в руки нож», «Нельзя ничего тро­гать на плите». Ребе­нок рас­тет, рас­ши­ря­ются и гра­ницы доз­во­лен­ного. «Нельзя брать в руки нож» со вре­ме­нем сме­ня­ется на «Можно поль­зо­ваться ножом в при­сут­ствии взрос­лого», а потом оче­редь дохо­дит и «Можно самому гото­вить на газо­вой плите».

Пример расширяющихся рамок для растущего ребенка

1. Мама решает, когда купать ребенка, и сама его купает. Сна­чала рамки само­сто­я­тель­но­сти ребенка огра­ни­чи­ва­ются лишь выбо­ром игрушки для купа­ния. Оста­вить малыша одного в ванне, пола­гаю, здра­во­мыс­ля­щему роди­телю и в голову не при­дет. Это опасно, малыш может потя­нуться за игруш­кой, поте­рять рав­но­ве­сие, «ныр­нуть» и захлебнуться.

2. Мама решает, когда купать ребенка. Ребе­нок сам выби­рает игрушки для купа­ния, шам­пунь, мыло и сам моется. Мама при этом, конечно же, рядом – кон­тро­ли­рует про­цесс и каче­ство, помо­гает при необходимости.

 Но про­сто кон­тро­ли­ро­вать про­цесс – мало. Ребенка нужно еще и учить без­опас­ному пове­де­нию. Пустишь дело на само­тек, ребенку может прийти в голову кувыр­каться в ванне или нырять с края ванны вниз голо­вой. А уж изоб­ре­сти тысячу и один спо­соб зато­пить сосе­дей для него и вовсе пара пустяков.

3. Ребе­нок уже знает, что такое без­опас­ное пове­де­ние в ванне. Он сам выби­рает время купа­ния, сам осу­ществ­ляет про­цесс и сам кон­тро­ли­рует каче­ство. А мама? Мама озву­чи­вает усло­вия, как часто нужно мыться и до кото­рого часа нужно управиться.

4. У ребенка уже четко сфор­ми­ро­ваны поня­тия о чисто­плот­но­сти и раз­виты навыки само­об­слу­жи­ва­ния; когда пора купаться, он решает сам. Теперь в каче­стве «рамок» высту­пает усло­вие опрят­ного внеш­него вида.

Пре­движу вопрос, с какого воз­раста ребе­нок дол­жен купаться само­сто­я­тельно? Не дол­жен. Не нра­вится мне фор­му­ли­ровка «дол­жен» в отно­ше­нии ребенка. Ребе­нок может, ребе­нок спо­со­бен – это дру­гое дело. И его спо­соб­ность к чему-либо зави­сит не только от воз­раста. Роди­тели, у кото­рых несколько детей, часто заме­чают, что одного ребенка уже в пять лет можно спо­койно оста­вить на какое-то время одного в ванне, будучи уве­рен­ным, что с ним ничего не слу­чится, потому что ребе­нок – само спо­кой­ствие, «где поса­дишь – там и возь­мешь». А вот дру­гого даже в семь лет лучше одного не остав­лять, потому что «безум­ные идеи» при­хо­дят в его голову гораздо быст­рее, чем роди­тели успе­вают сре­а­ги­ро­вать. Напу­стить пол­ную ванну ледя­ной воды, чтобы зака­литься, – самый без­обид­ный сце­на­рий, все равно долго не высидит.

Ана­ло­гично и с дру­гими «когда». Когда отпус­кать в школу одного? Это зави­сит от места, где вы живете, от марш­рута, от самого ребенка. Одно дело, если школа нахо­дится во дворе и весь марш­рут можно про­сле­дить из окна квар­тиры, и совсем дру­гое, если до школы несколько квар­та­лов, да еще и ожив­лен­ные пере­крестки надо пере­хо­дить. Есть дети, кото­рые рвутся к само­сто­я­тель­но­сти и тре­буют отпус­кать их без сопро­вож­де­ния взрос­лых. И есть дети, кото­рые боятся идти одни и про­сят их провожать/встречать. Страх нельзя игно­ри­ро­вать. Поэтому, сопро­вож­дая ребенка, надо парал­лельно рабо­тать со страхом.

Прийти к само­сто­я­тель­но­сти через страх (здесь речь идет не о пре­одо­ле­нии страха, а ско­рее о сосу­ще­ство­ва­нии с ним) можно, но послед­ствия могут аук­нуться во взрос­лом воз­расте. Вот при­мер. Свою дочку Лену семи лет мама, отправ­ля­ясь на ноч­ное дежур­ство, остав­ляла дома одну. В без­опас­но­сти мама была уве­рена. Лена – серьез­ная девочка, в днев­ное время она спо­койно оста­ется дома одна. И что ей мешает оста­ваться одной вече­ром? Про­сто ляжет спать, а когда проснется, мама будет уже дома. Если что, у соседки есть ключи от квар­тиры. Ирра­ци­о­наль­ный страх девочки, что ночью из-под кро­вати выле­зет чудо неви­дан­ное, мама игно­ри­ро­вала. Она не знала, что Лена, завер­нув­шись в оде­яло с голо­вой, пла­кала от страха, боя­лась встать, чтобы пойти на кухню за водой или в туа­лет, так и тер­пела до воз­вра­ще­ния мамы. Сей­час Лене трид­цать лет, но она нико­гда не оста­ется ноче­вать одна. Если муж уез­жает в коман­ди­ровку, Лена идет к подруге. Трав­ма­тич­ный дет­ский опыт отсы­лает нас к непри­ят­ным вос­по­ми­на­ниям, акти­ви­зи­рует нега­тив­ные эмо­ции, и спра­виться с этим очень трудно.

Жела­тельно, чтобы опыт само­сто­я­тель­но­сти ребе­нок полу­чал на волне «Ух, как инте­ресно попро­бо­вать!» Одной только уве­рен­но­сти роди­теля: «У тебя полу­чится!» – бывает недостаточно.

Иде­аль­ные усло­вия для раз­ви­тия само­сто­я­тель­но­сти: без­опас­ное про­стран­ство + лич­ная моти­ва­ция ребенка (инте­рес, потреб­ность) + уве­рен­ность взрослого.

Самостоятельность и родительская тревога

Самый важ­ный, на мой взгляд, фак­тор раз­ви­тия дет­ской само­сто­я­тель­но­сти – это спо­соб­ность взрос­лых побо­роть свою тре­вогу, спра­виться с ней. Чест­ное слово, мне проще забыть, что я «лени­вая мама», и пойти самой встре­тить ребенка из школы, только бы избе­жать тре­воги, пара­ли­зу­ю­щей все осталь­ные мысли, кроме одной: «Где сей­час мой ребенок?!»

Мой стар­ший сын давно уже отво­е­вал право воз­вра­щаться из школы само­сто­я­тельно. У него свой ключ, он умеет сам откры­вать двери. Ему хочется про­де­мон­стри­ро­вать свою взрос­лость перед осталь­ными пер­во­клаш­ками, кото­рых встре­чают бабушки, мамы и няни. Он выхо­дит из школы и… видит меня («Ой, так полу­чи­лось, была тут по делам, а у вас как раз заня­тия закон­чи­лись»). Обе­щаю ему, что зав­тра он точно пой­дет домой один. Успо­ка­и­ваю себя, что мой ребе­нок отлично, вплоть до раз­дра­жен­ной мольбы с его сто­роны: «Да знаю я уже это все!» – про­ин­струк­ти­ро­ван по тех­нике без­опас­но­сти. Но вме­сте с мыс­лью «он уже дол­жен быть дома» снова под­ка­ты­вает тре­вога. Сна­чала пыта­юсь ото­гнать ее: задер­жали на уроке, долго оде­ва­ется, а потом начи­наю зво­нить. Каза­лось бы, какое сча­стье для совре­мен­ных роди­те­лей, что есть воз­мож­ность позво­нить ребенку на мобиль­ный теле­фон и снять тре­вогу. Но часто ока­зы­ва­ется, что тре­вога, наобо­рот, нарас­тает, потому что ребе­нок не отве­чает на звонки. Наспех одев­шись, выле­та­ешь из квар­тиры – и натал­ки­ва­ешься на при­го­тов­лен­ный еще за несколько мет­ров до двери ключ в руке доволь­ного ребенка (сам дошел). Но вот облом: мама поме­шала открыть дверь…

Мок­рый, гряз­ный, но счаст­ли­вый сын рас­ска­зы­вает о слеп­лен­ном на школь­ном дворе сне­го­вике. Пер­вый снег – это такое собы­тие, ради кото­рого забы­ва­ются стро­гие роди­тель­ские настав­ле­ния: «После уро­ков сразу домой!» Выды­хаю. Инте­ре­су­юсь: «Почему не отве­чал на мои звонки?» Ответ пред­ска­зуем: «Я не слы­шал». Могу понять, на школь­ном дворе гам ребя­чьих голо­сов пере­кры­вает любую мело­дию звонка.

Конечно, можно не изво­дить себя тре­во­гой. Можно ходить и встре­чать вопреки импульсу ребенка на про­яв­ле­ние само­сто­я­тель­но­сти. Но все равно с мучи­тель­ной тре­во­гой при­дется столк­нуться, и не раз. Когда ребе­нок будет один гулять во дворе. Когда поедет в лет­ний лагерь. Когда будет воз­вра­щаться с дру­гими болель­щи­ками с бас­кет­боль­ного матча. Когда поедет вече­ром про­во­жать девочку на дру­гой конец города. Когда поедет в дру­гой город посту­пать в инсти­тут… Пово­дов предо­ста­точно, и по-дру­гому не бывает: тре­воги не избе­жать. Впро­чем, есть выход: пол­но­стью при­вя­зать к себе ребенка. Будет ли это бла­гом для него? Нет. И такой выбор про­дик­то­ван не забо­той о ребенке, а роди­тель­ским эго­из­мом: «Я хочу, чтобы мне было комфортно.

Я не хочу испы­ты­вать тре­вогу. Мне тяжело выдер­жи­вать тре­вогу. Будь все­гда рядом, чтобы я тебя видела. Не живи своей жизнью».

Тре­во­житься за сво­его ребенка – это нор­мально. Но ино­гда тре­вога пере­хо­дит гра­ницы нормы и ста­но­вится той тре­во­гой с при­став­кой «гипер», кото­рая мешает раз­ви­тию ребенка.

– Я сам помою яблоко!

– Нет, я помою. Ты помо­ешь плохо, на яблоке могут остаться мик­робы! (Фан­та­зия уже рисует дизен­те­рию и инфек­ци­он­ное отде­ле­ние дет­ской больницы.)

Мамы, пусть ребе­нок вымоет яблоко сам. Ваше дело – про­сле­дить за каче­ством. Для успо­ко­е­ния про­го­во­рите про себя ман­тру: «Это будет тре­ни­ровка имму­ни­тета». Народ­ный фольк­лор по этому поводу гово­рит: «В каж­дой гря­зинке свои витаминки».

– Я сам порежу сыр!

– Нет, положи нож! Порежешься!

Поре­жется, если не научить обра­щаться с ножом. Поэтому надо раз­ре­шить, но кон­тро­ли­ро­вать про­цесс. Напо­ми­найте: «Следи, чтобы пальцы под нож не попадали».

– Как моя Али­ночка пер­вый день в садике?

Али­ночке пять лет, и она дей­стви­тельно пер­вый день в садике.

– Все хорошо. Она поела, поиг­рала и даже покакала.

– Пока­кала? Как?!

– Да как все. На унитазе.

– Она сади­лась попой на унитаз?!

– Не пере­жи­вайте, он чистый, его регу­лярно хлор­кой обрабатывают.

– А попу ей кто вытер?

– Сама.

– Сама?!

– Да, у нас все дети сами с этим справляются.

– Чем вытерла?

– Туа­лет­ной бума­гой? Чем же еще?

– Но я дома выти­раю ей попу только влаж­ными салфетками!

– А что слу­чится, если она исполь­зует обыч­ную туа­лет­ную бумагу?

– Она может выте­реть нека­че­ственно, попа нач­нет чесаться. Натрет бума­гой, будет раз­дра­же­ние. А если не в том направ­ле­нии вытрет, может зане­сти инфек­цию в поло­вые органы. А если после этого руки плохо помоет?!

Как же страшно жить… Конечно, мамина моти­ва­ция понятна, она направ­лена на благо дочери. К сча­стью, это благо не обер­ну­лось для девочки про­бле­мой. Какой? – спро­сите вы. У девочки могла бы раз­виться при­вычка (ком­плекс) какать только в при­сут­ствии мамы, потому что только мама знает, как все сде­лать пра­вильно и без­опасно. У неко­то­рых детей слу­ча­ются на этой почве пси­хо­со­ма­ти­че­ские запоры. И если бы только запоры… Сна­чала дети не могут уез­жать от мамы, а потом, с воз­рас­том, вообще не могут уез­жать из дома. То, что ребе­нок будет расти без лет­них лаге­рей, – про­блема не самая боль­шая. Но от пси­хо­со­ма­тики никуда не деться, и «домаш­ние» дети, повзрос­лев, начи­нают отка­зы­ваться от путе­ше­ствий и коман­ди­ро­вок, а кое-кто из них не может обой­тись без сла­би­тель­ных либо вынуж­дены обра­щаться за помо­щью к пси­хо­те­ра­певту (что бывает крайне редко, ибо про­блема очень деликатная).

Когда только мама знает, как лучше, как пра­виль­нее и без­опас­нее, и это «как» посто­янно озву­чи­ва­ется, от мамы дей­стви­тельно страшно отойти. При­чем очень часто мамы воз­му­ща­ются, раз­го­ва­ри­вая с дру­гими людьми. А ребе­нок стоит рядом и слы­шит: «Как можно поз­во­лять детям так высоко зале­зать? Зачем вообще уста­но­вили такое на дет­ской пло­щадке? Разве вос­пи­та­тель смо­жет за всеми усле­дить?», «Пред­став­ля­ешь, они дали детям на обед рыбу с костями! Разве ребе­нок спра­вится? Он либо голод­ным оста­нется, либо кость в горле застря­нет», «Нет, ты поду­май! Бабушка дала ему яблоко с кожу­рой. Столько раз гово­рила, кожуру надо сре­зать. В кожуре все нит­раты собираются!»

«Да, – думает ребе­нок. – Мир опа­сен. И только мама знает, как пра­вильно. Никуда и нико­гда не буду от нее отходить!»

«Ну, что же ты, сынок? Иди, поиг­рай с ребя­тами. Зна­ете, он такой застенчивый…»

А дальше что?

Про контроль

Роди­тель­ский кон­троль бывает раз­ный. Бывает защи­ща­ю­щий. Бывает направ­ля­ю­щий. Бывает уду­ша­ю­щий. Бывает бло­ки­ру­ю­щий. Бывает раз­дра­жа­ю­щий. Бывает отда­ля­ю­щий. И один легко пере­рас­тает в дру­гой, если роди­тели забы­вают вовремя отсту­пить, осла­бить контроль.

Когда мама кон­тро­ли­рует все, что ребе­нок съел за день, когда ему всего два года, – это нор­мально, это есте­ственно, это разумно, осо­бенно если у ребенка аллер­гия. Но вот ребенку уже семь лет, и он при­гла­шен на день рож­де­ния одно­класс­ника. Много детей, весело и шумно, дети пери­о­ди­че­ски под­бе­гают к столу, что-то хва­тают и убе­гают играть дальше. Роди­тели ожив­ленно бесе­дуют. И только одна мама неустанно бдит за сыном: как бы не схва­тил со стола чего-нибудь вред­ного, аллер­ген­ного. «Витя, Витюша, что ты только что взял?! Положи кон­фету на место! Иначе мы немед­ленно ухо­дим!» Каж­дый шаг Витюши кон­тро­ли­ру­ется мамой. Мама фак­ти­че­ски про­во­ци­рует сына на игру: «Попро­буй утащи со стола кон­фету так, чтобы я не заме­тила». Воз­можно, в этот раз не полу­чится и победа будет за мамой. Но, уве­ряю, игра про­дол­жится на сле­ду­ю­щем празд­нике. Мамин кон­троль ста­нет раз­дра­жа­ю­щим, и он отда­лит маму от сына. К тому же такой кон­троль бло­ки­рует раз­ви­тие само­кон­троля и ответ­ствен­но­сти. Вите семь. Он уже спо­со­бен обна­ру­жить при­чинно-след­ствен­ную связь между тем, что он ест, и высы­па­ни­ями на коже. «Ты взял кон­фету? Ты можешь ее съесть. Но ты зна­ешь, что после этого у тебя будут сильно чесаться руки». Да, Витя знает. И Витя может сде­лать выбор. Сам. Созна­тельно и ответ­ственно. Важно только не бояться деле­ги­ро­вать ребенку эту ответственность.

Я рабо­тала вос­пи­та­те­лем в аллер­го­группе дет­ского сада. У каж­дого ребенка из группы была аллер­гия на что-то, но у всех раз­ная. И каж­дый ребе­нок знал, что ему можно, а что нельзя.

В дет­ском саду есть тра­ди­ция при­но­сить кон­феты по слу­чаю дня рож­де­ния и уго­щать всю группу. В аллер­го­группе при­но­сили не запре­щен­ные боль­шин­ству кон­феты, а пече­нье или биск­виты. Четы­рех­лет­ние дети (те, для кого это было акту­ально) инте­ре­со­ва­лись: «А там нет оре­хов?» Или могли отка­заться: «Мне нельзя, там глю­тен!» Роди­тели объ­яс­нили им, что и почему нельзя, то есть объ­яс­нили при­чинно-след­ствен­ную связь, деле­ги­ро­вали ответ­ствен­ность, пре­вра­тили кон­троль в самоконтроль.

Когда мама кон­тро­ли­рует про­цесс сбора школь­ного ранца в пер­вой чет­верти пер­вого класса – это нор­мально, это кон­троль адек­ват­ный, есте­ствен­ный. Важно через кон­троль учить ребенка спо­со­бам само­кон­троля: «А теперь про­верь еще раз, все ли ты поло­жил. Давай све­рим по рас­пи­са­нию в днев­нике. Так, мате­ма­тика. Учеб­ник и рабо­чая тет­радь на месте?» Но если ребе­нок уже в тре­тьем классе, а мама вече­ром лезет к нему в рюк­за­чок с вопро­сом: «А краски ты поло­жил?» – это уже кон­троль уду­ша­ю­щий. При­не­сти краски на урок рисо­ва­ния – это уже зона ответ­ствен­но­сти ребенка. Даже если не поло­жил, что страш­ного про­изой­дет? При­дет на урок без кра­сок, про­чув­ствует послед­ствия своей забыв­чи­во­сти. Будет само­сто­я­тельно решать воз­ник­шую слож­ность, напри­мер попро­сит соседа по парте о том, чтобы поль­зо­ваться его крас­ками. Даже если не полу­чится дого­во­риться, даже если – худ­ший из сце­на­риев – полу­чит «двойку», это тоже опыт, из кото­рого можно сде­лать вывод. Пра­виль­ный вывод: «Надо вни­ма­тель­ней соби­рать ранец». Или непра­виль­ный вывод: «Мама! Ты почему мне краски не положила!

Из-за тебя я «двойку» полу­чил!» Непра­виль­ный вывод про­во­ци­рует мама, про­ве­ря­ю­щая рюк­зак ребенка. Не пере­вела кон­троль в самоконтроль.

Дру­гая край­ность – сразу, с пер­вых дней в школе деле­ги­ро­вать ребенку ответ­ствен­ность за учебу – тоже не спо­соб­ствует раз­ви­тию само­сто­я­тель­но­сти. Что будет, если ребенку ска­зать: «Как хочешь, так и соби­рай свой ранец!» – не научив его спо­со­бам само­кон­троля, не рас­ска­зав, что надо све­рять содер­жи­мое ранца с рас­пи­са­нием? Ско­рей всего, ребе­нок сразу попа­дет в ситу­а­цию неуспеха, что вызо­вет у него нега­тив­ное отно­ше­ние к учебе. Есть поня­тие «зона бли­жай­шего раз­ви­тия». Пере­ска­ки­вать через эту зону, отсы­лая ребенка к дея­тель­но­сти, с кото­рой он еще не умеет справ­ляться (не знает как), нельзя. Сна­чала пока­зы­ваем, потом делаем вме­сте, потом кон­тро­ли­руем, потом дове­ряем – важно соблю­сти эту после­до­ва­тель­ность эта­пов, не пере­ска­ки­вать через них.

Как понять, когда кон­троль ста­но­вится уду­ша­ю­щим? Очень про­сто. Задайте себе вопрос: когда я кон­тро­ли­рую, я дей­ствую из любви к ребенку или из любви к себе? Если из любви к себе и жела­ния про­явить власть, то необ­хо­ди­мость кон­троля будет фор­му­ли­ро­ваться так: «Надо делать, как мама ска­зала. А так, как не гово­рила, делать не надо. Мама лучше знает. Маму нужно слу­шаться. Даже если мама оши­ба­ется – все время от вре­мени оши­ба­ются, все равно будет так, как мама ска­зала». «Маму» в фор­му­ли­ровке можно заме­нить на «папу», суть от этого не изме­нится. Ини­ци­а­тива ребенка при таком под­ходе пол­но­стью подав­ля­ется роди­тель­ским авто­ри­те­том. В оче­ред­ной раз сде­лать то, что велели роди­тели, и именно так, как они велели, – это испол­ни­тель­ность, а не самостоятельность.

Еще один вопрос. Когда вы кон­тро­ли­ру­ете, вы дела­ете это из жела­ния помочь ребенку или из жела­ния избе­жать нега­тив­ной оценки своей пер­соны? Так бывает, что роди­тель­ским кон­тро­лем дви­жет мысль «Что обо мне поду­мают?». Если ребе­нок забу­дет дома учеб­ник, что обо мне поду­мает учи­тель? Если ребе­нок опоз­дает в школу, что обо мне поду­мает англи­чанка? Если ребе­нок не окон­чит инсти­тут, что обо мне поду­мают подруги?

– Быст­рее! Сколько можно копаться! Ты же опоз­да­ешь! Хва­тит есть! Положи бутер­брод! Неко­гда доедать! Уже пора зубы чистить! Быст­рее доже­вы­вай! Запей, а то пода­вишься! Ты уснул в ван­ной, что ли? Выходи уже, оде­вайся! Сна­чала обувь, потом куртку! Пер­чатки взял? Ключи взял? Проездной?

Когда-то я жила на съем­ной квар­тире с очень пло­хой шумо­изо­ля­цией. Каж­дое утро я была неволь­ным сви­де­те­лем утрен­них сбо­ров в школу сына своих сосе­дей. То есть это я так думала, что это сборы в школу. Пока не про­еха­лась одна­жды вме­сте с сосе­дями в лифте до девя­того этажа. Мама-соседка при­чи­тала на тему «скоро уже сес­сия», а сынок бур­чал, что успеет все выучить. Нерас­то­роп­ный «школь­ник» ока­зался сту­ден­том. Могу пред­по­ло­жить, что мама под­го­няла его, когда он учился в началь­ной школе, потом в сред­ней и так далее. Инте­ресно, когда он пой­дет рабо­тать, она будет его будить?

Уже в началь­ной школе ребенку нужно объ­яс­нить, как заво­дить будиль­ник. Экс­пе­ри­мен­таль­ным путем можно опре­де­лить, сколько вре­мени зани­мает путь до школы и сколько вре­мени тре­бу­ется для утрен­них сбо­ров. «Смотри, сего­дня мы шли до школы 20 минут. Если ты хочешь идти мед­ленно, не торо­пясь, нужно выхо­дить раньше. Но и встать надо раньше. На сколько ты заве­дешь будильник?»

Учить ребенка не опаз­ды­вать, самому сле­дить за вре­ме­нем важно именно в началь­ной школе. Когда еще есть ува­же­ние к учебе и есть жела­ние быть при­леж­ным уче­ни­ком. Когда есть лич­ная моти­ва­ция прийти в школу вовремя. Потому что на фоне лич­ной моти­ва­ции проще всего фор­ми­ро­вать ответ­ствен­ность и самостоятельность.

Есть у меня подо­зре­ние, что если соседа-сту­дента при­хо­ди­лось кон­тро­ли­ро­вать, чтобы он не опоз­дал на лек­ции, и при­ну­ди­тельно уса­жи­вать за учеб­ники во время сес­сии, то моти­ва­ции на учебу в дан­ном вузе у него не было. Ему это не надо – учиться там. Это не его само­сто­я­тель­ный выбор. Это выбор роди­те­лей и, как след­ствие, вынуж­ден­ный кон­троль, без кото­рого все пой­дет по совсем дру­гому сценарию.

(Конец ознакомительного фрагмента.)

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки