Вся жизнь — послушание

Вся жизнь — послушание

(1 голос5.0 из 5)

Что делать с непо­слуш­ными детьми? Как быть взрос­лому, если дети не слу­ша­ются? И нако­нец — что такое послу­ша­ние? В общем, стрем­ле­ние дать полез­ный совет вос­пи­та­те­лям пре­вра­ти­лось в жела­ние понять что-то самим. С вопро­сами о послу­ша­нии мы обра­ти­лись к о. Вла­ди­миру Воро­бьеву, насто­я­телю храма свт. Нико­лая в Куз­не­цах и рек­тору Свято-Тихо­нов­ского Бого­слов­ского института.

- Ино­гда нецер­ков­ным людям кажется, что послу­ша­ние, о кото­ром гово­рят в Церкви, — это какая-то сла­бость харак­тера, неже­ла­ние брать на себя ответ­ствен­ность. Как можно объ­яс­нить совре­мен­ному чело­веку смысл послушания?

- Это интер­пре­та­ция мало­вер­ных мирян отно­си­тельно того послу­ша­ния, кото­рое прак­ти­ку­ется в мона­ше­стве или вообще в духов­ной жизни, — пол­ного послу­ша­ния, озна­ча­ю­щего отре­че­ние от своей воли. Такое послу­ша­ние, конечно, мало­вер­ным людям не может быть понятно… Зна­ете, как ска­зано: духов­ный судит обо всем, а о духов­ном судить никто не может.

Такое послу­ша­ние пред­по­ла­гает очень высо­кую духов­ную жизнь и того, кто слу­ша­ется, и того, кого слу­ша­ются. Здесь дол­жен быть зара­нее засви­де­тель­ство­ван­ный высо­кий духов­ный авто­ри­тет. Обычно такие духов­ники или старцы, кото­рых слу­ша­ются, уже имеют доб­рое сви­де­тель­ство целых поко­ле­ний мона­ше­ству­ю­щих и вообще пра­во­слав­ных людей. Им-то и ока­зы­ва­ется послу­ша­ние такого типа, когда они гово­рят, к при­меру: “Поку­пай дом”, и чело­век при­ни­мает это как волю Божию. Неве­ру­ю­щему же чело­веку гово­рить о воле Божией бес­по­лезно. Веру­ю­щие люди тоже не сразу к этому при­хо­дят, это при­хо­дит с духов­ным опы­том, по мере воз­рас­та­ния в вере, когда люди опытно узнают, что воля чело­ве­че­ская должна быть согла­со­вана с волей Божией.

- Но вот люди, кото­рые при­хо­дят в Цер­ковь, читают о таком послу­ша­нии в житиях свя­тых или в вос­по­ми­на­ниях о стар­цах и начи­нают искать такого послу­ша­ния. Как это можно осу­ще­ствить в повсе­днев­ной жизни и воз­можно ли это для всех?

- Я с вами совер­шенно не согла­сен (батюшка улы­ба­ется). Далеко не все люди, кото­рые при­хо­дят в храм, ищут такого послу­ша­ния. Боль­шин­ство как раз от послу­ша­ния бегает. И даже те, кто при­дет и ска­жет: “Я буду слу­шаться”, обычно все равно не слу­ша­ются. Даже те, кто при­шел и про­сил: “Возь­мите меня в свои духов­ные чада, я буду вам послуш­ным чадом”, потом ока­зы­ва­ются чаще всего не спо­соб­ными дер­жать свое слово и быть вер­ными своим наме­ре­ниям. Послу­ша­ние — это вели­кий и очень труд­ный подвиг, это дей­стви­тельно отвер­же­ние своей воли. Это пер­вый обет, кото­рый дают при мона­ше­ском постриге. Не все же в монахи идут, не все этот обет дают. Так же как среди мно­же­ства хри­стиан далеко не все явля­ются насто­я­щими духов­ными чадами сво­его духов­ного отца — это малень­кий-малень­кий про­цент веру­ю­щих людей. Людей, кото­рые изби­рают подвиг отре­че­ния от своей воли, очень мало, так же как очень мало насто­я­щих аске­тов или насто­я­щих бого­моль­цев, кото­рые молятся Богу как сле­дует, так же как мало людей, кото­рые отвер­га­ются сво­его богат­ства или какой-то дру­гой подвиг несут. Тех, кто серьезно это делает, мало, а таких, кто гово­рит об этом, конечно, много, но это только запу­ты­вает дело.

- Зна­чит ли это, что не все должны стре­миться к такому послушанию?

- И зна­чит и не зна­чит. Зна­чит ли, что все должны пойти в Цар­ствие Божие? В каком смысле “должны”? Конечно, с точки зре­ния целе­со­об­раз­но­сти чело­ве­че­ской жизни все должны идти в Цар­ствие Божие, должны стре­миться к этому. Но с точки зре­ния юри­ди­че­ской, с точки зре­ния сво­боды чело­века никто не обя­зан этого делать. Так и здесь. Конечно, хорошо, если бы все шли подви­гом послу­ша­ния, если бы все научи­лись любить, научи­лись побеж­дать свои стра­сти, научи­лись молиться Богу, научи­лись бы жерт­во­вать своим богат­ством ради ближ­него, — это было бы очень хорошо. И в этом смысле все хри­сти­ане должны так жить, должны ста­раться. Но обя­зать мы никого не можем.

- Ну а как все-таки можно к этому при­бли­жаться, этому научиться в обыч­ной жизни?

- Точно так же, как любой дру­гой доб­ро­де­тели — нужно этого очень захо­теть. Когда чело­век этого очень захо­чет, он нач­нет об этом молиться и ста­раться, и у него все полу­чится. Если же он этого не хочет, то бес­по­лезно с ним об этом разговаривать.

- Кого нужно слушаться?

- Есть те, кому мы обя­заны послу­ша­нием. Мы все обя­заны послу­ша­нием Богу. Дети обя­заны послу­ша­нием своим роди­те­лям, жены обя­заны послу­ша­нием своим мужьям, свя­щен­ники должны слу­шаться епи­ско­пов, духов­ные чада должны слу­шаться своих духов­ни­ков. Но все­гда при этом име­ется в виду, что те, кого нужно слу­шаться, они, так ска­зать, хорошо себя ведут. То есть это люди, доста­точно доб­ро­со­вестно испол­ня­ю­щие свои обя­зан­но­сти. Ска­жем, если роди­тели пьян­ствуют и упо­треб­ляют нар­ко­тики, то детям слу­шаться их будет смер­тельно опасно, если началь­ник — жулик или какой-нибудь мафи­ози, то слу­шаться его — это про­сто зна­чит попасть в его банду, если, пред­по­ло­жим, епи­скоп втайне отрекся от веры, зна­чит, его слу­шаться будет гибельно. Это не может быть отне­сено только к послу­ша­нию Богу — потому что Бог есть любовь и добро. Но здесь дру­гое усло­вие тре­бу­ется: Богу надо верить. То есть, в общем-то, то же самое, потому что надо верить, что мои роди­тели хоро­шие, что мой началь­ник хоро­ший, чест­ный чело­век, что мой епи­скоп — пра­вед­ный. В это нужно верить, тогда можно и должно слу­шаться. Как только насту­пает сомне­ние, то есть если чело­век не верит больше, что его роди­тели поря­доч­ные люди, то он их слу­шаться уже не может, если он не верит в то, что его началь­ник чест­ный чело­век, то слу­шаться его он не может. Так что это тоже вопрос веры.

- То есть реше­ние чело­век при­ни­мает сам, в глу­бине души?

- Конечно.

- А как чело­веку, кото­рый только начи­нает духов­ную жизнь, понять, о чем нужно сове­то­ваться с духов­ни­ком, а что можно решать самому?

- Зна­ете, этот вопрос в зна­чи­тель­ной сте­пени осно­вы­ва­ется на недо­ра­зу­ме­нии. Ну, вот, если малень­кий ребе­но­чек спра­ши­вает маму: “Мама, а как мне надеть вот этот боти­но­чек?” — она же ему не гово­рит, что об этом не спра­ши­вают, пра­вильно? Она ему помо­гает, гово­рит: “На пра­вую ножку — пра­вый боти­но­чек, на левую ножку — левый боти­но­чек”. То есть каж­дый чело­век спра­ши­вает то, что соот­вет­ствует его мере, его духов­ному и умствен­ному воз­расту, спра­ши­вает то, в чем он нуж­да­ется. Если чело­век знает, на каком трам­вае ему ездить, ему и не надо спра­ши­вать, а если он не знает, то надо. Духов­ни­ков часто воз­му­щает то, что чело­век знает, но спра­ши­вает, изоб­ра­жая этим послу­ша­ние, то есть полу­ча­ется некая фаль­шивка. Он хочет изоб­ра­зить себя послуш­ни­ком и спра­ши­вает: “На каком мне трам­вае ехать?” — а в чем-то глав­ном слу­шаться не будет. Вот такое лукав­ство воз­му­щает. А если это от чистого сердца спра­ши­ва­ется: “Я не знаю, батюшка, как лучше поехать?” — то в этом нет ничего плохого.

- И все-таки, почему это доб­ро­де­тель — отвер­же­ние своей воли, пре­да­ние себя в руки старца или духовника?

- В Еван­ге­лии Гос­подь гово­рит: “Если кто хочет идти за Мною, отверг­нись себя, и возьми крест свой, и сле­дуй за Мною” (Мф. 16, 24). Что зна­чит отверг­нуться себя? Это и зна­чит — отверг­нуться своей воли. Это про­яв­ле­ние любви к Богу. Когда чело­век любит, он забы­вает о себе. Любовь — насто­я­щая, еван­гель­ская, духов­ная любовь — имеет жерт­вен­ную, крест­ную при­роду. Жертва эта есть само­от­вер­же­ние. Когда мы жерт­вуем чем-то, мы отвер­га­емся чего-то, в чем-то себе отка­зы­ваем. А самая боль­шая жертва — это когда чело­век жерт­вует собой.

- Это каса­ется и таких момен­тов, когда вопрос, в кото­ром ты посту­па­ешь по реше­нию духов­ника, житей­ский, “малень­кий”?

- Житей­ский вопрос ино­гда бывает очень важ­ным. Конечно, по пустя­кам пре­да­вать свою волю — напри­мер, “батюшка, бла­го­сло­вите эту кон­фетку съесть или вот ту?” — это нетрудно и довольно бес­смыс­ленно. А вопрос: отдать мне то, что у меня есть, бед­ным сосе­дям или оста­вить своим детям — это вопрос более серьезный.

- Какие при­чины непо­слу­ша­ния у детей? В жизни ребенка бывают целые пери­оды непослушания…

- У ребенка есть совер­шенно есте­ствен­ное стрем­ле­ние к само­утвер­жде­нию. В этом про­ис­хо­дит ста­нов­ле­ние сво­бод­ной лич­но­сти. И поэтому дети, как знают это педа­гоги и пси­хо­логи, пере­жи­вают такие пери­оды “нега­ти­визма”, когда они гово­рят роди­те­лям “нет” для того, чтобы утвер­диться в само­сто­я­тель­но­сти. И это “хочу, чтобы было по-моему” не все­гда нужно интер­пре­ти­ро­вать как отсут­ствие любви. Это очень глу­бо­кое стрем­ле­ние к сво­боде, на уровне инту­и­ции. С малень­ким ребен­ком рано гово­рить про само­от­вер­же­ние, сна­чала должно про­изойти ста­нов­ле­ние его созна­ния, ста­нов­ле­ние его как лич­но­сти. И после этого, когда ребе­нок дей­стви­тельно ста­но­вится само­сто­я­тель­ной и пол­но­цен­ной лич­но­стью, вот тогда-то ему и предъ­яв­ля­ется этот вопрос: хочет ли он теперь, когда стал обла­да­те­лем всего того богат­ства, кото­рое дается лич­но­сти, его отверг­нуться. Если ребе­нок малень­кий, ему еще пока нечего отвер­гаться, он пока только про­бует овла­деть этим богат­ством, он поэтому и гово­рит: “А я хочу, а я хочу!” Его надо, конечно, вос­пи­ты­вать, нужно ему ска­зать: зна­ешь что, так нельзя гово­рить: “Я хочу”, ты лучше спроси: “Мне хоте­лось бы… Можно?” Но надо пом­нить, что дет­ское непо­слу­ша­ние, осо­бенно в малень­ком воз­расте, это не такое зло­ка­че­ствен­ное явле­ние, как ино­гда кажется.

Чем старше ста­но­вится ребе­нок, тем непо­слу­ша­ние дела­ется хуже. Но даже еще и в юно­ше­ском воз­расте, если непо­слу­ша­ние не направ­лено на совер­ше­ние какого-то явного греха, то еще не нужно отча­и­ваться. Очень может быть, что юноша повзрос­леет, пол­нее опре­де­лит свой жиз­нен­ный путь, и тогда уже будет слу­шаться. Это может быть дол­гий про­цесс, ино­гда в тече­ние почти всей жизни. Чело­век довольно поздно выби­рает свою спе­ци­аль­ность. Это все еще ста­нов­ле­ние чело­века. Или он пока еще не решил для себя — то ли ему идти в монахи, то ли жениться. Поэтому здесь непо­слу­ша­ние тоже может быть не таким вред­ным и зло­ка­че­ствен­ным. Вот если мама ему гово­рит: “Не пей водку”, а он все равно пьет, — это плохо, а когда мама ему гово­рит: “На этой девушке не женись”, а он гово­рит: “А я ее люблю” — это ситу­а­ция более слож­ная, тут напро­лом тре­бо­вать послу­ша­ния не приходится.

- Как вос­пи­тать в детях послушание?

- Нужно слу­шаться самим и этим пока­зы­вать при­мер послу­ша­ния, это очень про­сто. Все должны слу­шаться. У каж­дого есть свое началь­ство, есть стар­шие, мама под­чи­ня­ется папе, и, когда она его слу­ша­ется, она пока­зы­вает при­мер детям и научает их своим при­ме­ром послу­ша­нию. Если бы она не слу­ша­лась, дети бы не слу­ша­лись ни ее, ни отца. Папа под­чи­ня­ется началь­нику, все слу­ша­ются батюшку, млад­шие свя­щен­ники слу­ша­ются насто­я­теля, насто­я­тель слу­ша­ется епи­скопа и так далее. И так вот вся жизнь заклю­чена в послушание.

Бесе­до­вала Юлия Константинова

СВЯТЫЕ О НЕПОСЛУШАНИИ

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптин­ский:

Духов­ное отно­ше­ние к кому-либо нельзя соеди­нять с своею волею — а выби­рай любое, одно из двух. Уксус и молоко порознь хороши и на своем месте полезны, а слить их вме­сте, вый­дет бурда ни к чему не год­ная. Так и само­чи­ние и свое­во­лие с духов­ным отно­ше­нием и послу­ша­нием несов­местны, а надо дер­жаться одного из двух.

Авва Исаия (Еги­пет, V‑VI век):

Кто отсе­кает волю свою пред ближ­ним, тот дока­зы­вает этим, что ум его — слу­жи­тель доб­ро­де­тели; обна­ру­жи­вает нера­зу­мие тот, кто упор­ствует испол­нить свою при­хоть с оскорб­ле­нием ближнего.

Св. Ефрем Сирин (Еги­пет, IV век):

Отчего пре­одо­ле­вает нас враг? Отчего умно­жа­ются в нас стра­сти? — Не от непо­кор­но­сти ли нашей: когда учат нас, мы не бываем вни­ма­тельны; когда обли­чают к исправ­ле­нию погреш­но­стей, отпи­ра­емся; от людей таимся, о Боге небре­жем. Страш­ный змий вла­гает в нас муд­рость побеж­дать сло­вом тех, кто хочет нас испра­вить; и оттого грех умно­жа­ется в нас, не имея про­тив­ника себе.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки