Патриархальная семья – не единственный ориентир для христиан

Патриархальная семья – не единственный ориентир для христиан

(2 голоса5.0 из 5)

“…Глав­ная про­блема совре­мен­ных мно­го­дет­ных семей заклю­ча­ется в том, что по внеш­нему виду пра­во­слав­ная семья выгля­дит иден­тично той кар­тинке, что мы имеем в про­шлом, но фак­ти­че­ски – это совер­шенно раз­ные про­дукты”. Какой тип семьи будут выби­рать совре­мен­ные хри­сти­ане, раз­мыш­ляли Ека­те­рина и Михаил Бур­ми­ст­ровы на Рож­де­ствен­ских чте­ниях в Москве.

burmistrovi 300x200 - Патриархальная семья – не единственный ориентир для христиан

У современной семьи крайне мало точек опоры

Боль­шин­ство семей сей­час – нук­ле­арны. Они малень­кие, состоят из роди­те­лей и детей. При этом меж­по­ко­лен­ные связи (отно­ше­ния со стар­шим поко­ле­нием) либо ослаб­лены, либо раз­ру­шены. Стар­шие род­ствен­ники для таких семей вовсе не близ­кие люди и не дру­зья, ско­рее враги, кото­рые нахо­дятся в про­ти­во­по­лож­ной пози­ции. Часто моло­дая семья не полу­чает ника­кой под­держки, да и полу­чить не может. И это одна из тра­ге­дий совре­мен­ного общества.

Род­ствен­ные связи ослаб­лены еще и в силу того, что семьи обрели подвиж­ность, часто пере­ез­жают, оста­ются в дру­гом городе, рес­пуб­лике и даже стране. Увы, стар­шее поко­ле­ние не явля­ется близ­ким по духу моло­дой семье. Все это зна­чит, что помощи, в том числе пси­хо­ло­ги­че­ской, от стар­шего поко­ле­ния моло­дые полу­чают мало.

Если под­держки от близ­ких и род­ных мало, если она про­ти­во­ре­чива, то где семье эту под­держку искать? Обще­ство не пред­ла­гает боль­шого числа воз­мож­но­стей. Люди гораздо меньше сего­дня встре­ча­ются и раз­го­ва­ри­вают, гораздо больше обща­ются в соц­се­тях, где обще­ние в основ­ном выхолощенное.

family 40 300x194 - Патриархальная семья – не единственный ориентир для христианУ совре­мен­ной семьи крайне мало точек опоры, осо­бенно это каса­ется вне­цер­ков­ной среды. Попро­буйте, напри­мер, пере­чис­лить фильмы, книги про­се­мей­ного харак­тера? Или куда может пойти пара, име­ю­щая детей? Прак­ти­че­ски вся инду­стрия раз­вле­че­ний рас­счи­тана далеко не на семей­ных людей, не на тех, кто уже выбрал спут­ника жизни и пред­по­чи­тает ста­биль­ный семей­ный уклад.

Но потреб­ность иметь еди­но­мыш­лен­ни­ков, собе­сед­ни­ков, быть в отно­ше­ниях с теми, кто ока­зы­ва­ется в похо­жих жиз­нен­ных ситу­а­циях, напри­мер, рас­тит детей, живет супру­же­ской жиз­нью – огромна. Часто люди при­хо­дят за этим в Цер­ковь. Мно­го­дет­ная семья ока­зы­ва­ется осо­бенно уязвима.

Для того, чтобы выжить, женщина становилась всем

В рос­сий­ской семье с каж­дым деся­ти­ле­тием накап­ли­ва­ется сумма отри­ца­тель­ного меж­по­ко­лен­ного наследования.

В Рос­сии до 70% бра­ков (это граж­дан­ская ста­ти­стика) рас­па­да­ется. Пер­вый пик раз­во­дов при­хо­дится на вто­рой-тре­тий годы жизни ребенка, вто­рой – на седь­мой-вось­мой год, тре­тий – на период, когда дети дости­гают совер­шен­но­ле­тия. То есть люди “дора­щи­вают” детей и объ­яв­ляют, что больше друг другу никто и ничто.

О каком фено­мене отри­ца­тель­ного насле­до­ва­ния я говорю? Огром­ное коли­че­ство семей оста­лись без муж­чин в 20–30-40‑е годы XX века. Но тогда при­чи­ной, по кото­рой семья ста­но­ви­лась непол­ной, были вовсе не раз­воды, а рево­лю­ции, период репрес­сий, кол­лек­ти­ви­за­ция, две миро­вые войны. Потери муж­ского насе­ле­ния были колоссальны.

В каж­дой семье есть исто­рии о неве­ро­ят­ных свой­ствах харак­тера, каче­ствах, наход­чи­во­сти пра­ба­бу­шек. Они выжили, им уда­лось. Но что про­ис­хо­дило, пока они справ­ля­лись с этими труд­но­стями? В пси­хо­ло­гии есть такой тер­мин – гипер­функ­ци­о­ни­ро­ва­ние. Для того, чтобы выжить, жен­щина ста­но­ви­лась всем, сов­ме­щала в себе в том числе муж­ские функ­ции. Часто такие жен­щины имели очень слож­ный харак­тер. Были авто­ри­тарны и доми­нантны. С ними сложно было жить. Это пер­вое поко­ле­ние жен­щин, кото­рые в ситу­а­ции исто­ри­че­ских потря­се­ний вынуж­дены были ста­но­виться такими.

В семей­ной пси­хо­ло­гии суще­ствует и дру­гое явле­ние – наслед­ствен­ное моде­ли­ро­ва­ние. Это неосо­зна­ва­е­мое копи­ро­ва­ние образ­цов пове­де­ния роди­те­лей. Пред­ставьте, что у тех жен­щин (в 20–30-40‑х годах) росли сыно­вья и дочери, кото­рые видели перед собой силь­ную жен­щину, главу семьи. У детей фор­ми­ро­ва­лась кар­тина мат­ри­ар­хата с жен­ским гиперфункционированием.

Когда насту­пало время стро­ить соб­ствен­ную семью, они несли в нее ту модель, в кото­рой муж­чина выклю­чен или пол­но­стью отсут­ствует. У этого поко­ле­ния детей уже не было мат­рицы муж­ского пове­де­ния в семье, муж­чину они могли только домыс­лить. Вот уже они строят свои семьи, но в них воз­ни­кает серьез­ное иска­же­ние, потому что жен­щины про­дол­жают гипер­функ­ци­о­ни­ро­вать там, где это уже не требуется.

У современной семьи есть выраженная склонность к разводам

Воз­ни­кают, как гово­рят пси­хо­логи, дис­функ­ци­о­наль­ные семьи (семья есть, но в ней не все гладко) с про­дол­жа­ю­щимся жен­ским гипер­функ­ци­о­ни­ро­ва­нием. Муж­чина в них лока­ли­зи­ро­ван или “дела­ется хво­сти­ком”. Ого­во­рюсь, это не сто­про­цент­ная ста­тистка, но уже во вто­ром поко­ле­нии мы наблю­даем зна­чи­тель­ное коли­че­ство разводов.

family 23 300x210 - Патриархальная семья – не единственный ориентир для христианВ сле­ду­ю­щем поко­ле­нии брак также ока­зы­ва­ется неудач­ным: где-то раз­ве­лись, где-то какие-то воз­никли про­блемы. Число раз­во­дов в тре­тьем поко­ле­нии рас­тет по экс­по­ненте. Фор­ми­ру­ется модель: семей­ные труд­но­сти проще не пре­одо­ле­вать, а раз­во­диться, созда­вать новый брак. Так воз­ни­кает склон­ность к раз­во­дам, как бывает склон­ность к легоч­ным забо­ле­ва­ниям и аллергиям.

Есть еще одно важ­ное явле­ние, опи­сан­ное семей­ными пси­хо­ло­гами: син­дром годов­щины. Это состо­я­ние, кото­рое воз­ни­кает на уровне повто­ре­ния неосо­зна­ва­е­мых моде­лей пове­де­ния в семье, как склон­ность к копи­ро­ва­нию пове­де­ния роди­те­лей в опре­де­лен­ном воз­расте их ребенка.

Что мы здесь видим? Напри­мер, роди­тели раз­ве­лись в пять лет ребенка. Он этого не пом­нит, ведь в пять лет у боль­шин­ства людей нет еще связ­ных вос­по­ми­на­ний. И вот сын вырос, женился, в браке воз­ни­кают труд­но­сти и теперь его соб­ствен­ному ребенку испол­ня­ется пять лет, а у него самого воз­ни­кает непре­одо­ли­мое жела­ние раз­ру­шить отно­ше­ния. Это и есть годовщина.

Я счи­таю, что у совре­мен­ной семьи есть выра­жен­ная склон­ность к раз­во­дам, равно как и склон­ность повто­рять роди­тель­ские модели. Брак – это трудно и это пере­плавка, а вовсе не то, что люди пред­став­ляют по сказ­кам: мед-пиво и абсо­лют­ное сча­стье. К труд­но­стям брака и его испы­та­ниям семья ока­зы­ва­ется сего­дня не готова, при­чем не готова наслед­ственно, в двух-трех поколениях.

Мало батюшек, которые не боятся отправить людей к психологам

Оче­видно, что людям остро необ­хо­дима пси­хо­ло­ги­че­ская помощь, но она прак­ти­че­ски недо­ступна для боль­шин­ства насе­ле­ния. Есть несколько бло­ков на пути полу­че­ния помощи для тех, кто в ней нуждается.

Во-пер­вых, прак­ти­че­ских пси­хо­ло­гов с опы­том работы с детьми и с семьей меньше, чем нужно. Хотя откры­лось несколько кафедр семей­ной пси­хо­ло­гии, кото­рые активно раз­ви­ва­ются в ряде веду­щих пси­хо­ло­ги­че­ских школ в Москве и Петер­бурге. Но все-таки семей­ных пси­хо­ло­гов гораздо меньше, чем дет­ских. Это понятно, прак­ти­че­ская пси­хо­ло­гия была под запре­том и не раз­ви­ва­лась с 1934 года и вплоть до паде­ния СССР.

Во-вто­рых, пси­хо­ло­ги­че­ская помощь мало­до­ступна. Та, что есть – в основ­ном платная.

В‑третьих, семьи с детьми, испы­ты­ва­ю­щие труд­но­сти, очень боятся обра­щаться за бес­плат­ной помо­щью из страха попасть в объ­я­тья юве­наль­ной юсти­ции. Не будем вспо­ми­нать недав­нюю ситу­а­цию, кото­рая у всех на слуху. Дей­стви­тельно, может быть, и есть центр соци­аль­ной помощи в шаго­вой доступ­но­сти, и есть про­блема у ребенка или семьи, но роди­тели не идут сами и не ведут детей, потому что страшно.

В‑четвертых, имеет место про­блема неосве­дом­лен­но­сти. Пси­хо­лог для неко­то­рых из нас, как аст­ро­лог или бабка-зна­харка. У людей нет чет­кого пони­ма­ния, что пси­хо­лог – помо­га­ю­щий спе­ци­а­лист, конечно, не пси­хи­атр и не врач, но его помощь – это помощь существенная.

В‑пятых, почти нико­гда не идут к пси­хо­логу люди веру­ю­щие и воцер­ко­в­лен­ные. Думаю, что свя­щен­ники могут рас­ска­зать об этом гораздо больше меня. Часто люди, кото­рым дей­стви­тельно нужен пси­хо­лог и даже пси­хи­атр, идут к свя­щен­нику, кото­рому выго­ва­ри­вают то, что совер­шенно не явля­ется испо­ве­до­ва­нием гре­хов. Такие беседы при­несли бы боль­шую пользу в обще­нии с пси­хо­ло­гом. И увы, я не много знаю батю­шек, кото­рые не боятся отпра­вить людей к психологам.

Мне кажется, что тут нужна серьез­ная про­све­ти­тель­ская работа, бла­го­даря кото­рой люди научи­лись бы пони­мать, с чем, с какими про­бле­мами хорошо идти к пси­хо­логу, где пси­хо­лога найти безопасно.

Немало и спе­ци­фи­че­ских пре­град, кото­рые каса­ются кон­кретно пра­во­слав­ных людей. Это уже шестая при­чина. Напри­мер, мысль о том, что должно постра­дать, потому что жизнь – не рай­ский сад. Эта мысль часто бывает понята не так, вывер­нута наизнанку. И чело­век, дей­стви­тельно стра­да­ю­щий от пси­хи­ат­ри­че­ского ли забо­ле­ва­ния, погра­нич­ного ли состо­я­ния, любых дру­гих пси­хо­ло­ги­че­ских труд­но­стей, не идет за помо­щью к спе­ци­а­ли­сту, а счи­тает, что ему полез­нее помучиться.

Люди стра­дают от того, от чего стра­дать вообще-то не обя­за­тельно. И бывает, что жизнь людей закан­чи­ва­ется совсем не тогда и не так, как это могло бы быть.

Если обра­ща­ются за пси­хо­ло­ги­че­ской помо­щью люди пра­во­слав­ные, то часто при­хо­дят они с дикой кашей в голове. “Духов­ник нам вот так ска­зал, а вы нам что ска­жете? Мы посмот­рим и решим, что нам больше нра­вится”. Здесь пси­хо­лог ока­зы­ва­ется втя­ну­тым в тре­уголь­ник отно­ше­ний, при­чем лож­ный тре­уголь­ник: чело­век, обра­ща­ю­щийся за помо­щью – его духов­ник – и спе­ци­а­лист. Это то, что также серьез­ным обра­зом мешает полу­чать пси­хо­ло­ги­че­скую помощь.

В церковной среде разводов незначительно меньше

Одна из про­блем совре­мен­ной семьи – недо­ста­ток инфор­ма­ции о том, как устро­ены отно­ше­ния между поко­ле­ни­ями, какие кри­зисы испы­ты­вает брак, с какими про­бле­мами можно столк­нуться в супру­же­ских отно­ше­ниях, пока рас­тут дети.

Если книг по вос­пи­та­нию, педа­го­гике много, то много ли вы зна­ете книг по пси­хо­ло­гии супру­же­ства? Какое-то коли­че­ство, без­условно, есть, но пред­на­зна­чены они сугубо для про­фес­си­о­на­лов. Для про­стых поль­зо­ва­те­лей на рус­ском языке их фак­ти­че­ски не найти. Недавно у нас вышла сов­мест­ная с Миха­и­лом книга: “Совре­мен­ная семья. Пси­хо­ло­гия отношений”.

Это плод наших обра­зо­ва­тель­ных пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских про­грамм. И это неве­се­лая книга, в кото­рой собрано опи­са­ние нор­ма­тив­ных (свя­зан­ных с воз­рас­том семьи и детей) и ненор­ма­тив­ных (болезни, утраты, измены, раз­воды) труд­но­стей, с кото­рыми стал­ки­ва­ется брак. Я уве­рена, что осо­зна­ние людьми тех слож­но­стей, кото­рые они про­жи­вают, дает хоро­ший результат.

Поэтому основ­ной своей зада­чей я вижу работу над тем, чтобы воз­ни­кали роди­тель­ские объ­еди­не­ния, в кото­рые при­хо­дили бы люди, про­жи­ва­ю­щие в сход­ных семей­ных ситу­а­циях. Это поз­во­ляет не только помо­гать семье в пре­одо­ле­нии нор­ма­тив­ных кри­зи­сов, но и спо­собно умень­шить коли­че­ство раз­во­дов. Раз­во­дов много, при­чем в цер­ков­ной среде их незна­чи­тельно меньше. И этот факт еще не полу­чил долж­ной огласки.

Отдель­ной темой работы должна оста­ваться работа с про­бле­мой меж­по­ко­лен­ных свя­зей. То, что роди­тели и пра­ро­ди­тели (бабушки и дедушки) имеют раз­ные взгляды на вос­пи­та­ние – факт. Если мы готовы к слож­но­стям с соб­ствен­ными роди­те­лями, к тому, что столк­но­ве­ния раз­ных взгля­дов не избе­жать, что это не озна­чает нелю­бовь, не озна­чает непри­я­тие, что через это про­хо­дили мно­гие, то, как мне кажется, моло­дым семьям будет легче.

Очень важно выво­дить в рамки про­го­ва­ри­ва­е­мого и осо­зна­ва­е­мого тему раз­ной сте­пени воцер­ко­в­лен­но­сти в семье. Мы все по-раз­ному при­хо­дим к Богу. Вера – это дар. Кто-то его полу­чил, а кто-то нет. В семье бывает часто, что кто-то из супру­гов полу­чил этот пода­рок раньше, или кто-то при­шел к вере в боль­шей степени.

Слу­ча­ется, что роди­тели – веру­ю­щие, дети – неве­ру­ю­щие, или наобо­рот, дети – веру­ю­щие, а роди­тели – нет. Важно, чтобы это раз­ли­чие не ослаб­ляло любовь, то при­ня­тие, кото­рое воз­можно в семье, несмотря на раз­ные пози­ции. Если посмот­реть на эту раз­ную сте­пень веры не как на тра­ге­дию и нелю­бовь, а как на нор­ма­тив­ную ситу­а­цию в обще­стве (нор­ма­тив­ный кон­фликт), кото­рое пере­жило серьез­ные потря­се­ния за послед­ние сто лет, то ста­но­вится зна­чи­тельно проще.

Христиане в ситуации странной и пугающей свободы

Созна­ние людей эпохи пост­мо­дерна – это созна­ние людей после смерти мета­фи­зи­че­ского Бога. Сей­час у чело­века есть лишь лич­ный выбор, лич­ная ответ­ствен­ность и лич­ные отно­ше­ния с Богом, что часто под­чер­ки­ва­ется в про­по­ве­дях. Но выхо­дит, что там, в лич­ных отно­ше­ниях с Богом – это выбор и ответ­ствен­ность, а в семей­ных отно­ше­ниях – сле­до­ва­ние тра­ди­ци­он­ной модели?

Неко­то­рые пред­по­ла­гают, что изме­не­ния в семье уже зафик­си­ро­ваны. Напри­мер, зафик­си­ро­ван пере­ход от пат­ри­ар­халь­ной к нук­ле­ар­ной и децен­три­че­ской семье. Но не исклю­чено, что сле­ду­ю­щий тип в XXI веке – это семья, кото­рая будет назы­ваться супру­же­ской. Основ­ная про­блема состоит в том, что мы всту­паем в эпоху, когда типов семьи будет много при отсут­ствии веду­щего. При­чем тип семьи будет осу­ществ­ляться по внут­рен­нему выбору.

При этом глав­ная про­блема совре­мен­ных мно­го­дет­ных семей заклю­ча­ется в том, что по внеш­нему виду пра­во­слав­ная семья выгля­дит иден­тично той кар­тинке, что мы имеем в про­шлом, но фак­ти­че­ски – это совер­шенно раз­ные продукты.

В одном вари­анте мы имеем тип тра­ди­ци­он­ной семьи, кото­рый фор­ми­ру­ется без выбора. И чело­век живет так, потому что ему при­хо­дится сле­до­вать тому типу пове­де­ния, кото­рый пред­ла­гает обще­ство. В дру­гом слу­чае имеем лич­ный про­ект: живую, тра­ди­ци­он­ную мно­го­дет­ную семью – и это лич­ный выбор, а не вещь понят­ная и лежа­щая рядом на поверх­но­сти. Более того, она фор­ми­ру­ется в анта­го­низме, в про­ти­во­ре­чии с соб­ствен­ным опы­том, с опы­том роди­тель­ской семьи. То есть это совсем не дан­ное и понятное.

Но внут­рен­нее и глу­бо­кое раз­ли­чие двух типов даже при внеш­ней похо­же­сти не может не про­яв­ляться в повсе­днев­ной жизни. Осо­бенно тягост­ной, веду­щей к внут­рен­ним кон­флик­там, явля­ется ситу­а­ция, когда люди пыта­ются зани­маться рекон­струк­цией. То есть созда­вать совре­мен­ную семью из рекон­струк­тор­ских сооб­ра­же­ний, выстра­и­вать ее по лека­лам, взя­тым их репринт­ных книг. В этом слу­чае про­блема зало­жена в начале. Такая семья неиз­бежно будет постав­лена под угрозу выжи­ва­ния и распадения.

Очень суще­ственно пони­мать и дру­гое: что поня­тия “чело­век”, “муж­чина”, “жен­щина”, “семья” – не явля­ются сего­дня совер­шенно ясными. Потому что изме­не­ния затро­нули и эти базо­вые поня­тия. Опи­са­ние чело­века, какой он, кто такой – пред­по­ла­гает много вари­ан­тов. Это не пре­ду­ка­зано реаль­но­стью, как солнце или луна, напри­мер. Лек­сика здесь ока­зы­ва­ется крайне важна, поскольку само Еван­ге­лие про­ник­нуто семей­ной лек­си­кой. Но когда изме­не­ния каса­ются базо­вого лек­си­че­ского пла­ста, то это не может не вызы­вать вопросов.

Сего­дня хри­сти­ане попа­дают в ситу­а­цию стран­ной и пуга­ю­щей сво­боды, кото­рая затра­ги­вает не только вопросы духов­ной жизни, но и базо­вые поня­тия: что такое семья? что такое быть мужем и женой? что такое отно­ше­ния между роди­те­лями? Вещи, кото­рые людям кажутся понят­ными, а ответы неиз­мен­ными, на деле ока­зы­ва­ются не тако­выми, но полем лич­ного выбора и свободы.

Почему нас задела статья отца Павла Великанова

Недав­няя шум­ная дис­кус­сии вокруг ста­тьи отца Павла Вели­ка­нова – хоро­ший повод заду­маться над поле­ми­кой вокруг нее. Дело в том, что вопрос семьи не явля­ется част­ным под­раз­де­лом боль­шой цер­ков­ной поли­тики. Но тема семьи – цен­траль­ная. Уси­лия должны быть направ­лены в этот центр, но не из прак­ти­че­ских сооб­ра­же­ний, а потому, что семья – бого­слов­ская и фило­соф­ская про­блема совре­мен­ного хри­сти­ан­ства. Если раньше спо­рили о слове Божием, то сей­час раз­де­ле­ние хри­стиан будет про­ис­хо­дить по вопро­сам ген­дера и семьи.

velikanov 02 300x200 - Патриархальная семья – не единственный ориентир для христианВ Цер­ковь в конце 80–90‑х годов при­шли люди с совет­ским созна­нием. Это важно, но куда суще­ствен­нее, что это были люди еще и с созна­нием эпохи модерна и пост­мо­дерна. При­ходя в Цер­ковь, пони­мая, что должна про­изойти неко­то­рая пере­мена ума, нако­нец, выучив слово “мета­нойя”, они начи­нали осва­и­вать лек­сику, формы и модели пове­де­ния и среди про­чего неко­то­рые цен­но­сти в обла­сти семьи.

При­чем эти цен­но­сти, кото­рые посту­ли­ру­ются как хри­сти­ан­ские, ско­рее явля­ются тра­ди­ци­он­ными: почи­та­ние стар­ших, креп­кая моно­гам­ность, мно­го­ча­дие, иерар­хи­че­ские отно­ше­ния в семье, – все это мы можем найти в самых раз­ных тра­ди­ци­он­ных обще­ствах. Они не имеют спе­ци­аль­ного отно­ше­ния к хри­сти­ан­ству, но опи­сы­вают то состо­я­ние обще­ства, в кото­рое при­шла неко­гда Бла­гая весть.

И вот совре­мен­ный чело­век с созна­нием эпохи модерна, не иерар­хи­че­ским созна­нием, при­ходя в Цер­ковь, начи­нает осва­и­вать эти модели. Ладно бы шла речь о бого­слов­ских вопро­сах и все дело закан­чи­ва­лось дис­кус­сией в интер­нете. Но нет же, она выхо­дит в дру­гую плос­кость, в живую повсе­днев­ную жизнь. Поскольку все это каса­ется семьи, отно­ше­ний мужа и жены, то зача­стую в пра­во­слав­ных семьях воз­ни­кает попытка “домо­строя” и выяс­не­ния “кто глав­ный?”. И дело не в иска­же­ниях, кото­рые можно легко объ­яс­нить, а в том, что здесь затро­нут вопрос цен­но­стей, то есть того, на что людям ориентироваться.

По умол­ча­нию иде­аль­ной пред­по­ла­га­ется модель тра­ди­ци­он­ной, пат­ри­ар­халь­ной, мно­го­дет­ной семьи. Она часто вопло­ща­ется фигу­рой насто­я­теля в церкви. Выстра­и­ва­ется ран­жи­ровка: батюшка и матушка, он – с боро­дой, она – в юбке, вокруг деточки и все как све­чечки. А рядом совре­мен­ная семья, кото­рая сознает свое недо­сто­ин­ство: “У нас всего один, два, всего трое, живем обыч­ной жиз­нью, но рядом есть све­тиль­ники веры, кото­рые у нас на виду”. Кажется, что реаль­ность стра­ти­фи­ци­ро­вана, ран­жи­ро­вана. И хотя по раз­ным при­чи­нам ты не можешь в эту сто­рону повер­нуться, перед тобой все­гда ориентир.

Ста­тья отца Павла, кото­рую я упо­мя­нула, совер­шенно тихая и сми­рен­ная, не поле­ми­че­ская, затро­нула уро­вень цен­но­стей и смыс­лов: дей­стви­тельно ли мно­го­чад­ная, пат­ри­ар­халь­ная семья явля­ется ори­ен­ти­ром для совре­мен­ных хри­стиан? При этом в ско­боч­ках был постав­лен малень­кий вопрос, кото­рый вызвал такую раз­го­ря­чен­ную полемику.

Дело в том, что люди дей­стви­тельно должны на что-то ори­ен­ти­ро­ваться. Мно­гие семьи, осо­бенно мно­го­дет­ные и пра­во­слав­ные, пони­мают свое состо­я­ние как духов­ный путь, как слу­же­ние, реа­ли­за­цию сво­его хри­сти­ан­ского выбора. Выхо­дит, что это должно быть постав­лено под сомне­ние, зву­чать как что-то необязательное?

Мне кажется, что этот вопрос нуж­да­ется во внут­ри­цер­ков­ной дис­кус­сии. Потому что этот вопрос совер­шенно не решен, хотя и кажется решенным.

Мате­риал подготовили:

Дарья Рощеня, Михаил Терещенко 

Прав­Мир

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки